Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Багратион





Багратион, князь Петр Иванович

- генерал от инфантерии, любимец Суворова, его сподвижник и герой Отечеств. войны, происходил из древн. рода грузинск. царей Багратилов, род. в 1765 г. В 1782 г. он был определен Потемкиным в Кавказский мушкет. полк сержантом. С этим полком Б. принял участие в ряде экспедиций и походов против непокорных горцев в 1783, 1784, 1786, 1790 и 1791 гг.; в одной из стычек с чеченцами Б. был тяжело ранен, оставлен на поле сражения в груде убитых и раненых, но узнан горцами, перевязан ими и, из признательности к отцу Б., оказавшему им какую-то услугу, доставлен в русский лагерь без выкупа. С Кавказск. мушкет. полком Б. участвовал также в штурме Очакова (1788 г.); за боевые отличия в этих походах и штурмах получил последовательно все офицерские чины до премьер-майора; произведенный в этот чин 26 сент. 1793 г., он был переведен в Софийский карабин. полк, с которым и выступил в 1794 г. в поход против Польши. Ряд лихих кавал. дел, особенно во время штурма Праги, обратили на Б. внимание Суворова. Последний проникся к Б. почти отеческой любовью и, ласково называя его всегда "князем Петром", не скрывал особого уважения к нему, доверия и предпочтения. "Князь Петр" платил своему великому учителю теми же чувствами и беззаветной преданностью. В итальянском походе 1799 г. генерал-майор Б., командуя авангардом армии, взял штурмом цитадель гор. Брешиа (10 апр.), атаковал и занял г. Лекко, причем был ранен пулей в ногу, но остался в строю, продолжая руководить боем. 16 апр. армия Моро была разбита Суворовым на Адде, Милан был занят, и на очередь встала переправа через р. По. Б., составляя авангард, 21 апр. переправился через нее и двинулся к Тортоне. 28 апр. Б. продвинулся к креп. Алессандрии и этим движением пресек прямое сообщение французов с Генуей. 6 мая, согласно диспозиции Суворова, Б. спешил к С.-Джулиано, чтобы составить боковой авангард армии при фланговом движении ее к р. Сезии. Услыхав выстрелы у Маренго, Б. повернул на помощь австрийцам, великодушно уступил общее командование младшему в чине генералу Лузиньяну, пристроился к нему с обоих флангов и увлек союзников в стремительную атаку с барабан. боем. Когда одна из французских колонн пыталась обойти прав. фланг союзников, Б. со своим 7-м егерским полком и казаками кинулся ей навстречу и отбил удар. Моро приказал тогда отступать: попытка его прорваться в Геную не удалась. - 6 июня утром пришло известие, что Макдональд атаковал австрийцев (генерала Отта) на Тидоне. Суворов тотчас же взял из авангарда каз. полки, австр. драгун и вместе с Б. повел их к месту боя. В 3 ч. дня он был уже там и лихой кавал. атакой задержал натиск французов до подхода пехоты авангарда. Когда она показалась, Б. подошел к Суворову и, видимо, не уясняя себе важности минуты, вполголоса просил его повременить с атакой, пока не подойдут отсталые, ибо в ротах нет и 40 чел. Суворов отвечал ему на ухо: "а у Макдональда нет и по 20, атакуй с Богом! ура!" Б. повиновался. Войска дружно ударили на неприятеля и отбросили его в большом беспорядке за Тидоне. Макдональд собрал свою армию на Тербию и 7 июня принял на левом ее берегу новую атаку Суворова, во время которой Б. был ранен. Однако и вторая рана Б. в эту кампанию не вывела его из строя. 4 авг. в Нови Суворов возложил на Б. решительный удар. Засим последовал легендарный поход Суворовских войск через Швейцарию. Б. шел то во главе их, первым принимая на себя все удары противника, первым преодолевая все преграды, которые ставила им дикая природа гор, то в арьергарде, - сдерживая натиск французов, и когда, наконец, наши войска выбрались благополучно из той западни, в которую заманил их не только противник, но и союзник, - в полку Б. оставалось всего лишь 16 офицеров и 300 нижн. чин. Сам он был в третий раз за эту войну ранен в сражении при Клентале. По возвращении в Россию Б. был назначен шефом лейб-егерск. батальона, переформирован. впоследствии в полк, и оставался им до своей смерти. - С началом первой войны нашей с Наполеоном, в 1805 г., Б. вверен был авангард армии Кутузова, но едва войска вступили в пределы Австрии, как, благодаря капитуляции союзной австр. армии под Ульмом, 40-тыс. русский корпус очутился перед семью франц. корпусами, имея в тылу Дунай. Кутузов начал поспешное отступление к русск. границам, и авангард Б. обратился в арьергард, который на протяжении 400 вер. рядом упорных боев - при Ламбахе, Энсе, Амштеттене и Кремсе - сдержал противника и дал нашей армии возможность выбраться из этой западни. Но едва она перешла у Кремса на левый берег Дуная, как Вена сдалась Наполеону, и последний, в свою очередь, перейдя Дунай, бросился к Цнайму наперерез пути отступления Кутузова от Кремса к Брюнну. На этот раз положение русск. армии стало еще более критическим. И второй раз она была спасена Б., которому Кутузов приказал, во что бы то ни стало, задержать французов, хотя бы для этого ему пришлось пожертвовать всем своим отрядом до последнего человека. Прощаясь с Б., Кутузов перекрестил его, как обреченного на смерть; так смотрела на Б. и его отряд вся армия, зная, что от его стойкости зависит ее участь. Б. поклялся Кутузову "аннибаловскою клятвою" устоять, "не выдать". У Шенграбена (Голлабрюна) он выдерживал 4 ноября яростный натиск двух французских корпусов (30 тыс. чел.) в течение 8 часов. Он не покинул позиции даже тогда, когда дивизия Леграна зашла ему в тыл... Когда же он получил известие, что Кутузов миновал с главн. силами Цнайм и находится вне опасности, Б. во главе 6-го егерск. полка штыками проложил себе путь через кольцо франц. войск. и горевшие селения Шенграбен и Грунд и присоединился к армии, приведя с собою даже пленных и принеся 1 франц. знамя. За этот блистательный подвиг Б. был произведен в генерал-лейтенанты, а 6-й егерск. полк, первый из полков нашей армии, получил в награду серебрян. трубы с Георгиевск. лентами. По соединении Кутузова с корпусом гр. Буксгевдена наша армия перешла в наступление, и багратионовский отряд снова стал авангардом. На пути к Аустерлицу 14 ноября Б. разбил французов у Вишау и Раусница. 20 ноября на Аустерлицском поле авангард Б. составил крайний правый фланг боевого расположения союзной армии и, когда колонны ее центра были рассеяны, подвергся жестокому натиску победоносного противника, но устоял и прикрыл отступление разбитой армии, снова став ее арьергардом. За Аустерлиц Б. был пожалован орденом святого Георгия 2-го кл. - В кампанию 1806-07 гг. Б. опять является начальником то авангарда, то арьергарда, смотря по тому, наступала или отступала наша армия. Так, с непрерывным в течение 3 дней боем, на протяжении 70 верст, он прикрывает отступление нашей армии от Янкова к Прейсиш-Эйлау и принимает участие в сражении у этого местечка (26 и 27 янв.), 27-го числа он руководил действиями не только своего отряда, но и корпуса Дохтурова, контуженного и выбывшего из строя. Получив приказание главнокомандующего ген. Беннигсена во что бы то ни стало выбить французов из Прейсиш-Эйлау, Б., спешившись, со знаменем в руке становится во главе 4-й дивизии и овладевает местечком. Однако наша армия все же вынуждена была отступить к Кенигсбергу, и это движение совершается под прикрытием батальоновского отряда. Т. к. Наполеон, не развив своего успеха, также отошел за Пассаргу, то Беннигсен снова переходит в наступление. Б., идя в авангарде, занимает Гутштат и, продолжая марш свой далее, атакует 24 мая неприят. войска у Альт-кирхена, сбивает их после 6-час. боя с весьма выгодной позиции, обращает в бегство, преследует и довершает победу новым поражением их на следующий день у сел. Анкендорф. Атакованный 28 мая всей неприятельской конницей, Б. упорно обороняется у Гутштата, чем задерживает переправу французов через Алле и дает нашей армии время укрепить позиции у Гейльсберга. Затем Б. прикрыл как отход ее с них, оставаясь в Гейльсберге до утра 31 мая, так и самое отступление ее к Бартенштейну. В сражении у Фридланда отряд Б. составлял левый фланг расположения нашей армии. Когда наши войска не выдержали и в расстройстве начали отступать, Б. со шпагой в руках стал ободрять Москов. гренадерский полк, остатки которого окружили его лошадь, напоминая солдатам их подвиги в Италии с Суворовым, но все было напрасно. Даже Семеновцы и Павловцы дрогнули и осадили назад. Тогда Б., желая хоть сколько-нибудь сдержать натиск французов, приказал полк. Ермолову (А. П.) привести из резерва какую-нибудь артил. роту... 16 часов пробыл Б. в самом пекле этого жестокого боя и затем еще 5 суток сдерживал противника, преследовавшего нашу разбитую армию, шедшую к Тильзиту. За Фридланд Б. был награжден золотой шпагой, украшенной алмазами, с надписью: "За храбрость". - Несмотря на чрезвычайное напряжение своих сил в течение кампаний 1805-07 гг., Б., не колеблясь, принял назначение на театр войны с Швецией (1808-09 гг.) и явился деятельным участником и героем этой войны. Назначенный начальником 21-й пехотн. дивизии, он разбил в ночь с 15 на 16 февр. генерала Адлеркрейца у Артчио, 28-го - занял Тамерфорс, 4 марта нанес поражение шведск. главнокомандующему генералу Клингспору у Бьернеборга и, преследуя его в течение 8 дней на протяжении 200 вер. по отвратительным дорогам, занял 10 марта Або, 12-го - Христианштадт, 26-го - Вазу, 31 марта - Аландские о-ва. Нездоровье, вызванное усиленными непрерывными трудами, вынудили Б. покинуть временно армию. Восстановив свои силы, он осенью 1808 г. вернулся в Финляндию и 16 сент. разбил генералов Бойе и Лапитнсгаузена у Гельзинга. Чтобы нанести шведам решительный удар, Имп. Александр составил план зимнего похода нашей армии по льду Ботнического залива к Стокгольму. Не только большинство генералов, но и главнокомандующие ее, сперва - гр. Буксгевден, а потом - генерал Кнорринг, высказывались против такой операции и медлили с началом ее. И только один Б., не рассуждая по существу, ответил гр. Аракчееву, присланному Государем организовать этот поход: "Прикажите - пойдем". Назначенный начальником одной из трех колонн, он должен был перейти из Або в Швецию через Аландские о-ва. Последние были заняты в 6 суток, а авангард под командой Кульнева достиг шведского берега и захватил м. Гриссельгам в окрестностях Стокгольма. В начале авг. 1809 г. Б. был назначен командовать Молдавской армией, действовавшей против Турции. Историк эпохи конца XVIII и начала XIX в., Е. Шумигорский, на основании опубликованных в последнее время документов, полагает, что такое быстрое перемещение Б. из Финляндии, где война уже кончилась, в Турцию, где она тянулась безрезультатно уже третий год, было, в сущности, для него почетной ссылкой. Его не желали более видеть в СПб. по причинам интимного характера. Среднего роста, худощавый, мускулистый брюнет с типичным грузинским лицом, на котором сильно выдавался орлиный нос, дававший повод к ряду острот, шуток и анекдотов, Б. был некрасив, но всей своей фигурой производил сильное впечатление: солдаты называли его "орлом". Но еще более сильное впечатление производил он на окружающих славой своих подвигов и репутацией суворовского любимца и ученика. На этой почве, вероятно, произошло увлечение им Вел. Княжны Екатерины Павловны, которой в ту пору было 18-20 лет. Чтобы положить ему конец, Вел. Княжну в апр. 1809 г. выдали замуж за принца Георга Ольденбургского. Но так как Б. не хотел примириться с этим фактом, то его произвели в генералы от инфантерии и направили в Молдавию. Прибыв сюда, Б. повел воен. действия с обычной своей суворовской быстротой и решительностью. Имея в армии всего лишь 20 тыс. чел., он, не снимая блокады Измаила, взял 18 авг. Мачин, 22-го - Гирсово, 29-го - Кюстенджи, 4 сент. разбил наголову под Россеватом 12-тыс. корпус отборн. турецк. войск, 11-го - осадил Силист-рию, 14-го взял Измаил, 27-го - Браилов. На выручку Силистрии поспешил вел. визирь с войсками, численность которых равнялась силе нашего осадного корпуса. Б. встретил его 10 окт. у Татарицы и нанес ему поражение. Но когда стало известно, что к Силистрии спешат остальные войска вел. визиря, то Б. решил снять осаду и 14 окт. отвел свои войска на левый берег Дуная, намереваясь возобновить воен. действия весной и с более значит. силами. Но в СПб. всем этим остались очень недовольны, и в марте 1810 г. на смену Б. был прислан гр. H. M. Каменский. Награжденный за турецкую войну орденом святого Андрея Первозванного, Б. был назначен главнокомандующим 2-й Зап. армией (45 тыс. человек, 216 opудий), расположенной в пределах Гродненск. губ., от Белостока до австр. границы. Когда выяснилась неизбежность новой войны с Наполеоном, Б. представил Государю "план будущей кампании", построенный всецело на идее наступления. Предпочтение было отдано плану Барклая де Толли, и Отечеств. война началась отступлением обеих наших зап. армий на соединение у Смоленска. Наполеон прежде всего поставил себе целью отрезать и уничтожить слабейшую армию Б. и для этого направил с фронта корпус брата своего, короля Вестфальского Иеронима, а наперерез - марш. Даву. Но Б. пробился; 28 июня у м. Мира он разбил авангард Вестфальского короля, в составе 6 уланск. полков, а 2 июля у Романова снова рассеял его кавалерию, но Даву успел-таки заградить путь Б. на Могилев, к Салтановке. Хотя корпусу Раевского, атакованному здесь 10 июля 5 франц. дивизиями в составе 28 тыс. чел., и удалось отразить атаку и даже преследовать французов от Дашковки до Новоселки, но все же Б. был вынужден повернуть на Новый Быхов; здесь он переправился через Днепр и, идя на Мстиславль, 17 июля соединился с Барклаем под Смоленском. Замечательно, что будучи генералом наступательной тактики, Б. тем не менее не зарвался в решительный бой под Могилевом, а преследуя правильно поставленную стратегическую цель отступления, вовремя уклонился в сторону и тем спас армию. Хотя по соединении армий Б. подчинился Барклаю, несмотря на то, что был старше его в чине, но несогласия, существовавшие между ними до сих пор относительно способа ведения войны, достигли здесь наибольших размеров. Б. требовал наступления, хотел сразиться с Наполеоном; Барклай де Толли осуществлял свой план заманивания противника в глубь России. Для характеристики взглядов Б. и его настроения могут служить следующие строки его писем к Ермолову, состоявшему в штабе Барклая: "...Куда вы бежите? Ей-Богу, неприятель места не найдет, куда ретироваться. Они боятся вас, войско ропщет, все недовольны. У вас зад был чист и фланги. Зачем побежали? Надобно наступать: у вас 100 тыс. А я бы тогда помог. А то вы побежали, где я вас найду... Уж истинно еле дышу от досады, огорчения и смущения. Я, ежели выберусь отсюда, тогда ни за что не останусь командовать армией и служить. Стыдно носить мундир. Ей-Богу, болен. А ежели наступать будете с первой армией, тогда я здоров..." (3 июля 1812 г.) - "Ретироваться трудно и пагубно. Лишается человек духу, субординации и все в расстройку. Ежели вперед не пойдете, я не понимаю ваших мудрых маневров. Мой маневр - искать и бить!.." (7 июля 1812 г.). Поэтому Б. настаивал на движении к Рудне, на генеральном сражении под Смоленском. Барклай оставался верным своему плану. "Не смел остаться с 90 тыс. у Смоленска! Ох, грустно, больно", - восклицал Б. в письме к Аракчееву и заявлял, что "никак вместе с министром быть не можем..." Решено было объединить начальствование всеми армиями в лице особого главнокомандующего. Избран был Кутузов. Армии отступали и остановились на Бородинском поле, где 26 августа и разыгралась знаменитая битва. Она была последним днем долгой и славной боевой деятельности Б., насчитывавшей 20 походов и войн, 150 сражений, боев и стычек. На долю Б. выпала оборона слабейшего тактически, - в смысле как местности и ее приспособления, так и занятия войсками, - участка всей позиции; центр Бородинской позиции, составляли 2 высоты на расстоянии 1 версты одна от другой: 1-я - между р. Колочей, ручьем Стох и речкой Семеновкой, 2-я - к ю.-з. от д. Семеновской; на 1-й была построена батарея Раевского, на 2-й - Багратионовы флеши - 3 батареи; участок этот занимали 2 пехотн. и 1 кавал. корпус, а за Багратионовыми флешами стояла дивизия Неверовского. Наполеон назначил для атаки флешей Нея с 5 дивизиями с фронта и двумя - с фланга при поддержке 3 рез. кавал. корпусов; 120 оруд. должны были действовать по батарее Раевского и флешам. В 7 ч. утра 26 авг. Ней начал атаку, в 8 ч. утра овладел ими и готовился уже атаковать д. Семеновскую; в 9 час. Б. взял флеши обратно, но в 10 час. опять их потерял; в 11 ч. дня, поддержанный дивизией Коновницына и 4 кавал. полками, Б. снова выбил французов, но во время этой блестящей атаки, которая должна была послужить началом перехода в решительное наступление, он был тяжело ранен. Но он не хотел оставлять поле сражения, пока ему не донесут о результатах только что начавшейся атаки кирасир, и продолжал распоряжаться под огнем. Однако потеря крови и, вследствие этого, слабость усиливались, и Б. унесли с поля сражения и отправили в Москву. Слух о ранении и даже смерти Б. быстро распространился между солдатами и, по словам Ермолова, привел их в полное отчаяние, так что в рядах их обнаружилось замешательство, ввиду которого Коновницын, заступивший на место Б., не признал возможным дальнейшую борьбу за флеши и отошел за Семеновский овраг. В Москве лечение Б. пошло сперва относительно успешно, но переезд из Москвы в имение его друга, кн. Б. Голицына, Симы (Владимирск. губ.), по тряской дороге, дурная осенняя погода и скорбь от потери Москвы повлекли осложнение болезни, опасное для изнуренного беспрерывной походной боевой жизнью организма героя. Предложение врачей ампутировать ногу "повлекло гнев князя" - и 12 сент. он скончался в Симах в страшных мучениях. 27 лет спустя Имп. Николай I повелел воздвигнуть памятник на Бородинском поле, приказал перенести к подножию его и останки Б. Имп. Александр III увековечил память героя наименованием 104-го пехотн. Устюжского полка его именем. - Б. редкий тип народного и солдатского героя, по единому слову и знаку которого войска готовы были умирать и все переносить. Вообще Б. был скромного и относительно спокойного характера, но иногда очень вспыльчив, хотя гнев его проходил быстро; зла не помнил и никогда не мстил. Стоя всегда на страже интересов своих офицеров и солдат, входя в их быт и деля с ними все тягости боевой жизни, он пользовался замечательным уважением и любовью своих войск. Своим образом жизни в походе и на войне Б. напоминал Суворова, подавая пример нетребовательности и выносливости: он спал всегда одетым, не более 3-4 часов в сутки, был неприхотлив в пище и жилье. Как стратег, Б. считается до сих пор ниже многих русских полководцев; однако за всю его долгую боевую деятельность нельзя указать в ней каких-либо стратегических ошибок; наоборот, ему постоянно приходилось искупать своим умением и упрямством в бою крупные промахи своих начальников; как главнокомандующий в войну 1809 г. он был вполне на высоте призвания, а как командующий армией в 1812 г., он был связан директивами, сперва - Барклая, потом - Кутузова. (Литература о деятельности Б. очень обширна. Таковы все сочинения о Суворовск. походах и войнах с Наполеоном и со Швецией 1808-09 гг. Из литературы о Б. последи, времени надо отметить: Ниве, рус.-шведская война 1808-09 гг., СПб., 1910 г.; "Журн. Импер. Рус. воен-истор. общ.", 1910 г., № 5. Последи, болезнь кн. Багратиона, сообщ. А. Писанко, "Воен.-истор. Сборник", 1911 г., № 1; Вел. Кн. Николай Михайлович, Импер. Елизавета Алексеевна, СПб., 1909 г., т. II; его же, Переписка Имп. Александра I с сестрой, Вел. Кн. Екатериной Павловной, СПб., 1910 г.).

Военная энциклопедия: [В 18 т.] / Под ред. В.Ф. Новицкого и др. - СПб.: Т-во И.Д. Сытина, 1911-1915.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia