Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Эллинистическая культура





ЭЛЛИНИСТИ́ЧЕСКАЯ КУЛЬТУ́РА – как понятие имеет два смысловых значения: хронологическое – культура эпохи "эллинизма", и типологическое – культура, возникшая в результате взаимодействия греческих (эллинских) и местных элементов. В первом значении хронологич. и географич. рамки распространения Э. к. и ее содержание определяются тем или иным толкованием термина "эллинизм" (иногда Э. к. рассматривается как дальнейшее развитие самой греч. культуры). Чисто типологическое понимание приводит к безграничному расширению этих рамок вплоть до включения в понятие "Э. к." всей культуры антич. мира от походов Александра Македонского до падения Рим. империи (5 в. н. э.) (см. А. Лосев, Вступит. статья к разделу "Эллинизм", в кн.: "История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли", т. 1, 1962, с. 130–36).

Э. к. не была единообразной на всей терр. эллинистич. мира. В каждой области она формировалась в результате взаимодействия местных наиболее устойчивых традиционных элементов культуры с культурой, принесенной завоевателями и переселенцами – греками и негреками. Те или иные формы синтеза определялись воздействием мн. конкретных обстоятельств: численным соотношением различных этнич. групп (местных и пришлых), уровнем их культуры, социальной организацией, условиями экономич. жизни, политич. обстановкой и т. д. Даже при сопоставлении крупных эллинистич. городов ("Александрии", "Антиохии" на Оронте, Пергама и т. д.), где греко-макед. население играло ведущую роль, достаточно отчетливо заметны особые, характерные для каждого города черты культурной жизни; еще яснее проступают они во внутр. областях эллинистич. гос-в (напр., в Фиваиде, Вавилонии, Фракии). И, однако, всем местным вариантам Э. к. свойственны нек-рые общие черты, обусловленные, с одной стороны, сходными тенденциями социально-экономич. и политич. развития об-ва на всей терр. эллинистич. мира, с другой – обязательным участием в синтезе элементов греч. культуры. Развитие городов, товарно-ден. отношений, торг. связей в Средиземноморье и Передней Азии во многом определяло формирование материальной и духовной культуры в период эллинизма. Образование эллинистич. монархий в сочетании с полисной структурой городов способствовало возникновению новых правовых отношений, нового социально-психологич. облика человека и об-ва, нового содержания его идеологии. Напряженная политич. обстановка, непрерывные воен. конфликты между гос-вами и социальные движения внутри них также наложили существенный отпечаток на Э. к. В Э. к. более выпукло, чем в классич. греческой, выступают различия в содержании и характере культуры эллинизированных верхних слоев об-ва и гор. и сел. бедноты, в среде к-рой устойчивее сохранялись местные традиции.

Взаимодействие греческих и местных элементов в области материальной культуры выразилось прежде всего в обмене опытом и производств. навыками в земледелии и ремесле. Переселенцы из Греции и М. Азии перенесли в Сирию и Египет свой опыт разведения оливковых деревьев и виноградников и, в свою очередь, переняли у местного населения культивирование финиковых пальм. Папирусы сообщают о том, что в Файюме (Египет) пытались акклиматизировать милетскую породу овец. Трудно выявить изменения в земледельч. инвентаре, но несомненно, что в крупных масштабах ирригац. работ в Египте, исполнявшихся гл. обр. местными жителями под руководством греч. архитекторов, можно видеть результат сочетания опыта тех и других. Усовершенствование одного из ирригац. приспособлений, применявшихся в Египте, связано с именем Архимеда (Архимедов винт).

В ремесле сочетание техники и навыков местных и пришлых ремесленников и повышение спроса на их продукцию привели к ряду важных изобретений, породивших новые виды ремесл. производства, более дробную специализацию ремесленников и возможность массового производства ряда изделий. Состояние источников позволяет проследить прогресс лишь в нек-рых отраслях ремесла. В металлургии, напр., начали применять разъемные формы для отливки бронз, изделий, благодаря чему стало возможно их серийное производство. В результате освоения греками более совершенного ткацкого станка, применявшегося в Египте и Передней Азии, появились мастерские по выработке узорных (в Александрии) и золототканых (в Пергаме) тканей. В Египте было налажено массовое изготовление папируса, а в Пергаме – пергамента. Ювелиры освоили технику перегородчатой эмали и открыли амальгамирование. В производстве стеклянных изделий были открыты способы изготовления мозаичного, резного двухцветного, гравированного и золоченого стекла. Исполненные в этой технике вещи являлись предметами роскоши и нек-рые были подлинными произведениями искусства. Широкое распространение получила рельефная керамика, покрытая темным лаком с металлич. оттенком, подражающая по форме и окраске более дорогой, металлич. посуде (т. н. мегарские чаши, каленская керамика). Изготовление ее носило серийный характер благодаря применению готовых мелких штампов, комбинация к-рых позволяла разнообразить орнамент. При изготовлении терракот, как и при отливке бронз, статуй, стали применять разъемные формы, что позволяло делать их более сложными и в то же время снимать неоднократные копии с оригинала. Т. о., произведения отд. мастеров и художников превращались в продукцию ремесл. массового производства, рассчитанную на средние слои населения.

Для эллинистич. периода характерно развитие техники судостроения и мореходства, военной техники и градостроительства. Наряду с сооружением триер и пентер на верфях Родоса, Александрии, Афин, Коринфа и др. портов строились многорядные (в 13, 16, 20 и 30 рядов) и быстроходные воен. суда. Увеличились грузоподъемность и быстроходность торг. флота, благоустраивались гавани, сооружались молы и маяки. Самым грандиозным маяком (выс. 120 м) в древности был Фаросский маяк в Александрии, построенный в 285–280 (арх. Сострат из Книда). Постоянные войны в период борьбы диадохов и позднее способствовали развитию осадной и оборонительной техники. Такие сложные технич. средства, как тараны, разных видов катапульты (стрелометы и камнеметы), осадные башни (гелеполы), изобретенные еще в 4 в., в эллинистич. период стали обязательным видом оружия, возросли их мощность и многообразие форм, была улучшена конструкция. Одновременно совершенствовались и крепостные сооружения.

Практика основания полисов, свойственная всем эллинистич. правителям, создала благоприятные условия для развития строительного мастерства и архитектуры. Новые города строились с учетом принципов планировки, разработанных еще в 5 в. Гипподамом Милетским: с пересекающимися под прямым углом улицами, ориентированными, если позволял рельеф местности, по странам света. К главной, самой широкой улице примыкала "агора" – площадь, окруженная с трех сторон обществ. зданиями и торг. портиками; поблизости от нее обычно возводились важнейшие храмы и гимнасии; театры и стадионы строили за пределами жилых кварталов на участках соответствующего рельефа. Город обносили оборонительными стенами с привратными и сторожевыми башнями, на наиболее возвышенном и важном в стратегич. отношении участке строилась цитадель. Образцы планировки эллинистич. городов дают раскопки "Приены", "Никеи" и "Дура-Европос". По сообщению древних авторов, регулярный план Александрии был разработан арх. Дейнократом Родосским, ширина каждой из двух ее главных пересекающихся улиц равнялась 30 м. При строительстве городов большое внимание уделялось водоснабжению, правильности застройки жилых кварталов, отводу сточных вод. В 3–2 вв. до н. э. сложился тип богатого частного дома с перистилем, украшенного мозаикой, росписями, скульптурой. В это же время появились дома в неск. этажей, предназначенные под квартиры для бедняков (в Тире, Араде, Александрии, на Делосе и др. городах). Архитектура эллинистич. полисов продолжала греч. традиции, но наряду с сооружением храмов большое внимание стало уделяться строительству театров, гимнасиев, булевтериев, дворцов. Внутреннее и внешнее оформление зданий стало богаче и разнообразнее, широко использовались портики и колонны (гл. обр. ионического и коринфского ордера), колоннадой обрамляли отд. сооружения, агору, а иногда и главные улицы (портики Антигона I Гоната и Аттала на Делосе, колоннада на главных улицах Александрии). Храмы греч. богов строились по классич. канонам с небольшими отклонениями. Из-за большого объема работ и недостатка средств строительство растягивалось на десятки и сотни лет. Наиболее грандиозными и красивыми считались Серапеум в Александрии (арх. Пармениск, 3 в.), храм Аполлона в Дидимах (возле Милета, начат в 300, строился ок. 200 лет и не был закончен), храм Зевса в Афинах (начат во 2 в. до н. э., арх. Коссутий, закончен во 2 в. н. э.), храм Артемиды в Магнесии на Меандре (арх. Гермоген, 220–206, закончен в 129). Одновременно и так же медленно сооружались и реставрировались храмы местных божеств: храм бога Гора в Эдфу (с 257 по 57), богини Хатор в Дендере (с 117 до н. э. по 98 н. э.), бога Хнума в Эсне (со 165 до н. э. до сер. 3 в. н. э.), богини Исиды на о. Филе, бога Мардука в Вавилоне (Эсагила), храмы бога Набу в Борсиппе и Уруке. В их архитектуре строго соблюдались традиции древних егип. и вавилон. зодчих. Спецификой эллинистич. периода можно считать появление нового типа обществ. зданий: библиотек (в Александрии, Пергаме, Антиохии на Оронте и др.), мусейона (в Александрии, Антиохии на Оронте), Фаросского маяка, т. н. "Башни ветров" в Афинах, служивших центрами науч. работы или практич. применения науч. знаний.

Накопленный в предшествующую эпоху объем знаний в греч. и в вост. мире и появившаяся возможность объединения этих двух потоков информации породили потребность в классификации имеющегося материала, в выделении как особых наук математики, астрономии, ботаники, географии, медицины, филологии.

Синтезом математич. знаний древнего мира можно считать труд Евклида "Элементы" (или "Начала", ок. 300). Изложенные в нем постулаты и аксиомы и дедуктивный метод доказательств служили в течение веков основой для учебников геометрии. Работы Аполлония Пергского (3 в.) о конических сечениях положили начало тригонометрии. С именем Архимеда (3 в.) связано открытие одного из осн. законов гидростатики, ряд важных положений математики, механики и технич. изобретений.

Существовавшие до греков в Вавилонии при храмах центры изучения астрономич. явлений и труды вавилон. ученых Кидинну, Судина и др. (4–3 вв.) оказали большое влияние на развитие астрономии в эллинистич. период. Аристарх Самосский (310–230) выдвинул гипотезу, что земля и планеты вращаются вокруг Солнца по круговым орбитам. Селевк Халдейский (2 в.) пытался обосновать это положение. Гиппарх из Никеи (2 в.) открыл явление прецессии, установил длину лунного месяца, составил каталог св. 800 неподвижных звезд с определением их координат и разделил на три класса по яркости. Однако он отклонил гипотезу Аристарха Самосского на том основании, что круговые орбиты не соответствуют наблюдаемому движению планет, и его авторитет способствовал утверждению геоцентрической системы в антич. науке. Наряду с развитием науч. знаний во 2 в. широкое распространение получила астрология, восходящая к существовавшему в Двуречье культу звезд.

Походы Александра Македонского значительно расширили географич. представления греков. Ок. 300 Дикеарх составил карту мира и вычислил высоту мн. гор Греции. Гиппарх ввел понятия широты и долготы. Эратосфен из Кирены (3 в.), исходя из представления о шарообразности земли, сравнительно точно вычислил ее окружность в 252 000 стадий (ок. 39 700 км). Он же утверждал, что все моря составляют единый океан и что можно попасть в Индию, плывя вокруг Африки или на З. от Испании. Его гипотезу поддержал "Посидоний" из Апамеи (ок. 135 – ок. 51), изучавший приливы и отливы Атлантич. океана. Посидоний изучал также вулканич. и метеорологич. явления и выдвинул концепцию о пяти климатич. поясах земли. Во 2 в. Гиппал открыл муссоны, практическое значение к-рых показал Евдокс из Кизика, проплыв в Индию через открытое море. Многочисленные не дошедшие до нас сочинения географов описательного характера послужили источником для сводной работы "Страбона" "География" в 17 книгах, законченной им ок. 7 до н. э. и содержащей описание всего известного к тому времени мира от Британии до Индии.

В "Исследовании о растениях" Теофраста (4–3 вв.) систематизированы накопленные знания в области ботаники. Последующие работы внесли существенные дополнения лишь в изучение лекарственных растений, что связано с развитием медицины. Герофилом Халкедонским (нач. 3 в.) было установлено наличие у человека нервной системы и кровообращения. Эрасистрат из Иулиса (нач. 3 в.) установил различие между двигательными и чувствительными нервами.

При дворах эллинистич. царей создавались спец. учреждения-мусейоны (храмы муз) и библиотеки, где ученым и поэтам предоставлялись материальное обеспечение и необходимые условия для работы. Крупнейшим науч. центром эллинистич. мира были мусейон и библиотека в Александрии, где работали выдающиеся ученые и поэты Средиземноморья. Но материальная и моральная зависимость от царского двора налагала определенный отпечаток на форму и содержание науч. и художеств. творчества. И не случайно скептик Тимон из Флиунта (3 в. до н. э.) назвал ученых Александрийского мусейона "откормленными курами в курятнике". Характерно также, что новые филос. и политич. теории возникали и разрабатывались преим. в старых культурных центрах Греции – в Афинах, на Родосе.

Школы Платона и Аристотеля, отражавшие мировоззрение гражд. коллектива города-гос-ва, с упадком политического значения полиса потеряли свою прежнюю ведущую роль. Одновременно возросло влияние порожденных в 4 в. до н. э. кризисом полисной идеологии течений киников и скептиков. Однако преим. успехом в эллинистич. мире пользовались возникшие на рубеже 4 и 3 вв. учения стоиков и "Эпикура", вобравшие в себя черты мировоззрения новой эпохи. К школе стоиков, основанной в кон. 4 в. в Афинах Зеноном из Китиона (ок. 336–264), принадлежали мн. крупные философы и ученые эллинистич. времени (Хрисипп из Сол, 3 в., Панеций Родосский, 2 в., Посидоний из Апамеи, 1 в.), люди разных политич. взглядов – от советчиков царей (Зенон) до вдохновителей социальных преобразований (Сфер в Спарте, Блосеий в Пергаме). Свое внимание стоики сосредоточивали на человеке как индивидуальной личности и на этич. проблемах, вопросы онтологии стояли у них на втором плане. Ощущение неустойчивости социального и экономич. положения человека в условиях ослабления полисных связей и непрерывных военных и социальных конфликтов, воплощенное в образе всесильной судьбы, осмыслялось стоиками как зависимость человека от высшей благой силы (логоса), разумно управляющей всем существующим. Человек в их представлении – уже гражданин не полиса, а Вселенной, Космоса; для достижения счастья он должен познать закономерность явлений и жить в согласии с природой. Признавая в принципе равенство людей, стоики отнюдь не выступали против рабства, т. к. оно, по их мнению, предопределено высшей силой. Эклектизм, многозначность осн. положений стоицизма обеспечивали ему популярность в разных слоях эллинистич., а затем рим. об-ва и допускали (при сохранении элементов материализма, гл. обр. в онтологии) слияние доктрин стоиков с мистическими верованиями и астрологией.

Философия Эпикура была дальнейшим шагом в развитии материализма "Демокрита", но в ней также центр. место занимал человек. Свою задачу Эпикур видел в освобождении людей от страха перед смертью и судьбой: он отрицал вмешательство богов в жизнь природы и человека и доказывал материальность души. Счастье человека Эпикур видел в обретении безмятежного покоя (атараксии), к-рого можно достигнуть лишь путем самопознания и самоусовершенствования, избегая страстей и воздерживаясь от активной деятельности. Скептики, постепенно сблизившиеся с последователями платоновской Академии (Средняя Академия), выступали гл. обр. против гносеологии Эпикура и стоиков. Они также отождествляли счастье с понятием атараксии, но толковали его как осознание невозможности познать мир (Тимон Скептик, 3 в.), что означало отказ от познания окружавшей их действительности, от решения вопросов, поставленных жизнью, от какой бы то ни было обществ. деятельности.

Учения стоиков, Эпикура и скептиков, хотя и отражали нек-рые общие черты мировоззрения своей эпохи, были рассчитаны на наиболее культурные и привилегированные круги. В отличие от них, киники (пользовались известностью Кратес, 4 в., Бион из Борисфена на Днепре, 3 в.) выступали со своими диатрибами (беседами) перед толпой на улицах, площадях, в портах, доказывая неразумность существующих порядков и прославляя бедность. Но дальше критики богачей и правителей они не шли, достижение счастья киники видели в отказе от потребностей и желаний, в "нищенской суме" и противопоставляли философа-нищего не только царям, но и "неразумной толпе".

Элемент социального протеста, звучащий в философии киников, нашел более яркое выражение в возникшей в эллинистич. эпоху социальной утопии. Эвгемер (ок. 300) в фантастическом рассказе об об-ве Панхея и Ямбул (3 в.) в своем описании гос-ва Солнца создали идеал об-ва, свободного от рабства, социальных пороков и конфликтов, основанного на свободном труде и коллективной (у Ямбула) или государственной (у Эвгемера) собственности. Если эллинистич. философия была результатом творчества привилегированных, глубоко эллинизированных слоев об-ва и в ней трудно проследить влияние восточных элементов, то эллинистич. религия и мифология создавались всем населением, и наиболее характерной ее чертой является синкретизм, в к-ром восточное наследие играло огромную роль. Боги греч. пантеона отождествлялись с древними восточными божествами, приобретали новые черты. Менялись формы почитания божеств, "мистерии" приобретали более оргиастический характер. При сохранении местных различий в пантеоне и формах культа постепенно получили все более широкое распространение нек-рые универсальные божества, объединявшие в себе сходные функции наиболее почитаемых божеств разных народов. Одним из главных культов стал культ Зевса Гипсиста (Высочайшего, Сущего над всем), отождествлявшегося с финикийским Ваалом, египетским Амоном, вавилонским Белом, иудейским Яхве и др. Его многочисленные эпитеты – Пантократор (всемогущий), Сотер (спаситель), Гелиос (Солнце) и т. п. – свидетельствуют о необычайном расширении его функций. Соперничал с культом Зевса по распространенности культ Диониса с его мистериями, сближавшими его с культами египетского Осириса, малоазийских Сабазия и Адониса. Из женских божеств главным и почти повсеместно почитаемым божеством стала египетская Исида, "богиня с мириадом имен", воплотившая черты многих греч. и азиат. богинь. Специфич. порождением эллинистич. эпохи был культ Сераписа – божества, к-рое обязано своим появлением религ. политике Птолемеев, стремившихся слить воедино привычный для греков антропоморфный облик Зевса-Посейдона с функциями егип. зооморфных божеств Осириса и Аписа. Сложившиеся на В. синкретич. культы проникали в полисы М. Азии, Греции и Македонии, а затем и в Зап. Средиземноморье. Нек-рые восточные культы почти в неизмененной форме воспринимались греками. До уровня главных божеств выросло значение богини судьбы Тихе. Эллинистич. цари, используя восточные традиции, усиленно насаждали царский культ.

Значит. изменения можно проследить и в политич. воззрениях эллинистич. об-ва, гл. обр. по сочинениям историков. Сюжетами ист. сочинений обычно служили события недавнего прошлого и современные авторам. На выбор темы и освещение событий авторами несомненно влияли политич. борьба, политич. и филос. теории современной им эпохи. В ист. сочинениях обсуждались вопросы о роли судьбы и выдающихся личностей в истории, об идеальной форме гос-ва, возникающей из смешения демократии, аристократии и монархии, о слиянии истории отд. стран во всемирную историю и т. п. По своей форме произведения многих историков находились на грани художеств. лит-ры: изложение событий искусно драматизировалось, использовались риторич. приемы, рассчитанные на эмоциональное воздействие на широкую аудиторию. В таком стиле писали историю Александра Македонского Каллисфен (кон. 4 в.) и Клитарх Александрийский (не ранее 280–270), историю греков Зап. Средиземноморья – Тимей из Тавромения (вскоре после 264), историю Греции с 280 по 219 – Филарх (Афинский). Др. направление историографии, не исключая тенденциозности, придерживалось более строгого и сухого изложения фактов, напр.: история походов Александра, написанная Птолемеем I после 301, история периода борьбы диадохов Иеронима из Кардии (не ранее 272) и др. Крупнейшим историком 2 в. был "Полибий" (ок. 201 – ок. 120), автор всемирной истории от 220 до 146. Вслед за Полибием в 1 в. всемирную историю писали Посидоний из Апамеи, "Николай Дамасский", Агатархид Книдский, "Диодор Сицилийский". Но продолжала разрабатываться и история отд. гос-в, изучались хроники и декреты греч. полисов, возрос интерес к истории восточных стран. Уже в нач. 3 в. появились труды на греч. языке местных жрецов-ученых – "Манефона" (история фараоновского Египта), "Бероса" (история Вавилонии); позднее Аполлодор из Артемиты написал историю парфян. Появлялись ист. сочинения и на местных языках (напр., Книги Маккавеев о восстании Иудеи против Селевкидов).

Если в филос. и ист. сочинениях раскрывалось отношение человека к об-ву, политическим и социальным проблемам своего времени, то в художеств. лит-ре и изобразит. иск-ве проявлялись преим. те аспекты мировоззрения, к-рые связаны с частной жизнью и внутр. миром человека. Литература эпохи эллинизма необычайно обширна по количеству произведений и многообразию жанров, в источниках упоминается более тысячи имен писателей и поэтов, в т. ч. представителей науки. Продолжали разрабатываться традиционные жанры: эпос, трагедия, комедия, лирика, риторич. и историч. проза, но появились и новые виды произведений: филологич. исследования (напр., Зенодота Эфесского о подлинном тексте поэм Гомера и т. п.), словари (первый греч. лексикон составлен Филетом Косским ок. 300), биографии, переложения в стихах науч. трактатов, эпистолография и др. Художеств. лит-ра эллинистич. периода, в отличие от греч. лит-ры 5–4 вв., не касалась широких обществ.-политич. и этич. проблем своего времени, ее сюжеты ограничивались интересами, моралью и бытом той или иной узкой социальной группы, к к-рой принадлежали авторы. Поэтому мн. произведения быстро утратили свою обществ. и художеств. значимость и были забыты, лишь нек-рые из них оставили след в истории культуры. Процветала пышная, утонченная, полная мифов и учености, но лишенная искреннего чувства и связи с жизнью придворная поэзия, образцами к-рой были идиллии и гимны Каллимаха из Кирены (3 в.), дидактич. поэма "Феномены" Арата из Сол (3 в.), эпич. поэма "Аргонавтика" Аполлония Родосского (3 в.) и др. Более интимный и жизненный характер имели короткие и выразительные эпиграммы, в этом жанре работали поэты 2–1 вв. Антипатр Сидонский, Мелеагр и Филодем из Гадары. Крупнейшим лирич. поэтом был Феокрит из Сиракуз (3 в.), автор буколических (пастушеских) идиллий, воспевающих красоту природы; его последователями были Мосх и Бион (2 в.). Интересы и вкусы широких слоев населения находили выражение в таких жанрах, как комедия и мим. Из многочисленных авторов (известно 64 имени) возникшей в Афинах в кон. 4 в. "новой комедии", или "комедии нравов", сюжетом к-рой стала не обществ., а частная жизнь граждан, наибольшей популярностью пользовался "Менандр", чьи произведения оказали большое влияние на рим. комедиографов. О характере мима – маленькой пьески, воспроизводящей сцены из повседневной жизни простых людей, дают представление мимиамбы Герода (ок. 240). В комедиях, мимах, эпиграммах часто звучат раздумья над смыслом человеческой жизни, пессимизм, беспомощность человека перед неумолимой судьбой и в то же время призыв пользоваться радостями жизни, благами, к-рые посылает всевластная судьба.

Создавались произведения и на местных языках, сохранявшие традиционные формы религиозного гимна, заупокойных и магических текстов, поучений и пророчеств, сказок, хроник и т. д., но отражавшие в той или иной мере черты мировоззрения эпохи эллинизма ("Екклесиаст", сказки о Хаэмуссете и др.).

Образы, темы и настроения, свойственные худож. лит-ре, нашли свои параллели в изобразит. иск-ве. Продолжала развиваться монументальная скульптура, предназначенная для площадей, храмов, обществ. сооружений. Для нее характерны мифологич. сюжеты, грандиозность (напр., т. н. Колосс Родосский – статуя бога Гелиоса, скульптор Харес из Линда, 285 до н. э., выс. св. 30 м – считалась чудом искусства и техники), сложность композиции и подчеркнутый драматизм (напр., фриз алтаря Зевса в Пергаме с изображением битвы богов с гигантами – гигантомахии, 2 в.), постепенно вырождавшийся в холодную театральность (скульптурные группы 1 в. "Лаокоон", "Фарнезский бык"). Сложились родосская, пергамская и александрийская школы ваятелей, продолжавшие традиции Лисиппа, Скопаса и Праксителя. Шедеврами эллинистич. монументальной скульптуры считаются статуя богини Тихе (Судьбы), покровительницы г. Антиохии на Оронте (скульптор Евтихид из Сикиона, кон. 4 – нач. 3 вв.), "Афродита Мелосская", скульптура Агесандра (или Александра), 2 в., произведения неизв. скульпторов: "Нике Самофракийская" (кон. 4 или 2 вв.), Афродита Анадиомена из Кирены. Широкого распространения и высокого мастерства достигли портретная скульптура, образцом ее является статуя Демосфена (скульптор Полиевкт, ок. 280), портретная живопись (фаюмские портреты), резьба по камню (глиптика), прикладные искусства (ювелирное, фигурная керамика, изготовление изделий из стекла и т. д.).

Очевидно, те же настроения и вкусы, к-рые породили буколическую идиллию Феокрита, эпиграммы, новую комедию и мимы, нашли отражение в создании реалистич. скульптурных образов старых рыбаков, пастухов, многочисленных терракотовых фигурок женщин, крестьян, рабов (иногда гротескных), в изображениях комедийных персонажей, бытовых сцен, сельского пейзажа в мозаике и росписи стен. Влияние эллинистич. изобразит. иск-ва прослеживается и в традиционной егип. скульптуре (в рельефах гробниц, статуях Птолемеев), и позднее в искусстве Парфянского и Кушанского царств.

С упадком эллинистич. гос-в и началом рим. агрессии произошли заметные изменения в структуре Э. к. Рационалистич. черты мировоззрения все более отступали перед религией и мистицизмом, распространились мистерии, магия, астрология, но в то же время росли элементы социального протеста, приобретали новую популярность социальные утопии, пророчества и т. д., заметно возросла роль восточных компонентов культуры.

Лит.: Маркс К., Из подготовительных работ по истории эпикурейской, стоической и скептической философии, Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т. 1; Эллинистическая техника. Сб. ст. под ред. И. И. Толстого, М.–Л., 1948; История греческой литературы, под ред. С. И. Соболевского, т. 3, М., 1960; Асмус В. Ф., История античной философии, М., 1965; Блаватский В. Д., Культура эллинизма, "Советская археология", [т.] 22, М., 1955; Бокщанин Α., Древнегреческие историки позднеклассического периода и эпохи эллинизма, "ИЖ", 1940, № 10; Вощинина А. И., Античное искусство, М., 1962; Дитмар А. Б., Родосская параллель. Жизнь и деятельность Эратосфена, М., 1965; Зелинский Φ. Φ., Религия эллинизма, П., 1922; Лурье С. Я., Архимед, М.–Л., 1945; Конрад Н. И., Полибий и Сыма-Цянь, "ВДИ", 1965, № 4; Кumanieсki К., Historia kultury starożytnej Grecji i Rzymu, 3 wyd., Warsz., 1967; Nilsson M. P., Geschichte der griechischen Religion, t. 2 – Die hellenistische und römische Zeit, 2 Aufl., Münch., 1961; Sarton G., A history of science. Hellenistic science and culture in the last three centuries B. C., Camb., 1959; Webster T. B. L., Hellenistic poetry and art., L., 1964; Schneider K., Kulturgeschichte des Hellenismus, Bd 1–2, Münch., 1967–69.

А. И. Павловская. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia