Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Ванновский





Ванновский, Петр Семенович

- генерал-адъютант, генерал от инфантерии, член Гос. Совета, из дворян Минск. губ., род. в 1822 г., получил образование в Московском кадетском корпусе и по окончании его в 1840 г. произведен в прапорщики лейб-гвардии Финляндского полка, с которым в 1849 г. находился в походе гвардии к зап. пределам Империи, по случаю венг. войны. В 1853 г., с открытием воен. действий в Европ. Турции, штабс-капитан В. был, по Выс. повелению, командирован в действующую армию и находился с Камчатским пех. п. при осаде Силистрии и при переправе через Дунай 14 июня 1854 г.; за отличие, оказанное во время осады кр-ти Силистрии, В. был награжден орд. св. Владимира 4 ст. с меч. и бантом. По возвращении в лейб-гвардии Финляндский п. В. 30 авг. 1855 г. был произведен в полковники и назначен в том же полку командиром 1-го батальона. Когда после Крымской войны в наших войсках было обращено усил. внимание на стрелк. дело и для развития его на правильных началах в 1857 г. была учреждена в Царском Селе стр. офиц. школа, начальником ее был назначен В. Ко времени пребывания в этой должности относится его печатный труд под заголовком: "Несколько слов об обучении в войсках стрельбе в цель и о необходимости количества ежегодно отпускаемых огнестр. припасов для учебн. стрельбы" ("Воен. Сб." 1861 г., № 2). В 1861 г. В. был произведен в генерал-майоры и вскоре после этого назн. директором Павловского кадетск. корпуса. В октябре 1862 г., под председательством Августейшего глав. начальника в.-учебн. заведений В. К. Михаила Николаевича, был учрежден особый комитет, которому поручено было обсудить необходимые перемены в тогдашнем устройстве наших в.-учебн. заведений. Назначенный в число членов комитета, В. представил Августейшему председателю докл. записку, в которой высказался за отделение в кадетск. корпусах спец. классов от общих и против предположений об устройстве воен. училищ, при войсках, т. к. "соединение одновременно научн. образования с действительною службой должно в результате помешать одно другому". В 1863 г. Павл. кадетск. корпус был упразднен, и генерал-майор В. был назначен начальником вновь учрежденного тогда Павл. воен. училища. Он принял это назначение в "эпоху великих реформ", совершенно не соответствуя их духу складом своего характера и своих воззрений, сложившихся в "Николаевское время". Но в сравнительно узких рамках своей деят-ти он не проявил тогда резкого антагонизма с ними, оставаясь в пределах требований воен. службы. училище формировалось, по выражению одного из современников и деятелей этого события, "из самых разнообразных элементов" молодежи общества, охваченных ли-бер. идеями, и В., принимая училище, прямо и сурово заявил юнкерам: "Я вас заставлю уважать строй и выбью из голов все бредни, не отвечающие требованиям военной службы". И действительно, он сразу дал училищу тон и направление, "к-рые не смогли вытравить следовавшие за В. начальники, менее его умные и гораздо более слабые". Основанием его деятельности и требований к другим были долг и дисциплина. Поэтому пример исправности по службе он подавал сам, присутствуя на всех занятиях юнкеров, постоянно обходя все помещения и проявляя всюду, особенно - по строевой части, чрезвыч. требовательность. К сожалению, последняя нередко омрачалась грубостью, как воспринятую им в той суровой служебн. школе, которую он прошел в молодых своих годах, так и вытекавшей из вспыльчивости его характера. "Ведь я - собака, не правда ли, - признался он однажды одному из своих ближн. сотрудников по училищу, - я всех кусаю, никому дремать не даю, а потому и порядок такой, как, может быть, ни у кого нет. Когда вы будете начальником, советую вам также быть собакой". Порядок же при нем в училище был, действительно, идеальный, благодаря его неустанному надзору. Особенное значение он придавал своим приказам, в которых беспощадно карал, а иногда высмеивал юнкеров, внушая им, что "будущему офицеру нарушать правила, теряться, а тем более лгать - непристойно". Свои приказы он никогда не отменял, держась наполеоновского правила: "Ordre contre ordre est toujours desordre", a в случае допущенной в приказе ошибки предпочитал лично извиняться перед незаслуженно обиженным. Крайне недоверчивый и подозрительный, он трудно сближался с людьми, а как властный человек и не искал этого, предпочитая, чтобы его больше боялись, чем любили. "Любовью людей, - говорил он, - кроме тех, кого я сам люблю, - а таких немного, - я вполне пренебрегаю; двигателями большинства служат только личный интерес и страх". Вместе с тем он не был жесток по природе, но скрывал доброту, как порок, как слабость. И потому при нем из училища, при самых строгих его требованиях, было исключено юнкеров меньше, чем при его снисходительном преемнике, а к своим бывшим питомцам он всегда хранил и проявлял чувство сердечной привязанности, всячески им помогая и содействуя по службе. Изыскивая все меры для привлечения достойных офицеров и преподавателей на службу в училище, он постоянно заботился о сближении и единодушии между всеми членами учебно-воспита-тел. персонала заведения. Следует отметить также заботу В. о подъеме значения строевого персонала и уравнении его с персоналом учебным. Цель эта была достигнута путем привлечения строевых офицеров к посещению аудиторий, классов и вечерних репетиций, ознакомлением их с проходимым в училище курсом и помощью их юнкерам в усвоении этого курса. Не принимая на себя роли руководителя научн. образования юнкеров и предоставляя самостоятельность инспекторской части училища, В. вместе с тем нередко давал советы и делал замечания, всегда дельные, обнаруживавшие простой и ясный ум, а зная массу людей, умея понимать их, часто указывал, кого из преподавателей следует пригласить в училище, - и его рекомендация всегда оправдывалась службою рекомендованного. Безусловно честный и чистый от личного интереса человек, В. проявлял большую заботливость и относительно пищи и здоровья юнкеров, а при выпуске их в офицеры неустанно хлопотал об их материал. благополучии. В 1868 г. В. был назначен для особых поручений в гл. управление в.-учебн. заведений; 2 авг. зачислен в списки 1-го воен. Павл. училища, а в окт. произведен в г.-л. и назначен начальником 12-й пех. дивизии. В 1871 г. В. было Выс. повелено произвести инспектирование киевской и полтавской воен. гимназий. Об исполнении этого поручения В. представил обширный отчет, в котором высказал между прочим: "В осмотренных мною заведениях упущена из виду конечная цель воспитания в оных, т. е. приготовление молодых людей для воен. службы; мне кажется, что равноправность всех воспитанников, существующая в наст. время в воен. гимназиях, положительно вредна для будущих деятелей на воен. поприще, т. к. она не дает возможности зародиться в детских умах правильному взгляду и пониманию различных степеней воен. иерархии. Для отстранения сказанного неудобства, мне кажется, было бы полезно установить в возрастных отделениях старших, назначая на эту должность лучших воспитанников... Не могу также не заявить о вредном влиянии на воспитательное дело равноправности воспитателей... Отстранить существующий между воспитателями разлад требованиями и настояниями одного директора гимназии невозможно... Труд этот для директоров значительно бы облегчился, если бы были установлены старшие возрастные воспитатели, учреждение которых имело бы еще и ту хорошую сторону, что служило бы к поощрению достойнейших; теперь же воспитатель ничего не имеет впереди". В этих словах нельзя не узнать тех нововведений, которые последовали в в.-учебн. заведениях уже в бытность В. воен. мин-ром. Заботы В. по доведению своей дивизии, сперва 12-й, а позже - 33-й, до желательной степени совершенства, между прочим, выразились изданием в 1875 г. "Наставления о том, как и чему учить новобранцев". Однако все более и свободнее, по мере расширения рамок власти, проявлявшиеся в нем грубость обращения с подчиненными и требовательность к ним, при большом отчуждении от них, создали ему такую непопулярность и нелюбовь в войсках, особенно среди офицеров, что были случаи, когда офицеры одной арт. бригады, оскорбленные его неприличным и непередаваемым в печати публичным отзывом о ней, поголовно подали в отставку. Последствием этого эпизода, а затем и неудачно сошедшего смотра войск, вверенных В. в Выс. присутствии, едва не была отставка самого В., но дело ограничилось лишь отъездом его в 2-месячн. отпуск. С началом же мобилизации наших войск в ноябре 1876 г. для войны с Турцией, когда началось формирование арм. корпусов, В. был назначен командиром XII арм. корпуса, в состав которого вошли 12 и 33-я пех. и 12-я кав. дивизия, с их артиллерией. По объявлении войны и переправы через Дунай, действующая армия разделилась на три части, причем XII и XIII корпуса образовали отд. Рущукский отряд под начальством цесаревича и вел. кн. Александра Александровича (впоследствии имп. Александра III) и были направлены к р. Янтре, для обеспечения лев. фланга глав. сил. Начальником штаба Рущукского отряда был назначен В., а в командование XII корпусом вступил вел. кн. Владимир Александрович. Хотя воен. образование В. и ограничивалось лишь курсом кадетск. корпуса, но, по отзыву гр. Д. А. Милютина, он проявил себя хорошим начальником штаба и заслужил глубокое уважение и расположение цесаревича. 7 ноябр. турки атаковали Рущук, отряд на Черном Ломе, у Тростеника и Мечки, но везде были отбиты; после падения Плевны неприятель снова атаковал 30 ноябр. наши позиции у Мечки и опять был отражен. В тот же день наследник цесаревич получил орд. Георгия 2 ст., а на другой день его ближ. сотрудник г.-л. В. был награжден орд. св. Георгия 3 ст., "За храбрость и распорядительность, по званию начальника штаба Рущукского отряда, в делах против турок и за деят. участие в отбитии непр. атак на позиции, занятые войсками XII и XIII арм. корпусов". 26 фвр. 1878 г., в день рождения Августейшего начальника Рущукского отряда, начальник его штаба получил звание генерал-адъютанта и назначен командующим войсками этого отряда, с которым оставался до мая сл. года в Рущуке, Сили-стрии и Варне. За распорядительность и отлично-усердную службу во время нахождения в составе оккупационных войск в Болгарии, В. объявлено Выс. благоволение, а по возвращении в пределы России, 26 фвр. 1880 г., был зачислен в генеральный штаб (хотя курса Николаевской академии генерального штаба он не проходил), с оставлением в звании командира XII арм. корпуса. По вступлении на престол имп. Александра III В. был назначен 22 мая 1881 г. управляющим воен. мин-ством, в начале след. года утвержден в должности воен. министpa, а 15 мая 1883 г. произведен в генералы от инфантерии. Непременным условием своего вступления на этот ответственный пост В. поставил самостоят. выбор своих ближ. сотрудников и не без борьбы с самим государем добился согласия на это. Таковыми явились: на посту начальника главного и генерального штаба - генерал H. H. Обручев, а на посту начальника канцелярии воен. мин-ства - генерал П. Л. Лобко, которые и оставались ближ. сотрудниками в течение всех 17 лет управления В. воен. мин-вом. Являясь совершенным антиподом по политич. и воен. взглядам своему предшественнику, гр. Д. А. Милютину, - "либералу в смысле убежденного прогрессиста и противника "Николаевского режима" (кн. В. П. Мещерский), - В. сохранил систему организации управления армией, созданную Милютиным, после того, как комиссия гр. Коцебу (1881-82 гг.) высказалась против ее ломки, но внес в нее другой, особенно рельефно выразившийся в немедленном преобразовании (1882 г.) воен. гимназий в кадетск. корпуса. Властный по натуре, он скорее "командовал", чем "управлял" воен. мин-ством и армией, наименее касаясь непосредственно лишь тех-нич. отраслей воен. дела, в которых считал себя некомпетентным, что и отразилось на состоянии наших крепостей, в числе которых продолжали существовать негодные и бесполезные (Бендеры, Киев, Двинск, Бобруйск) за счет нужных, но не достаточно благоустроенных, - и на артиллерии, недостатки которой рельефно проявились во время русско-японской войны, ко времени которой их не успел исправить преемник В., генерал-адъютант Куропаткин. Исключение составило лишь дело перевооружения нашей армии новым магазинным ружьем, в котором В. принимал живое и близкое участие. Главнейшие задачи, которыми задавался В. в свое управление воен. мин-ством, заключались в усилении численности запаса н. ч., создании запаса офицеров, улучшении состава у.-офицеров, усилении регуляр. кав-рии, улучшении продовольствия н. ч., преобразовании обозной части, создании боев и продовольств. запасов на случай войны в вероятном районе сосредоточения армий, постройке крепостей на зап. границе, постройке там же казарм для войск и ускорении и упрощении мобилизации. Перечень важнейших мероприятий в армии, осуществленных в ур-ние воен. мин-ством В., приведен уже в статье, посвященной имп. Александру III. С внутр. стороны этот период был тяжелым и суровым временем для армии, отразившим тяжелый характер В. Современники его в своих воспоминаниях единодушно сходятся в том, что это был человек здравомыслящий, умный, твердого характера и железной воли, но подозрительность его и недоверие к людям, затрудняя вообще работу, расплодили доносы, которыми В. пользовался, но не для явных ревизий, а для "тайных разведок". 1 янв. 1898 г. В., согласно прошению, был уволен от должности воен. министpa, с назначением членом Гос. Сов. и шефом 131 пех. Тираспольского п. В 1899 г. В. было поручено расследование причин беспорядков, происшедших в разл. высш. учебн. заведениях, а в 1901 г., после убийства Н. П. Боголепова, он был назначен мин-ром нар. просвещения, на этом посту В. оставался около года. Воспользовавшись материалом, собранным бывшей под его председательством комиссией расследования, В. проектировал коренное преобразование строя высш. учебн. заведений, но осуществление его встретило препятствия и затянулось. Но зато он все же успел успокоить волновавшуюся молодежь своим беспристрастно строгим и сердечным отношением к ней. Скончался В. внезапно, в ночь на 17 фев. 1904 г., до последнего дня страстно волнуясь текущими событиями и неутешительными известиями с театра русско-японской войны. (Н. А. Данилов, "Столетие воен. мин-ства. Историч. очерк развития воен. управления в России", СПб., 1902; М. Лалаев, "К юбилею воен. министpa, генерал-адъютанта В. Материалы для биографии", СПб., 1890; "Истор. очерк Пав. воен. училища (1798-1898)", СПб., 1898; "Разведчик", № 30 и 60; С. И. Зыков, "Наброски из моей жизни", "Рус. Ст." 1910; П. А. Крыжановский, "Воспоминания о П. С. В.", "Ист. Вест." 1910; М. И. Морозов, "Воспоминания о П. С. В.", "Ист. Вест." 1911; Ю. Лоссовский, "Доброе дело", "Ист. Вест." 1911; И. В. Мещанинов, "Из воспоминаний о П. С. В.", "Ист. Вест." 1911).

Военная энциклопедия: [В 18 т.] / Под ред. В.Ф. Новицкого и др. - СПб.: Т-во И.Д. Сытина, 1911-1915.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia