Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Карсавин





Карсавин, Лев Платонович

[01(13).12.1882-20.07.1952] - философ, историк-медиевист, культуролог, поэт. Род. в Петербурге, в семье балетмейстера. В 1906 окончил ист.-филол. ф-т Петерб. ун-та. Командирован за границу, работал в библиотеках и архивах Франции и Италии (1910-1912). Защитил магистерскую дисс. - "Очерки религиозной жизни в Италии XII - XIII веков". С 1913 - экстраординарный проф. Петерб. ун-та. Д-р ист. наук. Докт. дисс. - "Основы средневековой религиозности в XII-XIII веках, преимущественно в Италии". В 1916 получил редкую для несвященника (мирянина) степень д-ра богословия в Петерб. Дух. академии. В 1922 выслан из России. Жил в Берлине, затем (с 1926) в Париже. Принимал участие в деятельности Религ.-филос. академии, созданной Н.А.Бердяевым. Переезжает в Литву. С 1928 занимает кафедру всеобщей истории в Ковенском ун-те (Каунас). С 1931 начинает издавать (по-литовски) многотомное соч. "История европейской культуры", к-рое не успел завершить. В 1940 переезжает из Каунаса в Вильнюс вслед за ун-том. В 1945-1946 его пед. деятельность ограничивается единственным курсом - эстетикой, а затем он отстраняется от преподавания; нек-рое время работает директором Ист. музея. В конце 1947 (или в начале 1948) арестован, сослан на Северный Урал. После суда в Ленинграде, осенью 1950, этапирован в Абезь (у полярного круга), в инвалидный лагерь в Коми АССР, где умер от туберкулеза. К. развивает концепцию Всеединства, связывая рус. филос. традицию с неоплатоническим направлением в истории зап. филос. Диалектич. онтология переходит у него в методол. (здесь выделяется принцип "предельного оборачивания") и гносеологию. Чувственное и рациональное дополняется сверхэмпирич., трансрациональным. Филос. истории пронизана у него принципом развития; он исследует детерминацию низших уровней ист. бытия высшими и всесторонне характеризует проблему общего в истории. С его т. зр., гос-во, стремясь к осуществлению христ. идеалов, должно в конечном счете слиться с церковью. Развивая филос. личности, К. исходит из понимания личности как "телесно-духовного, определ., неповторимо своеобразного и многовидного существа". Телесное начало в личности он связывает с множественностью и необходимостью, дух. - с единством и свободой. Личность, по К., динамична, она раскрывается как самоединство, саморазъединение и самовоссоединение. Иллюстрируя эту динамику, К. пишет: "Вспоминая мое прошлое, я в некоторой мере воссоединяю его с собою и становлюсь более единым, чем когда о нем не вспоминал и когда оно, все же будучи мною, находилось как бы вне меня. Я развиваю данную мысль, прослеживая все вытекающие из нее выводы и останавливаясь на них, как на новых, отдельных мыслях, даже забывая о связи их с нею. Несомненно, я разъединяю данную мысль и сам с ней разъединяюсь. Но вот я "опомнился" и начал связывать друг с другом и с нею мои выводы, создавая систему и понимая ее как раскрытость первоначальной мысли. Конечно, я воссоединяюсь и воссоединяю, и я более один, чем в период моих рассуждений, а в моем единстве "богаче" того моего единства, которое было до них" (О личности // Религиозно-философские сочинения. Т.1. С.59). К. различает личность индивидуальную и личность симфоническую. Последняя есть "двуединство" личности с инобытием, т. е. с тем, что данной (состоящей в двуединстве) личностью не является. Частным случаем симфонической личности является соц. личность - единение индивидуальных личностей, к-рые, в свою очередь, рассматриваются как "индивидуации" этой соц. личности, а она - как условие и существо их единства. К. описывает разл. типы соц. личностей: эфемериды (напр., "случайное" и недолгое общение "незнакомых" людей, одушевляемая "одним" чувством или импульсом толпа), периодические (спортивное или ученое об-во, съезд и т.п.), постоянные (профессиональный коллектив, семья, правительство, народ). Соц. личности бывают разного иерархического порядка, что, однако, не отрицает их этич. равноценности. Тема совершенства и несовершенства личности усложняет употребление К. самого слова "личность". Он говорит и о личности как об образе и подобии Пресвятой Троицы, и о Личности (с большой буквы) как Божьей ипостаси, и о том, что тварной личности, строго говоря, нет - "называем же мы тварною личностью ипостась Логоса в причастии и освоении ее тварным непостижным субстратом" - при этом смысл и цель тварного бытия видятся в его лицетворении, лицетво-рение же понимается как обожение. К. подчеркивал значимость обычного словоупотребления для филос. иссл., часто ссылаясь при обсуждении метафиз. вопросов на способы использования того или иного слова в естеств. языке. "Язык наш глубокомысленнее и "метафизичнее", чем кажется",- говорил он.

Соч.: Очерки религиозной жизни Италии XII-XIII веков. СПб., 1912; Культура средних веков. СПб. - М., 1914 (Киев, 1995); Основы средневековой религиозности в XII-XIII веках, преимущественно в Италии. Пг.,1915; СПб., 1997; Католичество. Пг., 1918; Метафизика любви // Русская мысль. 1918; Введение в историю: Теория истории. Пг., 1920; Восток, Запад и русская идея. Пг., 1922; Д.Бруно. Берлин, 1923; Философия истории. Берлин, 1923; О началах: Опыт христианской метафизики. Берлин, 1925; СПб., 1994; Peri archon. Ideen zur christlichen Metaphysik. Memel, 1928; О личности. [Каунас], 1929-1937; Религиозно-философские сочинения. T.I. В кн. вошли: "О личности"-, "Поэма о смерти". М., 1992; Философия истории. СПб., 1993; Сочинения. М., 1993; Малые сочинения. СПб., 1994; Святые отцы и учители Церкви (раскрытие Православия в их творениях). М., 1994.

А.Л.Алексеев



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia