Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Геннадий Драницын





Геннадий Драницын

(в миру Григорий) - епископ Суздальский, сын причетника села Всегодич (теперь Ковровского уезда Владимирской губ.), обучался в Московской Академии (проф. Петров считает его малороссом под фамилией Грацинского, начавшим свое образование в Киеве или вообще на юге России и только окончившим его в Московской Духовной Академии). С 1746 г. по 1754 год, последовательно занимал в ней должности учителя фары, грамматики, синтаксимы и пиитики. После пострижения в монашество он в 1754 г. был назначен учителем философии, в феврале 1755 г. - префектом, а в сентябре - учителем богословия. В мае 1757 г. он был назначен ректором и архимандритом Заиконоспасского монастыря, но через год был переведен в Иосифов Волоколамский монастырь "для облегчения и отдохновения от школьных трудов". 13 декабря 1761 г. Геннадий был посвящен в епископа Суздальского и 31 марта 1762 г., в вербное воскресенье, прибыл в Суздаль; здесь его встретили "с крестным хождением и с вербою". Геннадий заботился о благолепии своей "архиереепрестольной" церкви; между прочим он устроил в ней "место архиерейское резное". Он много заботился и о благоустройстве Суздальской семинарии и прежде всего упорядочил семинарское хозяйство. Он перевел семинарию из тесного помещения при архиерейском доме в Спасо-Евфимиев монастырь, "подвергнул пересмотру весь продовольственный строй" и дал подробную инструкцию назначенному для заведования семинарским хозяйством комиссару. Личный состав семинарии и консистории был далеко не удовлетворителен. "В подаваемых владыке консисторских докладах он многократно усматривал, что в выписку вносятся правила, вовсе к тому не относящияся, что, по мнению Геннадия, ни от чего другого происходило, как только от простоты присутствующих". Геннадий старался замещать должности образованными и способными людьми, всячески поощрял своих ставленников, берег их, смотрел сквозь пальцы на некоторые их слабости. Но он был несчастлив в выборе людей, да и некого, по-видимому, ему было выбирать в провинциальной глуши Суздаля XVIII века. Пьянство со всевозможными дебошами доминировало над прочими суздальскими епархиальными неустройствами. Покровительствуемый Геннадием префект Субботинский под влиянием "пьянственной" страсти "ни в чем другом обращался, как только в одних побоях, которые он без всяких правильных причин из своих рук налагал на своих учеников бесчеловечным образом"; в конце концов, допившись до белой горячки, он вообразил, что "ему Бог купину явил", и, зажегши фунт свечей перед иконой, чуть не сжег семинарию. Другой префект, Семен Быстрицкий, попался в корчемстве. Третий префект, игумен Арсений Изографов, "будучи под немалым куражом, сек учеников по обнаженным телам плетьми" и "весьма непристойные в отношении их малолетства чинил нападения", которые они не решались даже "изъяснить" владыке. Особенно любимый Геннадием ректор, архимандрит Соломон Доброгорский, хотя уже после смерти Геннадия, под влиянием алкоголя впал в "гипохондрическую болезнь" и наделал самых "необыкновенных поступков". Официально Геннадий не мог оставить без внимания "непристойных префектовских" и иных поступков и наряжал строгие следствия, но, стоило провинившемуся педагогу "припасть к стопам" владыки и "всерабски просить архипастырского милосердого прощения", а особенно подать "надежду монашества", Геннадий тотчас прелагал гнев на милость и предписывал "начатое следствие оставить и в учиненных погрешениях архипастырское прощение объявить и, дабы впредь таковых непристойных поступков не чинил, обязать в силу указов подпискою". Субботинский, не исполнив даже обещания принять "монашеский образ", получил место протопопа сначала в Кинешме, потом в Юрьеве, где натворил новых дебошей; игумен Арсений через несколько месяцев после своих "непристойных" поступков с учениками был рекомендован Геннадием в качестве кандидата на архимандрию в Спасо-Евфимиев монастырь. Вообще при Геннадии Суздальская семинария, как говорит ее историк Малицкий, "представляла типичный образец дореформенной школы со всеми ее недостатками и крайностями". Преподавание в ней стояло на таком низком уровне, что ученики философии могли только "тупо" прочесть латинский отрывок и из философии "выводились обратно в риторику" по распоряжению преемника Геннадия. Кроме пьянства, в семинарии постоянным явлением были побеги учеников, находивших укрывателей в лице родителей. Вообще не строгий, по выражению современников - "всещедро правительствовавший", Геннадий должен был прибегать к самым строгим мерам против беглецов и укрывателей: по его резолюциям отцов не только штрафовали и ссылали в "монастырские труды", но и вместе с сыновьями "при собрании семинаристов под колокольцом били в две плети". Бывший с 27 сентября 1771 г. членом Московской Св. Синода Конторы, 17 февраля 1775 г. Геннадий был назначен членом Синода для присутствования опять же в Московской Св. Синода Конторе, управлявшей в то время и Московской епархией, но менее чем через два месяца умер в Москве 12 апреля 1775 г., в первый день Пасхи, в 9 часов пополудни (по "Спискам Архиереев", 11 апреля). Он был погребен в Суздальском кафедральном соборе.

"Списки Архиереев", № 109; Смирнов С., "История Славяно-Греко-Латинской Академии", 201; "Труды Владимир. Архивной Комиссии", VII (Малицкий, "История Суздальской семинарии"), 8-9, 28-29, 30-47, 67-74, 103, 113-114, 134-140; "Временник", XXII, 40, 200; Геронтий Кургановский, Архим., "Волоколамский Иосифов монастырь", 108; Розанов, "История Москов. Епарх. управления", I, 219; Барсов T., "Синодал. учреждения наст. времени", I, 37; "Чт. Общ. Любит. Дух. Просв.", 1893 г., III ч. (Титов, "Суздальская Иерархия"), 60; проф. Петров, "Акты, относящиеся к истории Киев. Дух. Академии", отд. II, т. I, ч. 2, 38.

В. Шереметевский.

Русский биографический словарь в 25-ти т. - Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцева. - Санкт-Петербург: Тип. И. Н. Скороходова, 1896-1918.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia