Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Крестьянство





КРЕСТЬЯ́НСТВО (рус. "крестьянин" – первонач. от "христианин") – в досоциалистич. обществ.-экономич. формациях – совокупность мелких производителей в земледелии (в более широком смысле – в с. х-ве вообще), ведущих, как правило, хоз-во собств. средствами и силами своей семьи, а при социализме объединяющихся для ведения крупного коллективного кооп. х-ва. В качестве особого обществ. класса К. оформляется в эпоху разложения первобытнообщинного и становления клас. об-ва и существует в рабовладельч., феод., капиталистич. и социалистич. об-ве (при феодализме – осн. эксплуатируемый класс). Особенно велик удельный вес К. в докапиталистич. формациях, поскольку с. х-во вообще и земледелие в частности было тогда определяющей отраслью обществ. произ-ва, однако даже в совр. эпоху К. составляет большинство человечества. Обществ.-экономич. природа К., его экономич. и юридич. положение, идеология изменяются в зависимости от смены обществ.-экономич. формаций и этапов их развития.

При рабовладельч. строе вместе с рабовладельч. произ-вом всегда существовало мелкое произ-во самостоят. свободных производителей на земле. Особенно значителен был этот слой в гос-вах Др. Востока, где сохранялась ведущая роль в с.-х. произ-ве свободных общинников (см. в ст. "Община"). Наряду с общинниками здесь существовали и зависимые земледельцы, сидевшие на гос. (царской, храмовой) земле, обрабатывавшие ее и получавшие за это натур. довольствие; Общинники имели свои зем. наделы (в разное время в разных странах ставшие частной собственностью отд. семей – больших и малых), они участвовали в обществ. работах и повинностях (по устройству ирригац. сооружений и др.), в уплате налогов гос-ву. По мере развития др.-вост. об-в шел постепенный процесс разложения общины и выделения из нее общинников-рабовладельцев и закабаляемых (на время или пожизненно) бедняков. С течением времени именно на осн. часть общинников легла гл. тяжесть усиливавшегося налогового гнета; беднеющие общинники попадали в долговую кабалу, широко практиковали (по крайней мере в ряде стран Др. Востока) заклад своих земель ростовщикам, а когда не могли выкупить свои наделы, превращались либо в рабов, либо в наемных работников; часть земледельцев оказывалась в разнообразных формах зависимости от царя и знати (см., напр., "лаой").

В архаич. Греции и раннем Риме господство родовой знати и концентрация земли в ее руках также вели к закабалению свободных общинников путем долговой кабалы и к появлению арендаторов (напр., в Аттике т. н. шестидольники-гектеморы), работавших на полях крупных землевладельцев и находившихся от них в экономич. и юридич. зависимости (напр., рим. клиенты, см. "Клиентела").

Однако оформление клас. об-ва и гос-ва на терр. Греции и Италии в форме "полиса" привело к укреплению свободных мелких зем. собственников-граждан. Они представляли социальную и воен. опору полисного строя (из них, в частности, формировалось гражданское ополчение), основу рабовладельческой демократии. Развитие крупного землевладения, основанного на широком применении труда рабов, приводило к вытеснению труда свободного К. трудом рабов. Разорявшиеся крестьяне превращались в люмпен-пролетариев, частично в воинов-наемников, переселялись в колонии. Между классом мелких свободных производителей и крупными землевладельцами шла ожесточенная борьба (прежде всего – за землю). Однако демократич. движения и реформы, направл. на возрождение мелкого крест. землевладения и армии из крестьян-собственников (напр., реформы Агиса IV и Клеомена III в Спарте, "Гракхов реформы", "Союзническая война 90–88 до н. э." в Италии и др.), в лучшем случае имели лишь временный успех или использовались в своих интересах разными группировками господств. класса (напр., Союзническая война). Утопич. попытки укрепления общины с равновеликими крест. наделами известны в истории других древних об-в (напр., "Ван Мала реформы" 1 в. в Китае).

Наряду с античными формами собственности продолжали существовать более архаич. отношения, в к-рых К. принадлежала очень большая роль. Так, в Греции особым типом непосредств. производителей в земледелий (в частности, в более экономич. отсталых полисах) были "илоты", пенесты, мариандины и т. п. покоренные местные жители, оставленные на своих прежних землях и обрабатывавшие их собственным трудом на правах вечного пользования и находившиеся в зависимости от гражд. общины в целом или от отдельных ее представителей. В рим. провинциях (особенно слабороманизован-ных, таких как дунайские, прирейнские) сохранилось многочисл. свободное К., жившее сел. общинами вне гор. территорий (лат. rustici, vicani – крестьяне, сельчане); сельчане имели общие земли, их терр. была отграничена от окружающих земель, они имели свои святилища, своих сельских и родовых богов (большую роль играли крест. земледельч. культы), их быт отличался от быта "горожан" и т. д. Существовали и сельчане, жившие на частных землях и обрабатывавшие их (в частности, рим. клиенты). По мере исчерпания производств. возможностей рабовладельч. способа произ-ва эти ("внеполисные") категории земледельцев приобретали все большее значение. С распространением колонатных отношений (см. "Колонат") осн. производителем в с. х-ве Рим. империи 3–5 вв. н. э. и осн. типом позднеантичного крестьянина становится колон. Общая тенденция развития шла в направлении образования из двух гл. источников: различных видов мелких зем. собственников, с одной стороны, и рабов, занятых в с. х-ве (и испомещавшихся на землю), с другой, б. или м. однородного слоя зависимых и полузависимых непосредств. производителей в сел. хоз-ве. Закабаляемые крестьяне и колоны составляли наиболее революц. элемент в поздней Рим. империи, играя главную роль в социальных движениях того времени (напр., в движении "багаудов", "агонистиков").

При феодализме крестьянин являлся возделывателем и фактич. владельцем обрабатываемой земли (по крайней мере в части, дающей необходимый продукт), он был "наделен" землей – осн. средством производства феод. об-ва, но не обладал собственностью на землю, выступал как "держатель" земли и эксплуатировался собственником земли (отдельным феодалом или феод. гос-вом). Часть средств производства (с.-х. орудия, утварь, скот, птицу, дом. хоз. постройки и др.) крестьянин, как правило, имел в своей полной собственности. При неполноте отделения К. от средств производства только "внеэкономическое принуждение", та или иная степень личной зависимости крестьянина от феодала давала возможность последнему экономич. реализовать свою зем. собственность и безвозмездно присваивать часть труда крестьян в форме феод. "земельной ренты" (или ренты-налога). К., будучи одним из двух осн. классов феод. об-ва, осн. эксплуатируемым классом, выступало также как неполноправное сословие.

Становление К. как класса феодального об-ва представляло важнейшую сторону генезиса феодализма.

Возникновение феод.-зависимого К. преим. на базе разложения первобытнообщинного строя наиболее детально изучено на примере герм. племен. Первым этапом был переход от земледельч. общины к соседской, появление "аллода" и превращение общинников в собственников своих наделов и на этой базе – начало их имуществ., а затем и социального расслоения. На втором этапе происходило разложение соседской общины как коллектива свободных независимых аллодистов под ударами крупного (церк., светского и королев.) землевладения, утеря свободным общинником его аллода, превращавшегося из собственности в держание. Формы и способы утраты аллодов были различны (зем. "дарения", продажа, залог, обмен и др.). Малосостоятельные общинники в результате дарения и обратного получения земли уже не в собственность, а в "прекарий" теряли не только зем. собственность (превращаясь в держателей), но и свободу. Бывшие свободные общинники (попадавшие в зависимость) составили основу формировавшегося класса феод.-зависимого К.;в его формировании приняли участие и полусвободные, возникшие еще в дофеод. период (напр., "литы"), и вольноотпущенники. В условиях синтеза отношений рабовладельч. об-ва и разлагавшегося общинного строя (как на терр. Зап. Рим. империи) в формировании феод.-зависимого К. участвовали, наряду с разорявшимися общинниками, также рабы, испомещенные на землю, колоны и др. земледельцы позднерабовладельч. об-ва. Вовлечение прежде свободного К. в разл. формы феод. зависимости сопровождалось и понижением его социального статуса. Феод. эксплуатация К., по-видимому, нередко первоначально носила форму взимания гос. налогов и повинностей, что особенно характерно для мн. стран Востока, где гос. зависимость нередко сохранялась в качестве осн. формы зависимости К. длит. время. Дальнейшей тенденцией развития было вовлечение К. в частно-вотчинную зависимость. Однако б. или м. значит. слой К., зависимый только от гос-ва, сохранился вплоть до позднего феодализма не только в странах Востока, но и, напр., в России (см. "Государственные крестьяне"), в скандинав.странах.

Феод. повинности, лежавшие на К., выступали в конкретной истории в разнообразных сочетаниях, представляя разл. модификации феод. зем. ренты. Ее осн. формами были: отработочная рента ("барщина"), рента продуктовая, ден. рента (прод. и ден. "оброк"). На всем протяжении феодализма все формы ренты сосуществовали. Упрощая, можно сказать, что барщинная форма эксплуатации К. получила наибольшее распространение в странах Зап. Европы в период раннего и в странах Вост. Европы – в период позднего средневековья, тогда как для большинства стран Востока на всем протяжении феодализма была наиболее характерна продуктовая (при широко распространенном ден. исчислении (в меньшей степени) ден. рента – как на частновладельч., так и на гос. землях; во 2-м случае она выступала как централизованная рента – рента-налог. Крест. повинности юридически чаще всего были твердо установленными, фиксированными феод. обычаем, но практически нередко взимались произвольно. Весьма распространенной, а часто и господствующей (в частности, в странах Востока) была издольная система эксплуатации К.

Для К. на всем протяжении феодализма характерно значит. многообразие форм феод. зависимости, пестрота в юридич., имуществ. и др. положении. Существовали многочисл. категории К. Не исчез полностью слой свободного К., представлявший осколок предшествовавшей дофеод. эпохи. Такой слой длит. время сохранялся, напр., в отдельных р-нах Германии, а в нек-рых странах и обл. (напр., в скандинав. странах, особенно в Норвегии) существовал на всем протяжении средневековья, накладывая своеобразный отпечаток на всю социально-экономич. и политич. жизнь. Но подавляющее большинство К. попало в ту или иную форму зависимости. Хотя часть лежавших на К. повинностей считалась вытекающей из его связи с землей, а часть раскладывалась непосредственно на "личность" крестьянина, однако в результате тесного переплетения этих повинностей все феод.-зависимое К. было в той или иной мере лишено личной свободы. Степень этой несвободы, однако, сильно варьировалась, изменяясь от крепостного состояния до простой сословной неполноправности. Пестрота юридич. форм зависимости первоначально отражала процесс складывания феод.-зависимого К. из разных элементов и разными путями. Но характер зависимости менялся и с развитием феод. способа производства, определяясь формами феод. ренты и ее изменением. Крепостная зависимость соответствовала распространению барщины. Так, в большинстве стран Зап. Европы, начиная с 12–13 вв., по мере перехода к ренте продуктовой, и особенно денежной, личная зависимость отступала на задний план: рост товарности крест. хоз-ва (условие развития ден. ренты) был невозможен без известного личного раскрепощения К. – товарное произ-во требовало большей юридич. независимости и большей хоз. инициативы крестьянина. Очень рано начинается процесс освобождения К. от наиболее суровых форм личной зависимости в Италии с ее развитыми товарно-ден. отношениями; во Франции в 12–14 вв. на место "сервов" пришли "виллана"; в Англии вилланское крепостное держание (см. "Вилланство") уступило с 15 в. место "копигольду", и т. д. При этом сохранялась как поземельная зависимость (и вытекающие из нее поборы), так и сословная неполноправность крестьян. Сословная неполноправность выражалась и в подсудности крестьянина суду феодала, и в том, что с возникновением органов сословного представительства К. в подавляющем большинстве стран не получило права иметь своих представителей в этих органах (исключение представляли скандинав. страны, Тироль).

К. считалось низшим, неполноправным сословием феод. об-ва и обычно вместе с низшими и средними слоями горожан причислялось к непривилегированному "податному" сословию.

В целом наиболее суровые формы личной зависимости К. в странах Зап. Европы в осн. исчезли к 15 в. В Вост. и Центр. Европе, напротив, крепостное право в наиболее тяжелых формах приобрело особенно полное развитие только в последние столетия феод. эпохи в связи с новым значением, к-рое получило здесь крупное барщинное хоз-во (см. "Крепостное право", ""Второе издание крепостничества""); освобождение К. произошло здесь лишь в течение 19 в. путем проведения бурж.-помещ. реформ "сверху" (см. в ст. "Аграрный вопрос" – табл.: Важнейшие аграрные законодательные акты; ст. "Крестьянская реформа 1861" в России). К. большинства стран Востока считалось юридически лично свободным (напр., по нормам мусульм. права). Однако и здесь в отд. периоды и в отд. р-нах отмечаются разл. формы прикрепления крестьян к земле или личности феодала с запрещением права перехода, прежде всего как фискальная мера (напр., в 13–14 вв. в р-нах монгольского завоевания, в 15–16 вв. в Османском гос-ве, в 16 в. в Японии, в 18. в. в ряде р-нов Индии). Своеобразной формой фактич. прикрепления крестьян к земле нередко служила община (с ее круговой порукой при уплате податей и др.).

В качестве держателя – возделывателя земли крестьянин имел в своем распоряжении различный % всей земли – эта часть могла приближаться к 100% (если феодалы не вели своего хоз-ва) или составлять 50% и менее всей земли (при господстве барщинной системы). Держательские права крестьян на их наделы были очень многообразны – от краткосрочного арендного держания до бессрочного наследств. "владения", подчас напоминавшего полную собственность. Но наиболее типичным для развитого феодализма был крестьянин – наследств. владелец земли, к-рого обычно не имели права согнать с его надела, пока он несет повинности (платит подати); крайние формы феод. держаний получали наибольшее распространение в условиях роста товарного произ-ва. "Непрочные" виды крест. держаний позволяли феодалам увеличивать сумму поборов с держания (путем изменения условий "сдачи" земли), а при определенных экономич. условиях осуществлять сгон крестьян с их наделов и присоединение крест. наделов к своему хоз-ву (напр., т.н. Bauernlegen в Остэльбской Германии 17–18 вв.).

Среди К. не существовало равенства наделов. Наряду с полнонадельными (а иногда и держателями неск. наделов) имелись держатели ½ ¼ 1/8 и менее наделов. От размеров надела зависел размер платежей и характер повинностей (напр., полнонадельные несли конную барщину, барщина малоземельных часто выражалась в ручных работах). Мн. малоземельные крестьяне работали по найму, занимались подсобными промыслами и т. д. (напр., англ. "коттеры", рус. "бобыли"). Имуществ. дифференциация К.– частично очень давнего, дофеод. происхождения, частично же создавалась на протяжении феод. эпохи, заметно усиливаясь с переходом к ден. ренте, – ее господство сопровождалось появлением неимущих поденщиков, нанимавшихся за деньги к лучше обеспеченным крестьянам, все более выделявшимся из осн. массы К. В то же время имуществ. дифференциация К. в условиях феодализма не имеет экономически общего с капиталистич. клас. дифференциацией: К., несмотря на все имуществ. юридич. различия, до отмены феод. форм эксплуатации оставалось единым классом – классом феод.-эксплуатируемого К. Неравное положение разных групп К. вплоть до начала разложения феодализма благоприятствовало превращению деревенской верхушки в мельчайших эксплуататоров феодального (а не капиталистического) типа (мелкие вотчинники, сельские старосты, управляющие господскими имениями, "министериалы" и т. д.).

Исходной и характернейшей формой общения и организации К. при феодализме являлась сел. "община". Осн. типами крест. поселений были деревня (чаще на равнинах) и хутор (чаще в горных р-нах). Для феод. деревни нередко (напр., у слав. народов, у мн. народов Востока) было характерно относит. прочное сохранение кровно-родств. связей, сохранение "патронимии" и большой семьи. Обычай, старина – основа основ крестьянской обществ. психологии. Даже что-либо новое в жизни крестьянина психологич. оформлялось по принципу ссылки на отцов и дедов. Эта форма сознания отражала застойность феод. быта и в свою очередь тормозила его изменения. Но крестьянской психологии присуща и другая черта – бунтарский дух.

Борьба К. против феод. гнета проходит сквозь всю феод. эпоху, принимая разл. формы. Попытки К. количественно уменьшить норму феод. эксплуатации путем увеличения производительности крест. труда, давая иногда врем. выигрыш К., в конечном счете были безуспешны для осн. массы К., т. к. они приводили лишь к качеств. перестройке этой эксплуатации. Но эта эко-номич. борьба двигала вперед экономич. историю феод. об-ва (именно в ее ходе происходило движение и смена форм феод. ренты). Открытое крест. сопротивление выражалось в трех осн. формах: частичное сопротивление (индивидуальный или коллективный отказ от выполнения того или иного требования; спор с господином по поводу отдельных прав и обязанностей); уход или бегство; восстание. Одним из величайших результатов крест. борьбы в форме уходов был рост городов, гл. часть населения к-рых составилась из бывших крестьян. Высшая форма крест. клас. борьбы – восстание. Крест. восстания часты в период раннего средневековья, представляя в это время выступления свободных общинников против закрепощения ("Маздакитское движение" конца 5–6 вв. в Иране, восстание "Фомы Славянина" 9 в. в Византии, "Стеллинга восстание 841–43" в Саксонии). Новый подъем крест. восстаний в Зап. Европе, начавшийся с 14 в., соответствовал новому этапу клас. противоречий в феод. об-ве (восстание Дольчино в Италии, Жакерия во Франции, восстание Уота Тайлера в Англии, гуситское революционное движение в Чехии, "Крестьянская война 1524–25" в Германии и др.). Усиление феод. гнета в странах "вторичного закрепощения" вызвало в 17–18 вв. волну крест. восстаний в России (И. И. Болотникова, С. Т. Разина, Е. И. Пугачева), Чехии (1680, 1775 и др.), Венгрии. К этому же времени относится подъем крест. движения во мн. странах Востока (Крест. война в Китае под рук. Ли Цзы-чэна 1628–45, восстания "джеляли" в Османской империи, "сикхов", "джатов" в Индии и др.). В восстаниях, начиная с Дольчино, наблюдаются идейные усилия оправдать восстание как справедливое, законное дело, осуждение в принципе эксплуатации, гнета, неравенства. В ходе крест. борьбы порождались смутные чаяния утопического коммунизма, облеченного в большинстве случаев в теологическую форму, хотя в своих высших проявлениях (Ж. "Мелье", рус. революц. демократы) выступавшего и в форме воинствующего атеизма. Крест. утопич. коммунизм всегда был в той или иной мере срощен с крест. уравнительной психологией. Борьба за сохранение и умножение личной трудовой собственности, отрицание правомерности нетрудовой феод. собственности – единственное объективное содержание крест. сопротивления и крест. общественного сознания в феодальном обществе. Но крестьяне, прежде всего в силу своей распыленности как мелкие производители, не могли иметь ясной программы действий и создать сильную и единую организацию для борьбы. Однако с того момента, как в недрах феод. об-ва появился и б. или м. созрел капиталистич. уклад, крест. борьба против феод. эксплуатации уже не являлась такой бесперспективной. Будучи возглавлена буржуазией, а затем, в новых ист. условиях, пролетариатом, антифеод. борьба К. сыграла выдающуюся роль в большинстве "буржуазных революций", К. являлось их важной движущей силой.

Ликвидация строя феод. агр. отношений означала для К. ликвидацию, с одной стороны, характерной для феодализма системы "наделения" крестьян землей и, с другой – ликвидацию отношений личной зависимости К. К первому вели два крайних (и противоположных по значению для К.) пути. Один путь – превращение крестьянина из феод. держателя своего зем. участка в мелкого собственника своей земли (после того как революц. путем или посредством выкупа отменялись, прекращались феод. платежи и повинности крестьян). Другой путь – ликвидация системы "наделения" крестьян землей путем экспроприации крупными зем. собственниками земли крестьян, их обезземеление. Первый путь, за к-рый боролось К. в бурж. революциях, осуществился, напр., в ходе франц. бурж. революции конца 18 в. Второй путь характерен для Англии, где К. в 16–18 вв. было постепенно экспроприировано (см. "Огораживания") и исчезло как класс. Но наиболее исторически часто встречающийся путь – это мучительная для К. медленная ликвидация строя феод. агр. отношений при развитии капитализма в с. х-ве по т. н. "прусскому пути" (в Вост. Германии, б. ч. России и мн.др. странах). Здесь К. за личное освобождение должно было отдать помещикам значит. часть земли и внести огромные ден. платежи ("Крестьянская реформа 1861" в России, реформы 1-й пол. 19 в. в Пруссии, реформа 1864 в Румынии и др.) – в руках помещиков осталась осн. масса земли, а крестьяне, хотя и превратившиеся постепенно в собственников своих наделов (нередко весьма урезанных), но страдавшие от малоземелья, вынуждены были наниматься к помещику на кабальных условиях аренды. Для большой части стран характерно более или менее длит. сохранение полуфеодальных форм эксплуатации К. и в условиях капитализма, переплетение их с эксплуатацией капиталистической.

С проникновением в с. х-во кaпиталистич. отношений положение К. и судьба крестьян. зем. собственности начинают все более определяться капиталистич. законом концентрации произ-ва. Представляя часть "мелкой буржуазии", слой мелких собственников-товаропроизводителей, К. в результате капиталистич. дифференциации распадается на три различные по своему классовому положению группы: мельчайших и мелких крестьян; крестьян-середняков; крупных крестьян – крестьянскую буржуазию (см. В. И. Ленин, Соч., т. 31, с. 130–34). Мельчайшие и мелкие крестьяне ведут мелкое парцеллярное х-во на собственной или арендованной земле и вынуждены, как правило, в большей или меньшей степени прибегать к продаже своей рабочей силы. Они представляют собой пролетариев с наделом или полупролетариев. Средние крестьяне обладают х-вом, к-рое позволяет им жить исключительно за счет доходов от х-ва, т. е. не продавая своей рабочей силы. Часть середняков, в особенности в период полевых работ, прибегает иногда к наемному труду. Крупные крестьяне, крест. буржуазия, постоянно эксплуатируют наемный труд, в частности труд крест. бедноты. Вместе с тем они сами, а также члены их семей работают в х-ве. Процесс капиталистич. концентрации произ-ва, эксплуатация трудящегося К. капиталом, крупным землевладением, бурж. гос-вом (ипотеки, ростовщичество, гос. налоги, арендная плата и т. д.) ведет к размыванию середняцкого слоя К, и ко все большему усилению двух крайних полюсов деревни – сел. пролетариев и полупролетариев, с одной стороны, крест. буржуазии – с другой. Происходит сокращение числа крест. х-в (их численное увеличение в нек-рых странах и в нек-рые периоды происходило за счет все большего раздробления, парцелляции) и уменьшение % дерев. населения. Разоряющиеся крестьяне оставляют деревни, устремляясь в город (или эмигрируя в другие страны) в поисках работы – пролетаризация К. служит источником формирования фабричного пролетариата. Однако поскольку проникновение капи-талистич. отношений в с. х-во и процесс концентрации с.-х. произ-ва происходил значит. медленнее, чем в пром-сти, К. и в капиталистич. об-ве продолжало длит. период составлять весьма значительный (хотя и неизменно сокращающийся) слой населения.

Борясь за свои интересы, пытаясь "выжить" в конкурентной борьбе, К. создало свои объединения – возникла крест. кооперация (см. в ст. "Кооперирование сельского хозяйства"), крест. партии. Однако в условиях капитализма в этих крест. объединениях, как правило, ведущую роль приобрело зажиточное К., его бурж. элементы; крест. буржуазии, а также аграриям-помещикам, использовавшим растущую эксплуатацию К. со стороны капиталистич.. города и выдвигавшим демагогич. лозунги: "деревня – одна семья", "город – враг деревни", чаще всего удавалось подчинить крест. партии и организации своему влиянию.

При капитализме экономич. природа К. двойственна: крестьянин выступает и как трудящийся, и как собственник. Отсюда "крестьянин своим экономическим положением... поставлен так, что он либо идет за рабочим, либо за буржуазией. Середины нет" (Ленин В. И., Соч., т. 29, с. 340). В странах Зап. Европы в эпоху ранних бурж. революций сложился союз К. с буржуазией. Этот союз укрепил в К. те элементы, те стороны и тенденции, к-рые были близки буржуазии (мелкобурж., собственнические). В первых ист. битвах пролетариата против буржуазии в Зап. Европе К. оказалось в лагере его противников, оставаясь резервом буржуазии. Оно служило для буржуазии даже политич. противовесом пролетариату (см., напр., "Бонапартизм"). Буржуазия, играя на собственнических настроениях К., разжигала недоверие крестьян-собственников к рабочим, изображала социалистов как сторонников "дележки", как горожан, покушающихся на крест. собственность, и т. д. Широко использовался и коренившийся в изолированности деревенской жизни консерватизм крест. психологии, политич. инертность, приверженность к религии и т. д. Однако коренные интересы рабочего класса и К. в капиталистич.. об-ве в осн. совпадают:"...эксплуатация крестьян отличается от эксплуатации промышленного пролетариата лишь по фοрме. Эксплуататор тот же самый – капитал" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 7, с. 85–86). Это составляет экономич. основу возможности установления союза рабочего класса и крестьянства при капитализме. В этом союзе руководящая роль может принадлежать только рабочему классу: являясь в своей массе революц. силой, К. вместе с тем проявляет на тех или иных этапах клас. борьбы колебания, нерешительность, обусловленные его двойств. природой.

Возможность установления и упрочения союза рабочего класса и К. возрастает в условиях империализма, особенно в совр. эпоху. Переход к монополистич. капитализму повлек за собой быстрое ухудшение положения осн. массы К. в связи с гнетом монополий, обострением конкуренции на рынке с.-х. товаров, агр. кризисами, ростом арендной платы, налогов, империалистич. войнами и т. д. В условиях технич. прогресса все сильнее обнаруживаются экономич. преимущества крупного с.-х. произ-ва перед мелкокрестьянским, теряющим свою самостоятельность. К. все в большей мере становится объектом эксплуатации со стороны монополий, к-рые присваивают не только прибавочный, но и часть необходимого труда мелких с.-х. производителей, вынуждая их сбывать свою продукцию по крайне низким и покупать пром. товары по завышенным ценам. Ипотечные банки, банки краткосрочного кредита, страховые компании опутывают К. сетями задолженности и финанс. зависимости. Активную роль в процессе разорения К. играет совр. бурж. гос-во. Гос. мероприятия в с. х-ве, осуществляемые под видом помощи "трудовым семейным хозяйствам", в действительности распространяются гл. обр. на капиталистич. х-ва. Если в этих условиях трудящимся крестьянам удается избежать прямого разорения, оттянуть его, то лишь ценой крайнего напряжения сил, вовлечения в произ-во всех членов семьи, отказа от удовлетворения самых необходимых потребностей. Разорение К., усилившееся после 1-й мировой войны, особенно в период мирового экономич. кризиса 1929–1933, принимает масштабы массовой экспроприации после 2-й мировой войны. В ФРГ с 1949 по 1964 было ликвидировано св. 507 тыс. крест. х-в, во Франции с 1954 по 1962 разорилось 242 тыс. х-в. В США с 1955 по 1959 число ферм сократилось на 1100 тыс., т. е. на 22,6%. За последние 10–15 лет в связи с технич. прогрессом и гнетом монополий агр. население стало резко сокращаться. В совр. Зап. Европе К. составляет менее ¼–1/5 всего населения. Правящие круги бурж. гос-в открыто проводят курс на ликвидацию "неэффективных" х-в, т. е. по существу большинства крест. х-в, ускоряя путем ряда законодат. мероприятий процесс концентрации произ-ва в с. х-ве (США, Франция, ФРГ, Испания, Швеция, Норвегия и др.). Острие крест. движения в капиталистически развитых странах направлено в совр. условиях против гнета монополий и гос.-монополистич. капитализма, а в странах со значит. феод. пережитками – также против остатков феодализма (прежде всего – против крупного помещичьего землевладения). Особенно значительным крест. движение за последние десятилетия было во Франции, Италии, Японии. Во Франции, напр., в 1959–60, летом 1961 и осенью 1964 в крест. движении участвовали сотни тыс. земледельцев и с.-х. рабочих. Появились новые формы крест. движения: заграждение авто- и ж.-д. магистралей, строительство баррикад, массовые манифестации и т. д. К. выступает против антикрест. политики господств. класса, за решение зем. вопроса в свою пользу, за снижение арендной платы, налогов и т. д. В борьбе против гнета монополий, за демократич. права и свободы складываются благоприятные возможности для создания и укрепления союза рабочего класса и К.– основы широкого демократич. антимонополистич. фронта. Коммунистич. и рабочие партии ведут последоват. борьбу за удовлетворение насущных требований трудового К. Они опираются на наиболее эксплуатируемые прослойки К. и прежде всего на беднейших крестьян (арендаторов и собственников), на мелких испольщиков, на крестьян, вынужденных работать "на стороне" (на пром. предприятиях, транспорте и т. п.). В то же время они считают, что в антимонополистич. борьбу могут быть вовлечены не только мелкие и средние, но и зажиточные слои К. Большое внимание они уделяют деятельности в массовых крест. объединениях (крест. организациях, кооперации, кассах взаимопомощи и др.).

Крестьянство в экономически слаборазвитых странах в новое и новейшее время. Большинство стран Азии, Африки и Лат. Америки в период нового времени оказалось в колониальной (или полуколониальной) зависимости. В тех из этих стран, где ко времени установления этой зависимости класс феод.-зависимого К. сформировался, непосредств. результатом ее было возрастание, утяжеление феод. эксплуатации. Постепенно были окончательно экспроприированы в пользу феод.-помещичьего класса владельческие права крестьян; ср.-век. феод. держание различных групп К. заменялось отношениями бесправной феод. аренды. Особенно интенсивно этот процесс протекал в странах, попавших в прямую колониальную зависимость, где разрушение сельской общины ускорилось агр. законодательством колониальных властей (напр., Индия). В эпоху первонач. накопления и пром. капитализма взимание с К. гос. ренты-налога (шедшего отныне в пользу страны-колонизатора и значительно увеличенного) было гл. формой колониальной эксплуатации К. Колониальные власти, заинтересованные в регулярном поступлении взвинченного зем. налога (напр., в Индии), а также в выращивании ценных экспортных культур (напр., на Яве), вводили элементы крепостной зависимости путем установления системы принудит. обработки земли.

В тех странах и р-нах, где ко времени колониального завоевания все еще господствовали родоплеменные отношения (большинство р-нов Тропической Африки), установление колониального господства привело к ускорению процесса их разложения и возникновению феод.-зависимого К., попадавшего под двойной гнет – колонизаторов (прибегавших к докапиталистич. формам эксплуатации К.) и феодализировавшейся родоплеменной верхушки.

Развивавшаяся эксплуатация деревни как источника сырья, а затем и рынка сбыта европ. товаров приводила к росту товарно-ден. отношений и усилению роли в деревенской экономике торг. и ростовщич. капитала – торгово-ростовщич. эксплуатация К. становится важнейшим элементом всей системы взимания колониальной дани. Массовое разорение, часто повторявшиеся голодовки, уносившие миллионы жертв, – таковы были для К. колониальных стран последствия установления колониального господства. В 18 – 1-й пол. 19 вв. К. составило осн. силу сопротивления колониальной агрессии, организованного местными феодалами. На усиление колониального и феод. гнета К. ответило все учащавшимися выступлениями, вылившимися в сер. 19 в. в грандиозные восстания, прокатившиеся по мн. странам В. ("Индийское народное восстание 1857–1859", "Бабидские восстания" 1848–52 в Иране, "Тайпинское восстание" 1851–64 в Китае и др.). Клас. борьба К., носившая антифеод. и антиколониальный характер, часто проходила в форме религ.-сектантских движений.

Насаждение в колониях капиталистич. х-в, принадлежавших европ. колонизаторам, сопровождалось насильств. экспроприацией земли у землепользователей – крестьян и родоплеменных групп и объединений; часть экспроприированного К. превращалась в с.-х. пролетариат. Однако феод. и полуфеод. отношения продолжали господствовать в деревне, крест. докапиталистич. аренда земли, представлявшая осн. форму крест. землепользования и гл. форму феод.-помещичьей эксплуатации К. (при сохранении феод.-помещичьей зем. монополии), оставалась осн. типом хозяйствования на земле вплоть до нач. 50-х гг. 20 в. Социальное расслоение К. в 19 – 1-й четв. 20 вв. также в осн. продолжало сохранять докапиталистич. характер.

Проникновение капиталистич. отношений в деревню (особенно ускорившееся в годы 2-й мировой войны и в послевоен. период) и здесь вызывает капиталистич. дифференциацию К. Крест. беднота (мелкие собственники и арендаторы), составляющая в различных странах 50–90% всего К., – гл. источник формирования сел. пролетариата. В большинстве стран В. осн. формой, в к-рой развивается процесс пролетаризации крестьян-арендаторов, является издольщина, осн. масса издольщиков – это непосредств производители, почти полностью свободные от средств и орудий произ-ва и по своему положению приближающиеся к батракам. Масса с.-х. пролетариата социально и политич. еще не отдифференцировалась от К. При массовой пролетаризации К. кулацкая прослойка в этих странах по сравнению с развитыми капиталистич. странами относительно слаба. Для зажиточного К., являющегося носителем не только и часто не столько промышленного, сколько низших форм капитала – торг. и ростовщич., – характерно сочетание капиталистич. и феод. методов ведения х-ва. К. колониальных и зависимых стран,

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia