Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Майкапар А.: Персонажи, сюжеты, эмблемы, символы и..."

Иаков





ИАКОВ. Брат-близнец Исава и третий из великих еврейских патриархов, который, как учила Церковь, был прообразом "типа" Христа. Он появился на свет вторым, держась за пятку Исава – знак того, что он должен будет занять его место. Исав был охотником, человеком полей, Иаков же вел оседлую жизнь среди шатров. Их соперничество воспринималось как символ конфликта между Церковью и Синагогой. История Иакова была предметом изображения в искусстве разных эпох – из нее брали сюжеты как для отдельных сцен, так и для циклов картин.

1. Украденное благословение (Быт., 25:19–34; 27; 28:1–5). Иаков не только обманом (за чечевичную похлебку) завладел правом первородства Исава, ему также удалось, по наущению матери, лишить Исава отцовского благословения. Когда Исаак был стар и почти слеп, он послал Исава наловить дичи и приготовить ему еды, "чтобы благословила тебя душа моя, прежде нежели я умру". Ревекка подслушала этот наказ и сказала Иакову, чтобы он, пока Исав отсутствует, занял его место, дабы получить благословение. Она обрядила Иакова в одежды Исава и обложила его руки и шею козлиной кожей, так как "Исав... человек косматый". Она приготовила еду, и Иаков отнес ее отцу. Исаак, видимо, был очень стар и дряхл, раз попался на такую простую уловку – он по ошибке благословил Иакова вместо Исава. Раз данное благословение не могло быть взято назад, и Иаков бежал от гнева брата, найдя убежище у своего дяди Лавана (брата Ревекки) в Харране в Месопотамии. Этот сюжет часто встречается в западной живописи XVII века. Исаак порой изображается приподнявшимся на постели, Иаков стоит перед ним на коленях. Руки последнего не всегда закрыты. Позади Иакова, положив руку ему на плечо, стоит Ревекка. Сцена может изображаться в интерьере европейского дома. Вдалеке на заднем плане порой изображается Исав с охотничьими собаками, или он входит в комнату с телом молодого оленя на плечах. Эта история, похоже, первоначально связывалась с древним родовым обычаем наследования не через старшего сына, а, наоборот, через самого младшего.

2. Лестница Иакова (Быт., 28:10–22). Остановившись на ночлег по пути в Харран, Иаков взял несколько камней, сделал из них изголовье и лег спать. Ему приснилась лестница, доходившая до самого неба, по которой вверх и вниз сновали ангелы. Сверху к нему обратился Бог, обещая отдать ему и его потомству – израильтянам – землю, на которой он лежал. Проснувшись, Иаков соорудил из камней колонну и возлил на нее елей и нарек это место Вефиль – "дом Божий". Этот сюжет впервые появляется в раннем христианском искусстве и с тех пор получает широкое распространение. В средние века он считался "типом" (или "символом") Девы Марии, через который достигалось единение неба и земли. Вершина лестницы обычно упирается в край облаков, с которых вниз взирает Бог. Ангелы поднимаются и спускаются по ступенькам лестницы. Иаков лежит спящий у ее основания, под головой у него большая глыба или каменная плита. Место, где был основан Вефиль, как считается, было священным еще в древнейшие времена, задолго до того, как евреи прибыли в Ханаан. Древние полагали, что сны – суть непосредственные откровения бога, и поэтому естественным было спать в таких местах в ожидании откровения божественной воли. Лестница – это реминисценция лестницы к вавилонскому "Зиггурату", которая простиралась от основания башни до храма на самой вершине, где пребывал Бог. (См. "ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ".)

3. Лия, Рахиль и Лаван (Быт., 29:9–30; 30:28–43; 31:17–55; 33:1–11). Неподалеку от Харрана Иаков повстречал Рахиль, пришедшую со своим стадом овец к колодцу. Он отвалил камень от устья источника – эпизод, который часто изображается, – и напоил овец Лавана; затем "поцеловал Иаков Рахиль и возвысил голос свой и заплакал". У Лавана было две дочери – Лия, старшая, слабая глазами, и Рахиль, которая "была красива станом и красива лицом". (Подобно Марфе и Марии, в них видели персонификацию активного и созерцательного типов человеческой натуры.) Иаков взялся служить Лавану пастухом в течение семи лет за Рахиль, которую он желал взять себе в жены. На свадьбе Лаван обманным путем подменил Рахиль Лией и потребовал от Иакова еще семилетней работы, прежде чем он получит Рахиль. В качестве оплаты Лаван согласился отдать Иакову всех пятнистых и в крапинку овей и коз, которые появились в его стадах. Иаков – не менее хитрый – взял ветви деревьев, с которых частично срезал кору, и положил их перед скотом в водопойных местах. И по волшебству животные зачинали и приносили потомство, которое было с пятнами и крапинами. Разбогатев таким образом, Иаков тайно оставил Лавана и отправился в Ханаан с обеими своими женами, детьми и со всем своим имуществом, включая большое количество скота. Уезжая, Рахиль похитила отцовских идолов – маленькие священные фигурки, которые были его "домашними богами". Когда Лаван обнаружил пропажу, то ринулся в погоню, нагнал беглецов и учинил обыск в их шатрах и в том, что им принадлежало. Рахиль своевременно спрятала идолов в седле верблюда и сама села на него, сказав отцу: "Да не прогневается господин мой, что я не могу встать пред тобою; ибо у меня обыкновенное женское". Эта сцена получила широкое распространение в живописи. Лаван и Иаков мирятся перед расставанием. Под конец своего путешествия Иаков выбрал лучшее из своих стад, чтобы послать вперед себя Исаву в качестве примирительного дара. Он изображен коленопреклоненным перед Исавом, позади него выстроилось все его семейство и слуги. За спиной Исава его воины.

4. Иаков, борющийся с Ангелом (Быт., 32:22–32). На пути своем Иаков пришел к броду через Иавок, являющийся притоком Иордана. Переправив свой караван через реку, он остался один, "и боролся Некто с ним, до появления зари". Этот "Некто", будучи не в состоянии одолеть Иакова, коснулся его бедра, которое с тех пор так и осталось поврежденным. Иаков потребовал, чтобы тот благословил его, прежде чем Иаков его отпустит. Его противник так и сделал, сказав: "Отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль; ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь". Это таинственное, подобное сну, событие интерпретировалось на много ладов – на языке религии, мифологии и фольклора. В раннем христианском искусстве антагонистом Иакова был сам Бог, однако позднее он стал изображаться в виде ангела – их борьба символизирует христианскую духовную борьбу здесь, на земле. В средневековом искусстве противником Иакова иногда был демон – поворот темы в русло аллегорической борьбы Добродетели с Пороком. Она также считалась еще одним примером конфликта Церкви и Синагоги – высохшее бедро символизировало евреев, не распознавших мессианства Христа. (Идея высохшего члена тела как символа неверия встречается также в случае с двумя повитухами в "РОЖДЕСТВЕ ХРИСТОВОМ", 3.) В фольклоре имеется много рассказов о боге реки, который охраняет брод и требует мзду от путников, прежде чем разрешить им переправиться. См. также "ИОСИФ": (1) Иосиф, проданный в рабство и (5) Иаков, благословляющий Ефрема и Манассию, сыновей Иосифа.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia