Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Конституционно-демократическая партия





КОНСТИТУЦИÓННО-ДЕМОКРАТИ́ЧЕСКАЯ ПÁРТИЯ, кадеты, к.-д., партия "народной свободы", – гл. партия контрреволюц. либерально-монархич. буржуазии в России. 1-й учредит, съезд К.-д. п., принявший программу и устав партии, состоялся в Москве 12–18 окт. 1905. Созданию партии предшествовала деятельность либерально-бурж. ""Союза освобождения"" и ""Союза земцев- конституционалистов"", к-рые и составили ее ядро. Окончательно К.-д. п. сконструировалась на 2-м съезде (Петербург, 5–11 янв. 1906), уточнившем программу партии и избравшем ее постоянный ЦК (1-й съезд, ввиду его малочисленности, избрал врем. ЦК). Гл. деятелями в руководстве К.-д. п. были: П. Н. "Милюков", А. М. Колюбакин, В. А. Маклаков, А. И. "Шингарев", П. Б. "Струве", Ф. И. Родичев, И. В. "Гессен", А. И. Каминка, В. Д. "Набоков", князья Павел Д. и Петр Д. Долгорукие, Μ. Μ. "Винавер", A. А. "Корнилов", кн. Д. И. Шаховской, И. И. "Петрункевич" и др. Состав ЦК (преобладали представители крупной бурж. интеллигенции – адвокаты, профессора, литераторы и т. п., земские деятели, либеральные помещики) отражал клас. природу и политич. лицо К.-д. п.

B. И. Ленин писал о ней в 1906: "В партию к.-д. входит меньшинство помещиков России (масса помещиков черносотенна), меньшинство капиталистов (масса их – октябристы). В нее входит большинство, масса только буржуазной интеллигенции" (Соч., т. 11, с. 344). В 1906 К.-д. п. насчитывала 70–100 тыс. членов. "Не связанная с каким-либо одним определенным классом буржуазного общества, но вполне буржуазная по своему составу, по своему характеру, по своим идеалам, – указывал Ленин, – эта партия колеблется между демократической мелкой буржуазией и контрреволюционными элементами крупной буржуазии. Социальной опорой этой партии является, с одной стороны, массовый городской обыватель..., а с другой стороны, либеральный помещик..." (там же, т. 10, с. 189–90). Правое крыло К.-д. п. (Струве, Маклаков и др.) тяготело к "октябристам". Однако в этот период ЦК партии считал своей гл. задачей сохранить и упрочить влияние К.-д. п. на "трудовиков", "народных социалистов" и др., чтобы осуществить гегемонию либеральной буржуазии в обще-демократич. движении.

После 1-го съезда стали возникать губ. и гор. к-ты и группы К. -д. п. Связь с ними шла гл. обр. через центр, агитац. курсы в Москве, клуб К.-д. п. в Петербурге и газ. ""Биржевые ведомости"", являвшуюся вначале фактически центр, органом партии. С февр. 1906 таковым стала газ. ""Речь"", а также еженедельник "Вестник партии нар. свободы" (выходил в Петербурге до февр. 1908, в 1917 издание было возобновлено). Стремясь повести за собой крестьянство, ЦК признал "настоятельной необходимостью... проникнуть в деревню". С этой целью в Петербурге в февр. 1907 была создана "общедоступная" газ. "Народная свобода – Думский листок" (выходила по июнь 1907, с марта под назв. "Думский листок"). В распоряжении К.-д. п. было также значит. число провинц. изданий. Осн. организац. центром К.-д. п. вначале была Москва, но перед открытием 1-й Гос. думы местопребывание ЦК было перенесено в Петербург (в Москве осталось отделение ЦК). В 1906 состоялись 3-й (Петербург, 21–25 апр.) и 4-й (Гельсингфорс, 23–28 сент.) съезды, а в 1907 (23–25 окт.) – 5-й съезд К.-д. п. в Гельсингфорсе. В дальнейшем, вплоть до 1916, съезды не созывались; проходившие же регулярно конференции и совещания чл. ЦК и думской фракции с представителями с мест прав съезда не имели, поэтому ЦК не переизбирался. Предпринятые ЦК в 1906 – нач. 1907 попытки достигнуть легализации К.-д. п. были отклонены властями ввиду "неопределенности целей партии". Но фактически К.-д. п. всегда действовала открыто. В третье-июньский период, когда престиж К.-д. п. в массах резко упал, кадеты сочли более выгодным юридически оставаться "нелегальной" партией. Попытки легализации были прекращены, несмотря на предложения со стороны Столыпина.

Программа К.-д. п., принятая в окт. 1905, оставляла вопрос о форме гос. строя открытым (§ 13 гласил: "Конституц. устройство Росс, гос-ва определяется осн. законами"). Но уже через 3 мес. когда определился поворот в сторону поражения революции, 2-й съезд К.-д. п. уточнил эту формулу: "Россия должна быть конституц. и парламентарной монархией" с мин-вом, ответственным перед "нар. представительством"– одно- или двухпалатным парламентом, избираемым на основе всеобщего избират. права. На практике к.-д. добивались узкоцензового "нар. представительства" с 2 палатами и пр-вом, не ответственным перед Думой, а лишь "пользующимся доверием общества". Созыв Учредит. собрания допускался только наряду с сохранением монархии. Программа включала требования обычных бурж. свобод: слова, совести, собраний, союзов, передвижения; неприкосновенности жилища и т. п.; отмены смертной казни. Агр. часть предусматривала наделение безземельных и малозем. крестьян за счет гос., удельных. кабинетских и монастырских земель, а также частичного отчуждения ("в потребных размерах") частновладельч. земель по "справедливой" (не рыночной) оценке; создание гос. зем. фонда; "широкую" гос. помощь переселению крестьян, "упорядочение" арендных отношений и т. п. По рабочему вопросу программа требовала распространения законодательства на все виды наемного труда, постепенного ("по мере возможности") введения 8-часового рабочего дня; права рабочих на стачки и союзы; обязательного гос. страхования "с отнесением издержек на счет предпринимателей". Особое внимание уделялось расширению прав земств и распространению их на всю страну, созданию мелкой земской единицы. По нац. вопросу К.-д. п. требовала свободы языков; признания права автономии в пределах империи за Польшей и Финляндией. Программа провозглашала необходимость введения прогрессивного налогового обложения, развития прямых налогов, постепенной отмены косв. налогов на предметы массового потребления; расширения и улучшения нар. просвещения. Программа не отражала подлинных целей К.-д. п., на деле они были намного скромнее. Сравнит, радикальность ее объясняется тем, что партия возникла в кульминац. момент революции и революционности масс, на руководство к-рыми к.-д. претендовали с самого начала (именно с этой целью 2-й съезд К.-д. п. постановил прибавить к названию партии подзаголовок: "партия народной свободы"). Претензия на роль "вождя общенац. оппозиции" покоилась у к.-д. на мнении о политич. умеренности крестьянства и убеждении, свойственном либерально-бурж. интеллигенции вообще, что она выражает общенац., "надклассовые" интересы.

Ген. линией К.-д. п. было категорич. отрицание революции как закономерного и реального пути осуществления назревших перед страной задач и противопоставление ей пути "мирного", "конституционного" развития России, стремление "овладеть революц. стихией", ввести ее в русло "закономерной социальной реформы". До "Манифеста 17 октября 1905" либеральная буржуазия – частично, с оговорками – оправдывала и даже сочувствовала на словах революц. движению: запугивая царизм революцией, она надеялась сделкой с ним получить "конституцию" за счет народа. В период подъема революции к.-д. старательно затушевывали монархич. облик партии, отмежевывались от правых и даже солидаризировались на своем 1-м съезде с "Октябрьской всероссийской политической стачкой 1905", как "мирным и в то же время грозным выступлением рабочего класса". К.-д. заявили о "решительном отказе добиться своих целей путем переговоров с представителями власти". Но эти заверения не помешали лидерам к.-д. уже в окт. – нояб. 1905 вести закулисные переговоры с Витте о вхождении в пр-во. Манифест 17 окт., по мнению к.-д., означал осуществление целей революции, начало "эры парламентского творчества". Декабрьское вооруж. восстание отбросило к.-д. на открыто контрреволюц. позиции. Они протестуют против "тирании революции", осуждают "безумие вооруж. восстания", "бессмыслицу социальной революции", тактику "крайних", особенно революц. с.-д.

Гл. полем своей деятельности к.-д. считали "нар. представительство" – Гос. думу. Этой задаче была подчинена вся работа партии. Демагогия к.-д., узкоклас. характер избират. закона, конституц. иллюзии широких слоев демократич. избирателей (особенно крестьянства), отдавших – ввиду бойкота выборов Думы с.-д. и эсерами – свои голоса к.-д., как единственно оппозиц. партии, обеспечили им победу на выборах в 1-ю "Государственную думу". Из 478 депутатов фракция к.-д. насчитывала 179 и являлась руководящим центром Думы. Пред. Думы был избран к.-д. С. А. "Муромцев". Гл. задачей фракции было "беречь Думу", не дать повод для ее роспуска, хотя открыто этот лозунг еще не был провозглашен. Свою цель в Думе к.-д. видели в создании прочного большинства на основе блока с трудовиками, с тем чтобы вынудить царизм пойти на создание "мин-ва обществ. доверия". Практически это стремление вылилось весной 1906 в тайные переговоры к.-д. с пр-вом о вхождении в мин-во, к-рые, став позднее известными, были обличены в ряде статей Ленина. Спекулируя на страхе трудовиков перед разгоном Думы, к.-д. требовали от них умеренности, отказа от конфликтов с пр-вом. Повести за собой трудовиков к.-д. пытались при помощи агр. законопроекта о "принудительном отчуждении" по "справедливой оценке" части помещичьих земель в пользу крестьянства (проект 42-х). Однако их проект был отвергнут трудовиками, выдвинувшими требование национализации всей земли. К.-д. не удалось повести за собой трудовиков и при обсуждении ряда др. острых вопросов (напр., о политич. амнистии), при выработке ответного адреса на тронную речь. Политика К.-д. п. в Думе привела к резкому падению ее влияния в массах. Чтобы спасти остатки престижа и вместе с тем предотвратить призыв левых партий ответить на роспуск Думы революц. действиями, депутаты-к.-д. подписали в июле 1906 "Выборгское воззвание", призывавшее население к пассивному сопротивлению пр-ву. Но уже через 2 мес. 4-й съезд К.-д. п. высказался против его осуществления.

Во 2-й Думе представительство к.-д. уменьшилось почти вдвое (98 депутатов из 518),но положение "центра" в силу колебаний трудовиков они сохранили. Пред. Думы был избран кадет Ф. А. "Головин". В условиях дальнейшего спада революции политика к.-д. приобрела еще более умеренный и контрреволюц. характер. "Нет уже... колебания между реакцией и народной борьбой, – характеризовал поправение к.-д. В. И. Ленин. – Есть прямая ненависть к... народной борьбе, прямое, цинично возвещаемое стремление прекратить революцию..." (Соч., т. 12, с. 129). К.-д. открыто выдвинули лозунг "бережения Думы", молчаливо отказались от программного требования "ответств. мин-ва", урезали агр. проект (отказ от гос. зем. фонда и др. требований). Они провалили ряд революц. проектов и запросов, либо открыто голосуя совместно с польским коло, октябристами и умеренно правыми, либо уговаривая трудовиков отказаться от поддержки предложений с.-д. фракции (в т. ч. предложения об отклонении бюджета; к.-д. добились передачи бюджета в думскую комиссию, что означало принципиальное одобрение его. Это было крайне важно для царизма, восстанавливавшего сильно пошатнувшееся доверие к нему со стороны зап.-европ. кредиторов). Капитулянтская политика к.-д. облегчила пр-ву разгон 2-й Думы и проведение "Третье-июньского переворота 1907". Предательство нар. интересов окончательно разоблачило К.-д. п. в глазах масс, понявших, что эта партия маклеров, торгашей, "партия слов о народной свободе" (Ленин В. И.). Все сколько-нибудь демократич. элементы покинули партию. С др. стороны, правительств; круги, убедившись в провале попыток К.-д. п. примирить крестьян с помещиками, отвернулись от к.-д., сделав ставку на октябристский "центр".

В третьеиюньский период партия переживала состояние кризиса и развала. В 1909 в провинции насчитывалось лишь 22 губ. и 19 уездных парт. групп с ничтожным количеством членов. По признанию Милюкова, К.-д. п. перестала существовать как организованное целое. В этих условиях к.-д. на своем 5-м съезде отказываются от самостоят. разработки законопроектов и становятся на путь "серьезной критики" проектов пр-ва и "внесения в них улучшений". "Левые" к.-д. были изгнаны из ЦК. Съезд постановил пойти в 3-й Думе на союз с октябристами и дать "решительный отпор" левым, если они будут срывать "органич." работу в Думе. Свою роль в 3-й Думе, куда они вошли меньшинством в 54 депутата, к.-д. определили словами "ответственная оппозиция" (в отличие от оппозиции "безответственной" – с.-д., "использующих Думу в агитационных целях"). Решения съезда к.-д. Ленин охарактеризовал как "приготовление "отвратительной оргии"". "Чтобы законодательствовать в III думе, – писал он, – надо так или иначе, прямо или косвенно, соединиться с октябристами и встать всецело на почву контрреволюции и охраны ее побед" (там же, т. 13, с. 131–32). Летом 1909 на обеде у лорд-мэра Лондона Милюков заявил: "Пока в России существует законодательная палата, контролирующая бюджет, русская оппозиция остается оппозицией его величества, а не его величеству". Заявление было одобрено конференцией К.-д. п. в нояб. 1909. Концентрированным отражением контр- революционности кадетизма явился изданный в 1909 сб. ""Вехи"". В годы столыпинской реакции окончательно складывается внешнеполитическая программа к.-д., выражавшая великодержавные империалистич. устремления русской буржуазии.

Вместе с тем, учитывая обозначившийся провал столыпинского курса и политики октябристов, рост революц. настроений, руководство К.-д. п. во главе с Милюковым отказывается последовать совету Струве, Гредескула и др. наиболее правых элементов к.-д.–прекратить заигрывание с массами, открыто заявить об этом, чтобы привлечь в партию крупную буржуазию, боявшуюся этого заигрывания, покончить с "интеллигентским характером" К.-д. п. и создать "деловую" бурж. партию. Сознавая, что даже умеренной конституции не получить без нового движения масс, Милюков призывает идти "параллельно" с массами, чтобы словами о своем "..."радикализме" обеспечить себе местечко в народном движении..." (Ленин В. И., Соч., т. 16, с. 120).

Новый революц. подъем, углублявшийся кризис верхов, законодат. паралич Думы, страх полной изоляции от масс, в случае новой революции заставили к.-д. в 4-й Думе (59 депутатов) взять более "левый" тон. Они выдвигают в качестве осн. лозунгов всеобщее избират. право и "мин-во доверия", вносят законопроекты о бурж. свободах, осуждают политику Мин-ва внутр. дел и т. д. В 1913 заправилы К.-д, п. вынуждены были признать, что выход не в Думе, а "в сближении с массами". Но движения масс, революции либеральная буржуазия по-прежнему боялась больше, чем реакции. Поэтому и в эти годы осн. ставку к.-д. продолжают делать на Думу и союз с ""прогрессистами"" и октябристами, надеясь при помощи его заставить царизм дать просимые реформы.

Мировая война на нек-рое время ослабила противоречия между либеральной буржуазией и самодержавием. К.-д. торжественно заявили о своем "единении" с пр-вом и о необходимости отложить все "распри" до победоносного окончания войны. Поражения на фронте, вопиющая гнилость царского режима, перспектива полного воен. краха и углубление революц. ситуации в стране снова усилили оппозиц. настроения не только буржуазии, но и помещиков. В 1915 возник ""Прогрессивный блок"" (к.-д., октябристы, "прогрессисты" и др.), программа к-рого ("мин-во доверия", минимум либеральных реформ) была нацелена на предотвращение надвигавшейся революции и доведение войны "до победного конца". Призывы "левого" крыла К.-д. п. не уклоняться от конфликта с пр-вом, "стать ближе к демократии" были решительно отвергнуты 6-м съездом партии (18–23 февр. 1916), пошедшим вслед за руководством к.-д., крайне опасавшимся "вызвать выступление масс". Провал политики "Прогрессивного блока", стремление найти выход из революц. кризиса, спасти монархию от неминуемого краха заставили к.-д. в кон. 1916 – нач. 1917 принять участие в подготовке дворцового переворота. Но революция разрушила эти планы.

Февр. революция 1917 резко изменила положение К.-д. п. После того как попытка Милюкова и его сторонников спасти монархию потерпела провал, К.-д. п. быстро сменила ориентацию, приспосабливаясь к новой политич. обстановке. Гл. цель к.-д. видели теперь в том, чтобы ограничить революцию бурж. рамками. В воззвании от 1 (14) марта ЦК К.-д. п. призывал народ "забыть все различия партий, классов, сословий и национальностей" и "напрячь усилия к охране нового порядка". Под прикрытием демагогич. лозунгов о "единстве" к.-д. стремились сплотить все бурж. и помещичьи партии и орг-ции и занять руководящее положение в этом блоке. Имея большой политич. опыт, спекулируя своим положением б. "оппозиции",опираясь на поддержку отечественного капитала и империалистов Антанты, К.-д.п. в лице своих ведущих деятелей заняла руководящее положение во "Временном правительстве" и его аппарате. Непосредственно в состав пр-ва 2(15) марта вошли лидеры к.-д. – Милюков, Шингарев, Некрасов, Мануйлов. К.-д. п. превратилась в "...главную политическую силу буржуазной контрреволюции в России" (там же, т. 25, с. 234).

7-й съезд партии [Петроград, 25–28 марта (7–10 апр.) 1917], учитывая антимонархич. настроения масс, изменил § 13 программы партии. Отказавшись от требования конституц. монархии, к.-д. провозгласили: "Россия должна быть демократич. и парламентарной республикой". На съезде неоднократно подчеркивалось, что непосредств. задачей К.-д. п. является обеспечение единовластия Врем. пр-ва и "борьба со всякого рода максимализмом и большевизмом". Резолюция о тактике устанавливала, что для достижения, этих целей должны быть использованы "и др. демократич. партии" (т. е. эсеры и меньшевики).

Занимая господств, положение в пр-ве, к.-д. всячески противодействовали решению агр., нац. и др. коренных вопросов революции, откладывая их обсуждение до Учредит. собрания. В то же время, опасаясь поражения на выборах, к.-д. вели дело к срыву или, по крайней мере, к возможно более длит. отсрочке созыва Учредит. собрания. Внешнеполитич. программа к. -д. требовала продолжения войны "до победного конца". Откровенно империалистич. внеш. политика мин-ва Милюкова вызвала резкий отпор революц. масс (см. "Апрельский кризис 1917"). Выход из кризиса был найден лидерами буржуазии в окончат. оформлении блока с меньшевиками и эсерами. В состав коалиц. пр-ва, сформированного 5(18) мая, от К.-д. п. вошли: Шингарев, Некрасов, Мануйлов, Шаховской. 8-й съезд К.-д. п. [Петроград, 9–12 (22–25) мая] одобрил образование коалиции и заявил о "полной поддержке нового Врем. пр-ва". Съезд утвердил "Гл. основания зем. реформы", проникнутые заботой о помещиках и кулаках (отчуждение частных земель "сверх трудовой нормы" путем выкупа при оценке земли по ее "нормальной" доходности), избрал новый состав ЦК (65 чел.).

Находясь в блоке с эсерами и меньшевиками, к.-д. посредством запугивания и угроз настойчиво толкали соглашателей к полному подчинению требованиям империалистов. 2(15) июля, в условиях резкого обострения политич. обстановки, министры-к.-д. вышли из пр-ва, рассчитывая угрозой развала коалиции заставить эсеро-меньшевистских лидеров, главенствовавших в Советах, передать всю власть в руки Врем. пр-ва. Добившись в "Июльские дни 1917" с помощью соглашателей единовластия буржуазии, к.-д. 24 июля (6 авг.) снова вошли в состав коалиц. пр-ва (Кокошкин, Ольденбург, Юренев, Карташов). Но восстановление коалиции они рассматривали лишь как промежуточный шаг на пути к полному разгрому Советов и установлению воен. диктатуры. 9-й съезд К.-д. п. [Москва – Петроград, 23–28 июля (5–10 авг.)], заявивший, что пр-во должно быть "сильной и независимой властью", фактически взял курс на контрреволюц. переворот. Готовясь к нему, к.-д. требуют роспуска большевистской партии, лишения ее права собраний, печати, организуют новую кампанию дикой травли большевиков, Ленина. При руководящем участии к.-д. в "частных совещаниях" Гос. думы, на "совещании обществ. деятелей", "Государственном совещании Московском" складывается ядро контрреволюц. заговора ген. Корнилова (см. "Корниловщина"). Расчищая дорогу Корнилову, 27 авг. (9 сент.) к.-д. вышли из пр-ва, вызвав острый правительств, кризис. Разгром корниловекой авантюры, обнажив до конца контрреволюц. природу к.-д. как "главной корниловской партии" (см. В. И. Ленин, Соч., т. 26, с. 13), ослабил их позиции. Однако эсеро-меньшевистские лидеры пошли на новый сговор с к.-д., добивавшимися восстановления коалиции. В результате этого и в последнем составе Врем. пр-ва [образовано 25 сент. (8 окт.)] оказались представители К.-д. п.: Коновалов, Кишкин, Смирнов, Карташов. В качестве ширмы для маскировки антинар. характера власти буржуазии был создан "Предпарламент". Но этот маневр уже не мог ввести в заблуждение революц. массы: В борьбе с революц. кризисом к.-д. активизируют деятельность по организации сил контрреволюции и приступают к подготовке второй корниловщины. Министры-к.-д. добивались переезда Врем. пр-ва в Москву; это было звеном в плане предательской сдачи революционного Петрограда немцам. 10-й съезд К.-д. п. [Москва, 14–16 (27–29) окт. ] открыто взял под защиту действия министрев-к.-д. во время корниловского мятежа.

Окт. социалистич. революция сорвала планы к.-д. В борьбе против Сов. власти они становятся на путь разжигания гражд. войны, организации саботажа и вредительства. 28 нояб. (И дек.) 1917 СНК РСФСР принял декрет и воззвание, объявив К.-д. п. партией врагов народа. Члены руководящих учреждений К.-д. п. подлежали аресту и преданию суду революц. трибуналов. К.-д., уйдя в подполье, продолжали ожесточ. борьбу. Лидеры их выступали вдохновителями и организаторами сил внутр. контрреволюции и иностр.интервенции. Они тесно сотрудничали с Калединым, Алексеевым, Деникиным и др. белогвард. генералами, входили в состав ряда белогвард. "пр-в" (Н. И. Астров – чл. "Уфимской директории", М. М. Винавер и В. Д. Набоков – министры "Краевого пр-ва" в Крыму, П. В. Струве – чл. "пр-ва" Врангеля и т. д.) и контрреволюц. орг-ций ("Нац. центр", "Союз возрождения" и др.). После разгрома белогвардейцев и интервентов большая часть кадетской верхушки эмигрировала. По мере укрепления Сов. гос-ва среди к.-д.-эмигрантов все более усиливался разброд. На состоявшемся в мае 1921 в Париже съезде членов ЦК К.-д. п. произошел раскол. Во главе образовавшейся т. н. "демократич. группы" к.-д. стал Милюков, считавший, что метод "вторжения извне" устарел и не может дать эффекта в борьбе против Сов. власти, и выдвинувший лозунг "Советы – без большевиков". Эта "новая тактика" была рассчитана на установление широкого блока с эсерами и меньшевиками и нацелена на подрыв диктатуры пролетариата изнутри. В 1924 "левая" группа Милюкова оформилась в "республиканско-демократич. объединение" (печатный орган – газ. "Последние новости"). Другая часть к.-д. во главе с Гессеном и Каминной, оставшаяся на старых позициях, группировалась вокруг газ. "Руль". К.-д. п. как единая политич. орг-ция окончательно прекратила свое существование.

Док-ты: Сб. программ политич. партий в России, в. 1, 3 [СПБ, 1905–06]; Рус. политич. партии и их программы, П., 1917; Конституц.-демократич. партия. Съезд 12–18 окт. 1905 г., СПБ, 1905; Конституц.-демократич. партия... Постановления 2-го съезда..., СПБ, 1906; Протоколы 3-го съезда партии нар. свободы..., СПБ, 1906; Отчет ЦК Конституц.-демократич. партии... за 2 года, с 18 окт. 1905 г. по окт. 1907 г., СПБ, 1907; Кадеты в 1905–06 гг., "КА" 1931, т. 3(46); Буржуазия накануне Февр. революции, М.–Л., 1927; Декреты Сов. власти, т. 1, М., 1957, с. 165–66, 171.

Лит.: Ленин В. И., Соч., 4 изд. (см. Справочный том, ч. 1, с. 190–95); Боровский В. В., Избр. произв. о первой рус. революции, М., 1955; Луначарский А. В., Три кадета, П., 1917; Черменский Е. Д., Буржуазия и царизм в революции 1905–1907 гг., М.–Л., 1939; его же, Кадеты накануне Февр. бурж.-демократич. революции 1917 г., "ИЖ", 1941, № 3; Стальный В., Кадеты..., X., 1930; История Вел. Окт. социалистич. революции, М., 1962; Милюков П. Н., Воспоминания (1859–1917), т. 1–2, Нью-Йорк, 1955; Кизеветтер Α. Α., Партия нар. свободы и ее идеология, П., 1917. См. также лит. при статьях "Государственная Дума", ""Прогрессивный блок"".

А. Я. Аврех. Москва, Н. Ф. Славин. Петрозаводск.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia