Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Швеция





ШВÉЦИЯ (Sverige) – гос-во в Сев. Европе, занимает вост. и юж. части Скандинавского п-ова. Включает острова Готланд и Эланд в Балтийском м. Граничит с Данией, Норвегией и Финляндией. Плогд. 449,8 тыс. км2 (без внутр. вод – 411,1 тыс. км2). Нас. 8 177 000 чел. (нач. 1975). Осн. население – шведы; ок. 5% нас. – постоянно проживающие в Ш. иностр. подданные, из к-рых наиболее многочисленны финны, представители национальностей СФРЮ, датчане, норвежцы, немцы, греки; св. 1% нас. – лица нешведской национальности, уже имеющие швед. гражданство (финны, эстонцы, евреи, саамы). В адм. отношении Ш. разделена на области (лены). Столица – г. Стокгольм (в 1974 – 690 тыс. жит.). Гос. язык – шведский. Гос. религия – лютеранская.

Ш. – конституционная монархия. Действующая (с 1 янв. 1975) конституция состоит из трех основных законов: закон о форме гос. правления (1974), закон о престолонаследии (1810, с изменениями) и закон о свободе печати (1949, с изменениями). Глава гос-ва – король, сохраняющий, однако, лишь представительно- церемониальные функции. Высший орган законодат. власти – однопалатный парламент (риксдаг). Пр-во назначается председателем риксдага и несет ответственность перед риксдагом. Гос. флаг и герб см. в таблицах к статьям "Флаг государственный" и "Герб государственный".

Исторический очерк

Историю Ш. можно разделить на неск. крупных периодов: 1) Первобытнообщинный строй на терр. Ш. (до 1 в. н. э.). 2) Разложение первобытнообщинного строя и зарождение клас. отношений (1–11 вв.). 3) Период феодализма (12–17 вв.), в к-ром можно выделить подпериоды: утверждения феод. отношений (12–13 вв.), феод. распрей и уний (14–15 вв.), утверждения швед. гегемонии на Балт. м., зарождения в Ш. капитализма (16–17 вв.), разложения феод. отношений и дальнейшего развития капитализма (18 в.). 4) Утверждение капиталистич. отношений в Ш. (19 в.). Этот период делится на след. этапы: бурж. революция и реформы 1800–50, "свободный" – домонополистич. – капитализм (1850–1900). 5) Ш. с нач. 20 в. Здесь можно выделить подпериоды: Ш. до 1918, Ш. в 1918–39, Ш. во время 2-й мировой войны, Ш. в послевоенные годы.

Первобытнообщинный строй на терр. Ш. (до 1 в. н. э.). На терр. совр. Ш. человек появился ок. 8–9 тыс. лет до н. э. Ок. 3 тыс. лет до н. э. население, ранее занимавшееся охотой и рыболовством, перешло к оседлому скотоводству и мотыжному земледелию. В сев. Ш. до 1500 лет до н. э. удерживалась более примитивная культура арктич. неолита. Ок. 2 тыс. лет до н. э. с Европ. континента на терр. Ш. вторглось новое скотоводческое население (как полагают, индоевроп. по языку), подчинившее коренных жителей. В эпоху бронзы (1500–500 лет до н. э.) в Ш. начался процесс имуществ. и социального расслоения. В раннюю эпоху железа (с пол. 1-го тыс. до н. э.) процесс этот, однако, замедлился.

Разложение первобытно- общинного строя и зарождение классовых отношений (1–11 вв.). В 1–5 вв. н. э. в Ш. уже сказывается влияние рим. культуры. По сообщениям антич. авторов (Тацит и др.), в древней Ш. жило множество племен, среди них главные – "свионы" и гауты ["ёты" – отсюда назв. ист. областей Свеаланд и Ёталанд (Гёталанд)]. В социальном отношении они делились на свободных (знатных и рядовых), вольноотпущенников и рабов, исповедовали общегерманскую языческую религию. Родовые общины уже начали распадаться на большие и малые семьи, объединявшиеся в соседские общины. Собственность отдельных семей на пашни и луга еще только зарождалась. Племена и союзы племен подчинялись власти воен. вождя (конунга), появилась рунич. письменность сакрального назначения. Древнегерм. племена юж. Скандинавии вели оживленную торговлю с Римом и его герм. провинциями.

В 5–6 вв. среди других областей выделяется вост. часть средней Ш. – "Упланд", где возник первый племенной союз свеев (с центром в т. н. Старой Упсале) типа воен. демократии. Известны имена нек-рых упсальских конунгов (Эгиль, Оттар, Адильс), относившихся, по данным исл. саг, к роду Инглингов. Этой княжеской племенной верхушке принадлежат высокие курганы и богатые погребения в ладьях (т. н. вендельская культура 6–8 вв. – поздний железный век). После падения Римской империи древние шведы вели оживленную торговлю с франками, фризами, зап. (поморскими) славянами и с народами вост. Прибалтики. С кон. 8 в. шведы стали создавать на берегах вост. и юж. Балтики опорные пункты. С 9 в. швед. викинги (см. "Норманны"; в Др. Руси их называли "варягами") регулярно посещали с целью торговли и грабежа Русь, Византию, волжских булгар и хазар, Арабский халифат. В 9–10 вв. эта торговля приобрела общеевроп. значение. Первый швед. г. Бирка (на оз. Меларен), а позже о. Готланд стали центрами балт. торговли. Нек-рая часть викингов осела вдоль "пути из "варяг в греки"", подчинила силой оружия местные племена, но вскоре ассимилировалась слав. знатью ("норманская теория" происхождения Древнерусского гос-ва, разработанная историками 18–19 вв., несостоятельна в науч. отношении). В сер. 11 в. походы викингов прекратились. Существовавшее в это время королевство свеев – Свитьод – подчинило себе запад и юг Ш. (кроме мор. побережья). В нач. 11 в. король Улоф (Олаф) Шётконунг с дружиной крестился. Швед. народность (см. в ст. "Шведы") стала наряду с норвежской и датской выделяться из общей совокупности древних сканд. племен. Важным культурным памятником дофеод. эпохи в Ш. и единственным памятником ее письменности на древнешведском яз. являются камни с рунич. надписями (св. 2500).

Период феодализма (12–17 вв.). Утверждение феод. отношений (12–13 в в.). До 14 в. Ш. отставала от своих соседей Дании и Норвегии. Врем. сокращение балт. торговли и монг. завоевание Руси косвенно замедлили обществ. развитие Ш., отрезанной от Зап. Европы почти сплошным поясом дат. и норв. владений. Швед. общество, судя по ряду обл. законов 13 – нач. 14 вв., отличалось еще устойчивыми родо-племенными пережитками (явственные следы коллективного владения землей, право-обязанность родственников на уплату и получение судебного штрафа – вергельда, их соприсяжничество в суде). Существовала и поземельная община соседей (вариант общегерманской). Широко применялся труд рабов (трелей) и полусвободных (брюти); слой бедняков охватывал безземельных домовладельцев (хусманов) и вовсе неимущих (лёскекарлы) – те и другие трудились по найму, причем уже в 14 в. (затем вплоть до сер. 19 в.) закон принуждал их поступать в услужение к "бондам". Последние – многообразная масса полноправного населения, куда входили знатные люди (хёвдинги), рядовые землевладельцы и арендаторы земли. Феод. отношения в Ш. развивались в результате разложения общинных отношений и рабовладельческого уклада. Класс феодально-зависимого крестьянства формировался из лишавшихся земли свободных, из освобожденных и посаженных на землю рабов; и те и другие становились срочными держателями (ландбу) короны, церкви и светской знати. Из дружинников и прочих королевских слуг, из сохранившейся части родовой знати и богатой верхушки бондов складывался класс феодалов. Успехи христианизации, едва ли не самой медленной в Зап. Европе (только в 1164 в Упсале было учреждено архиепископство), также способствовали развитию в Ш. феод. отношений. К 12 в. восходят древнейшие дарственные грамоты королей Ш. монастырям и высшему духовенству. Королев. власть, весьма слабая в 11–12 вв. и еще более ослабленная столетней распрей (12 – нач. 13 вв.) претендентов на швед. престол из рода Сверкеров и рода Эриков, находила опору в церкви. В 13 в. феод. отношения значительно упрочились. Отдельные слои крестьян – собственников и держателей – сближались по своему положению, рабы все чаще освобождались (официально рабство отменено в 1335). Появились господский домен и примитивный вассалитет. Свободное население распалось на податное невоеннообязанное большинство (эксплуатируемое крестьянство) и неподатное меньшинство – фрельсе (рыцарство), обязанное нести конную ратную службу (постановления ок. 1280 и 1284). Бонды- собственники были обложены постоянными королев. налогами вместо прежней древней военно-морской повинности – ледунга. Так в кон. 13 в. в Ш. оформился сословный строй. Еще в 12 в. выросли новые торг. центры – Сигтуна, Висбю (на о. Готланд), Кальмар, Лёдёсе; начались шахтная добыча руды, выплавка железа и меди. С сер. 12 в. швед. короли совершали крестовые походы против фин. племен; швед. завоевание Финляндии завершилось в нач. 14 в. С сер. 13 в. массовый характер приняло начавшееся еще в 11 в. переселение шведов в приморские р-ны Финляндии. Завоевательные походы на сев.-зап. Русь после неоднократных поражений шведов (особенно в "Невской битве 1240") привели к разграничению фин. и карельских земель между Ш. и Новгородом по "Ореховскому (Ореховецкому) миру" 1323.

Во 2-й пол. 13 в., при основателях династии т. н. Фолькунгов [1250–1363] – ярле Биргере и его сыновьях, – завершилась раннефеод. централизация Ш. Страна получила первые общие законы (см. ""Ландслаг"") и была разделена на округа (лены) во главе с королев. наместниками – "господами ленов", присваивавшими часть собираемых ими налогов. Несмотря на срочный характер ленных пожалований, система ленов и податной иммунитет светской и духовной знати означали дальнейшее укрепление феодализма в Ш. В стране возводились каменные крепости-замки (напр., Стокгольм в сер. 13 в.). Короли стали притязать на право собственности на еще не поделенные между отдельными общинами зем. массивы и горные недра.

Период феод. распрей и уний (14–15 вв.). Централизаторская политика королев. власти встречала противодействие высшей знати в сканд. странах, взаимосвязанной имущественными (земельными) интересами, узами родства, языковой близостью и общей культурой. В целях сближения между сканд. королевствами и вместе с тем ради ограничения королев. произвола на шведский престол был избран малолетний внук ярла Биргера норв. король "Магнус Эриксон" [1319–63] (уния с Норвегией 1319–55). С 1319 власть швед. королей стала ограничиваться новым органом светской и духовной знати – королев. советом (позже – гос. совет, риксрод). Принятая тогда же "вольная грамота" закрепила взаимные обязанности королей и "народа" (знати) и стала как бы феод. конституцией Ш. Самодержавные устремления короля привели к изгнанию его в 1363 из Ш. и низложению Фолькунгов. При поддержке знати, изгнавшей Магнуса, королем был избран нем. курфюрст Альбрехт Мекленбургский [1363–89]. Нем. влияние и проникновение (в ремесло, горное дело, внеш. торговлю), бывшие значительными и ранее, теперь особенно усилились. Швед. знать, земельные привилегии к-рой ущемлялись в пользу короля и нем. феодалов, предпочла нем. засилью унию с Данией (1389), к-рая в 1397 стала тройственной (Дания, Ш., Норвегия; см. "Кальмарская уния" 1397–1523). Однако уже при короле Эрике Померанском [1412–39] обнаружилась тенденция к установлению господства Дании над более слабой в экономич. отношении и малонаселенной Ш. Недовольство различных слоев швед. общества податным гнетом и войной (в 1426–32) короля Эрика Померанского с Ганзой привело к антикоролев. восстанию под рук. "Энгельбректа Энгельбректсона" в 1434–36, способствовавшему политич. активности низшего дворянства и верхушки податных сословий, росту нац. самосознания. В 1436–37 прошли крест. волнения, жестоко подавленные феодалами. В 1437 были урезаны старинные вольности крестьян (введены принудит. возврат ушедших в города, частичный запрет ношения оружия и пр.). Однако рост значения и уд. веса торгово-ремесл. населения и необходимость искать опору в борьбе против датчан заставляли швед. знать все чаще привлекать выборных от всех сословий для демонстрации народной поддержки своим решениям. С 1435–36 стал созываться 4-сословный (с участием податных и коронных крестьян) "риксдаг". В 1448, с избранием королем швед. аристократа Карла Кнутсона [1448–57, 1464–70 с перерывами], уния с Данией фактически распалась. В борьбе за независимость (победа над датчанами в сражении при "Брункеберге" в 1471) пробудилось нац. самосознание шведов. В 1471–1520 Ш. управляли регенты из знатного дома Стуре, при к-рых укрепилась центр. власть. Несмотря на все еще сильное нем. и дат. влияние, окрепла швед. культура (в 1477 в Упсале открыт первый ун-т). На протяжении 15 в. в Стокгольме, Кальмаре, Сёдерчёпинге, Лёдёсе утвердился цеховой строй. Швед. экспорт (железо, медь) занял определенное место в балт. торговле. Усилилась политич. роль городов (в первую очередь Стокгольма). В условиях экономич. и культурного подъема страны дат. господство в Ш., насильственно восстановленное "Кристианом" II в 1520 (см. "Стокгольмская кровавая баня" 1520) при поддержке католич. церкви, не могло быть длительным. В 1521 поднялось мощное антидат. нар. восстание. Дворянин Густав Эриксон, возглавивший восстание, в 1523 был избран королем (под именем Густава I) и основал династию Ваза, власть к-рой в 1544 была объявлена в Ш. наследственной.

Утверждение швед. гегемонии на Балтийском м., зарождение в Ш. капитализм а (16–17 вв.). Укрепление королев. власти при "Густаве" I Вазе [1523–60] проходило в условиях ожесточенного сопротивления духовенства и части знати. Поддержка католич. прелатами датчан явилась поводом к секуляризации и к лютеранской реформации (1527–39), крайне усилившим власть короля. Для швед. податного крестьянства 16 век ознаменовался ограничением поземельных прав в пользу короны и усилением налогового гнета. Ухудшение положения крестьян привело к ряду крупных восстаний ("Дальские восстания" в 1524–25, 1527–28, 1531–32, ""лесных разбойников"" восстание в 1542–43), потерпевших, однако, поражение. При сыновьях Густава I Вазы началась раздача дворянам доходов с податных земель, раздача коронных земель в собственность или наследственное владение. Наиболее крупных размеров эта практика достигла в 17 в., несмотря на принятие швед. риксдагом спец. постановления (см. "Норчёпингский рецесс 1604"), запретившего раздачу коронных земель в полную собственность. Были учреждены графства и баронии. В сер. 16 в. окрепшая нац. монархия вступила в борьбу за господство на Балтике. Возобновилась швед. агрессия на Востоке (рус.-швед. война 1555–57, не принесшая Ш. успеха). Воспользовавшись "Ливонской войной 1558–83" России, король Эрик XIV [1560–68] овладел Ревелем и сев. Эстонией по соглашению с местными нем. горожанами и рыцарями (1561). Дальнейшие попытки утвердиться на Балтике, расширить выходы в Атлантич. и Сев. Ледовитый океаны (войны с Данией и Любеком – "Северная семилетняя война 1563–70", "Кальмарская война 1611–13") были безуспешны ввиду непреодоленной общей отсталости страны. В кон. 16 в. вражда к усилившемуся Рус. гос-ву временно сблизила Ш. с Речью Посполитой (личная уния в 1592–99 при короле "Сигизмунде" III Вазе). Это принесло частичный успех в войне 1570–95 с Рус. гос-вом (признание по "Тявзинскому мирному договору 1595" швед. захватов в Ливонии и шведско-фин. колонизации к С. и В. от Ботнич. залива), но поставило Ш. перед угрозой католич. контрреформации. Новое нац. восстание, возглавленное герцогом Карлом Сёдерманландским (с 1604 – швед. король Карл IX), привело к изгнанию Сигизмунда и его сторонников (битва при Стонгебру в 1598). С распадом шведско-польской унии началась длит. борьба между Ш. и Речью Посполитой за Прибалтику. В ходе войны с Речью Посполитой Ш. под предлогом помощи царю Василию Шуйскому против польск. интервенции послала в Москву 15-тыс. войско под командой Я. "Делагарди" (1609). Последний оказал рус. войскам помощь в борьбе с Лжедмитрием II. В 1610–11 Ш. и сама приступила к захвату рус. земель – Корельского уезда, Ижорской и Новгородской земель (см. "Польская и шведская интервенция начала 17 в.").

С кон. 16 в. стала быстро расти внеш. торговля Ш. (особенно экспорт металлов). В 1-й пол. 17 в. расширилась горно-металлургич. пром-сть, значительно увеличилась добыча меди и железа. К сер. 17 в. относится возникновение широкого раннекапиталистич. предприни- мательства (гл. обр. в горном деле и металлообработке) и начало накопления собственно швед. капиталов. В первые крупные пром. предприятия и торговые компании вкладывались средства королев. казны, феод. знати и богатых иммигрантов, гл. обр. валлонов и голландцев. Интересам нарождавшегося швед. капитализма объективно служила и внеш. политика феод. централизованного гос-ва. Наличие собственной пром. базы, усвоение передового (голландского) воен. опыта, широкое пополнение командного состава выходцами из податных сословий, нац. в своей основе рекрутируемая армия в сочетании с полководческим дарованием "Густава" II Адольфа [1611–32] принесли шведам успехи в войне с Россией (в 1610–15 – захват всей рус. Прибалтики и части рус. Карелии по "Столбовскому миру 1617") и в войнах (1600–11 и 1617–29) с Речью Посполитой (захват Риги и Лифляндии в 1621–26, закрепленный "Альтмаркским перемирием 1629"). Стремясь к господству на Балтике, Ш. с 1630 приняла активное участие в "Тридцатилетней войне 1618–48" на стороне антигабсбургской коалиции. По "Вестфальскому миру 1648" Ш. получила ряд северо-герм. земель – о. Рюген, Зап. (т. н. Переднюю) и часть Вост. Померании с гг. Штеттином, Висмаром и секуляризованные архиепископство Бремен и епископство Ферден (Верден). В руках Ш., т. о., оказались устья рек и важнейшие гавани на побережье не только Балтийского, но и Сев. морей. Войны против Дании (1643–45, 1657–60) закончились захватом датских владений на Ю. Скандинавского п-ова (главное из них – Сконе) и частей вост. Норвегии (по "Роскилльскому миру 1658"). В итоге "Северной войны 1655–60" терр. захваты Ш. в Прибалтике расширились. По "Оливскому миру 1660" между Ш., с одной стороны, и Речью Посполитой, Австрией и Бранденбургом – с другой, за Ш. были признаны ее прежние приобретения в Прибалтике, за исключением Курляндии и польских "Инфлянтов". По "Кардисскому мирному договору 1661" между Ш. и Россией, завершившему "вечным миром" рус.-швед. войну 1656–58 (см. в ст. "Русско-шведские войны 17–19 вв."), Россия возвращала Ш. эстляндские и лифляндские города, отошедшие к России по Валиесарскому перемирию 1658. В результате войн 17 в. Ш. стала одной из могущественнейших стран Европы, владения к-рой простирались на Финляндию, Эстляндию, Лифляндию, Ингерманландию (Ингрию), Лапландию и Карелию, Померанию, герцогства Бремен, Ферден (Верден) и Висмар. Успехи швед. оружия и дипломатии во многом были обусловлены поддержкой со стороны зап. великих держав, особенно – Франции.

Швед. великодержавие тяжелым бременем легло на плечи нар. масс. Усилился гнет рекрутчины, налогов и пошлин; крестьянские (податные) и коронные земли все чаще на разных условиях переходили в руки дворян (гл обр. аристократии). Высокая рыночная конъюнктура и расширение дворянских привилегий (в 1612, 1617, 1644) поощряли помещиков к увеличению оброков и к заведению (или расширению) собственных х-в (сетерий). Все это создавало предпосылки для феодальной реакции, достигшей апогея при королеве Кристине [1632–1654], когда к дворянству отошло почти 70% всей пахотно-луговой площади страны. Крестьянство выражало свой протест в разных формах, вплоть до вооруж. выступлений (в 1652–53). Специфически швед. формой сопротивления явилась крест. оппозиция на сессиях риксдага, возглавленная горожанами и низшим духовенством (""спор сословий"" в 1650). Королев. власть, используя антидворянскую оппозицию, начала в 1655 т. н. малую "редукцию", в 1680–82 – т. н. большую редукцию, в результате к-рых короне было возвращено более половины земель, перешедших ранее в руки дворянства. Это способствовало укреплению королев. власти при Карле X Густаве [1654–60] и особенно при Карле XI [1660–97]. На риксдаге 1680 власть короля была объявлена самодержавной, а гос. совет (риксрод) – лишь его помощником. В Ш. установилась абсолютная монархия, гл. опорой к-рой были среднее дворянство, дворяне-чиновники и офицеры. Утверждение абсолютизма при более активной, чем на континенте, поддержке верхушки податных сословий – горожан, лютеранского духовенства, крестьян – привело к сохранению практики созыва риксдага.

Шведская бурж. историография (от Э. Г. Гейера до Э. Ф. Хекшера включительно), понимая под феодализмом систему обществ.-политич. или правовых отношений, не находила его в Ш. и настаивала на исключительности обществ. развития Ш. в ср. века, крайне идеализируя значение крестьянской свободы. Экспансия дворянского землевладения в 17 в. рассматривалась как отклонение, вновь исправленное редукцией. Русская дореволюционная историография следовала в этом отношении за шведской. Общеевропейские закономерности в истории ср.-век. Скандинавии были впервые выявлены в 10–20-х гг. 20 в. норв. с.-д. историками X. Кутом и Э. Буллем, испытавшими сильное влияние марксизма. С кон. 20-х гг. 20 в. стали появляться конкретно-ист. исследования швед. историков, обнаружившие феод. характер самых разных сторон социально-экономич. и политич. развития Ш. в ср. века: исследования Я. Э. Альмквиста (1929) по истории права зем. собственности, К. Лёфквиста (1935) о сканд. рыцарстве и дворянотве, С. А. Нильсона (1947, 1952 и др. годы) о дворянском землевладении и привилегиях в 16 в., Ф. Довринга (1947) о системе оценки земель в ср.-век. Ш., В. Нюландера (1953) и К. Ё. Андре (1960) о церковном землевладении и привилегиях, Й. Русейна (1949) о раздаче коронных земель. Эти исследования показали феодальный при всех особенностях характер швед. общества и гос-ва в 12–17 вв. У историков-марксистов еще со времен основоположников научного социализма наличие в Ш. феод. способа производства не вызывало сомнения (см. К. Маркс, Капитал, т. III, гл. 47). В спец. лит-ре этот тезис в 30-х гг. 20 в. отстаивал швед. историк-марксист П. Нюстрём, в кон. 40-х гг. – сов. историк Г. А. Некрасов. Сов. исследователи показали черты сходства феод. реакции в Ш. 17 в. с явлениями "вторичного закрепощения" крестьянства, двоякий характер эксплуатации в швед. дворянских имениях (А. С. Кан, 1952). Польский историк С. Пекарчик (1962) впервые исследовал социально-экономич. развитие Ш. в 8–13 вв. с марксистских позиций и установил наличие процесса феодализации щвед. крестьянства, ошибочно, однако, датировав его начало еще эпохой викингов. Сов: историки (С. Д. Ковалевский, 1971; А. Я. Гуревич, 1974) подчеркивают своеобразие феод. процесса в Ш. и датируют его начало 12–13 вв. Новейшие исследования швед. историков (О. Вьюрлинг, 1959; Д. Турбранд, 1963; С. Смедберг, 1972, и др.) показали широкое распространение феод. отношений в с. х-ве Ш. 18 в. Швед. историк-марксист Л. Херлиц (1974) дал глубокий анализ феод. собственности и ренты, показав, как разложение феод. отношений сопровождалось в Ш. в 18 в. укреплением крестьянской частной собственности. Сов. историк X. Пийримяэ (1972) и швед. историк А. Лойт (1975) показали феод. характер агр. политики швед. королей и проведенной ими в кон. 17 в. редукции в Эстляндии и Лифляндии.

Разложение феод. отношений и дальнейшее развитие капитализма (18 в.). К кон. 17 в. в Ш. окреп бурж. уклад. В 1668 был основан старейший в Европе нац. банк (т. н. банк сословий), Ш. стала гл. экспортером железа в Европе и импортером зерна. После редукции в дворянских х-вах все шире применялись отработки мелких арендаторов – "торпарей" – и наемный труд, часть дворян занялась пром.-предпринимательской деятельностью. В последней четв. 17 в. швед. великодержавие обнаружило свою уязвимость и зависимость от франц. поддержки (войны против Вранденбургско-Прус. гос-ва 1674–79 и Дании 1675–79). В 1700 Россия, связанные личной унией Саксония и Польша, Дания (т. н. Северный союз) начали "Северную войну 1700–21" против Ш. В первые годы войны швед. король Карл XII [1697–1718], имевший военно-экономич. превосходство, одержал ряд побед (в "Нарвском сражении 1700", при Клишове в 1702, Фрауштадте в 1706) и на время вывел из войны обоих союзников России. В 1708–09 швед. войска вторглись на терр. России. Но в "Полтавском сражении 1709" преобразованная Петром I рус. армия разгромила швед. войска (на море – при Гангуте в 1714). В результате поражения в Северной войне 1700–21 Ш. из господствующей на Балтике державы превратилась в гос-во среднего ранга с огранич. внешнеполитич. задачами. По "Ништадтскому мирному договору 1721" с Россией Ш. утратила все свои владения в вост. Прибалтике, а также юго-зап. Карелию и Выборг. Потеряно было и большинство нем. владений Ш. Конец великодержавия стал в Ш. концом абсолютизма. В 1719–23 власть короля была значит. урезана в пользу риксрода и риксдага (первая в новое время швед. конституция 1719). Однако феод. знати не удалось вернуть своего былого могущества. Политич. власть в риксдаге и его т. н. секретном комитете захватило мелкопоместное и особенно чиновничье дворянство – в прошлом опора абсолютизма, – частично разделив ее с верхушкой горожан и духовенства. В тяжелых послевоен. условиях пр-во, возглавляемое канцлером А. Хурном [1720–38], провело ряд реформ, направленных на экономич. укрепление страны. В 1723 были подтверждены, но урезаны сословные привилегии дворян (отмена нек-рых льгот при назначении на должность, в праве зем. собственности и в налогообложении); за недворянами, включая крестьян, закреплялось предоставленное им еще в 1700 право выкупа в собственность коронных земель. Издание в 1724 "Продукт-плаката", аналогичного англ. Навигационному акту (см. в ст. "Навигационные акты"), способствовало росту швед. судостроения и судоходства. Усилились экономич. связи Ш. с Англией. Послевоенное восстановление страны облегчалось беспошлинным ввозом хлеба из рус. Прибалтики. Пр-во Хурна выступало за сохранение мира с Россией. Однако в военно-дворянских кругах и в верхах торг. буржуазии крепли реваншистские настроения. В 30-х гг. 18 в. образовалась партия реваншистов (""Шляп" партия"), добившаяся в 1738 союза с Францией и падения пр-ва Хурна и сторонников мира с Россией, прозванных "колпаками" (см. ""Колпаков" партия"). В 1738–65 у власти находились представители партии "шляп" во главе с К. Юлленборгом и К. Г. Тессином. Развязанная пр-вом Ш. с целью реванша за поражение в Северной войне 1700–21 рус.-швед. война 1741–43, несмотря на франц. субсидии шведам, закончилась полным поражением Ш. Швед. престолонаследником по предложению России был избран герцог Адольф Фредерик Гольштейн-Готторпский (двоюродный дядя будущего имп. Петра III). По миру в Або (1743) к России перешла юго-вост. часть Финляндии. Вмешательство (в 1757) Ш. в "Семилетнюю войну 1756–63" на стороне Франции и России против Пруссии закончилось новым поражением Ш. В 1765 к власти в Ш. пришла оппозиционная "шляпам" партия "младших колпаков" (создана в нач. 60-х гг., см. в ст. ""Колпаков" партия"). Пр-во "младших колпаков" [1765–69] ввело свободу печати, выполнило ряд экономич. требований провинциального бюргерства и крест. верхушки, повело борьбу за уравнение разночинцев в правах с дворянами на чинопроизводство. Принятый еще в 1757 закон об укрупнении наделов ("стуршифте") разрушал патриархальную общину и поощрял создание крупных консолидированных кулацких и помещичьих х-в, что способствовало как успехам агротехники и росту торгового земледелия, так и пролетаризации деревенской бедноты. В стране усилились антидворянские настроения, особенно резко проявившиеся на сессии риксдага 1771–72 и в антипомещичьих волнениях среди крестьян (в Сконе в 1772–76, в находившейся в составе Ш. с нач. 14 в. Финляндии – в 1773). Вернувшееся к власти 2-е пр-во "младших колпаков" [весна – авг. 1772] добилось от короля и дворянства признания равенства сословий при продвижении по службе. Используя страх дворян перед разночинцами, возмущение коррупцией в правящих кругах "режима свободы" и вмешательством великих держав в швед. политич. жизнь, король Густав III [1771–92] с помощью франц. субсидий совершил в авг. 1772 бескровный гос. переворот. Политич. партии были запрещены. Введенная в 1772 новая конституция урезала права риксдага и усилила королев. власть; были подтверждены дворянские привилегии.

Период 1719–72 получил у швед. историков назв. "эры свобод". Оценка этого периода издавна вызывает среди них споры. Швед. историография кон. 18 – нач. 19 вв., как просветительская (С. Лагербринг), так и романтическая (Э. Г. Гейер), решительно клеймила "эру свобод" как время господства аристократическо-бюрократич. олигархии, как пору сплошной коррупции, внутр. анархии и внеш. упадка Ш. Режиму "эры свобод" эти историки противопоставляли решим сильной королев. власти Густава III и особенно Карла XIV (Бернадота) как "союз монарха с народом". Во 2-й четв. 19 в. "эру свобод" пытался реабилитировать консервативный историк А. Фрюксéль. Его идеализированное изображение "эры свобод" было развенчано академич. наукой (швед. историки К. Г. Мальмстрём, Н. Тенгберг, К. Т. Уднер). Умеренно-критич. оценка "эры свобод" наряду с почти исключит. интересом к ее политич. и культурной проблематике (швед. историк Л. Ставенов) удержалась до нач. 20 в. Только в 1910-х гг. отрицат. оценка сословного парламентаризма "эры свобод" была, хотя и с разных позиций, пересмотрена либеральным швед. историком Ф. Лагерротом и умеренным консерватором Э. Ерне, определившими "эру свобод" как период дальнейшего развития нац. конституционных традиций. Швед. историки 2-й четв. 20 в. занялись экономическими (Э. Ф. Хекшер) и социальными (С. Карлсон) процессами "эры свобод", к-рая теперь предстала в швед. историографии как пора распада феод.-сословного общества и становления бурж. Ш. После 2-й мировой войны под влиянием ист. материализма швед. историки обратились к проблемам положения низов, нар. движений и клас. борьбы, особенно в конце "эры свобод" (X. Валентин, Т. Сёдерберг, П. Э. Брулин, Б. Сельнес, Л. Таннер и др.), оценивая "младших колпаков" как прогрессивную бурж.-демократич. группировку, а переворот Густава III – как дворянско-реакционный. Рус. дореволюц. историография (М. Бородкин, Л. Дымша, Э. Берендтс) и нек-рые сов. историки (Я. Зутис) следовали в отрицат. оценке "эры свобод" за швед. консервативной традицией 19 в. Современные сов. историки (Г. Некрасов, А. Кан) подчеркивают исторически прогрессивное значение "эры свобод".

В условиях укрепившегося капиталистич. уклада Густав III вынужден был вести политику "просвещенного абсолютизма" и, потерпев новое поражение в войне с Россией (1788–90), согласиться в кон. 80-х гг. на проведение ряда бурж. реформ: все сословия были уравнены в праве на занятие большинства гос. должностей, крестьянское землевладение превратилось в полную частную собственность, крестьяне вновь получили право выкупа коронных земель (ранее отнятое Густавом III) и впервые – право владения дворянскими (фрельсовыми) землями; их депутаты были допущены в т. н. секретный комитет риксдага, прежде закрытый для них. Проведя эти реформы (т. н. уравнение привилегий 1789) и подавив оппозицию (см. "Аньяльский союз") дворян-конституционалистов, король Густав III восстановил в Ш. абсолютизм. В нач. 90-х гг. Густав III стал деятельно готовиться к интервенции против революц. Франции, но пал жертвой покушения (1792).

Утверждение капиталистич. отношений в Ш. (19 в.). Бурж. революция и реформы 1800–1850. В 1-й четв. 19 в. феод. отношения в Ш. быстро разлагались. Большая часть пахотной земли принадлежала крестьянам. Деревенское население – основная масса шведов – распалось на собственнич. меньшинство и полупролетарское или просто пролетарское большинство. Широко распространилась рассеянная мануфактура. Горнопромышленники и купцы стали влиятельной частью имущих верхов, дворянство обуржуазилось. Агр. реформы (особенно акты 1807 и 1827) вместе с разделом общинных лесов разрушили позем. общину и в течение 19 в. превратили Ш. в страну хуторского х-ва. Среди ср.-век. пережитков гл. были: отработки арендаторов на помещичьих землях, кабальное рабочее законодательство, принуждавшее бедняков к найму (последние акты в 1805 и 1833), и цеховая система.

Регенты – преемники Густава III – отстаивали нейтралитет Ш. в войнах против бурж. Франции. Однако экспансионистская политика Наполеона I, давление на Ш. великих держав – его противников – и легитимистский фанатизм короля Густава IV Адольфа [1792–1809] привели к участию Ш. в 1805–07 в союзе с Великобританией в воен. коалициях против Франции. В 1808 Россия, заключившая с Францией Тильзитский мир 1807, и Дания объявили войну Ш. После ряда поражений шведов и высадки в Ш. рус. войск был подписан "Фридрихсгамский мирный договор 1809", по к-рому Ш. потеряла Финляндию. Деспотический образ правления Густава IV, а также военные поражения Ш. в войнах с Францией и Россией привели в марте 1809 к его свержению, что было равносильно верхушечной бурж. революции, осуществленной офицерами-дворянами и высшими чиновниками. Новая конституция того же года (с изменениями действовала по 1974), заменив собой конституцию 1772 и акт 1789, вновь ограничила королев. власть в пользу риксдага, сохранив вместе с тем за королем широкие полномочия (руководство внеш. политикой, воен. командование). Был провозглашен ряд гражд. свобод, упразднено большинство остававшихся дворянских привилегий. Однако сословный риксдаг уцелел, политич. власть осталась в руках дворян-помещиков во главе с королем. На рубеже 18–19 вв., а затем в 1810–11 в Ш. происходили нар. волнения. В 1810 наследником престола, а фактически и регентом при короле Карле XIII, был избран б. франц. маршал Ж. Б. Бернадот [в 1818–1844 – король Карл XIV Юхан]. Предвидя поражение Наполеона, новый правитель Ш. втайне нарушал "континентальную блокаду", к к-рой Ш. официально присоединилась, одновременно объявив войну англичанам (1810). Рассчитывая на поддержку России в аннексии Норвегии, Бернадот отказался от реваншистских планов и заключил в апр. 1812 секретный союз с Александром I (см. в ст. "Русско-шведские союзные договоры"). Однако Бернадот медлил с объявлением войны Франции и фактически присоединился к антинаполеоновской коалиции лишь весной 1813, предварительно заключив также союз с Англией. Гл. силы шведов осенью 1813 вторглись в нем. владения дат. короля. По "Кильским мирным договорам 1814" Дания уступила Ш. Норвегию. Вследствие нац. движения норвежцев присоединение ее состоялось на невыгодных для Ш. условиях личной унии (см. "Шведско-норвежская уния 1814–1905"). Остатки своих герм. владений – Швед. Померанию – Ш. продала (1815) Пруссии. Первое десятилетие после наполеоновских войн было в Ш. временем общего застоя и оскудения. С 30-х гг. начался экономич. подъем и вместе с тем – пром. переворот (переход к механич. прядению, внедрение новых способов ковки железа, начало собственного произ-ва машин). В 30-х гг. все громче заявляла

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia