Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Петрашевцы





ПЕТРАШÉВЦЫ – участники кружка М. В. "Петрашевского" и связанных с ним кружков 40-х гг. 19 в.; в более широком смысле – единомышленники, сторонники демократич. и социалистич. идей, пропаганда к-рых велась в этих кружках. Кружки П. возникли в период обостренного кризиса крепостничества в николаевскую эпоху. В деятельности П. отразилось стремление демократич. интеллигенции к борьбе за переустройство крепостнич. и самодержавной России. В. И. Ленин приурочивал к кружкам П. возникновение социалистич. интеллигенции в России [см. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 7, с. 438, прим. (т. 7, с. 26, прим.)]. Кружки П. стояли в начале процесса формирования революц.-демократич. лагеря, идеологами к-рого в то время были В. Г. Белинский и А. И. Герцен. Знакомство с П. оказало большое влияние на студента Н. Г. Чернышевского.

Собрания у Петрашевского начались в 1844, а с осени 1845 приняли регулярный характер ("пятницы"). Кружок не имел организац. рамок. Его посещали студенты, учителя, чиновники, писатели и журналисты, художники, офицеры, в т. ч.: С. Ф. Дуров, А. П. Баласогло, И. М. и К. М. Дебу, А. В. Ханыков, Д. Д. Ахшарумов, Н. А. Момбелли, Ф. Н. Львов, Н. А. Спешнев, М. Е. Салтыков, В. Н. Майков, В. А. Милютин, А. Н. Плещеев, Ф. М. Достоевский, П. Н. Филиппов, И. Л. Ястржембский, Ф. Г. Толь, В. А. Головинский, Н. С. Кашкин и др. В течение 1845–49 изменялись и развивались задачи кружка: от целей самообразования и знакомства с теориями утопич. зап.-европ. социализма к пропаганде передовых социально-политич. идей в возможно широкой среде и, наконец, к определению своего отношения к ожидаемой крест. революции. Решающим толчком в созревании революц. настроений П. были события 1848 в Зап. Европе, рост крест. протеста и обострение внутр. положения в России. В 1848 пропаганда на "пятницах" усилилась (атеистич. доклады Спешнева и Толя, цикл лекций об основах политич. экономии Ястржембского). Возникли новые кружки П.: с нояб. 1848 кружок, собиравшийся преим. у Кашкина, занимался изучением Ш. Фурье, а с весны 1849 – лит.-музыкальные вечера на квартире Дурова, где в центре внимания очень быстро оказались политич. вопросы. Осенью 1848 Петрашевский и Спешнев пытались выяснить наиболее перспективный стратегич. план руководства крест. восстанием. Предполагалась возможность начать восстание в Сибири, откуда оно должно было перекинуться в др. районы с давними традициями нар. движений и закончиться свержением царской власти. В дек. 1848 – нач. 1849 в узкой группе П. (Петрашевский, Спешнев, Момбелли, К. Дебу, Львов) обсуждался вопрос о создании тайного об-ва, его программе и тактике. Обнаружились разногласия по поводу ближайших целей об-ва между сторонниками подготовит. пропагандистской работы и Спешневым, к-рый стоял за восстание. Несмотря на безрезультатность этих "совещаний пяти", мысль о необходимости нелегальной орг-ции была близка многим П., в т. ч. участникам кружка Дурова. Чл. кружка Дурова были написаны агитац. произв.: учителем А. П. Милюковым – переложение из "Слов верующего" Ф. Ламенне, обличавшее духовенство (не сохранилось); офицером Н. П. Григорьевым – "Солдатская беседа" ("Былое", 1906, № 5), рассказ о бесправном положении солдат рус. армии (обсуждалась 2 апр. 1849 на квартире Спешнева), и студентом П. Н. Филипповым – "Десять заповедей" ("Полярная звезда", 1861, кн. 7, в. 1), о положении крепостного крестьянства (не закончено). Эти соч. свидетельствуют о поисках П. форм действенной агитации среди солдат и крестьян. Для осуществления издат. планов возникла хорошо законспирированная группа во главе со Спешневым, включавшая в качестве будущих авторов Достоевского и Милютина. С помощью Филиппова было собрано оборудование для небольшой тайной типографии. Действия П. были ускорены знакомством с письмом Белинского к Н. В. Гоголю, к-рое было включено в число произведений для нелегальной печати и распространялось П. среди петерб. интеллигенции.

Участники кружка Кашкина 7 апр. 1849 (в день рождения Ш. Фурье) устроили торжеств. обед в честь великого утописта, явившийся политич. демонстрацией. П. провозгласили себя борцами за социалистич. общество, причем Петрашевский подчеркнул необходимость в рус. условиях соединения пропаганды социалистич. идей с политич. пропагандой против самодержавия. П. решили перевести и издать осн. соч. Фурье – "Теория всеобщего единства". В апр. 1849 на "пятницах" обсуждался вопрос о неотложности реформ и о неизбежности крест. восстания в близком будущем, если не будет отменено крепостное право. Многие П. "оправдывали бунт", по выражению Филиппова, фактически ставя вопрос об участии революц. интеллигенции в нар. восстании.

Посетители Петрашевского были арестованы 23 апр. 1849. По делу П. привлечено к следствию 123 чел., из к-рых 32 отданы под секретный надзор, двое умерли в тюрьме, один (студент А. Д. Толстов) отправлен унтер-офицером в Кавк. корпус, 22 чел. преданы воен. суду. По заключению ген.-аудиториата подлежали расстрелу 21 чел. После обряда приготовления к смертной казни на Семеновском плацу (23 дек. 1849), по конфирмации Николая I П. были сосланы на разные сроки на каторгу, в арестантские роты и рядовыми в линейные войска. С кон. 50-х гг. были постепенно амнистированы. Нек-рые П. вновь участвовали в обществ. борьбе: стали публицистами сибирских газет (Петрашевский, Спешнев, Львов), боролись за интересы крестьян против крепостников (Европеус, Кашкин, Спешнев, Головинский), работали в области педагогики (Толь).

П. не имели выработанной программы. Они не составляли организованное об-во. Идеология, к-рую они представляли, еще складывалась. Но наиболее активные П. уже отходили от клас. ограниченности дворянской революционности и поставили по-новому ряд обществ. вопросов, решение к-рых было найдено революционерами 60-х гг. Док-ты П. позволяют проследить развитие их взглядов. Это – "Карманный словарь иностранных слов", вошедших в состав рус. яз. (в. 1–2, 1845–46), со статьями В. Майкова и Петрашевского, филос. письма Спешнева Э. Хоецкому, ст. В. Милютина по вопросам политич. экономии, лит. творчество писателей и поэтов-П. – Салтыкова, Достоевского, Дурова, Плещеева, Пальма и др., заметки Момбелли, дневник Ахшарумова, проекты и неоконченные работы Баласогло, проекты Петрашевского по крест. вопросу, доклады и речи Ахшарумова, Ханыкова, Кашкина, Толя, письмо Петрашевского Тимковскому, агитац. произв. Григорьева и Филиппова, донесения полицейских агентов о выступлениях П. и, наконец, следств. показания П., а также отражение их взглядов в мемуарной лит-ре. В филос. воззрениях ряда П. заметно влияние работ Герцена. Нек-рые из них – материалисты, атеисты, борцы против обскурантизма, уверенные в познаваемости не только природы, но и законов обществ. развития, к-рые связывали с природой человека. П. признавали себя социалистами. Осн. условие счастья человека – гармоническое развитие его способностей и удовлетворение его материальных и духовных потребностей – могло быть достигнуто, по мнению П., лишь полной перестройкой существующих обществ. отношений, уничтожением социальной несправедливости и эксплуатации. Борьбу за преобразование общества П. считали неотъемлемой духовной потребностью сознательного человека. Вслед за великими утопистами считали, что обществ. развитие идет диалектически, сменами фаз подъема и упадка, но в направлении эпохи социализма. П. улавливали связь обществ. теорий с порождавшей их ист. социальной обстановкой. Не имея возможности понять революц. роль пролетариата, они ошибочно, как и Герцен, пытались связать теорию социализма с существованием сел. общины в России. Политич. идеалом П. была республика или, как минимум, конституц. монархия с фиктивной властью царя. Хотя П. идеализировали бурж. демократию (до 1848), они видели задачи подлинной демократии не в формальном равенстве, а в экономич. благосостоянии трудящихся масс. В противоположность декабристам, считали народ гл. силой революции. В дневнике Ахшарумова высказана мысль о необходимости привлечения крестьянства к политич. борьбе и участию в выборной всенар. власти. П. искали революц. элементы в различных слоях, на к-рые можно было бы опираться в революц. борьбе. Они понимали необходимость революц. орг-ции и признавали ее первоочередной задачей подготовку революц. деятелей.

В вопросах о методах и тактике борьбы между П. не было единогласия. Однако признание П. необходимости нар. восстания для уничтожения крепостничества – наиболее ценное достижение обществ. мысли того времени, полностью усвоенное революционерами 60-х гг. Во взглядах П. тесно сплетались идеи формировавшегося революц. демократизма, отражавшие задачи бурж.-демократич. революции, стоявшие перед крепостной Россией, и идеи утопич. социализма, отражавшие чаяния крестьянства, боровшегося за свое освобождение.

Первым историком П. был Герцен, сначала считавший их продолжателями дела декабристов, позже поставивший в одну линию с революционерами-разночинцами "новой России". Реакц. концепция опасного "заговора петрашевцев" создана И. П. Липранди. Ее следствием был цензурный запрет темы П., продолжавшийся до 1905. Бурж.-либеральная историография трактовала П. как либералов, увлеченных книжными теориями зап.-европ. социализма (А. Н. "Пыпин", С. А. "Венгеров" и др.). Социализм П. считался противоречащим их политич. тенденциям (H. С. Русанов). Большой вклад в изучение истории П. внес В. И. "Семевский", впервые получивший доступ к архивным источникам. Недостатком работ Семевского, К. А. Пажитнова, П. Н. Сакулина было изучение взглядов П. в отрыве от ист. и обществ. условий. Попытки связать движение П. с клас. борьбой были сделаны M. H. "Покровским", но он по-прежнему изображал их либералами. В дальнейшем развитии сов. наука по-новому оценила ист. значение П., и объективно революц. роль П. получила признание. Однако в работах 30-х гг., с одной стороны, еще преувеличивался удельный вес либеральных элементов в кружках П. ("правое крыло"), делались неправильные обобщения о реформистском характере их деятельности (Н. Φ. Бельчиков и др.), а с др. стороны – раздувалась революц. организованность П., кружки к-рых изображались как тайное об-во. Постепенно была выработана концепция, выдвигавшая в деятельности П. осн. черты развивающегося революц.-демократич. течения (А. С. Нифонтов); но эти же черты неисторически изображались в виде оформленного революц.-демократич. мировоззрения отдельных П. (Ф. Г. Никитина, В. Е. Евграфов). Вопросы о корнях утопич. социализма на рус. почве и о связи его с борьбой против крепостничества, о П. как представителях формирующегося революц.- демократич. лагеря, разрабатывали И. Г. Блюмин, А. М. Левитов, В. С. Мартыновская, И. И. Зиль-берфарб, Н. В. Минаева, В. Р. Лейкина-Свирская, И. А. Федосов и др.

Источн.: Петрашевцы. Сб. мат-лов, т. 1–3, М.–Л., 1926–28 (библ. о П. в т. 3); Бельчиков Н. Φ., Достоевский в процессе петрашевцев, М.–Л., 1936; Дело петрашевцев, т. 1–3, М.–Л., 1937–51, Поэты-петрашевцы, 2 изд., Л., 1957; Филос. и обществ.-политич. произв. петрашевцев [М. ], 1953; Львов Ф. Н. и Петрашевский М. В., Записка о деле петрашевцев, "Лит. наследство", т. 63, М., 1956; Рассказ А. Н. Майкова о Ф. М. Достоевском и петрашевцах, "ИА", 1956, № 3.

Лит.: Семевский В. И., М. В. Буташевич-Петрашевский и петрашевцы, М., 1922; его же, Следствие и суд по делу петрашевцев, "Рус. зап.", 1916, № 9–11; Райский Л., Социальные воззрения петрашевцев, Л., 1927; Hифοнтов А. С., Россия в 1848 г., М., 1949; его же, Россия и революция 1848 г., в сб.: Революции 1848–1849 гг., т. 2, М., 1952; Евграфов В. Е., Обществ.-политич. и филос. взгляды петрашевцев, в сб.: Очерки по истории филос. и обществ.-политич. мысли народов СССР, т. 1, М., 1955; Лейкина-Свирская В. Р., Петрашевцы, Μ., 1965; ее же, Революц. практика петрашевцев, ИЗ, т. 47, М., 1954; ее же, О характере кружков петрашевцев, "ВИ", 1956, № 4; ее же, Формирование разночинской интеллигенции в России в 40-х гг. XIX в., "ИСССР", 1958, № 1; ее же, Утопич. социализм петрашевцев, в сб.: История социалистич. учений, М., 1964; Минаева Н. В., Идеи утопич. социализма во взглядах петрашевцев, "Уч. зап. Моск. гор. пед. ин-та", 1957, т. 78; Φедосов И. Α., Революц. движение в России во второй четв. XIX в., М., 1958; Maртыновская В. С., Социально-экономич. воззрения петрашевцев, в сб.: История рус. экономич. мысли, т. 1, ч. 2, М., 1958; ее же, К вопросу о рус. утопич. социализме 40-х гг., "ВЭ", 1958, № 8; Φруменков Г. Г., Польский вопрос во взглядах петрашевцев, "НДВШ. ИН", 1958, № 3; Бортников А. И., Петрашевцы и польское нац.-освободит. движение, "КСИС", в. 42, М., 1964; Усакина Т., Петрашевцы и лит.-обществ. движение сороковых годов XIX в., [Саратов], 1965; Зильберфарб И. И., Социальная философия Шарля Фурье и ее место в истории социалистич. мысли первой пол. XIX в., Μ., 1964; Буцик А. К., Петрашевцi К., 1962; Sliwowska W., Sprawa pietraszewców, Warsz., 1964; См. также лит. к статьям об отдельных петрашевцах.

В. Р. Лейкина-Свирская. Ленинград.



Еще в энциклопедиях