Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Японоведение





ЯПОНОВÉДЕНИЕ – совокупность наук, изучающих историю, экономику, политику и культуру Японии. Изучение Японии в самой этой стране обычно не включается в понятие Я.

Начальный период развития Я. Начало изучения Японии положили в 16–17 вв. многочисл. португ. и исп. миссионеры, прибывавшие на Япон. о-ва с Филиппин. На основании их записей и дневников издавались книги об этой новой для Европы стране. Особое значение среди них имела выпущенная в 1754 большая книга "Histoire du Japon", составленная по многочисл. записям о пребывании в Японии Ф. "Ксавье" (1506–52). Еще до выхода этой книги португ. миссионерами в Японии были изданы первые латино-португ.-японский словарь (1595), грамматика япон. яз. (1604, Ж. Родригиш), учебник япон. яз. (1591, М. Баррету). После запрещения христианства и введения пр-вом Японии режима самоизоляции страны (30-е гг. 17 в.– 50-е гг. 19 в.), когда только голландцам и китайцам было разрешено вести ограниченную торговлю в Нагасаки, голл. торговая фактория в Нагасаки была единств. центром изучения Японии. Наиболее известными произв. этого периода являются труды двух врачей (немцев по национальности, находившихся на службе у голл. компании); это – получившая популярность в Европе книга по истории Японии Э. Кемпфера (1651–1716) и описание Японии Ф. Зибольда (1796–1866). Издавались также нек-рые записи голландцев – глав факторий: Н. Кукэбэкера, находившегося в Нагасаки в 1633–39, И. Цицинга (1744–1812) и др.

В России в 17–18 вв. сведения о Японии накапливались от рус. мореплавателей, от японцев, потерпевших кораблекрушение и спасенных рус. людьми ("Денбей" и др.), и через страны Зап. Европы, гл. обр. через Голландию. В нач. 18 в. по указанию Петра I была создана школа для изучения япон. яз. В 1-й четверти 19 в. появились русские оригинальные работы о Японии – описания адмирала И. Ф. "Крузенштерна", капитана П. И. Рикорда, капитана В. М. "Головнина" (записки последнего были переведены на многие европейские языки).

Мировое Я. во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. Н овый этап в изучении Я. наступил после "открытия" страны в 50-х гг. 19 в. США и др. зап. державами и вступления Японии после незавершенной бурж. революции 1867–68 (см. "Мэйдзи исин") на путь капиталистич. развития. На первое место в изучении Японии выдвинулись такие европ. страны, как Англия, Франция, Германия. Большой вклад сделала Россия (см. ниже). Изменился состав авторов, пишущих о Японии, ими стали лица, находившиеся много лет на дипломатич. службе в Японии, или специалисты, приглашенные на долгий срок япон. пр-вом для получения от них помощи в той или иной области науки и техники. Стали появляться разнообразные исследования по истории, совр. положению страны, ее экономике, театру, лит-ре и др. областям культуры.

К нач. 20 в. в странах Европы и США были созданы учебные востоковедные учреждения, выпускавшие специалистов-востоковедов, и японоведов в том числе. Взаимоотношения стран Европы и США с Японией расширялись. Это толкало исследователей к тому, чтобы глубже изучать политику, экономику и культуру Японии. Изучение Японии стало складываться в комплексную науку – Я.

Первое место в Я. до 1-й мировой войны 1914–18 занимали англ. ученые. Главой англ. школы Я. был Б. Чемберлен (1850–1935), ок. 25 лет преподававший лингвистич. науки в Токийском ун-те, автор исследований в области япон. яз., лит-ры, культуры. Чемберлену, в частности, принадлежит перевод с комментариями на англ. яз. ист. памятника "Кодзики". Др. выдающимся англ. японоведом был У. Астон (1841–1911), находившийся в течение 25 лет на дипломатич. службе в Японии; он написал работу по истории япон. лит-ры, охватывающую период с 700 до 1910, труды по грамматике япон. яз., исследование о религии синто, перевел и прокомментировал ист. памятник "Нихон секи", анализировал строй япон. яз. и кор. яз. в плоскости сравнительного языкознания. В 1901–02 в Англии был издан 12-томный труд Ф. Бринкли (1841–1912) по истории, иск-ву и лит-ре Японии и Китая (Японии посвящено 8 томов). Период до 1-й мировой войны отмечен появлением серьезного исследования по истории Японии Дж. Мёрдока (1856–1921), приближавшегося к материалистич. пониманию истории (поскольку Мёрдок ряд лет работал в Сиднейском ун-те, то как Англия, так и Австралия причисляют его к своим нац. японоведческим школам). Ряд работ англ. японоведы посвятили япон. буддизму (Ч. Элиот), лит. памятникам (А. Валлей) и вопросам япон. культуры. Собиранию материалов о Японии содействовало организованное в Токио в 1872 об-во японоведов "Азиатское общество Японии" ("Asiatic Society of Japan"), объединившее гл. обр. англичан (выпускало "Transactions").

Главой нем. школы японоведов считается К. Флоренц (1865–1939). Он написал работу по истории совр. япон. лит-ры, перевел япон. мифы. Гл. направлением нем. Я. оставалось изучение языка и лит-ры. Нем. Я. много сделало в области составления библиографии Японии [Ф. Венкштерн (1858–1914), О. Наход (1858–1933)]. По типу англ. об-ва японоведов в Токио в 1873 была создана нем. ассоциация "Немецкое общество по изучению природы и народов Восточной Азии" ("Deutsche Gesellschaft für Natur und Völkerkunde Ostasiens"), выпускавшая "Mitteilungen". По масштабам и научным результатам оно уступало английскому.

Франц. японоведы занимались гл. обр. изучением лит-ры и иск-ва Японии. Уделялось также внимание япон. истории. Японоведом А. Р. Мазельером была написана 8-томная работа "Le Japon. Histoire et civilisation" (ν. 1–8, P., 1907–23), миссионер Папино составил первый энциклопедии, словарь по истории этой страны.

США позже других приступили к изучению Японии, хотя были первой страной, "открывшей" ее после 250-летнего периода самоизоляции. Первыми японоведами стали амер. миссионеры, гл. обр. из числа последователей пресвитерианской церкви, и баптисты. Основоположником амер. Я. считается миссионер-педагог У. Гриффис (1843–1928). Ему принадлежит двухтомник по истории Японии "The mikado's Empire" (Ν. Υ., 1876), выдержавший более 10 изданий. Были изданы также работы по япон. искусству (Э. Феноллоса), а в 1-й четверти 20 в.– по совр. политич. проблемам (В. Макларен). В нач. 20 в. в амер. ун-тах появились кафедры япон. яз.

В России изучение япон. языка и страны активизировалось после установления гос. отношений между рус. гос-вом и Японией (1855). К началу 20 в. приступили к систематич. изучению Японии в Петербургском ун-те и в Восточном ин-те во Владивостоке (создан в 1899). Появились серьезные работы общего характера – описание Японии М. И. Венюкова и первый труд по истории Японии, написанный на основе япон. источников, В. Я. Костылева. В первых десятилетиях 20 в. в России сложилась группа выдающихся японоведов, владевших япон., кит. и европ. языками, имевших разносторонние научные интересы: Д. М. Позднеев – автор трудов по географии и истории Японии и Китая, о русско-японских отношениях, составитель первого иероглифич. русско-японского словаря, Е. Г. Спальвин – один из основателей русской лингвистич. школы японоведения, составитель многочисл. языковых учебников и пособий, автор трудов по истории Японии, конфуцианству и религиям Японии, япон. лит-ре, Е. Д. Поливанов, приобретший известность в мировом Я. оригинальными исследованиями по япон. диалектологии, а также по сравнит. языкознанию вост. языков, Н. В. Кюнер – выдающийся географ, писавший о Японии, Китае и др. странах Дальнего Востока. Начал свою плодотворную деятельность Н. И. Конрад. Изучение япон. лит-ры, как правило, базировалось на переводных с европ. языков мат-лах. Делались попытки перевода с языка подлинника (В. М. Мендрин) и написания самостоятельных литературоведческих исследований (Г. Г. Ксимидов, Н. И. Поздняков). В России, как и на Западе, Я. оставалось комплексной наукой. История Японии, экономика, политика, культура освещались в общих крупных страноведческих работах Т. Богдановича, А. А. Николаева и других. Собственно историч. труды, посвященные отдельным проблемам новой, средневековой и древней истории, были немногочисленны. Они были богаты фактич. материалом, однако в них отсутствовало понимание социально-экономических причин историч. развития. Вместе с тем после русско-японской войны 1904–05 все большее значение приобретали проблемы экономики, внутренней и внешней политики Японии. Они освещались в отдельных исследованиях японоведов, помещаемых в "Известиях Восточного института" (Владивосток) и др. периодич. востоковедных изданиях, более или менее систематически в специальном журнале "Китай и Япония" (Хабаровск, 1910–17).

С начала 20 в. в Я. наметились прогрессивные тенденции. Передовые русские люди интересовались социал-демократич., движением в Японии, возникшим в нач. 20 в. Были переведены и изданы статья Сэн Катаяма о социализме в Японии, книги Ж. Лонге – внука К. Маркса, и Г. Экштейна, посвященные этим вопросам (в переводах участвовала Вера Засулич). Стали заметны попытки подойти к освещению истории Японии не с традиционных позиций дворянско-монархич. школы, а с позиций, приближавшихся к материалистич. пониманию истории. Появились написанные с прогрессивных позиций исследование А. Петрова о положении япон. рабочего класса (1912), статьи по совр. проблемам Японии К. А. Харнского. Хотя такое направление в Я. еще только намечалось, тем не менее оно явилось важной составной частью русского Я. дооктябрьского периода. Для бурж. Я. в целом был характерен преимущественный интерес к вопросам истории культуры, духовной жизни Японии, рассматриваемым вне связи с социально-экономич. условиями общества.

Мировое Я. в новейшее время. Новый этап в развитии Я., как и востоковедения вообще, наступил в связи с началом новой эпохи мировой истории после победы Октябрьской революции в России. На базе марксистско-ленинской методологии возникло и стало развиваться принципиально новое, научное советское Я. Основными его чертами стали изучение япон. народа – его истории, языка, культуры, экономики страны, и применение марксистско-ленинской методологии иссле- дования. Значит. роль в становлении марксизма в востоковедении, и в т. ч. в Я., играли Всероссийская научная ассоциация востоковедения, созданная в 1921, и ее журнал "Новый Восток". В 1920-х гг. в Ленинграде и в Москве были созданы Восточные ин-ты с япон. отделениями на соответствующих факультетах. В сов. Я. пришли крупные японоведы, сложившиеся как ученые в дооктябрьский период (Н. И. Конрад, О. В. Плетнер, Д. М. Позднеев, Е. Г. Спальвин, К. А. Харнский), и новые кадры.

До 30-х гг. Я. в СССР оставалось, в основном, комплексной наукой. Но и на этом раннем этапе японоведы в своих страноведческих работах стремились раскрыть ленинское определение япон. империализма, осветить процесс историч. развития япон. народа, дать анализ буржуазной революции 1867–68. показать положение рабочего класса и крестьянства этой страны [В. Д. Виленский, Н. И. Конрад, И. М. Майский (В. С. Светлов), О. В. Плетнер, Д. М. Позднеев, К. А. Харнский, X. Т. Эйдус].

В сер. 30-х гг. в Я. начала зарождаться специализация. Из страноведения выделились экономич. география (работы К. М. Попова) и история. Труд Е. М. Жукова "История Японии" (М., 1939) явился важной вехой на пути разработки марксистско-ленинской концепции процесса историч. развития Японии в целом. Филология разделилась на исследования языка и лит-ры. Были созданы крупные теоретич. труды по грамматике (Н. И. Конрад, Е. М. Колпакчи, О. В. Плетнер, Е. Д. Поливанов, Е. Г. Спальвин, А. А. Холодович). Появились учебные пособия, построенные на новой методологии. Японоведы приступили к изучению истории япон. лит-ры, к переводам классич. произведений, а также произведений совр. писателей, особенно пролетарской лит-ры 30-х гг. (Н. И. Конрад, А. Е. Глускина, Н. А. Невский, Н. И. Фельдман и др.). В довоен. период в сов. Я. в основном уже сформировалась сов. марксистская школа.

В зап. бурж. Я. после 1-й мировой войны заметно усилился интерес к проблемам новейшей истории страны, ее политич. жизни, что было в определенной мере связано с усилением Японии как империалистич. державы, обострением противоречий между Японией и США и др. капиталистич. странами. По проблемам новой и новейшей истории Японии, ее роли в междунар. отношениях, вышли работы М. Кеннеди (Англия), Буске (Франция), Т. Деннетта, Пейсона, Г. Квигли (США) и др. Открылись новые кафедры япон. яз. в ун-тах США. В 1925 в Нью-Йорке был образован Тихоокеанский ин-т с филиалами в разных странах, в задачу к-рого входило изучение различных проблем тихоокеанского региона. В 20–30-х гг. в амер. ун-тах, имевших дальневост. кафедры, стали вводиться специальные курсы по истории Японии.

Продолжалась работа по составлению учебников япон. яз. (А. Розинес, Англия). Разработка методики преподавания япон. яз. получила широкое развитие в США во время 2-й мировой войны 1939–45. Работы по истории культуры особенно активно велись во Франции (М. Рено, П. Ноэль, Р. Гастон); значит, вклад в изучение япон. иск-ва внес живший во Франции рус. эмигрант японовед С. Елисеев, сделавший также много для подготовки франц. и амер. японоведческих кадров. По истории культуры и религии вышли крупные работы австр. японоведа А. Славика и голландца М. Виссера (1875–1930). Значит. научную ценность представляли работы по отдельным проблемам древней, ср.-вековой и новой истории [авторы – Г. Мунро, Л. Садлер (Англия), Г. Бортон, Дж. Эмбри (США)], хотя и не выходившие за рамки бурж. методологии, но опиравшиеся на богатый фактич. материал, а также работы прогрессивного канадского японоведа Г. Нормана.

После 2-й мировой войны наступил новый период в развитии мирового Я. В Японии после разгрома япон. милитаризма образовалась нац. марксистская школа в различных отраслях науки. Значит. подъема достигло сов. Я. В нем завершилось обособление ряда наук: экономики, истории, географии, этнографии, языка, литературы, философии, искусства и зародились новые: источниковедение, библиография, историография. Преимущественное развитие получили исследования современных экономич. и социально-политич. проблем Японии. Гл. внимание направлялось на изучение особенностей послевоен. развития экономики Японии, положения и роли япон. монополий и формирования системы японского гос.-монополистич. капитализма, места и роли Японии среди капиталистич. стран, а также в мировой экономике и политике (А. И. Динкевич, М. И. Лукьянова, Я. А. Певзнер, Б. А. Пигулевская, Д. В. Петров). Вышли работы по проблемам япон. финансов, конкретной экономики, аграрной проблеме, положению рабочего класса, средних слоев, науч.-технич. работников (Л. П. Арская, Н. М. Брагина, В. А. Власов, Б. Н. Добровинский, С. К. Игнатушенко, В. В. Ковыженко, А. В. Комаров, Н. К. Куцобина, Е. Л. Леонтьева, С. В. Маркарьян, С. Т. Мажоров, Г. К. Меклер, В. А. Попов, В. В. Рамзес, А. И. Стадниченко, Ю. С. Столяров, М. В. Сутягина, В. А. Хлынов и др.).

Развивалось изучение истории и совр. проблем Японии. Советские японоведы опубликовали ряд оригинальных теоретич. работ о методологии историч. исследования применительно к востоковедной науке (Е. М. Жуков, Н. И. Конрад). Были изданы труды, освещавшие гос. устройство, деятельность политич. партий, внутр. политику совр. Японии (Ю. В. Георгиев, И. К. Державин, И. И. Коваленко, Ю. Д. Кузнецов, И. А. Латышев, А. Н. Романов, И. М. Сырицин и др.), рабочее и демократич. движение (П. П. Топеха и др.), вопросы милитаризации (С. Т. Мажоров, А. П. Марков, A. С. Савин). Ряд крупных работ посвящался внеш. политике Японии (И. Я. Бедняк, С. И. Вербицкий, Д. И. Гольдберг, Д. В. Петров, Б. А. Романов, Б. Г. Сапожников, К. О. Саркисов и др.) и проблемам торг.-экономич. связей Я. (В. В. Александров, И. И. Василевская, И. А. Ильина, М. Г. Носов, Ю. М. Черевко, А. М. Шарков и др.).

Расширялось изучение всех историч. эпох. По новой истории была опубликована фундаментальная коллективная монография под редакцией А. Л. Гальперина "Очерки новой истории Японии (1640–1917)" (М., 1958), исследования о демократич. движении 1900-х гг. (Г. Д. Иванова), а также о бурж. революции 1867–68, о ранних взаимоотношениях Японии и США и др. По ср. векам подробно исследовался период позднего феодализма, особенно положение крестьянства в это время (А. Л. Гальперин, О. С. Николаева, Г. И. Подпалова, И. Г. Поздняков). Впервые получила освещение история ср.-век. города (А. А. Искендеров). Работа по древней истории проводилась на базе изучения и обобщения археологич. материала (М. В. Воробьев). Вышли в свет исследования о русско-японских и советско-японских отношениях с момента их зарождения и до самого последнего времени (Л. Н. Кутаков, B. М. Константинов, А. Л. Нарочницкий, Б. А. Романов, Э. Я. Файнберг, X. Т. Эйдус).

Немало сделано в области изучения япон. философии. Выпущены труды о философах-материалистах феод. Японии, о совр. бурж. философии, о путях развития обществ, мысли в этой стране, переводы произв. япон. философов (Я. Б. Радуль-Затуловский, К. А. Гамазков, Ю. Б. Козловский, Б. П. Лаврентьев, Б. В. Поспелов, Л. Н. Шахназарова). Впервые написаны книги по этнографии и религиям Японии (С. А. Арутюнов, Г. Е. Светлов). Опубликована "Библиография Японии" в двух томах, включающая все книги и журнальные статьи, изданные в 1734–1958. Описаны редкие рукописные и старопечатные япон. фонды ленинградских библиотек (О. П. Петрова, В. Н. Горегляд, З. Я. Ханин). Сов. японоведы перевели и прокомментировали древние историч. памятники "Кодзики" – запись мифов и легенд, ранние законодат. акты "Тайхоре" и серию "фудоки" – историко-географич. описания провинций Японии 8 в. (Е. М. Пинус, К. А. Попов).

Созданы учебники япон. языка по разным его отраслям. Выпущена серия фундамент, общих и спец. словарей. Написаны труды по различным областям япон. языкознания (И. Ф. Вардуль, И. В. Головний, А. А. Пашковский, Н. А. Сыромятников, Н. И. Фельдман).

Публиковались переводы, комментарии, развернутые статьи о лит. памятниках древности и феод. периода (А. Е. Глускина, В. Н. Горегляд, В. В. Логунова, В. Н. Маркова, Е. М. Пинус). Совр. япон. лит-ра широко представлена в исследованиях и художеств, переводах японистов-литературоведов (Т. П. Григорьева, В. С. Гривнин, И. Л. Иоффе, О. В. Морошкина, Н. И. Чегодарь и др.). Япон. поэзия изучалась и переводилась японоведами-поэтами (В. Н. Маркова, А. И. Мамонов). Написаны краткие истории феодальной и совр. япон. лит-ры (Д. П. Бугаева, А. Е. Глускина, Т. П. Григорьева, Г. Д. Иванова, И. Л. Иоффе, В. В. Логунова). Изданы исследования Конрада по разным периодам истории япон. лит-ры.

Появились общие работы по япон. культуре (К. М. Попов, Н. Т. Федоренко, Н. А. Иофан, Г. Б. Навлицкая).

Успешно развивается Я. в социалистич. странах Европы. В ГДР созданы труды в области филологии (М. Рамминг), истории (Г. Менерт, В. Хартман) и литературоведения (И. Берндт). Большую работу проводят польские японоведы В. Котаньский (лингвистика), И. Табачиньска-Залевска (история) и др. Я. развивается также в Чехословакии, в Венгрии, Болгарии и Румынии.

В связи с выдвижением Японии после 2-й мировой войны в число высоко развитых в экономич. отношении стран капиталистич. мира значительно возрос к ней интерес в США и в гос-вах Зап. Европы. Здесь Я. стало развиваться быстрее, чем раньше. В бурж. Я. на первое место выдвинулись США. Развитие Я. в США поощрялось пр-вом, а также в значит, мере субсидировалось фондами Рокфеллера, Карнеги, Форда и др. Для послевоен. зап. Я. характерна постепенная дифференциация Я. на отдельные отрасли (история, экономика, лит-ра и т. д.) и большой интерес к проблемам современности. В 50–60-х гг. в США сложилась довольно многочисл. школа японоведов-экономистов (Т. Виссон, В. Локвуд, А. Трэд и др.). Изучались политич. жизнь Японии, япон. политич. партии (Р. Скалапино и Дз. Масуми, А. В. Кол, Г. О. Тоттен, К. Уэхара и др.). Издавались работы по внешней политике Японии (Э. О. Рейшауэр, Г. А. Лэнсен, Т. Н. Вествуд и др.). В нек-рых книгах предвзято освещалась политика Советского Союза. В послевоен. период в США и др. бурж. странах выходили также общие историч. работы, включавшие в большей или меньшей степени социально-экономич. анализ [Э. О. Рейшауэр (США), Д. Сансом (Англия), Ф. Мариани (Италия) и др.]. В области изучения языка, классич. япон. лит-ры и иск-ва по-прежнему лидировала франц. школа во главе с Хагенауэром и Бонмаршан; ряд исследований по этой тематике опубликовали также западногерм. японоведы Г. Венк, X. Хамитуш, X. Захерт, итал. японовед Г. Скалисе, амер. японовед Д. Кин. Ценное исследование по позднему япон. феодализму и идеологии этого периода было создано в послевоен. время канадским ученым Г. Норманом, написанное (так же как и его довоен. работы) с прогрессивных позиций. Изучение Японии начало развиваться в Австралии, в нек-рых странах Азии и Латинской Америки.

Основные центры японоведения

Австралия. Australian National University. The Faculty of Asian Studies, Department of Japanese, Canberra; Oriental Society of Australia, Sydney; University of Sydney, Sydney.

Австрия. Institut für Japanologie, Universität Wien, Wien.

Бельгия. Rijksuniversitet te Gent, Gent; L'Université catoliqué de Louvain, Leuven.

Великобритания. School of Oriental and African Studies, University of London, London; School of Economics and Political Science, University of London, London; Institute of Oriental Studies, Cambridge University, Cambridge; Center of Far Eastern Studies, St. Antoney's College, Oxford University, Oxford; Oriental Institute, University of Oxford, Oxford; Center of Japanese Studies, Sheffield University, Sheffield; Royal Asiatic Society, Japanese Section, London.

Венгрия. Eötvos Lorand Tudomany Egyetem, Budapest.

ГДР. Ostasiatisches Institut, Humboldt Universität, Berlin; Institut für Orientforschung, Deutsche Académie der Wissenschaften, Berlin; Ostasiatisches Institut, Karl Marx Universität, Leipzig.

Дания. East Asian Institut, Copenhagen.

Италия. Instituto italiano per il Medio ed Estremo Oriente (ISMEO), Roma; Отделение ISMEO, Milano; Отделение ISMEO, Torino; Instituto di Studi dell' India e dell' Asia Orientale, Universita di Roma, Roma; Instituto Universatario Orientale di Napoli, Napoli; Seminario di Lingua e Litteratura Giapponese, Universita degli Studi, Venezia.

Мексика. Universidad Nacional Autónoma de México, México; El Colegio de México, México.

Нидерланды. Rijksuniversiteit te Leiden, Leiden; Verezniging voor japanische grafiek en kleinkunst, Utrecht.

Польша. Instytut orientalistyczny Universytetu Warszawakiego. Warszawa.

СССР. Институт востоковедения АН СССР, Москва; Институт мировой экономики и международных отношений АН СССР, Москва; Институт Дальнего Востока АН СССР, Москва; Институт стран Азии и Африки при МГУ, Москва; Восточный факультет ЛГУ, Ленинград; Восточный факультет Дальневост. гос. ун-та, Владивосток.

США. East Asian Research Center, Harvard University, Camb. (Mass.); Harvard – Yenching Institut, Harvard University, Camb. (Mass.); Far Eastern and Russian Institut, University of Washington, Seattle; Department of Chinese and Japanese, East Asian Institut, Columbia University, New York; Institut of East Asiatic Studies, California University, Berkeley; Center for Japanese Studies, Michigan University, Ann Arbor; Association for Asian Studies, Ann Arbor; Department of Asiatic and Slavic Studies, Standford University, Standford (Calif.); Institute of Far Eastern Languages, Yale University, Yale; Council on East Asian Studies, Yale University, Yale; Hawai University, Honolulu.

Франция. L'institut d'études japonaise de l'université de Paris, Paris; L'école practique des Hautes Etudes, Paris; Institut National des Langes et Civilisation Oriental (INLCO), Paris; L'école Française d'Extrème Oriente (EFEO), Paris; L'école de Louvre, Paris; L'école internationale de tanka, Paris; La société Asiatic de Paris, Paris.

ФРГ. Seminar für Sprache und Kultur Japans, Universität Hamburg, Hamburg; Seminar für Japonologie, Universität München, München; Japanologische Abteilung, Ostasiatisches Seminar Universität Bonn, Bonn. Gesellschaft für Natur und Völkerkunde Ostasiens, Hamburg; Ostasiatisches Institut, Ruhr Universität, Bochum; Ostasiatische Seminar, I. W. Goethe Universität, Frankfurt-am-Main; Bundesinstitut für Ostwissenschaftliche und Internationale Studien, Köln; Ostasiatische Seminar, Universität Köln, Köln; Ostasiatische Abteilung, Kunsthistorisches Institut, Universität Heidelberg, Heidelberg; Japan/Korea Abteilung, Seminar für Ostasiatische Philologie der Universität Tübingen, Tübingen.

Чехословакия. Karlova Universita, Praha; Orientalni ustav, Československá akademia vĕd, Praham Skola orientalnich Jazyku, Statni ustav jazykovy, Praha.

Швейцария. Ostasiatische Seminar der Universität Zürich, Zürich; Université de Fribourg, Fribourg; Université de Genève, Genève.

Швеция. Stockholms Universitet, Stockholm; Universitet I Uppsala, Uppsala.

Европа. European Association for Japanese Studies (EAJS), (осн. 1973), Wien.

Основные периодические издания

"Народы Азии и Африки. История, экономика, культура" (М., 1955–), "Проблемы Дальнего Востока" (М., 1972–), "Вестник Московского Университета. Востоковедение" (M., 1975–), "Archiv Orientalni" (Praha, 1929–), "Asia Quarterly" (Bruxelles), "Journal of Royal Asiatic Society" (L., 1834–), "Bulletin of the Scholl of Oriental and African Studies" (L., 1917–), "Journal Asiatique" (P., 1822–72), "Journal of Asian and African Studies" (Toronto), "Journal of the Oriental Society of Australia" (Sydney, 1960–), "Journal of Asian Studies" [Ann Arbor (Mich.), 1936–], "Orient Extremus" (Hamb., 1954–), "Asian Survey" (Berk.), "Pacific Affairs" (Ν. Υ.), "Japan Quarterly" (Tokyo), "Pacific Community" (Tokyo), "Oriente Moderno" (Roma).

Литература к статье

Гафуров Б. Г., 150 лет отечественного востоковедения, "А и АС", 1970, № 11; Гальперин А. Л., Русская историческая наука о зарубежном Дальнем Востоке в XVII в.– середине XIX в., в кн.: Очерки по истории русского востоковедения, сб. 2, М., 1956, с. 3–35; Подпалова Г. И., Япония, в кн.: Очерки истории исторической науки в СССР, т. 4, М., 1966, с. 817–26; Тихвинский С. Л., Успехи советского японоведения, "Проблемы Дальнего Востока", 1974, № 2; Бабинцев Α. Α., Из истории русского японоведения, в кн.: Японская филология, М., 1968; Гольдберг Д. И., Историография, в кн.: Новая история стран зарубежной Азии и Африки, 2 изд., М., 1971, с. 316–23; Горегляд В. Н., Японоведение, в кн.: Азиатский музей – Ленинградское отделение Института востоковедения АН СССР, М., 1972, с. 186–201; Петрова О. П., Работа советских ученых в области японского языка, "Уч. зап. ИВАН", т. 25, М., 1960; Тихвинский С. Л., Некоторые вопросы истории Японии в современной советской историографии, "ВИ", 1967, № 4, с. 143–56; Латышев И. Α., Японоведение в Англии, "НАиА", М., 1968, № 4; Gluskina A. E., Studies in Japanese literature, M., 1967 (Fifty years of Soviet oriental studies. Brief Reviews); Popov Κ. Α., Japanese language studies, M., 1967; Podpalova G. I., Fifty years of Soviet historiography of Japan (1917–1966), M., 1967; ее же, Soviet historiography of Japan in 1960–1970, M., 1970, XXVIII International Congress of Orientalists (Canberra, Jan. 6–12, 1971). Papers prèsented by the U. S. S. R. delegation, M., 1970; Коtańsky W., О badaniach nad znajomoscia Japonii w Polsce. "Przeglad orientalistyczny", Warsz., 1953, № 4, p. 249–54; Тэрагава Кисио, Ероппа-но нихонгаку: дзён-ёроппа-но нихонгаку кэнкю-то собиэто-но нихонго кэнкю (Японоведение в Европе. Японоведение в европейских странах и изучение японского языка в Советском Союзе), ч. 1–2, Токио, 1964; его же, Дзэн ёроппа-но нихонгаку соран. Дай сан бу. (Японоведение в Европе. Указатель, ч. 3), Токио, 1964; Baker H. D., Japanese studies in Great Britain, "Assosiation for Asian Studies newsletter", Ann Arbor, 1969, v. 15, № 1, p. 36–38; Iwakura T., Japanese studies in Italy, "Biburosu", Tokyo, 1972, t. 23, № 12, p. 1–7; Hall J. W., Thirty years of Japanese studies in America, в кн.: International conference of orientalists, 16-th. Tokyo, 1971. Transaction of the International conference of orientalists in Japan, Tokyo, 1971, p. 22–35; его же, Japanese studies in the United States, "Journal of Asian Studies, News Letter". Ann Arbor, 1971, sept., v. 16, Supplement № 1; Миямото Maтадзи, Амэрика-но нихон кэнкю (Изучение Японии в США), Токио, 1970; Симура Каити, Кики-ни тацу бэйкоку-но нихон кэнкю (Кризис американского японоведения), "Экопомисуто", Токио, 1973, № 5, с. 76–84.

Г. И. Подпалова. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia