Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Новая философская энциклопедия в 4-х томах..."

Ньяя





(санскр. nyāya – метод) – философская система Индии, специализировавшаяся преимущественно в контровертивной диалектике, логике и теории познания и оказавшая во многих отношениях определяющее влияние на становление общеиндийских парадигм теоретической рациональности.
    Исторические истоки ньяи как систематизации контровертивного дискурса восходят к поздневедийскому периоду, тесно связанному с торжественным ритуалом прений эрудитов-жрецов, а затем жреческих школ ритуаловедов и экзегетов, которые стали разрабатывать специальную дисциплину ведения диспута (vākovākya). В послешраманскую эпоху, когда Индия уже знала профессионалов, умевших доказывать и опровергать любой тезис (см. "Локаятики"), брахманисты стали выдвигать собственных подготовленных диспутантов, способных к дискуссии с «диссидентами». Сутры Панини (4 в. до н.э.) уже упоминают типичные для ньяи термины, напр., «причина поражения в диспуте» (см. "Ниграхастхана"), а комментарий Патанджали (2 в. до н.э.) – целые концепции ньяи, такие, как первичность восприятия по отношению к умозаключению или несводимость целого к частям.
    В настоящее время считается признанным, что формирование базового текста ньяи заняло не одно столетие. I и V разделы ее сутр, посвященные 16 основным категориальным топикам (см. "Падартха"), в которых детально классифицировались псевдоответы ("джати") и причины поражения в диспуте, относились к наиболее раннему слою, составляя нечто вроде учебника дискуссии, находящего типологические параллели в «Чарака-самхите», тогда как позднее к ним был присоединен материал разделов II–IV, посвященный конкретным проблемам теории познания, онтологии индивида и т.д. Исходя из этого можно предположить, что формирование текста завершилось не ранее 3–4 вв. (см. "«Ньяя-сутры»"). Указанная датировка правильна, но целесообразнее считать, что составитель сутр создал свое произведение единократно, хотя и пользовался разнородными материалами. Хотя в истории ньяи трудно выделить отдельный период конкурирующих друг с другом школ, составителю сутр все же пришлось унифицировать доктрину, отвергнув, в частности, попытку некоторых авторитетов добавить 5 новых членов в традиционный пятичленный силлогизм ("аваява") в виде «познавательной установки», сомнения, «постижения потенциальности», цели и устранения сомнения.
    Философской системой-даршаной ньяя, как и другие индийские школы, становится уже после создания нормативного комментария к сутрам. Им стало толкование Ватсьяяны (4–5 вв.), предложившего различать в рамках 16 категориальных топиков два основных – источники знания ("прамана") и предметы знания ("прамея") и 14 дополнительных, которые могут быть включены во второй (см. "«Ньяя-бхашья»"). Комментарий "Уддйотакары" (7 в.) к Ватьсяяне означал окончательное вступление ньяи в эпоху схоластического философствования. Уддйотакара был вынужден отвечать основным соперникам ньяи – "Дигнаге" и последующим буддийским логикам ("Дхармакирти" и др.). В качестве своего рода комментария к «Ньяя-сутрам» можно рассматривать и трактат "Джаянта Бхатты" (9 в.) «Ньяя-манджари», в котором рассматриваются 16 категориальных топиков, источники знания в целом, а также отдельно восприятие, умозаключение, сравнение, словесное свидетельство, а затем предметы знания. Джаянта ведет полемику не только с буддийскими логиками, но и с мимансаками, отстаивая теистическую концепцию ("ишвара-вада"). Его современник Трилочана исследует проблему нетривиальных перцепций, в частности возможность непосредственного восприятия универсалий. Учеником Трилочаны был философ-энциклопедист "Вачаспати Мишра", чей комментарий к Уддйотакаре «Ньяяварттикататпарьятика», содержащий детальную критику буддийских доктрин, фактически завершает многоярусную пирамиду комментаторской экзегезы ньяи.
    В «Ньяясаре» (Квинтэссенция ньяи) и автокомментарии к ней «Ньяябхушана» (Украшение ньяи) Бхасарваджни (10 в.) 4 источника знания классической ньяи сокращаются до 3 (за счет сравнения) и предлагается новая интерпретация дополнительных, введенных мимансаками; его последователи в определенном смысле создают новую школу ньяи. Его младшему современнику Удаяне принадлежали две работы: «Атмататтвавивека», содержащая разрушительную критику буддизма, и «Ньяякусуманджали» (Букет ньяи) – исследование рациональной теологии, в котором приводятся доказательства бытия Бога (в первую очередь космологическое) через выявление логических лакун в аргументации антитеистов (прежде всего буддистов и санкхьяиков).
    12–13 вв. отмечены попытками создания единой даршаны "ньяя-вайшешика": найяики этого времени объединяют в своих трактатах эпистемологическо-диалектические категориальные топики ньяи с 6 категориями вайшешики, которые включаются в топик «предметы знания». Один из текстов этого направления – «Таркабхаша» Кешава Мишры (13 в.) – стал предметом 20 комментариев.
    С 13 в. начинается и деятельность бенгальской школы логиков «новой ньяи». В трактате Гангеши Упадхьяи «Таттвачинтамани», четыре раздела которого соответствуют четырем источникам знания, рассматривается природа механизма логического вывода – "вьяпти" (подвергаются критике все предшествующие определения) и природа отрицательных высказываний: небытие трактуется как одно из свойств объекта (краснота – одно свойство, отсутствие красноты – второе), четыре вида небытия ("абхава") сводятся к двум (нереальное – отсутствие рогов у зайца и реальное – отсутствие у кувшина синего цвета). Его последователь Матхурунатха (17 в.) рассматривал, в частности, отношения особой корреспондентности, существующие, напр., между числом «3» и классом, состоящим из трех предметов.
    Специфика философского дискурса ньяи раскрывается в самой системе 16 категориальных топиков и ее интерпретации, особом метафизическом «платонизме» и последовательно реалистической трактовке мира и мировоззренческих проблем.
    16 категориальных топиков – источники и предметы знания, сомнение ("саншая"), «намерение» ("прайоджана"), пример ("дриштанта"), доктрины ("сиддханта"), члены силлогизма ("аваява"), «рефлексия» ("тарка"), «изыскание» ("нирная"), диспут ("вада"), софистический спор ("джалпа"), эристический спор ("витанда"), псевдоаргументы ("хетвабхаса"), словесные ухищрения ("чхала"), псевдоответы и причины поражения в дискуссии – составляли с практической точки зрения «куррикулум» подготовки профессионального диспутанта. 7 последних необходимо было изучать для того, чтобы избежать поражения и одержать победу в споре, 9 первых – с целью профессионального овладения методом и предметом философского дискурса. С теоретической точки зрения, которая была сформулирована только начиная с комментаторского периода, они занимают место в особой иерархии онтологических реальностей. У Ватсьяяны 16 топиков идентифицируются как «сущее» (sat), которое, в свою очередь, находится в субординации по отношению к четырем аспектам познавательного процесса – субъекту, средству, объекту и результату познания, соответствующим, т.о., реальности высшей, чем «сущее». В итоге при различении двух уровней и «категориальности», и реальности очерчиваются измерения своеобразной гносеологической онтологии, не имеющей равнозначных параллелей в других индийских философских системах.
    «Платонизм» ньяи выражается в признании не только независимого существования универсалий, сущих до вещей, в вещах и после них, но и их непосредственной воспринимаемости «умо-зрением», притом не только их, но и самой их присущности вещам. Найяики, заселившие мироздание онтологически гипостазированными общими понятиями и ингеренциями, последовательно стали рассматривать их как особые вещи, способные, как отдельные вещи, вступать в определенные отношения с др. (в случае с классическим силлогистическим примером «огненность» может находиться в отношении отсутствия с озером и присутствия с очагом). Те же «способности» приписывались самим абстрагированным отношениям (напр., отношению противоположности). С этой точки зрения образ мыслей найяиков – радикальная противоположность буддийскому номинализму.
    Реализм ньяи можно охарактеризовать как доверие источникам знания: каждый из них имеет свою «компетенцию» и потому нет основания подвергать сомнению наши инструменты познания: восприятие свидетельствует о реальности внешнего мира, внутреннее чувство – о едином субъекте познания, воления и желания (ньяя наиболее близка из всех индийских систем к персоналистической антропологии), система логических выводов – о Боге как инструментальной причине и архитекторе мира. Поэтому, признавая различные уровни и классы реальности («платонизм» с неизбежностью препятствует представлению об одномерности бытия), ньяя, в отличие от виджнянавадинов и ведантистов, признавая все «права» и за небытием (которое может быть классифицировано), не считает, что эмпирический мир является относительно иллюзорным и абсолютно реальным только по отношению к фантомным проекциям нашего сознания.
    Литература:
    
Keith А.В. Indian Logic and Atomism. Oxf., 1921;
    Rändle H.N. Indian Logic in Early Schools. Oxf., 1930;
    Chatterjee S. The Nyāya Theory of Knowledge. Calcutta, 1939;
    DʼAlmeida A. Nyāya Philosophy. Nature and Validity of Knowledge. Alwaye, 1973;
    Encyclopedia of Indian Philosophies, v. 2. Indian Metaphysics and Epistemology. Nyāya-Vaiśeṣika up to Gangeśa, ed. by Κ.Η.Potter. Delhi, 1977;
    Matilal В.К. Nyāya-Vaiśeṣika. – A History of Indian Literature, ed. by J.Gonda, v. 6, Fasc. 2. Wiesbaden, 1977;
    Oberhammer G. Wahrheit und Transzendenz. Ein Beitrag zur Spiritualität des Nyāya. W., 1984.
    В.К.Шохин
    

    

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia