Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Палеография





ПАЛЕОГРÁФИЯ (от греч. παλαιός – древний и γράφω – пишу) – спец. ист. дисциплина, изучающая историю письма, выявляющая и исследующая закономерности развития его графич. форм. П. подразделяется в зависимости от алфавитов и языка на греч., лат., славяно-рус., арм., груз., араб. и др. Общей П. не существует. В последние годы нек-рые ученые (франц. – Ж. Маллон, австр. – Л. Сантифаллер, бельг. – Ф. Мазе, чехосл. – П. Спунар и др.) ставят вопрос о необходимости создания общей П., выявляющей и изучающей законы развития, общие для любого письма. Термин "П." был впервые употреблен в 18 в. Б. "Монфоконом", с именем к-рого связано и выделение П. из "дипломатики" в качестве самостоят. дисциплины. С сер. 20 в. в П. отчетливо проявилась тенденция включать в круг исследования письмо всех видов памятников независимо от их мат-ла, т. о. объектом изучения П. стало не только письмо на восковых табличках, пергаменте, бумаге, но и письмо надписей на твердом мат-ле, на папирусе (до сер. 20 в. надписями и папирусами занимались гл. образом "эпиграфика" и "папирология") и на бересте. С 50-х гг. 20 в. предметом П. постепенно становится и письмо нового и новейшего времени, ранее почти не изучавшееся. П. исследует эволюцию графич. форм букв, письм. знаков (напр., иероглифов), пропорции их составных элементов, систему сокращений и их графич. обозначение, мат-л и орудия письма. Особая отрасль П. изучает графику систем тайнописи (криптография). П., кроме того, решает такие задачи, как чтение рукописного текста, определение времени и места его написания, иногда установление имени писавшего. В сферу П. входит также изучение орнамента и водяных знаков бумаги (филиграней), формата, переплета рукописей [в странах Зап. Европы комплексом вопросов, связанных с изготовлением рукописной книги (формат, переплет, размещение текста и т. п.) и ее дальнейшей судьбой, занимается возникшая во 2-й пол. 20 в. спец. дисциплина – кодикология].

В П. разработаны специфич. методы исследования (техника анализа графич. данных, методика датировки рукописей по совокупности палеографич. примет и др.). В П. используются также методы др. наук и спец. дисциплин: филологии (уточнение датировки и топологии рукописи по данным яз.), текстологии и дипломатики (уточнение тех же данных по содержанию, стилю, истории текста, по формулярам грамот и док-тов), искусствоведения (то же – по художеств. данным миниатюр, орнамента), химии (анализ чернил и др. красящих веществ), физики (применение цветоотделит. фотографии для выявления угасших текстов, использование радиоактивных изотопов для датировки органич. мат-лов и т. п.) и др.

С. М. Каштанов, В. Я. Малов, В. Л. Романова. Москва.

Греческая П. Термин "греч. П." впервые был употреблен в нач. 18 в. Б. Монфоконом, автором первого руководства, посв. специально П., в к-ром рассматривалась история греч. письма с древнейших времен до падения Визант. империи (1453). С кон. 18 в. объектом изучения греч. П. является по преимуществу лишь письмо Визант. империи, изучаемое по пергаментным и бумажным рукописям (письмо на твердом мат-ле и папирусах в круг изучения греч. П., как правило, не входит). Труду Монфокона предшествовали исследования филологов 15–17 вв., накопивших немалый опыт по чтению и датировке греч. рукописей. Для развития греч. П. 18–19 вв. характерно накопление сведений, отд. наблюдений по истории визант. письма на основе изучения рукописных собраний (сложившихся после тур. завоевания Византии гл. обр. в б-ках Италии и Франции). В 19 в. публикуются описания собраний визант. рукописей из европ. б-к, небольшие палеографич. исследования (напр., работа нем. филолога Ф. Баста "Commentatio palaeographica", 1811), подготовившие дальнейшее появление обобщающих руководств по греч. П. В 1879 вышло первое после труда Монфокона руководство по греч. П. нем. палеографа В. Гардтхаузена (в наст. время несколько устаревшее), в к-ром рассматривается история греч. письма не только в ср. века, но и в античный период. Со 2-й пол. 19 в. проводилась большая работа по науч. изданиям факсимиле греч. рукописей нем. палеографом В. Ваттенбахом, франц. ученым А. Омоном (заслуга к-рого также и в описании греч. рукописных собраний Париж. Нац. б-ки). В 1-й пол. 20 в. вышло несколько кратких руководств по греч. П.: нем. папиролога В. "Шубарта" (гл. обр. по истории письма на папирусе), греч. ученого А. Сигаласа (история греч. письма с древнейших времен по 15 в.) и др. Продолжалась и науч. публикация снимков с рукописей (особенно значительно издание амер. палеографами К. и С. Лейк серии факсимиле датированных греч. минускульных рукописей до 13 в.). В последние десятилетия греч. П. за рубежом развивается в двух направлениях: 1) составление библиографич. справочников, науч. описаний рукописей и рукописных собраний (франц. ученые М. Ришар, А. Ден, Р. Девреес и др.) и 2) исследования по истории отд. мастерских письма [Ж. Иригуэн (Франция), Л. Политис (Греция), Ф. Дёльгер (ФРГ) и др.].

В Россию первое известное значит. собр. греч. рукописей было привезено с Афона в сер. 17 в. А. Сухановым (ныне хранится в Гос. Ист. музее в Москве); большое собрание составили греч. рукописи, поступившие в 19 в. в Императорскую публ. б-ку в Санкт-Петербурге (совр. Гос. публичная б-ка им. M. E. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде). Занятия греч. П. в России первоначально были связаны с потребностями развивающейся славистики (со ср.-век. греч. письменностью тесно связана древняя письменность болгар, сербов, русских, украинцев). С сер. 19 в. появляются сборники фотокопий с греч. и слав. рукописей, статьи о связях между визант. и слав. письменностью (И. И. Срезневский, В. И. Григорович, архимандриты Савва, Амфилохий, Антонин Капустин, Порфирий Успенский и др.). Для дальнейшего развития греч. П. в России характерно научное описание эллинистами и византинистами (В. К. "Ернштедт", В. Г. "Васильевский", В. Н. "Бенешевич" и др.) греч. рукописных собраний и отд. рукописей. После установления Сов. власти изучение греч. рукописей, их описание и составление каталогов продолжали В. Н. Бенешевич, Г. Ф. Церетели, М. А. Шангин (его большая работа по греч. П. осталась неизданной). Ряд статей в области греч. П. принадлежит Е. Э. Гранстрем.

Лит. (кроме указанной в статье): Гранстрем Е. Э., Совр. состояние византийской П., в сб.: Археографич. ежегодник за 1961 г., М., 1962; Церетели Г. Ф., Сокращения в греч. рукописях..., 2 изд., СПБ, 1904; Gardthausen V., Griechische Paläographie, 2 Aufl., Bd 1–2, Lpz., 1911–13; Devreesse R., Introduction à l'étude des manuscrits grecs, P., 1954; Richard M., Répertoire des bibliothèques et des catalogues de manuscrits grecs, 2 éd., Р., 1958.

E. Э. Гранстрем. Ленинград.

Латинская П. изучает памятники письма на европ. языках с лат. алфавитом. Основы лат. П. были заложены в 17 в. Ж. "Мабильоном" (рассматривавшим историю письма как составную часть дипломатики). Им было введено деление письма на книжное и дипломатическое (письмо док-тов), выявлены и описаны т. н. "нац. типы письма" (термин, введенный в 18 в.) – вестготский, лангобардский, англо-саксонский и меровингский; осн. роль в их возникновении, согласно ошибочному мнению Мабильона, принадлежала варварским народам. В 1-й пол. 18 в. итал. ученый Ш. Маффеи выступил с критикой Мабильона и доказал, что "национальные типы письма" являются результатом переработки антич. письма. Во 2-й пол. 18 в. достижения лат. П. были сведены франц. учеными-бенедиктинцами Р. П. Тассеном и Ш. Ф. Тустеном ("Nouveau traité de diplomatique...", v. 1–6, P., 1750–65), к-рые эклектически соединили концепции Мабильона и Маффеи. Для развития лат. П. в странах Зап. Европы в 19 в. характерно активное выявление и палеографич. изучение нац. фондов рукописей. Широко развернувшаяся во мн. европ. странах публикация источников потребовала дальнейшего развития П. Были созданы уч. заведения, готовящие палеографов и ведущие исследоват. работу в области П. (парижская Школа хартий, флорентийская Школа палеографии и дипломатики и др.). Большую палеографич. работу в связи с изданием Monumenta Germaniae Historica проделало Об-во по изучению ранней герм. истории (осн. в 1819). С сер. 19 в. появляются многочисл. факсимильные издания образцов ср.-век. письма и орнамента, располож. в хронологич. последовательности. В них делались попытки отразить общий ход развития лат. письма и орнамента или показать развитие письма по отд. странам. Издаются также факсимиле рукописей крупнейших б-к (Ватиканской, франц. Нац. б-ки, б-ки Брит. музея и др.). Наибольшая роль в подобных изданиях принадлежала франц. ученым Ж. Сильвестру, М. Пру, англ. – Э. О. Бонду и Э. М. Томпсону (членам англ. Палеографич. об-ва, осн. в 1873), швейц. – Ф. Стеффенсу, австр. – Т. Зиккелю. Были созданы общие курсы по лат. П. франц. ученым М. Пру, нем. – В. Ваттенбахом, итал. – Ч. Паоли, англ. – Томпсоном. Особое внимание в этих курсах уделялось письму раннего средневековья (5–8 вв.), причем принципиальных изменений в созданную в 18 в. схему развития лат. письма внесено не было. В нач. 20 в. новое направление в лат. П. возглавил нем. филолог Л. Траубе, создавший т. н. "теорию амфиктионий"; он выдвинул принцип палеографич. изучения рукописей по месту их создания – по группам ср.-век. мастерских письма (амфиктиониям); историю письма он рассматривал как неотъемлемую часть истории культуры. У Траубе было мн. последователей [работы англ. ученого У. М. Линдсея о Веронской (Италия), амер. – Е. К. Ренда о Турской (Франция), амер. – Л. В. Джонса о Кёльнской (терр. совр. ФРГ) и Корбийской (Франция), нем. – К. Лефлера о Санкт-Галленской (терр. совр. Швейцарии) мастерских письма]. Заслуга детального исследования рукописей 8–9 вв. Корбийской мастерской принадлежит сов. палеографу О. А. Добиаш-Рождественской, положившей в основу изучения рукописи, хранящиеся в Гос. публичной б-ке им. Салтыкова-Щедрина. К сер. 20 в. был накоплен большой фактич. материал, потребовавший отказа от старой схемы развития лат. письма. Ее критика была начата франц. палеографами Ж. Маллоном, Ш. Перра, Р. Маришалем. Включив в сферу своих исследований письмо папирусов и надписей и изучив т. о. все виды памятников письменности 1 в. до н. э. – 5 в. н. э., они предложили новую теорию развития позднерим. письма. Гл. роль в ее разработке принадлежит Ж. Маллону, показавшему, что формы строчных букв лат. алфавита появились уже в 3 в. в рим. книжном письме. В основе развития письма Маллон видит видоизменение графики т. н. "обычного письма", более беглого и свободного по сравнению с его каллиграфич. формами. Осн. причины развития письма Маллон и его последователи ищут в изменении материальных условий письма. Маллон предложил новую методику палеографич. исследования, осн. на изучении технич. приемов работы писца, и создал самостоят. раздел лат. П. – рим. П., изучающую рим. письмо 1 в. до н. э. – 5 в. н. э. В наст. время ставится вопрос о палеографич. исследовании "нового" письма (после 15 в.). С нач. 20 в. центром изучения каллиграфии 16–18 вв. стала Англия (школа С. Морисона). Возрос интерес палеографов к проблеме происхождения, развития готич. письма 12–15 вв. (франц. ученый Ж. Буссар, нидерл. – М. Г. Лифтинк и др.). Ставятся проблемы физиологии, психологии письма (работы бельг. палеографа X. Каллеверта), поднимается вопрос о роли социальных и культурных условий в появлении и эволюции письма (австр. ученый Г. Фихтенау, бельг. – Ж. Стьенон). Совр. этап развития лат. П. характеризуется тесным сотрудничеством ученых разных стран в решении осн. проблем П. Один из актуальных вопросов – выработка в лат. П. единой междунар. номенклатуры, терминологии – был рассмотрен на Междунар. палеографич. коллоквиуме в Париже в 1953; по его решению в 1957 был создан Междунар. палеографич. к-т, в к-рый входят представители 13 гос-в (Франция, Австрия, Бельгия, Испания, Англия, Италия, Нидерланды, Швейцария, Швеция, Польша, Чехословакия, ФРГ, Ватикан). Под руководством этого к-та начато издание каталога датированных рукописей (на европ. яз. с лат. алфавитом), в к-рых указано либо место написания, либо имя писца (Catalogue des manuscrits en écriture latine portant des indications de date, de lieu ou de copiste, t. 1 – Musée Condé et bibliothèques parisiennes, P., 1959; t. 2 – Bibliothèque Nationale, fonds latins, № 1–8000, P., 1962; t. 5 – Est de lа France, v. 1–2, P., 1965; также G. I. Lieftinck, Manuscrits datés conservés dans les Pays-Bas, Amst., 1964). В каталоге дается подробное описание рукописей и таблицы с образцами письма в натуральную величину (науч. принцип совр. факсимильных изд.). Предприняты издания образцов письма: амер. ученым Е. Лоу – всех лат. рукописных книг до 9 в. ("Codices latini antiquiores", pt. 1–11, Oxf., 1934–65), P. Маришалем (Франция) и A. Брукнером (Швейцария) – всех лат. грамот до 9 в. ("Chartae latinae antiquiores", v. 1–3, Оlten – Lausanne, 1954–63), междунар. факсимильное издание важнейших лат. кодексов после 9 в. (Umbrae codicum occidentalium, Bd 1–8, Amst., 1960–63). Наиболее полно отражают состояние лат. П. в зап.-европ. государствах обобщающие работы Дж. Бателли (Ватикан), К. Ченчетти (Италия), Б. Бишофа (ФРГ) и Г. Фёрстера (Швейцария).

Значит. успехов в последние годы лат. П. достигла в социалистич. странах. Вышли общие курсы по лат. П. венг. палеографа Л. Мецеи, польск. – В. Семковича, М. Хамана (ГДР), чешск. – И. Шебанека, югосл. – B. Новака. Широкое развитие получила работа по описанию и палеографич. изданию рукописей.

Статьи по лат. П. печатаются в ряде периодич. изданий: в Бельгии – "Scriptorium. Revue internationale des études relatives aux manuscrits", Brux., 1946–; в Великобритании – "Library", L., 1899–; в Италии – "Bulletino dell'archivio paleografico italiano", Roma, 1908–; "La Bibliofilia", Firenze, 1899–; "Italia medioevale e umanistica", Padua, 1958–; в Польше – "Studia źródłoznawcze", Warsz. – Poznań, 1957–; в США – "Speculum", Camb. (Mass.), 1926–; в ФРГ – "Schriften der MGH", Stuttg., 1938–; "Deutsches Archiv für Erforschung des Mittelalters", Münch, 1937–; "Zeitschrift für Bibliothekswesen und Bibliographie", Fr./M., 1953–; в Чехословакии – "Studie o rukopisech", Prana, 1962–.

В России начало лат. П. было положено О. А. Добиаш-Рождественской (1874–1939), к-рая впервые ввела ее преподавание. После Οкт. революции Добиаш-Рождественская написала первую в СССР общую работу по лат. П. Проблеме возникновения готич. письма посвящены работы сов. палеографа Т. В. Луизовой. Новейшая обобщающая работа "Латинская палеография" подготовлена А. Д. Люблинской (находится в печати). Статьи по лат. П. печатаются в сб. "Средние века" (изд. Ин-та истории АН СССР).

Лит.: Добиаш-Рождественская О. Α., История письма в ср. века, [2 изд.], М.–Л., 1936; Foerster H., Abriss der lateinischen Paläographie, Stuttg., 1963 (имеется библ.).

В. Л. Романова, В. Я. Малов. Москва.

Славяно-русская П. подразделяется на глаголическую, изучающую памятники, написанные буквами алфавита "глаголица", и кирилловскую, изучающую памятники, написанные буквами алфавита "кириллица" (поскольку подавляющее большинство слав. рукописей написано кириллицей, кирилловская П. является гл. направлением славяно-рус. П.).

Нек-рые практич. приемы графологич. анализа (гл. обр. для выявления подложных подписей) получили распространение в Рус. гос-ве в 15–17 вв. Первым собственно палеографич. исследованием были т. н. "Поморские ответы" ученого-старообрядца Андрея Денисова (1717), к-рый разоблачил сфабрикованные православной церковью док-ты, относящиеся якобы к 12 в. ("Соборное деяние на еретика арменина на Мниха Мартина") и к 14 в. ("Требник" митрополита Феогноста). Публикация и изучение источников в 18 в. подготовили становление к 19 в. славяно-рус. П. как науки. Для 1-й пол. 19 в. характерно накопление палеографич. наблюдений, составление палеографич. описаний рукописей, издание палеографич. альбомов с образцами древнего письма и орнамента, издание альбомов водяных знаков (А. Н. "Оленин", Е. А. "Болховитинов", К. Ф. "Калайдович", П. М. "Строев", А. X. "Востоков", А. Н. "Пыпин", К. Я. Тромонин и др.). С сер. 19 в. наряду с продолжением и совершенствованием этих видов работ (А. В. "Горский", К. И. "Невоструев", В. В. "Стасов", Ф. И. Буслаев и др.) возникают обобщающие труды по П. (В. М. Ундольский, П. И. "Иванов", И. П. "Сахаров"), к-рые создали почву для появления в кон. 19 – нач. 20 вв. классич. теоретич. исследований И. И. "Срезневского" (палеографич. разбор датированных памятников письменности 11–14 вв.), И. В. "Ягича" (исследования гл. обр. в обл. глаголич. П.), А. И. Соболевского (содержит большой мат-л по истории рус. и слав. рукописной книги, дает эволюцию букв, включая скоропись 15–17 вв.), Е. Ф. Карского (содержит важный справочный мат-л: указатели рукописных хранилищ, описание датированных рукописей 11–14 вв.). Рус. П. 19 в. складывалась как ист.-филологич. дисциплина. Для методики слав.-рус. П. наибольшее значение имеет сводный труд В. Н. "Щепкина" ("Учебник рус. П.", М., 1918), где разработаны методы графологич. анализа, датировки рукописей по совокупности примет и др. Ценное практич. пособие для чтения скорописи 15–18 вв. было создано И. С. Беляевым (нач. 20 в.). Из справочных пособий особенно важен сборник водяных знаков Н. П. "Лихачева" ("Палеографич. значение бумажных водяных знаков", ч. 1–3, СПБ, 1899). Рус. ученые 19 – нач. 20 вв. много сделали в области юж.-слав. П. (В. И. Григорович, О. М. Бодянский, П. Успенский, особенно П. А. Лавров и С. Кулябкин), а также в области слав.-молдаво-рум. П. (А. И. Яцимирский). После Οкт. революции в 20–40-х гг. 20 в. существ. вклад в развитие слав.-рус. П. внесли исследования Н. М. Каринского, уделившего большое внимание "социологическому элементу палеографии" (отношения писцов и заказчиков и т. п.), И. Ф. Колесникова, изучавшего скоропись 15–18 вв., М. Груньского (изучение глаголицы), M. H. Сперанского (особенно в области изучения тайнописи). В 50–60-х гг. 20 в. развитие славяно-рус. П. вступило в новую фазу: были открыты берестяные грамоты и стало изучаться их письмо (А. В. "Арциховский", Μ. Н. "Тихомиров", Л. П. Жуковская), что явилось крупным шагом к стиранию граней между П. и эпиграфикой; началось широкое внедрение в П. методов химии и физики (Д. П. Эрастов и др.). В области палеографич. методики (в т. ч. и по письму берестяных грамот) мн. сделано М. В. Щепкиной, важные исследования по филиграням принадлежат С. А. Клепикову и др. Особое место занимают исследования о происхождении глаголич. письма (А. М. Селищев, П. Я. Черных, Е. Э. Гранстрем и др.). С 50-х гг. наметилось нек-рое оживление работы по факсимильному изданию рукописных памятников, гл. заслуга в этом принадлежит M. H. Тихомирову. Отд. исследователи изучают графику письма 18 в. (Н. Г. Королева, А. К. Панфилова), предметом палеографич. исследования становится письмо 19 – нач. 20 вв. (С. А. Рейсер). Общие курсы по слав.-рус. П. М. Д. "Приселкова" (1938), Н. С. Чаева и Л. В. "Черепнина" (1947), Л. В. Черепнина (1956) установили более тесную связь П. с источниковедением и историч. наукой. В слав.-рус. П. имеется и др. направление, представители к-рого рассматривают П. как преим. филологич. дисциплину, служащую целям ист. языкознания (фактически же данные П. используются как ист. источниковедением, так и ист. языкознанием). Преподавание П. ведется в Моск. гос. ист.-архивном ин-те, МГУ, ЛГУ, Киевском гос. ун-те и ряде др. учебных заведений. В разработку юж.-слав. П. крупный вклад внесли сербско-хорват. ученые. В 1-й пол. 19 в. ими был опубликован ряд факсимильных изданий образцов письма и орнаментики (П. Солярич, А. Драгославлевич, Д. Аврамович и др.). Во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. активно исследовалась проблема происхождения глаголич. письма (Е. Копитар, В. С. Караджич, Ф. Рачки, Ф. Миклошич, И. Чрнчич, В. Ягич, С. Ившич, Р. Нахтигаль). В кон. 19 – 20 вв. (особенно после установления нар.-демократич. строя в Югославии) большое внимание уделяется кирилловской П. Публикация рукописн. памятников сопровождается палеографич. исследованиями (Л. Стоянович, Н. Родойчич, В. Мошин, Б. Конецкий, М. Динич и др.), исследуются криптография (Д. Костич), аббревиатуры (Г. Чремошник), издаются сборники филиграней и исследования по филиграням (В. Мошин, С. Тралич). В последнее время изучается т. н. курсивный тип кириллицы (1-й пол. 18 в.), послуживший основой для совр. письма. В 19–20 вв. заметную роль в разработке юж.-слав. П. сыграли чешские ученые, занимавшиеся преимущественно изучением глаголицы (Й. Добровский, П. Й. Шафарик, Й. Гануш, Л. Гейтлер, В. Вондрак, Й. Вайс и др.). В 20 в. важным центром исследований по юж.-слав. П. стала Болгария. Здесь ведется палеографич. издание и изучение рукописей, описание наиболее крупных рукописн. собраний с палеографич. анализом (Б. Цонев, Э. Георгиев, М. Стоянов, И. Гошев, Хр. Кодов, К. Мирчев и др.), исследования болг. орнамента (Н. Райнов и др.), филиграней и составление справочников по филиграням (В. Николаев и др.). В кон. 19 – 20 вв. исследованиями в обл. юж.-слав. П. стали заниматься ученые Англии (И. Тейлор, М. Гастер), Германии (Р. Абрихт, А. Лескин), Австрии (В. Леттенбауэр), гл. внимание уделяя изучению глаголицы и проблеме происхождения слав. письменности в целом. Статьи по юж.-слав. П. и библиография палеографич. исследований публикуются в "Južno-slovenski filolog", Beograd, 1921–.

Лит. (кроме указанной в статье): Черепнин Л. В., Рус. палеография, М., 1956 (имеется библ.); Жуковская Л. П., Развитие слав.-рус. палеографии, М., 1963 (имеется библ.); Тихомиров M. H., Муравьев A. B., Рус. палеография, М., 1966.

С. М. Каштанов. Москва.

Армянская П. Основы арм. П. как теоретич. дисциплины были заложены в кон. 19 в. арм. ученым-"мхитаристом" Я. Ташяном, составителем образцового каталога арм. рукописей, хранящихся в мхитаристской б-ке в Вене. А. Ташяну принадлежит первое пособие по арм. П. ["Обзор арм. П.", Вена, 1898 (на арм. яз.)], в к-ром рассматриваются вопросы датировки отд. видов арм. письма 5–18 вв., история их наименований, анализируются арм. палимпсесты, освещаются проблемы эпиграфич. письма. Созданная Ташяном классификация видов арм. письма легла в основу их совр. классификации. В кон. 19 – нач. 20 вв. публикуются факсимильные издания арм. рукописей. Важным пособием для датировки рукописей остается подготовл. в 1913 арм. ученым Г. Овсепяном (Эчмиадзин) альбом факсимиле 143 образцов арм. письма 5–18 вв. на мягком мат-ле, камне, металле (с пояснит. текстом). Мат-л этого альбома был использован арм. исследователем Р. Ачаряном ["Арм. письмена", Вена, 1928 (на арм. яз.)] для решения проблем возникновения и употребления отд. видов арм. письма. Сов. палеограф К. Кафадарян провел сопоставление арм. письма на мягком и твердом мат-ле и сделал вывод, что все известные виды арм. письма зародились при создании арм. письменности (5 в.). ["Первонач. формы арм. письма", Ер., 1939 (на арм. яз., с рус. резюме)]. Наиболее широкой по охвату является "История арм. письма и письменности" А. Г. Абраамяна (Ер., 1959, на арм. яз.), в к-рой рассматривается эволюция арм. письма, датировка различных видов письма, аббревиатуры, идеограммы, криптограммы и мн. др. (замечания по этой работе даны в рецензии К. Н. Юзбашяна, "ИАН Арм. ССР. Обществ. науки", 1959, № 11–12, на арм. яз.). Важный палеографич. мат-л содержится в "Своде арм. надписей" (в. 1, Ер., 1966, сост. И. Орбели, в. 2, Ер., 1960, сост. С. Бархударян), издаваемом АН Арм. ССР. Палеографич. исследование арм. рукописей в СССР ведется в "Матенадаране" в Ереване (С. Э. Коланджян и др.). Статьи печатаются в периодич. органе "Вестник Матенадарана" (на арм. яз., резюме на рус. и франц. яз.).

К. Н. Юзбашян. Ленинград.

Грузинская П. Зарождение груз. П. как науч. дисциплины (кон. 19 в.) связано с именем Д. З. "Бакрадзе", в осн. определившего периодизацию всех видов груз. письма и опубликовавшего палеографич. таблицы. Одно из гл. мест в палеографич. исследованиях груз. ученых занимала и занимает проблема происхождения груз. письма. Большое внимание ей уделял акад. И. А. "Джавахишвили", внесший большой вклад в развитие груз. П. Происхождению груз. письма посвящены исследования Г. В. Церетели ("Армазская билингва", Тб., 1941, на груз. яз.; "Армазское письмо и проблема происхождения груз. алфавита", в сб.: "Эпиграфика Востока", [в.] 2–3, М.–Л., 1948–49). В 1958 на базе отдела рукописей Музея Грузии (Тбилиси) образован Ин-т рукописей АН Груз. ССР, ставший центром изучения груз. рукописей; ежегодно издает "Вестник".

Лит. (кроме указ. в статье): Токайшвили Е. С., Палеографич. альбом, тетр. 1–2, Тб., 1909–20; Джавахишвили И. Α., Цель истории, кн. 3 – Груз. палеография, Тб., 1926 (на груз. яз.); Абуладзе И. В., Образцы груз. письма (V–XVIII вв.), Палеографич. альбом, Тб., 1949.

С. С. Какабадзе. Ленинград.

Китайская П. Своеобразие развития кит. П. обусловлено спецификой кит. идеографич. письма. Вплоть до 20 в. кит. П. как самостоят. науч. дисциплины не существовало. Палеографич. исследования являлись составной частью 3 смежных отраслей науки: "науки о письменности" (вэньцзысюэ), эпиграфики (цзинынисюэ), каллиграфологии (шуфасюэ).

"Наука о письменности", возникшая в 9–10 вв., изучала начертание, произношение и семантику иероглифов. При этом исследование базировалось не на изучении конкретных памятников письменности, а на комментировании словаря "Шовэнь", автор к-рого Сюй Шэнь (рубеж 1–2 вв.) сопоставил совр. ему написание иероглифов (ок. 10 тыс.) с более древними почерками (гл. обр. с почерком 3 в. до н. э. сяочжуань). Исследование древних начертаний "Шовэня" проводилось особенно широко в 18 в. (Дай Чжэнь, Дуань Юй-цай, Гуй Фу и др.).

Эпиграфика возникла в 11–12 вв. на базе изучения надписей на бронз. сосудах 11–6 вв. до н. э. В кон. 19 в. после открытия гадательных костей с надписями 14–11 вв. до н. э. в круг изучения эпиграфики вошли также иероглифы с сер. 2-го тыс. до н. э. Ученые, занимавшиеся эпиграфикой, не ставили перед собой собственно палеографич. целей, однако результаты их исследований были использованы позднее (в нач. 20 в. – Сунь И-жан, Ло Чжэнь-юй, Ван Го-вэй) для уточнения палеографич. выводов, полученных "наукой о письменности". Начиная с 30-х гг. 20 в. надписи на костях с палеографич. точки зрения изучаются мн. кит. и япон. учеными; в частности, Дун Цзо-бинем были заложены основы для датировки гадательных надписей по графич. особенностям письма. Много сделано в этом направлении учеными КНР – Го Мо-жо, Ху Хоу-сюанем, Тан Ланем и др.

Каллиграфология (искусствоведч. дисцип- лина, изучающая художеств. особенности каллиграфич. письма) исследует памятники письменности (гл. обр. на твердом мат-ле), в осн. 4–8 вв. – периода формирования совр. почерка кайшу. Каллиграфологи КНР не ограничиваются чисто искусствоведч. анализом, все большее внимание уделяя изучению палеографич. особенностей письма. В силу этого постепенно стираются грани между каллиграфологией и эпиграфикой (так, палеографич. анализ почерков эпиграфич. памятников первых вв. н. э. позволил Го Мо-жо доказать более позднее происхождение нек-рых рукописей, приписываемых каллиграфу 4 в. Ван Си-чжи).

В работах ученых КНР все более отчетливо проявляется тенденция к сближению трех вышеуказ. отраслей науки и формированию на этой основе единой кит. П., изучающей общие закономерности развития кит. письма (исследования Цзян Шань-го и др.). Статьи по кит. П. публикуются в журн.: "Каочу" ("Археология"), 1959–; "Вэньу" ("Памятники материальной культуры"), 1959– (КНР); "Кокоцугаку" ("Изучение надписей на гадательных костях"), 1915– (Япония).

Лит.: Xу Πу-ань, Чжунго вэньцзысюэ ши (История науки о письменности в Китае), Шанхай, 1937; Чэнь Цаинь, Шовэнь яньцзюфа (Изучение "Шовэня"), Шанхай, 1934; Чжу Цаянь-синь, Цзиньшисюэ (Эпиграфика), Шанхай, 1955; Цзян Шань-го, Ханьцзы синтисюэ (Морфология кит. письменности), Пекин, 1959.

М. В. Крюков. Москва.

Арабская П. изучает памятники, написанные буквами араб. алфавита (на араб., перс, тюрк. и др. яз.). Описание почерков араб. письма было предпринято с практич. целями арабами еще в 10 в. Ибн Дурустия (ум. в 956) описал гл. почерки и их варианты, применявшиеся в халифской канцелярии. В Европе изучение араб. письма надписей, рукописей началось в 17 в., тогда же было отмечено кардинальное графич. различие между письмом куфи (угловатым письмом надписей, монет, корана) и письмом насхи (более округлым скорописным письмом). Начиная с 18 в. арабистов занимала проблема происхождения араб. письма, вопрос о хронологич. последовательности насхи и куфи. Мн. европ. ученые 18 и 1-й пол. 19 вв., следуя ср.-век. араб. традиции, ошибочно считали более ранним письмо куфи (в действительности оба вида письма существовали одновременно). Они полагали, что куфи происходит от сирийского письма (эстрангелло). Для решения этой проблемы проводился палеографический анализ, в 18 в. появились первые палеографич. таблицы: таблицы сирийского письма и куфи Л. Адлера (Дания), таблицы куфи (по рукописям корана) Э. Фурмона (Франция); значительно более совершенные таблицы были составлены в 1-й пол. 19 в. Ж. Ж. Марселем (Франция), к-рый положил начало систематич. изучению араб. письма по надписям и рукописям ("Palaéographie arabe...", pt. 1–2, P., 1828). В 19 в. в Зап. Европе сложились осн. собрания арабских рукописей, к кон. 19 в. – крупнейшее собрание араб. папирусов в Вене. Началось интенсивное собирание и изучение эпиграфич. памятников, подготавливаются науч. описания памятников араб. письма, включающие палеографич. анализ. Предпринимаются публикации памятников письма. Первые публикации араб. папирусов были осуществлены в 1-й пол. 19 в. франц. ориенталистом А. Сильвестром де Саси. В кон. 19 в. араб. папирусам посвятил многочисл. работы И. Карабачек (Австро-Венгрия), в нач. 20 в. – К. X. Беккер (Германия). Во 2-й пол. 19 в. появляются спец. палеографич. работы. Итал. палеограф М. Ланчи на основе изучения многочисл. надписей проследил варианты араб. письма в зависимости от фактуры памятника; У. Райт (Англия) и В. Альвардт (Германия) издали палеографич. таблицы араб. письма 7–17 вв. (W. Wright, Facsimiles of manuscripts and inscriptions. Oriental series, Paleographical society, L., 1875–83; W. Ahlwardt, Verzeichniss der arabischen Handschriften, Bd 1–10, В., 1887–99). Франц. исследователь О. Уда дал описание сев.-афр. почерка (магриби). Капитальные работы о письме араб. надписей швейц. ученых М. ван Бершама (кон. 19 в.) и С. Флюри (20-е гг. 20 в.) заложили фундамент для последующих исследований в области эпиграфики.

Для совр. развития араб. П. за рубежом остаются характерными исследования частного характера: привлекает внимание проблема возникновения и ранняя эволюция араб. письма (Н. Аббот, США), изучается письмо папирусов и надписей (А. Громан, Австрия; А. Дитрих, ФРГ; М. А. Марзук и X. Хавари, ОАР; Ф. Дей и Р. Эттингхаузен, США; Г. Виет и Э. Комб, Франция; Д. С. Райс, Англия).

В России собирание араб. рукописей и копирование надписей началось при Петре I. Значит. собрания араб. рукописей и др. памятников письма сосредоточились в созданном в 1818 при "Кунсткамере" Восточном кабинете (вскоре преобразованном в Азиатский музей, ныне отдел рукописей Ленингр. отделения Ин-та народов Азии – важнейшее хранилище араб. рукописей). Его возглавил крупнейший арабист X. Д. Френ, положивший начало изучению первых крупных собраний араб. рукописей в России. Основатель науч. араб. нумизматики, он классифицировал и установил терминологию для разновидностей куфи. Со 2-й пол. 19 в. интенсифицировалась работа по выявлению и описанию памятников араб. письма, их публикации. Для этого периода характерно накопление палеографич. наблюдений. К важным выводам пришел Н. В. Ханыков, показавший необходимость при палеографич. анализе письма учитывать место написания: так им были отмечены особенности почерков араб. письма окраин Халифата (но оставлено без внимания влияние на письмо фактуры памятника).

Сов. ученые продолжают работу по науч. описанию, публикации араб. надписей и рукописей. Значит. часть исследований в обл. развития письма (работы О. Г. Большакова, М. М. Дьяконова, Ц. П. Кахиани, В. А. Крачковской, М. X. Нейматовой, С. Б. Певзнера и др. базируется на изучении памятников араб. письма на терр. СССР (Закавказье, Ср. Азия).

Лит.: (кроме указанной в статье): Крачковская В. Α., Араб. надгробия Музея палеографии АН СССР, Л., 1929 (имеется библ.); ее же, Эволюция куфического письма в Ср. Азии, в сб.: Эпиграфика Востока, в. 3, М.–Л., 1949; ее же, Памятники араб. письма в Ср. Азии и Закавказье до IX в., там же, в. 4, М.–Л., 1952; Крачковская В. Α., Κрачковский И. Ю., Древнейший араб. док-т из Ср. Азии, в кн.: Крачковский И. Ю., Избр. соч., т. 1, М.–Л., 1955; Moritz В., Arabic palaeography. A collection of Arabic texts from the first century of the Hidjra till the year 1000, Caire, 1905; его же, Arabische Schrift, Enzyklopaedie des Islām, Bd 1, Leiden – Lpz., 1913; Abbott N., The rise of the north-Arabic script and its Kur'ānic development, Chi., [1939]; ее же, Arabic paleography. The development of early Islamic scripts, в кн.: Ars Islamica, v. 8, Ann Arbor, 1941.

В. А. Крачковская. Ленинград.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia