Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Любкер Ф. Реальный словарь классических древностей..."

Ареопаг





(᾽Αρειος πάγος, ὁ) 1) холм в Афинах к западу от акрополя, см. "Attica", 11; 2) Α., древнейшее и знаменитейшее афинское судилище (δικαστήριον) и вместе с тем государственный, облеченный политической властью совет (βουλή), названный от имени упомянутого под 1) холма, на котором происходили заседания этого совета (отсюда последний называется ἡ ἐξ ᾽Αρείου παγου или ἐν ᾽Αρείω πάγω βουλή, τò ἐν ᾽Αρ. π. συνέδριον). Происхождение его относят еще к мифическим временам (ср. сказание о суде над Ареем по поводу убиения Галирротия, сына Посейдона; по изображению в Эсхиловых "Эвменидах", процесс Ореста послужил Афине поводом к установлению на вечные времена суда А.). Этим мифам, в которых выразилось народное воззрение на историю А., противоречат известия, в которых учреждение его приписывается Солону (так, напр., Cic. de off. 1, 22 полагает, что Солон учреждением А. оказал большие услуги государству, чем даже Фемистокл). Главная причина этой смутности представлений об А. и его деятельности заключается в том, что высший момент его значения и силы падает на времена доиерикловские, о которых мы имеем лишь скудные и неполные сведения. Поэтому-то нельзя наверное определить его отношения к совету 500 и к народному собранию и нельзя с точностью установить границы между судебной компетенцией А. и компетенцией суда гелиастов. Из неоспоримых свидетельств можно только заключать, что А. так же, как позднее номофилаки, имел право, если находил какую-нибудь меру вредной или противозаконной, заявлять свое veto, чтобы воспрепятствовать ее голосованию или исполнению. В пользу глубокой древности существования А. несомненным образом свидетельствует Солонов закон, по которому из общей амнистии, служившей подготовлением к реформам Солона, исключались, между прочим, лица, осужденные А. Затруднение, представляемое вопросом о времени учреждения последнего, разрешается, если принять во внимание двойственность значения А., как судилища и как государственного совета. В качестве суда по делам об убийствах А. существовал, без сомнения, с самых древних времен (ср. "Ἑφέται"). Солон же воспользовался освященным древностью уважением народа к этому знаменитому судилищу, чтобы сделать А. влиятельным политическим учреждением, наблюдающим за всем государственным управлением, за общественным порядком и нравственностью, за неприкосновенностью законов (ἐπίσκοπον άπάντων καὶ φύλακα τῶν νόμων ἐκάθισεν, Plut. Sol. 19). Уважение к А. должно было еще более возрасти вследствие того обстоятельства, что по своему составу этот совет, сравнительно с другими солоновскими учреждениями, имел аристократический характер: в А. поступали только бывшие архонты, представившие отчет в безупречном исполнении своей должности; таким образом, до Аристида А. были только избраннейшие граждане 1-го имущественного класса (ср. "᾽Αρχή", 3). Следовательно, по справедливости законодатель мог назвать это судилище и совет 500 якорями, на которых должна держаться шаткая ладья государства. Уважение, которым пользовался А., существенным образом основывалось также и на близкой связи его с религией, особенно со служением "почтенным богиням" (Σεμναί); святилище Эвменид находилось около А., о надлежащем чествовании их пеклись ареопагиты, они же назначали гиеропоев для жертв, приносившихся этим богиням. Кроме того, А. вверено было хранение каких-то таинственных священных древних заветов, от соблюдения которых зависело будто бы благо государства. А. же должен был охранять неприкосновенность государственной религии и наказывать за преступления против нее. Судебному ведению А. подлежали в особенности φονικά. Он судил за преднамеренное убийство, преднамеренное поранение, поджог и отравление, повлекшее за собой смерть отравленного (закон Солона у Demosth. Aristocr. p. 627: Δικάζειν δὲ τὴν βουλὴν τὴν ἐν ᾽Αρείω πάγω φόνου καί τραύματος ἐκ προνοίας καί πυρκαϊᾶς καὶ φαρμάκων ἐάν τὶς ἀποκτείνη δούς). Его же суду подлежала ἀσέβεια и, может быть, по особым поручениям некоторые другие преступления. Жалобы подавались архонту-царю. С момента подачи обвиняемому воспрещался доступ в общественные места; в 3 подряд следовавшие месяцы производилось предварительное следствие (προδικασία). Затем на 4-й месяц в один из 3-х последних дней его (но не ночью, как утверждает это Лукиан) под открытым небом (чтобы присутствующие не осквернились, находясь под одной крышей с преступником) совершался суд над убийцей; обвинитель и подсудимый, стоя на двух необделанных камнях – первый на камне неумолимости (λίθος ἀναίδειας), другой на камне правонарушения (λ. ὕβρεως) – должны были страшной клятвой свидетельствовать истину того, что они будут говорить. Каждому из них предоставлялось сказать по 2 речи. До конца прений обвиняемый (только не отцеубийца) мог избавиться от последствий грозившего приговора, добровольно удалившись из отечества. После прений постановлялся приговор, назначавший для виновного смертную казнь или изгнание. При равенстве голосов подсудимого оправдывали (calculus Minervae). Что политическое значение А. было весьма немаловажно, мы видели из приведенных слов Плутарха, где А. называется ἐπιστάτης πάντων καὶ φύλαξ τῶν νόμων. Но те же слова показывают, что область его ведения едва ли достаточно точно была определена. Уважение, которым он пользовался, как знаменитое, уже в мифах прославленное судилище, и которое еще более возросло благодаря особому способу назначения ареопагитов, должно было придавать и в политических делах известный вес советам (они назывались υπομνηματισμοί, потому что давались письменно) А. В частности, известно, что ему принадлежал надзор за мерами и весами, за строительным ведомством, за иностранцами. Перед Саламинской битвой он доставил деньги на уплату жалованья морякам, отсюда произошло это, не совсем, конечно, точное, показание Цицерона: Est enim bellum gestum consilio senatus eius, qui a Solone erat constitutus (off. 1, 29). Антифонт, человек, лишенный прав гражданства, когда он, как говорит Демосфен, пришел в город, чтобы в интересах Филиппа поджечь афинские неории, по приказанию А. был схвачен и предан суду, который приговорил злоумышленника к смертной казни. Dem. de. cor. p. 271. Когда Эсхин был назначен синдиком для защиты прав Афин на управление делосским святилищем, А. отверг этого кандидата как изменника, и на место его избрал Гиперида. В этом случае А. действовал не на основании какого-нибудь постоянно ему принадлежавшего права, а в силу поручения и полномочия, данного самим народом (ώς προείλεσθε κάκεινην [τὴν ἐξ ᾽Αρείου πάγου βουλήν] καὶ τοῦ πράγματος κυρίαν ἐποιήσατε, Dem. de cor. p. 271). Следовательно, вообще его могущество основывалось на доверии, которое он к себе внушал. Понятно, что пользующийся почетом, аристократический по способу назначения членов и консервативный по своему настроению А. должен был в особенности подвергаться нападениям демократов. Ок. 460 г. Периклу, действовавшему через Эфиальта, удалось значительно ослабить власть Α. (Έφιάλτου προεστῶτος ἀφείλοντο τῆς ἐξ ᾽Αρείου πάγου βουλῆς τὰς κρίσεις πλὴν ὀλίγων άπάσας, Plut. Cim. 15; ср. Plut. Pericl. 9 и другие места). На это нападение демократической партии намекается в нескольких местах "Эвменид" Эсхила, который сильно отстаивает А., как один из столпов порядка и права. Что касается до права суда над убийцами, то уже в силу священного, религиозного характера, искони усвоившегося этому праву, весьма вероятно, что оно всегда оставалось за A. Dem. Aristocr. p. 641: μόνον τò δικαστήριον [τò ἐν ᾽Αρείω πάγω] οὐχὶ τύρρανος, οὐκ ὀλιγαρχία, οὐ δημοκρατία τας φονικὰς δίκας ἀφελέσθαι τετόλμηκεν, ἀλλὰ πάντες ἀσθενέστερον ἄν τò δίκαιον εύρεῖν η΄γοῦνται περὶ τούτων αὐτοὶ τοῦ παρὰ τούτοις εύρημένου δικαίου). Напротив того, можно с уверенностью утверждать, что А. лишен был политической власти, влияния на народные собрания и управление, и, таким образом, действительно, у него отняты были πλεῖσται κρίσεις (выражение нужно понимать не в строго юридическом смысле). Но уже в течение Пелопоннесской войны он, по-видимому, возвратил себе, по крайней мере отчасти, свою прежнюю силу. Что после падения тридцати А. пользовался прежним влиянием и значением, доказывает только эта вставка у Andoc. de myst. § 83: έπιμελείσυω ἡ βουλή ἡ ἐξ ᾽Αρείου πάγου τῶν νόμων, ὄπως ἄν αί ἀρχαί τοῖς κειμένοις νόμοις χρῶνται. Еще и во времена римского владычества А. пользовался величайшим почетом (Cic. de n. d. 2. 29) и имел сильное влияние на государственные дела и на граждан (Tac. ann. 2, 55). Ср.: Philippi, der Areopag und die Epheten (1874).

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia