Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Новая философская энциклопедия в 4-х томах..."

Неоплатонизм





– последний этап развития античного платонизма, принципиальной новизной которого по сравнению со "средним платонизмом" следует считать признание сверхбытийной природы первоначала и тождество ума-бытия как его первое проявление, что было впервые отчетливо представлено в философии "Плотина" (3 в.). Неоплатонизм замыкает средний платонизм, вбирает в себя "неопифагореизм" и начиная с ученика Плотина "Порфирия" использует "аристотелизм" в качестве введения – гл.о. логического – в учение Платона. Античный неоплатонизм тяготел к школьной организации и существовал прежде всего в виде ряда школ, ориентированных преимущественно на толкование диалогов Платона и систематизацию его учения. Правда, школа Плотина в Риме представляла собой кружок слушателей, распавшийся еще при жизни учителя. Тем не менее именно у Плотина и его учеников "Амелия" и Порфирия были разработаны основные понятия системы неоплатонизма: во главе иерархии бытия стоит сверхсущее "единое"-благо, постижимое только в сверхумном "экстазе" и выразимое только средствами отрицательной (апофатической) теологии; далее в порядке раскрытия единого и в качестве его главных проявлений (ипостасей) в сфере бытия (ср. "Эманация")следуют бытие-ум ("нус") с идеями в нем, "душа "(псюхе), обращенная к уму и к чувственному космосу, вечному в своем временном бытии (третья ипостась). Однако в школе Плотина еще отсутствовали четкие основы интерпретации платоновских диалогов. Амелий, напр., проводил тройное деление ума и учил о трех умах и трех демиургах, полагая, что это и есть «три царя» 2-го «Письма» Платона, тогда как Плотин под «тремя царями» понимал единое, ум и душу. Порфирий, в отличие от Плотина и Амелия, считал, что под демиургом Платона можно понимать не ум, а душу.
    Учеником Порфирия был "Ямвлих", основатель т.н. Сирийской школы неоплатонизма в Апамее, где была хорошо представлена платоно-пифагорейская традиция: из Апамеи – платоник и пифагореец "Нумений", почитателем и знатоком сочинений которого был соученик Порфирия у Плотина Амелий, перебравшийся в Апамею из Рима в 269 и руководивший там философской школой. В своей школе Ямвлих впервые в истории платонизма придал решающее значение теургии: наряду с «пифагорейскими» математическими науками, аристотелевской философией в качестве пропедевтики, основного курса платоновской философии из 12 диалогов вместе с дополнительными курсами по другим диалогам Платона, а также – на завершающей ступени – толкованием орфических текстов и халдейских оракулов, бывших в поле зрения уже Порфирия, – платонизм делает отправление религиозного культа своей обязательной приметой. В связи с тем что платоновская школа вновь (как некогда школа Пифагора) стала религиозно-философской институцией и тексты Платона рассматривались в качестве главных «священных» текстов, Ямвлих упорядочил форму их толкования; эта реформа комментария оказала решающее влияние на всю последующую традицию неоплатонизма, в связи с чем говорят о доямвлиховском и послеямвлиховском типах неоплатонизма. Впрочем, еще ученик Порфирия и Ямвлиха "Феодор Асинский" (ум. ок. 360) не принимал ямвлиховских методов толкования Платона; так, «небо» платоновского "«Федра»" (247а–b) он толковал как первое (у большинства же неоплатоников «небо» – это сфера умануса), за которым следует «единое» – область ума. Решительное изменение общеобразовательной ориентации афинской школы платонизма в 3 в. и принципиально интеллектуалистской ориентации кружка Плотина в Риме на подчеркнутую религиозную замкнутость неоплатонизма после Ямвлиха объясняется тем, что начиная с 3 в. в Римской империи все более заметную роль как в образовательной, так и в интеллектуальной сфере начинает играть христианство, которое в 4 в. к тому же становится государственной религией. Платоники не могут больше свысока указывать христианам, как должны вести себя в обществе приличные, т.е. воспитанные и образованные, люди (как это во 2 в. делал Цельс). С усилением еще гонимого христианства всерьез считается Порфирий, автор полемического сочинения «Против христиан»; а Ямвлих, расширивший в своей школе базу языческих учений и культов, принципиально закрывает платонизм от христианства. Но все дальнейшее развитие постямвлиховского платонизма постоянно корректируется начавшимся прямым преследованием язычников после Константина Великого, принявшего крещение в 337, окончательным запрещением языческого богослужения при Феодосии Великом в 392 и закрытием языческих философских школ при Юстиниане в 529.
    Поэтому основанная учеником Ямвлиха Эдесием Пергамская школа неоплатонизма продолжала линию Сирийской школы, но преимущественное внимание уделяла мифологии и теургии. К Пергамской школе принадлежали ученики Эдесия Хрисанфий из Сард и "Максим Эфесский", чьим учеником был император "Юлиан" Отступник, восторженный платоник на троне, попытавшийся распространить языческую практику школьного политеизма на империю; Саллюстий, автор общего очерка неоплатонического учения «О богах и о мире», в котором, в частности, была систематизирована традиционная языческая мифология; "Евнапий", в сочинении которого «Жизнеописания философов и софистов» содержатся важные сведения о Плотине, Порфирий, Ямвлихе и круге императора Юлиана.
    В 4 в. Афины, где в одно и то же время получали образование "Василий Великий", "Григорий Богослов" и Юлиан Отступник, видимо, не испытывали особого влияния неоплатонизма вплоть до Плутарха Афинского (ум. 432), хотя еще ритор "Лонгин", преподававший в Афинах в 3 в. и поддерживавший дружеские отношения с Порфирием, сделал список сочинений Плотина.
    Плутарх – первый диадох Академии, введший в нее неоплатонизм,– написал комментарии к ряду диалогов Платона, а также к аристотелевскому трактату «О душе». Его преемник "Сириан" закрепил круг преподаваемых в "Афинской школе "авторитетных текстов (помимо Платона и пифагорейцев – Гомер, орфическая литература и «Халдейские оракулы»); признавая за аристотелевской философией статус введения к философии Платона, Сириан, однако, не пытался сгладить различие между Аристотелем и Платоном и опровергал аристотелевскую критику платонизма в 13–14-й книгах «Метафизики». В 437 главой Академии стал ученик Плутарха и Сириана "Прокл", который подвел итог развитию платонизма в рамках языческого политеизма и дал детально разработанную сводку основных понятий и методов неоплатонизма. После смерти Прокла во главе Афинской школы, оставшейся до своего закрытия языческой, стояли "Марин", "Исидор", ставивший озарение выше теоретического исследования, Гегий, Зенодот и "Дамаский", комментарии к Платону и систематический трактат которого «О первых началах» демонстрируют возможности дальнейшего развития неоплатонизма в доктринальном плане.
    Александрийские платоники, традиционно культивировавшие ученость (достаточно вспомнить растерзанную христианскими фанатиками "Гипатию", математика и астронома, и ее ученика Синесия, ставшего епископом Кирены), в 5 в. усвоили неоплатонизм Афинской школы, т.к. многие александрийцы учились у афинских философов: у Плутарха – "Гиерокл", автор комментариев к «Золотым стихам» пифагорейцев, к «Федону» Платона, трактата «О промысле», у Сириана – "Гермий", автор комментария к «Федру» Платона, у Прокла – сын Гермия "Аммоний", автор трактата «О роке» и ряда комментариев к Аристотелю. Учеником Аммония и Дамаския был "Симпликий", автор комментариев к Аристотелю и к «Руководству» Эпиктета. Из комментариев к Платону и Аристотелю ученика Аммония "Олимпиодора" видно, что еще в 40–60-х гг. 5 в. в "Александрийской школе "развивались методы афинского неоплатонизма. Однако основным предметом изучения постепенно становился Аристотель; комментаторами его были ученик Аммония "Иоанн Филопон", выступивший после принятия христианства и закрытия школы в Афинах с критикой Прокла, ученики Олимпиодора "Элиас" (Илия) и "Давид" (комментировали также «Введение» Порфирия), Стефан Византийский – последний представитель александрийской школы (преподавал в Константинополе в 1-й пол. 7 в. при императоре Ираклии).
    Из отдельных философов, не принадлежавших к перечисленным основным школам неоплатонизма, следует упомянуть "Александра из Никополя" (3 в.), "Калкидия" (лат. перевод «Тимея» и комментарий к нему, до 350), "Макробия" (комментарий ко «Сну Сципиона» Цицерона, ок. 400) и Фавония Евлогия (кон. 4 – нач. 5 в.). Плотино-порфириевский вариант неоплатонизма повлиял на "Марциана Капеллу" (5 в.). Неоплатонизм оказал мощное воздействие на развитие средневековой философии и теологии. В восточной патристике уже Евсевий Кесарийский привлекает Плотина для решения догматических вопросов. Усвоение и переработка неоплатонизма во многом определяют характер богословия Афанасия Александрийского и представителей т.н. каппадокийского кружка – Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского. С достижениями философии неоплатонизма в школе Прокла был хорошо знаком усвоивший теологический опыт каппадокийцев автор т.н. Ареопагитского корпуса (см. "Псевдо-Дионисий Ареопагит"), благодаря которому терминология, ряд важнейших понятий и общая разработка структуры универсума в неоплатонизме были усвоены христианской мыслью как восточного, так и западного средневековья: его комментировали Иоанн Скифопольский и Максим Исповедник, на Западе переводил Эриугена. Влияние комментаторов Аристотеля Порфирия и Аммония Александрийского усматривается в теологических трудах Иоанна Дамаскина. Под влиянием неоплатонизма была организованная василевсом Теофилом школа, главой которой был «математик» (разносторонний ученый) Леон; школа продолжала существовать и была реорганизована при цезаре Варде в 863. В 11 в. Михаил Пселл возобновил преподавание философии неоплатонизма в Константинополе.
    В западной патристике неоплатонизм через посредство Порфирия был воспринят Марием Викторином и благодаря ему – Августином. Образец христианизированной неоплатонической философии дал Боэций. Традиция христианского неоплатонизма на латинском Западе складывалась под влиянием Августина и Боэция, а также Калкидия и Макробия (определивших, в частности, неоплатонизм "Шартрской школы" 12 в.). Непосредственным влиянием Иоанна Скота Эриугены, переведшего на латинский язык сочинения Псевдо-Дионисия Ареопагита и давшего очерк неоплатонической системы в трактате «Разделение природ», обусловлены неоплатонические элементы у Амальрика Венского (ум. ок. 1207) и его последователей (амальрикан), осужденных церковью. С традицией августинианства и идеями Псевдо-Дионисия Ареопагита связана неоплатоническая струя в мистике "Сен-Викторской школы".
    Среди арабских философов неоплатонизм получил известность прежде всего благодаря переводу «Введения» Порфирия и ряда др. его комментариев и трактатов, переложению ряда текстов «Эннеад» Плотина ("«Теология Аристотеля»" и др.) и «Начал теологии» Прокла ("«Книга о причинах»"), переводу (кон. 9 в.) трактата Прокла «О вечности мира» Исхаком ибн Хунайном (ум. 910). Влияние неоплатонизма на арабских мыслителей сочеталось с непосредственным влиянием Платона (особенно у ар-Рази и ал-Фараби) и представителей среднего платонизма (Плутарх, Псевдо-Плутарх, Гален). В целом вся арабо-мусульманская философия ориентировалась по преимуществу на Аристотеля в истолковании его Афинской и Александрийской школами неоплатонизма (среди комментаторов наиболее популярными были Симпликий и Иоанн Филопон); в частности, в духе александрийского неоплатонизма утверждалось внутреннее единство учений Платона и Аристотеля (трактат ал-Фараби «О согласии двух философов: божественного Платона и Аристотеля»). Этим смешением разнородных традиций объясняется, напр., истолкование неоплатонического Единого в духе аристотелевского учения об уме (нусе) как первичного бытия, которое мыслит само себя (ал-Фараби, Ибн Сина). Неоплатоническую интерпретацию ислама стремился дать Ибн Сина, под влиянием которого находился Сухравар-ди, разработавший учение о сверхчувственном свете (ишрак). Переосмысление неоплатонических представлений в духе ортодоксального ислама осуществил ал-Газали, соединив их с суфийским учением о единении с божеством в сверхумном экстазе (см. "Суфизм"). Влияние неоплатонизма испытал также Ибн Туфайль(ум. 1185).
    В средневековой еврейской философии неоплатонизм впервые обнаруживается у Исаака бен Соломона Израэли (ок. 850–950), который под влиянием ал-Кинди и «Теологии Аристотеля» стремился дополнить библейский креационизм учением об эманации и восхождении души в сверхчувственный мир. Неоплатоническая иерархия универсума воспроизводилась у Ибн Гебироля («Источник жизни») и у Авраама бар Хиййа (ум. ок. 1130; учение о «пяти световых мирах» в соч. «Размышления о душе»). В области этики идеи неоплатонизма проводил Бахья ибн Пакуда (род. ок. 1080), которому приписывали компиляцию неоплатонического толка «О душе» (на арабском языке). Близок к неоплатонизму комментатор Библии Ибн Эзра (1092–1167). Несомненное влияние неоплатонизма прослеживается в построениях "каббалы".
    
Предпринятые в кон. 12 в. переводы на латинский язык ряда арабских текстов (в т.ч. «Теологии Аристотеля» и «Книги о причинах»), а также переводы Прокла, выполненные между 1268–81 Вильемом Мербеке, дали новый импульс распространению неоплатонизма на Западе. Под влиянием этих переводов, идей Августина и Псевдо-Дионисия Ареопагита неоплатонические концепции преломляются в немецкой мистике 13–14 вв. (францисканец Ульрих Страсбургский и доминиканцы Дитрих Фрейбургский, Мейстер Экхарт и его ученики Г.Сузо и И.Таулер). В русле этой же традиции неоплатонизм усваивается и развивается Николаем Кузанским.
    Популярности неоплатонизма в среде гуманистов во многом способствовал "Плифон", возглавлявший платоновскую школу в Мистре; под его влиянием Козимо Медичи основал платоновскую Академию во Флоренции. Во 2-й пол. 15 в. в связи с активной переводческой и издательской деятельностью гуманистов расширяется база источников для знакомства с античным неоплатонизмом. Огромное влияние оказали переводы и комментарии М.Фичино. Неоплатонизм во всем многообразии его проявлений (у греков, арабов, евреев, латинян) был рассмотрен Пико делла Мирандолой. В 16 в. под сильным неоплатоническим воздействием складываются учения Ф.Патрици и Дж. Бруно.
    Влияние флорентийского неоплатонизма испытал английский комментатор Псевдо-Дионисия Ареопагита Дж. Колет (14677–1519), через посредство которого неоплатонизм был воспринят в 17 в. "Кембриджскими платониками". Неоплатонические элементы прослеживаются у Спинозы и Лейбница. Под влиянием идей Плотіша написан «Сирис» Беркли. Однако в целом традиция неоплатонизма к кон. 18 в. угасает. Интерес к нему возобновляется в эпоху романтизма (английский перевод Платона и неоплатоников Т.Тейлора, изучение и издание Плотина и Прокла Ф.Крейцером и В.Кузеном). Неоплатоников изучают Шеллинг и Гегель, высоко оценивший неоплатонизм в «Истории философии». Значительным воздействием неоплатонизма отмечено учение Бергсона. В русской философии 19 – нач. 20 в. неоплатонизм оказал влияние на Вл.Соловьева, П.А.Флоренского, С.Л.Франка, С.Н.Булгакова, А.Ф.Лосева.
    Первый систематический и полный обзор материалов по античному неоплатонизму дал во 2-й пол. 19 в. Э.Целлер, следовавший в трактовке неоплатонизма историко-философской концепции Гегеля. Новый подход к изучению неоплатонизма как философии, основанной на школьной разработке и комментировании авторитетных текстов, был намечен в работах К.Прехтера (1910) и получил развитие в ряде конкретных исследований по истории школ неоплатонизма (Э.Брейе, Р.Э.Додде, Р.Бойтлер, В.Тайлер, А.Ж.Фестюжьер, Л.Г.Вестеринк и др.).
    Общие труды:
    
The Cambridge history of later Greek and early medieval philosophy, ed. by A.H.Armstrong. Cambr,, 1970;
    Wallis R.T., Neoplatonism. L., 1972;
    Beierwaltes W. Piatonismus und Idealismus. Fr./M., 1972;
    Dörrie H. Platonica minora. Münch., 1976 (библ.);
    The significance of Neoplatonism, ed. R.B.Harris. Norfolk, 1976;
    Die Philosophie des Neuplatonismus, hrsg. v. С.Zintzen. Darmstadt, 1977;
    Westerink L.G. Texts and studies in Neoplatonism and Byzantine literature. Amst., 1980.
    Античный неоплатонизм:
    
Лосев А.Ф. История античной эстетики, т. 6: Поздний эллинизм. М., 1980; т. 7: Последние века, кн. I–II. М., 1988; т. 8: Итоги тысячелетнего развития, кн. I. M., 1992;
    Он же. Словарь античной философии. М., 1995;
    Theiler W. Forschungen zum Neuplatonismus. В., 1966;
    PrächterK. Richtungen und Schulen im Neuplatonismus. – Kleine Schriften. Hildesheim, 1973. S. 165–216;
    Saffrey H.D. Recherches sur le néoplatonisme après Plotin. P., 1990.
    Средневековый неоплатонизм:
    
Klibansky R. The continuity of the Platonic tradition during the middle ages. L., 1939;
    Platonismus in der Philosophie des Mittelalters, hrsg. v. W.Beierwaltes. Darmstadt, 1969;
    Imbach R. Le néoplatonisme médieval. Proclus latin et l’école dominicaine allemande. – «Revue de Théologie et de Philosophie», 1978, v. 6, p. 427–448.
    Неоплатонизм в патристике:
    
Неnrу Р. Plotin et l’Occident. Louvain, 1934;
    Courcelle P. Les lettres grecques en Occident. De Macrobe à Cassiodore. P., 1948;
    Ivanka E. v. Plato Christianus. Übernahme und Umgestaltung des Platonismus durch die Väter. Einsiedeln, 1964.
    Неоплатонизм в арабской философии:
    
Neoplatonici apud arabos, ed. В.Badawi. Le Caire, 1955;
    Idem. La transmission de la philosophie grecque au monde arabe. P., 1968;
    Walzer R. Greek into Arabie. Oxf., 1962.
    Неоплатонизм в еврейской философии:
    
Greive H. Studien zum jüdischen Neuplatonismus. В.–Ν.Υ., 1973.
    Западноевропейский неоплатонизм 11–14 вв.:
    
Garin Â. Studi sul Platonismo medievale. Firenze, 1958;
    Mittelalterliche Mystik unter dem Einfluß des Neuplatonismus, hrsg. v. W.Schultz. В., 1967;
    Saffrey H.D. Recherches sur la tradition platonicienne au Moyen âge et à la Renaissance. P., 1987.
    Неоплатонизм в эпоху Возрождения:
    
Robb N. Α. Neoplatonism of the Italian Renaissance. L., 1935;
    Miles L. John Colet and the Platonic tradition. La Salle, 1961;
    Kristeller P.O. Eight philosophers of the Italian Renaissance. Stanford, 1964;
    Garin E. Platonici bizantini e platonici italiani del Quattrocento. – «Veltro», 1983, v. 27, p. 219–32.
    Обзор литературы:
    
Courcelle P. Travaux néoplatoniciens. – Actes du congrès. Budé. P., 1954, p. 227–54.
    Конгрессы, конференции, симпозиумы по неоплатонизму:
    
Les sources de Plotin. Gen., 1960 (Entretiens sur l’antiquité classique, t. 5);
    Porphyre. Gen., 1965 (ibid., t. 12);
    De Jambliche à Proclus. Gen., 1975 (ibid., t. 21); Le Néoplatonisme. P., 1971 (Colloques Internationaux...);
    Études Néoplatoniciennes, Conférence... Neuchâtel, 1973;
    Plotino e il Neoplatonismo in Oriente e in Occidente: Atti del convegno intemazionale. Roma, 1974.
    См. также лит. к ст. "Александрийская школа", "Афинская школа", "Средний платонизм", "Плотин", "Прокл", "Кембриджские платоники".
    А.Шичалин
    
    

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia