Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Первобытнообщинный строй





ПЕРВОБЫТНООБЩИ́ННЫЙ СТРОЙ (общиннородовой, первобытно- коммунистический) – первая в истории человеческого общества социально-экономич. формация. Охватывает, согласно общепринятым в марксистской науке представлениям, эпоху от возникновения человека и человеч. общества до становления клас. отношений, археологически – в основном эпохи "палеолита", "мезолита" и "неолита". В отличие от последующих клас. формаций, П. с. характеризуется коллективизмом в произ-ве и потреблении, обусловленным крайне низким уровнем развития производит. сил. "Этот первобытный тип кооперативного или коллективного производства был, разумеется, результатом слабости отдельной личности, а не обобществления средств производства" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 19, с. 404).

История П. с. восстанавливается гл. обр. по археологич., антропологич. и этнографич. источникам. Археология и антропология представляют прямые, но ограниченные по значению данные: они, напр., мало что говорят об обществ. организации первобытных людей. Данные этнографии шире, но они, как правило, относятся не к подлинно первобытным, а к отсталым народам нового времени и тем самым имеют лишь косвенное значение. В наших представлениях о П. с., наряду с твердо установленными осн. положениями, есть еще много пробелов, гипотез и спорных моментов. Марксистская наука строит периодизацию П. с. на материалистич. основе, исходя из уровня развития производит. сил и соответствующих им производств. отношений.

Большинство сов. исследователей подразделяют эту эпоху на 3 осн. периода: ""первобытное человеческое стадо"", расцвет родового общества и его разложение. М. О. Косвен выделяет периоды "первобытного человеч. стада", родового строя с подразделением на матриархат и патриархат и воен. демократии; А. И. Першиц – периоды "первобытного человеч. стада", первобытной родовой общины и первобытной соседской общины. С точки зрения Ю. И. Семенова, эпоха "первобытного человеч. стада" является временем формирования человека и человеч. общества, а вся последующая история, начиная с родового строя, представляет период развития уже сформировавшегося общества; грань, отделяющая эти периоды, является более глубокой, чем рубежи между обществ.-экономич. формациями. В соответствии с этой точкой зрения история человечества прежде всего делится на 2 осн. этапа: историю "первобытного человеч. стада" и историю готового, сформировавшегося общества, а в качестве первой обществ.-экономической формации выступает родовое общество.

Временем существования "первобытного человеч. стада" был ранний или нижний и средний палеолит. Начальный период нижнего палеолита, включающий эпохи дошелль, шелль, ашель, был временем существования таких типов формирующихся людей, как "питекантроп", "синантроп", "атлантроп", "гейдельбергский человек" и, очевидно, также каких-то еще не открытых предшествовавших им форм (см. "Антропогенез"). Ареал расселения этих людей был сравнительно невелик и ограничивался р-нами с теплым климатом. Они жили в Африке, на Ю. Европы и Азии. Осн. занятием первых людей была охота и особенно коллективная охота на крупных животных. Оружием для охоты служили дубины и рогатины. Немалое значение имело также собирательство (М. И. Урысон, Начальные этапы становления человека; С. А. Семенов, Очерк развития материальной культуры и хозяйства палеолита. Обе работы в сб. "У истоков человечества", [М.], 1964). Осн. кам. орудиями в дошелле были оббитые с одного конца гальки, а в шелле и ашеле – грубые ручные рубила, отщепы и нек-рые др. (см. "Каменный век"). В эту эпоху люди, по-видимому, уже пользовались огнем, но еще не умели его добывать. Ф. Энгельс писал об этом начальном этапе существования человечества: "Какими люди первоначально выделились из животного (в более узком смысле слова) царства, такими они и вступили в историю: еще как полуживотные, еще дикие, беспомощные перед силами природы, не осознавшими еще своих собственных сил; поэтому они были бедны, как животные, и не намного выше их по своей производительности" (там же, т. 20, с. 183). Следующий этап палеолита, включающий поздний ашель и мустье, знаменуется появлением человека "более совершенного физич. типа – "неандертальца". Люди осваивают р-ны с суровыми климатич. условиями, охотятся на мамонтов и медведей, совершенствуют обработку кремневых орудий и расширяют их ассортимент (остроконечники, скребки), начинают обрабатывать кость (ретушеры, острия).

О социальных отношениях в "первобытном человеческом стаде" неизвестно ничего определенного. Ясно лишь, что это было время борьбы зарождающихся социальных начал с животными началами и постепенного вытеснения вторых первыми. Большинство сов. исследователей считает, что в процессе становления человека и человеч. общества было два качественных скачка. Первый ознаменовался появлением питекантропа и началом изготовления орудий, второй – становлением "готового" человека homo sapiens и возникновением родовой организации (Я. Я. Рогинский, М. Г. Левин, Антропология, М., 1963). Однако нек-рые ученые отрицают второй качественный скачок, полагая, что уже питекантроп был "готовым" человеком, жившим в сформировавшемся человеческом обществе (А. Я. Брюсов). Другие (Б. Ф. Поршнев) отрицают первый качественный скачок. Они считают питекантропов и ранних неандертальцев – животными, а их стадо – биологическим объединением.

Но как бы то ни было, в конце нижнего палеолита, видимо, возник запрет половых сношений между членами стада, и оно стало превращаться в экзогамный (см. "Экзогамия") "род". Имеется ряд гипотез о том, как это произошло, но в целом этот вопрос остается пока "еще до конца нерешенным.

В дальнейшей истории первобытного общества довольно отчетливо выделяется эпоха, охватывающая поздний палеолит, вероятно мезолит и начало неолита. В это время продолжалось расселение людей по земной поверхности: человек проник через Индонезийский архипелаг в Австралию и на о-ва Меланезии, через р-н Берингова прол. – в Сев.-Зап. Америку и затем постепенно заселил все Зап. полушарие.

Освоение различных по характеру природных зон требовало приспособления к ним и развития специфич. средств труда, к-рые становятся все более разнообразными. Наряду с кам. орудиями появляются орудия из кости, рога, дерева. Преобладающим занятием людей и гл. источником средств существования была охота, рыболовство, а также собирательство. Общественную организацию этих людей можно в общих чертах реконструировать по этнографич. данным. Осн. производств. коллективом в ту эпоху была, вероятно, материнско-родовая община (материнский род). Характерными ее чертами были коллективизм сородичей в трудовых процессах, общеродовая собственность на осн. средства произ-ва и уравнительное или равнообеспечивающее распределение продуктов охоты, рыболовства и собирательства. Большинство сов. историков первобытности придерживается мнения, что производственные отношения этой поры выступают как отношения между кровными родственниками – членами материнско-родовой общины (М. О. Косвен, А. М. Золотарев, С. П. Толстов, Ю. П. Аверкиева, А. И. Пер-шиц, Ю. И. Семенов, Л. А. Файнберг). Согласно другой точке зрения, производств. отношения никогда не совпадали с родовыми, и, соответственно, экономич. ячейка общества (родовая община) не совпадала с родом (Н. А. Бутинов и др.).

Важной чертой материнско-родовой общины было равноправие ее членов и отсутствие какой-либо отделенной от коллектива власти. Единственным регулятором поведения членов материнского рода была воля коллектива, родовая мораль, выражавшаяся в обществ. мнении и закреплявшаяся в обычаях. Отдельные члены коллектива обладали влиянием на сородичей лишь в силу своих личных качеств и постольку, поскольку они выражали волю и интересы коллектива в целом. Существование человека вне рода было невозможно. Поэтому каждый человек родового общества мог мыслить себя лишь как частичку коллектива.

Как экзогамный коллектив род не мог существовать изолированно. Он составлял часть системы, состоявшей из двух взаимобрачующихся родов, – дуально-родовой организации. Брачные связи возникали как отношения не между индивидами, взятыми сами но себе, а между коллективами, родами. Поэтому и первонач. брак, очевидно, был групповым; мужья и жены принадлежали к разным родам и имели раздельную собственность. Два или несколько родов вместе составляли племя. Однако вопрос о времени появления племени не вполне решен. Нек-рые сов. ученые (А. А. Формозов) относят его возникновение к мезолиту, тогда как другие (М. О. Косвен) полагают, что начальные формы племени появляются в верх. палеолите, т.е. одновременно с родом.

Обусловленные низким уровнем развития производит. сил первобытнокоммунистич. отношения были крайне ограниченными и замкнутыми в пределах рода как отдельного производств. коллектива. Соответственно такой же характер носила и родовая мораль. Действие ее норм, предписывавших заботу о каждом члене коллектива, распространялось на членов своего рода и отчасти племени, когда последнее возникло. Как писал Ф. Энгельс: "Племя оставалось для человека границей как по отношению к иноплеменнику, так и по отношению к самому себе: племя, род и их учреждения были священны и неприкосновенны, были той данной от природы высшей властью, которой отдельная личность оставалась безусловно подчиненной в своих чувствах, мыслях и поступках. Как ни импозантно выглядят в наших глазах люди этой эпохи, они неотличимы друг от друга, они не оторвались еще, по выражению Маркса, от пуповины первобытной общности" (там же, т. 21, с. 99).

Очень сложен и не вполне ясен вопрос о мировоззрении людей первобытного общества, о их верованиях. По-видимому, у людей типа питекантропов отсутствовали какие-либо религ. верования. Более спорен вопрос о существовании или отсутствии религ. верований у неандертальцев. Археологами открыто несколько неандертальских погребений в гротах и пещерах (Мустье, Ла-Шапель-о-Сен, Ла-Ферраси во Франции, Киик-Коба в Крыму и др.). Одни считают, что эти погребения свидетельствуют о возникновении веры в загробное существование души или в сверхъестеств. свойства трупа (Г. Обермайер, М. Эберт, А. П. Окладников). По мнению других (И. И. Скворцов-Степанов, С. А. Токарев), в этих погребениях проявлялась просто забота об умерших. Может быть о возникновении религ. верований у неандертальцев (охотничьей магии или зачатков тотемизма) свидетельствуют находки черепов и костей пещерного медведя (пещеры Драхенлох и Петерсхеле и др.), по условиям залегания напоминающие захоронения.

В отличие от мустье, археол. памятники верх. палеолита определенно свидетельствуют о наличии религиозных верований. В погребения клались вещи умерших, украшения. Очевидно, появились какие-то представления о загробной жизни. Возникает магия, развивается тотемизм (рисунки людей в звериных масках). По-видимому, в верхнем палеолите как отражение материнско-родовых отношений формируется культ матерей – прародительниц (П. П. Ефименко) – или, по другой точке зрения, хозяек огня (С. А. Токарев). На это указывают находки многочисленных женских статуэток (Виллендорф, Костепки, Мальта и др.). До сих пор неясны религиозные верования людей неолита. Скорее всего в это время существовало почитание женских божеств (см. С. А. Токарев, Религия в истории народов мира, 1964, с. 15). Начиная с верхнего палеолита получает значит. развитие иск-во: реалистич. полихромные изображения животных в пещерах Юж. Франции и Сев. Испании и др., статуэтки из кости, рога и глины.

Развитие производит. сил особенно заметно в эпоху неолита, когда возникают скотоводство и земледелие и начинается переход от присвоения продуктов природы к их произ-ву. Наиболее рано земледелие и скотоводство возникли, по-видимому, на Бл. Востоке, где, возможно, уже в конце мезолита произошел переход от сбора дикорастущих злаков к выращиванию их ("натуфийская культура", "Карим-Шахир"). В 5–4-м тыс. до н.э. земледельч. племена жили в Египте. В Европе земледелие и скотоводство получили развитие в неолите и раннем бронз. веке под сильным влиянием культур Бл. Востока. В Америке земледелие, по-видимому, возникло ок. 4–2-го тыс. до н.э. и в дальнейшем стало экономич. основой для развития высоких культур древней Америки (майя, инки, ацтеки). В это же время совершенствуются орудия труда, появляются шлифованные топоры, костяные серпы, молоты, глиняные сосуды; создаются такие средства передвижения, как лодка и лыжи.

Однако в то время как во многих местах земного шара уже возникли земледелие и скотоводство, на периферии этих развитых культур в Европе, Азии, Африке и Америке продолжали еще жить племена охотников, рыболовов и собирателей (Сев. Сибирь, амер. север и др.). С неолита усиливается неравномерность развития отдельных культур, впервые обозначившаяся еще в конце палеолита. Культуры, отставшие в своем развитии, начинают испытывать все большее влияние со стороны передовых. Отделение скотоводческих племен от земледельческих и установление регулярного обмена между ними было первым крупным общественным разделением труда (см. Ф. Энгельс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 160). Позднее "... произошло второе крупное разделение труда: ремесло отделилось от земледелия" (там же, с. 163). С развитием производит. сил возрастает хоз. значение мужчин. Они стремятся передать создаваемую ими собственность своим сыновьям. Так, у племени "гереро" в Юго-Зап. Африке в период перехода от материнского рода к отцовскому козы оставались в материнском роде, тогда как коровы и овцы наследовались по отцовской линии.

Происходит смена материнского рода отцовским, а род перестает быть осн. хоз. ячейкой общества, ею становится большая патриархальная семья. Обычно она жила не изолированно, а рядом с др. такими же семьями, вместе с к-рыми она образовывала соседскую общину. Род и его подразделения в это время выполняют в основном функции защиты своих членов, а также брачно-регулирующие и религиозно-обрядовые функции. С переходом к патриархальной семье парный брак сменяется моногамией, возникает моногамная, или малая, семья, воплощающая в себе развившиеся начала частной собственности.

Ускорению развития частной собственности на заключит. этапе П. с. способствовало возникновение "военной демократии"; накопление богатств вызвало к жизни частые грабительские набеги и воен. столкновения, а воен. предводители, опираясь на свои дружины, стали захватывать власть над собственным народом. Возникает социальное и экономич. неравенство внутри общины, а с ростом производит. сил и появлением избыточного продукта зарождается рабство. Сначала в рабство обращаются военнопленные, затем начинается закабаление беднейших сородичей. Итак, имущественные различия внутри одного и того же рода постепенно превратили общность интересов в антагонизм между его членами (см. К. Маркс, Конспект книги Льюиса Г. Моргана "Древнее общество", в кн.: Архив Маркса и Энгельса, т. 9, 1941, с. 153–54). Общество распадается на классы. Возникновение клас. общества у разных народов относится к различным эпохам, а сам процесс становления клас. строя шел в разных странах в зависимости от конкретно-историч. условий по-разному. Но, как правило, в нем были всегда две стороны: появление рабов и разделение свободных на богатое и знатное меньшинство и на массу простых общинников. В Египте, Индии, Месопотамии оно возникло в эпоху медно-каменного (энеолит) века (4–3-е тыс. до н.э.), в Малой Азии, Греции, на Кипре, Крите, в Китае – в эпоху бронз. века (конец 3-го – нач. 1-го тыс. до н.э.) и у целого ряда др. народов – в эпоху раннего жел. века (сер. 2-го – 1-е тыс. до н.э.).

Расслоение общества, выделение из среды ранее равных членов рода и племени богатой и знатной верхушки находит свое отражение в расслоении сверхъестественного мира, в выделении из его среды более или менее равных по значению сверхъестественных существ нескольких особо могущественных – богов. Окончательно оформившийся с возникновением классового общества политеизм освящает эксплуатацию человека человеком.

Историография. В антич. мире сформировались и развились 2 представления о начальном состоянии человечества. Согласно одному из них, первобытные люди жили почти как животные, непрерывно борясь друг с другом за добычу и власть. Согласно другому, детство человеч. рода было золотым веком, когда люди, питаясь дарами щедрой природы, жили беззаботно, весело и дружно. Сторонником 1-й точки зрения был, напр., Демокрит, полагавший, что первые люди на земле вели "грубую" и "звериную" жизнь и постоянно кочевали, питаясь "естественными кормами" земли и плодами деревьев. Идеи о золотом веке придерживался, напр., Сенека. Лукреций Кар одним из первых предложил периодизацию общества, разделив историю на 3 века: каменный, медный и железный. Однако все эти общие построения о начальном состоянии человечества были, как правило, умозрительными. В то же время антич. авторы (Ксенофонт, Страбон, Тацит) собрали немало этнографич. данных об обществ. отношениях (в т. ч. о матриархальных порядках) у многих народов древности.

В ср. века господствовала т.н. патриархальная теория, выдвинутая еще в антич. время Платоном и Аристотелем. Согласно ей, в основе общества лежит патриархальная семья, из к-рой в конечном счете вырастает гос-во. Видным глашатаем этой теории был Фома Аквинский (1225–74). Однако продолжалось накопление фактич. материала об отсталых народах, не укладывавшегося в рамки патриархальной теории. Оно ускорилось со времени Великих географич. открытий и особенно в 18–19 вв. (напр., сведения Диего де Ланда об индейцах Мексики, Д. Ливингстона о народах Африки, Л. Моргана об индейцах Сев. Америки, Л. Файсона и А. Хауитта об австралийцах, H. H. Миклухо-Маклая о народах Океании); много этнографич. данных о народах Сибири и Сев.-Зап. Америки собрали рус. ученые 18 и 1-й пол. 19 вв. (С. П. Крашенинников, Г. В. Стеллер, Г. Ф. Миллер, Ю. Ф. Лисянский, И. Е. Вениаминов и др.). В 1767 в "Опыте истории гражданского общества" (рус. пер., ч. 1–3, СПБ, 1817–18) шотландский философ А. Фергюсон (1723–1816) первым широко использовал этнографич. материал для довольно подробной характеристики П. с. Он определил его как первобытнокоммунистич. с коллективным произ-вом и потреблением. В 1861 И. Бахофен развил идею о матриархате, как универсальном и предшествующем патриархату этапе в развитии человеч. общества. Однако причину развития первобытного общества Бахофен видел не в условиях материальной жизни, а в смене религиозных представлений. Вскоре после этого Дж. Мак-Леннан связал матриархат с родом, указав при этом, что род предшествует семье. В 1877 Л. Г. Морган в своем труде "Древнее общество" положил начало научной материалистич. истории первобытного общества. Ядром учения Моргана является обоснованная им на огромном фактич. материале теория об универсальности родовой организации и о едином пути развития первобытного общества, прогресс к-рого он объяснял успехами в развитии произ-ва средств существования.

Марксистская теория развития первобытного общества, разработанная К. Марксом и Ф. Энгельсом, наиболее полно была сформулирована в книге Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства". Сов. исследователи, творчески развивая марксистскую теорию первобытного общества, внесли в нее существенный вклад. В 1930-х гг. П. П. Ефименко, М. О. Косвен, А. М. Золотарев, С. П. Толстов ввели в научный оборот значительный материал, доказывающий универсальность общинно-родового строя и опровергающий попытки подменить ее различного рода "тотемическими обществами" или "семейно-родственными группами". В 1930–50-х гг. был проведен ряд работ, выявивших пережитки материнского рода у многих народов СССР, а также зарубежных стран и тем самым подтвердивших универсальность этого института (А. М. Золотарев, Родовой строй и религия ульчей, Хабаровск, 1939; К. В. Вяткина. Пережитки материнского рода у бурят-монголов, "СЭ", 1946, № 1; М. О. Косвен, Матриархат. Этнографические материалы, "Уч. зап. МГУ", 1940, в. 61, и др.). В ходе полевых исследований 1930–40-х гг. у многих народов Сибири, Ср. Азии и Кавказа была выявлена дуальная организация, характерная черта раннеродового общества (С. П. Толстов, Пережитки тотемизма и дуальной организации у туркмен, "Проблемы истории докапиталистических обществ", 1935, № 9–10; В. Чернецов, Фратриальное устройство обско-угорского общества, "СЭ", 1939, в. 2, и др.). Сов. и зарубежные исследования по вопросам дуальной организации были обобщены в конце 1930-х гг. А. М. Золотаревым (А. М. Золотарев, Родовой строй и первобытная мифология, М., 1964). Много сделали сов. этнографы и в изучении патриархального рода и форм разложения первобытнообщинного строя (Л. П. Ποтапов, Разложение родового строя у племен Северного Алтая, Л., 1935; М. О. Косвен, Распад родового строя у удмуртов, "Уч. зап. н.-и. ин-та народов Сов. Востока", в. 2, М., 1931). В ходе конкретных исследований был накоплен большой материал для постановки и решения многих теоретич. проблем, напр. – становления патриархальных отношений (М. О. Косвен, Переход от матриархата к патриархату, в сб.: Родовое общество, М., 1951; Д. А. Ольдерогге, Энгельс и проблема происхождения отцовского рода, в сб.: Вопросы истории доклассового общества, М.–Л., 1936, с. 851–69), разложения рода (Б. О. Долгих и M. Г. Левин, Переход от родоплеменных связей к территориальным в истории народов Северной Сибири, в сб.: Родовое общество, М., 1951; М. О. Косвен. Семейная община и патронимия, М., 1964).

Накопление нового фактич. материала и теоретич. разработка вопросов истории первобытного общества позволили сов. исследователям уточнить ряд положений Моргана (напр., большинство сов. исследователей отказалось от гипотезы о существовании кровнородственной семьи и пуналуалъной семьи и др.) и внести значит. вклад в решение таких проблем П. с., как периодизация первобытной истории, происхождение экзогамии и т.д. Весь накопленный этнографич., археологич. и антропологич. материал подтвердил основные положения материалистич. концепции первобытноисторич. процесса – о едином в своих главных чертах пути развития человеч. общества, о поступательном развитии производительных сил как основе историч. процесса, о коллективном характере первобытной экономики.

Бурж. критика марксистской истории П. о. ведется гл. обр. с позиций теории многолинейной эволюции (Дж. Стюард), культурно-исторической школы в этнографии (В. Шмидт, В. Копперс), диффузионизма, функционализма (см. также ст. "Этнография").

Лит.: Маркс К., Конспект книги Л. Г. Моргана "Древнее общество", в кн.: Архив Маркса и Энгельса, т. 9, М., 1941; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20; его же, Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21; Ленин В. И., Рецензия. А. Богданов, "Краткий курс экономической науки", Полн. собр. соч., 5 изд., т. 4 (т. 4); его же. Государство и революция, там же, т. 33 (т. 25); его же, О государстве, там же, т. 39 (т. 29); его же, Письмо к А. М. Горькому, вторая половина ноября 1913 г., там же, т. 48 (т. 35); Аверкиева Ю. П., Разложение родовой общины и формирование раннеклассовых отношений в обществе индейцев северо-западного побережья Северной Америки, М., 1961; Борисковский П. И., Древнейшее прошлое человечества, М.–Л., 1957; Бутинов Н. Α., Происхождение и этнический состав коренного населения Новой Гвинеи, Тр. Института этнографии, нов. сер., т. 80, М.–Л., 1962 (рец. и ответы см. "СЭ", 1963, № 3, с. 200–05; 1965, № 3, с. 180–90); Ефименко П. П., Первобытное общество. К., 1953; Кнышенко Ю. В., История первобытного общества и основы этнографии, Ростов н/Д., 1965; Косвен М. О., Матриархат. История проблемы, М., 1948; его же. Очерки истории первобытной культуры, 2 изд., М., 1957; его же, О периодизации первобытной истории, "СЭ", 1952, № 3; Μοрган Л. Г., Древнее общество..., пер. с англ., 2 изд., Л., 1934; его же, Дома и домашняя жизнь американских туземцев, пер. с англ., Л., 1934; Никольский В. К., Семья и брак в прошлом и настоящем, М., 1936; Семенов С. Α., Первобытная техника, М.–Л., 1957; Першиц А. И., Развитие форм собственности в первобытном обществе как основа периодизации его истории, в сб.: Проблемы истории первобытного общества, М.–Л., 1960; Ποршнев Б. Ф., Материализм и идеализм в вопросах становления человека, "ВФ", 1955, № 5; Семенов Ю. И., Возникновение человеческого общества, Красноярск, 1962 (рец. в "СЭ", 1963, № 5; "ВФ", 1964, № 8; "ВФ", 1965, № 6); его же, О периодизации первобытной истории, "СЭ", 1965, № 5; Токарев С. Α., Происхождение общественных классов на островах Тонга, "СЭ", 1958, № 1; Толстов С. П., Военная демократия и проблема "Генетической революции", "Проблемы истории докапиталистич. обществ", 1935, № 7–8; его же, Некоторые проблемы всемирной истории в свете данных современной исторической этнографии, "ВИ", 1961, № 11; Φормозов Α. Α., Этнокультурные области на территории Европейской части СССР в каменном веке, М., 1959; Сhi1de V. G., Social evolution, L., 1951; Essays in the science ot culture, N. Y., 1960; Hawkes J., Wоо11eу С. L., History of mankind, v. 1 – Prehistory and the beginnings of civilization, L., 1963; Leach E., Rethinking anthropology, L., 1961; Leacock E., Montagnais "Hunting territory" and the fur trade, Menasha, 1954; L'homme avant l'écriture, P., 1959; Se11now I., Grundprinzipien einer Periodisierung der Urgeschichte, В., 1961; Steward J. H., Theory of culture change, Urbana, 1955.

Ю. И. Семенов. Рязань, Л. А. Файнберг. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia