Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Майкапар А.: Персонажи, сюжеты, эмблемы, символы и..."

Апокалипсис





АПОКАЛИПСИС (от греч. – Откровение. Вера первых христиан, живших в эпоху гонений, поддерживалась ожиданием неминуемого второго пришествия Христа. Это нашло буквальное выражение в Откровении Иоанна, написанном в конце I века, – аллегорическом предсказании уничтожения дьявола, ниспровержения Сатаны и установления на земле Царства Христа – "Нового Иерусалима". Это было в русле традиции апокалипсической литературы, восходящей к Даниилу (II в. до н. э.), в которой предсказывалось избавление Израиля от притеснителей посредством неожиданного действия божественной воли. Автор "Апокалипсиса" много заимствовал из этой литературы для стимулирования своей фантазии. Широко распространенное представление (для которого нет никаких исторических доказательств) отождествляет писателя по имени Иоанн с Иоанном Евангелистом, и таким он предстает в апокалипсических сюжетах в искусстве. Хотя автор "Апокалипсиса" намекает на современное ему положение христиан, живших под игом Римской империи, последующие века спроецировали свою собственную интерпретацию на эту аллегорию. Так, фигура Зверя, или Антихриста, олицетворяющая языческого императора (Нерона или Домициана – оба они были виновны в крови, пролитой многими великомучениками), в сознании христиан, участвовавших в крестовых походах, олицетворяла ислам; для католиков времен Реформации она означала протестантскую ересь, тогда как для лютеран сделалась символом папской продажности. Последовательность фантастических образов с их часто весьма темным символическим значением – эти авторские "видения" – образует свободный цикл тем, встречающихся в религиозном искусстве со времен Каролингского Возрождения. Их можно видеть в иллюстрированных манускриптах, в скульптуре, витражах и на фресках церквей, а также в графике. Знаменитая серия из пятнадцати гравюр, созданная Дюрером в конце XVI в., оказала большое влияние на более поздние интерпретации этого сюжета в Северной Европе, особенно во Франции. Следующие темы являются наиболее важными.

1. "Мученичество" "ИОАННА ЕВАНГЕЛИСТА" (1) в чане с кипящим маслом предваряет цикл Дюрера.

2. (Откр. 1:10–16). Голос, говорящий Иоанну, чтобы он поведал о своем видении семи христианским церквам Малой Азии. Он видел семь светильников (порой они изображаются в виде семи алтарных подсвечников), посреди которых он лицезрел "подобного Сыну Человеческому", Его голова и волосы были "белы, как белая волна, как снег; и очи Его – как пламень огненный". В правой руке Он держал семь звезд, "и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч". (Иоанн стоит коленопреклоненный перед этим видением Христа, обычно восседающего на троне.)

3. (4:2–8). В другом видении Иоанн созерцал Христа на престоле; перед ним семь горящих светильников, вокруг него четверо животных, напоминающих льва, тельца, человека и орла ("Апокалипсические животные", впоследствии сделавшиеся символами "ЧЕТЫРЕХ ЕВАНГЕЛИСТОВ"); вокруг них двадцать четыре старца на тронах, с золотыми венцами на головах и каждый с арфой. Первоначально это был хор ангелов, взятый для того, чтобы символизировать двенадцать пророков (или патриархов) и двенадцать апостолов, то есть Ветхий и Новый Завет. Иоанн вновь коленопреклоненный.

4. (5:6–14). Агнец, имеющий семь рогов и семь очей, взял у сидящего на престоле книгу (содержащую тайны человеческой судьбы), дабы преломить семь печатей. (Агнец стоит всеми четырьмя ногами на книге, которая лежит на коленях у Христа; или он держит хоругвь Воскресения. Старцы с арфами и чашами с фимиамом поют гимны священному агнцу.)

5. (6:1–8). По преломлении первых четырех печатей появляются "четыре апокалипсических всадника": 1) "Победоносный" – коронованный ангелом, он держит лук и скачет на белом коне; 2) "Война" – с мечом и на рыжем коне; 3) "Голод" – с весами на вороном коне; 4) "Смерть" – "на бледном коне", "Ад следовал за ним". (Всадники интерпретировались по-разному. Ко времени средневековья первый символизировал Христа и Церковь; но чаще все четыре изображаются как исполнители божественного гнева. Они топчут людей своими копытами. Ад – разверзнутая пасть Левиафана – поглощает епископа.)

6. (6:9–12). Видение великомучеников (жертв римского гонения) "под жертвенником"; они ожидают отмщения по снятию пятой печати. Каждому из них даны были белые одежды. (Мученики надевают одежды, которые им дает ангел.)

7. (6:12–17). Снятие седьмой печати ознаменовало день гнева: солнце почернело, "луна сделалась как кровь", горы и острова "двинулись с мест своих". (Звезды падают с небес на землю – на пап, императоров, простолюдинов.)

8. (7:1–8). Четыре ангела удерживают четыре ветра (символы великих империй Древнего мира), пока еще один ангел ставит охранительную "печать Бога живого" на лбы множества христиан.

9. (7:9–17). В белых одеждах, держа пальмовые ветви, стоят они перед престолом Агнца и возносят хвалу Богу. Ангелы и апокалипсические животные находятся вокруг престола. "Агнец [...] будет пасти их и водить их на живые источники вод". Источник изображается в виде фонтана или четырех потоков (четыре Евангелия), вытекающих из горы, на которой стоит Агнец.

10. (8:1–12). Когда Агнец снял седьмую печать, "сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса". Затем появились семь ангелов с трубами, и когда каждый из них трубил, обрушивались все новые и новые "суды" – град, огонь и кровь полились дождем вниз. И третья часть земли и моря сгорела, третья часть рек была отравлена, и третья часть солнца, луны и звезд померкла. (Бог на небе передает ангелам трубы. Внизу на земле города в огне, корабли тонут.)

11. (8:13). Орел посреди неба, кричащий при звуке последней трубы: "горе" тем, кто на земле. (Слова "Vae, vae, vae" или "Ve, ve, ve" исходят из его клюва.)

12. (9:1–11). Пятая труба возвестила о начале падения в бездну и нашествии жуткой саранчи, нападающей на каждого, кто не отмечен Божией печатью. (У этих монстров человеческие головы и при этом "хвосты, как у скорпионов".)

13. (9:13–19). Шестая труба призвала четырех ангелов смерти и их кавалерию: у их коней львиные головы, изрыгающие огонь, а хвосты их "подобны змеям" и имеют головы. (Ангелы, за которыми с неба наблюдает Бог, обнажив мечи, разят пап, императоров и простых смертных.)

14. (10:1–11). Явился ангел, облаченный в облако, с лицом "как солнце" и ногами "как столпы огненные"; одной ногой он стоит в море, другой на земле. Иоанну было приказано взять книгу ангела и съесть ее – "внутренне переварить" это божественное послание. (Иоанн, коленопреклоненный, получает книгу или, как у Дюрера, заглатывает один ее угол. У ангела вместо ног огненные столбы.)

15. (12:1–6). Седьмая труба возвестила явление небесного храма Бога, сопровождавшееся землетрясением и громами; явилось великое знамение: "жена, облаченная в солнце; под ногами ее луна, и на голове ее венец из двенадцати звезд". Дракон с семью головами стоял, ожидая пожрать младенца, которого она вот-вот родит, но "восхищено было дитя к Богу". (Имеются сомнения относительно первоначального значения этого видения. В ранние времена женщина должна была, вероятно, символизировать Церковь. Впоследствии же средневековая интерпретация Бонавентуры и других теологов превратила ее в Деву Марию. См. "ДЕВА МАРИЯ", 4.)

16. (12:7–9). "Произошла на небе война". Михаил и его ангелы воевали с драконом и победили его. (Один из центральных образов торжества христианства над дьяволом; обычно его можно найти в качестве самостоятельного сюжета – вне цикла. Семь голов дракона символизируют семь смертных грехов.)

17. (13:1–10). Зверь о семи головах и десяти рогах выходит из морской пучины, и люди поклоняются ему. Каждый его рог увенчан диадемой. Одна из его голов смертельно ранена. (Зверь символизирует Нерона, и хорошо известная загадка его числа – 666 – подтверждает это; его семь голов – это, вероятно, вереница римских императоров, рога – другие правители. Одна из его голов может изображаться отпадающей, как умершая. Люди склоняются перед ним на колени, молясь. Тот, кто отказывается, подвергается казни.)

18. (13:11–20). Второй зверь с рогами как у агнца чудесным образом низвергает огонь с небес и "обольщает живущих на земле" поклоняться первому зверю. (Символ язычества, изображаемый в виде львинообразного монстра с рогами и огнем вокруг него.)

19. (14:14–20). Видение жатвы мира – "грозди винограда". Христос в облаке восседает на престоле; он держит серп и посылает с серпами своих ангелов. Они собирают гроздья и бросают "в великое точило гнева Божия". (Суд избранных и осужденных, грешники, идущие на смерть.)

20. (17:3–6). Видение вавилонской блудницы в образе женщины, облаченной в "порфиру и багряницу" и восседающей на багряном звере о семи головах и десяти рогах. Она держит золотую чашу, "наполненную мерзостями". Ангел предсказывает Иоанну ее погибель. (Вавилонская блудница для писателя, утверждающего, что семь голов зверя – это семь холмов, безусловно, олицетворение Рима. Для протестантских реформаторов она символизировала папский Рим.)

21. (18:21–14). "И один сильный ангел взял камень, подобный большому жернову, и поверг в море, говоря: "С таким стремлением повержен будет Вавилон, великий город, и уже не будет его".

22. (19:11–16). Видение всадника по имени "Верный и Истинный", сидящего на белом коне. "Очи у Него как пламень огненный", меч исходит из его уст, он несет железный жезл, его одежды обагрены кровью. (Символ Христа-воина, облаченного в кровь мучеников, с мечом и скипетром, чтобы править.)

23. (20:1–3). Ангел с ключом от Ада ("бездны") и цепью сковал дракона – "Змия древнего" – и низверг его в бездну на тысячу лет.

24. (21:9–27; 22:1–5). Ангел вознес Иоанна на вершину горы и показал ему Новый Иерусалим, "который нисходил с неба от Бога". Он построен в виде квадрата с высокими стенами и двадцатью вратами, и при каждом ангел. Построен град из драгоценных камней и золота, и река жизни течет через него. (Иоанн стоит с ангелом и внимательно всматривается в открывающийся его взору город. Это наглядное изображение чаемого второго пришествия позже явилось, чтобы быть истолкованным как созидание Церкви на земле.)



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia