Статистика - Статей: 872662, Изданий: 946

Искать в "Митрополит Евгений (Болховитинов). Словарь историч..."

Стефан Яворский





Стефан Яворский, Митрополит Рязанский, бывший с 1702 года Администратором, Блюстителем, Викарием и Екзархом Московского Патриаршего Преслола, а по установлении Св. Синода – Президентом оного; родился в 1658 году в Волынском местечке Явор, от благородных родителей российского народа, жившего там под владением польского короля, и при крещении наименован Симеоном; но оттуда с родителями своими от униатских утеснений Православию выехал в Малороссию, где отец его и поселился с семейством в Нежине. Склонность и способность к наукам замечены в нем были еще с детства. Почему от родителей препоручен он был на воспитание Киево-Печерского Монастыря Иеромонаху Варлааму Ясинскому, бывшему тогда Киево-Печерским проповедником, потом Ректором Киевской Академии, а наконец Митрополитом Киевским. Под его-то смотрением получил он первое наставление в словесности, а после отдан был в Киевскую Академию; но прежде окончания тамошнего круга наук отправлен был Ясинским в галицкие и польские училища, славившиеся тогда хорошими учителями. Там сперва в Лемберге или Львове, а потом в Познани выслушав полный круг философии и богословия, возвратился он в Киев и явился для освидетельствования в Академию, в которой за представленные многие опыты отменной своей способности в сочинении латинских и польских стихотворений он в Публичном Академическом Собрании почтен был титулом "Лавроносного Стихотворца" (Poeta Laureatus). Скоро потом по убеждению благодетеля своего Ясинского принял он Монашеский чин и им же пострижен в Киево-Печерской Лавре под именем Стефана. В сем звании препоручена была ему проповедническая должность по Монастырям и другим Церквам, в коей он скоро прославился. После того был он определен учителем в Киевскую Академию и первый получил в оной звание Префекта, не преставая между тем исправлять и проповедническую должность, а сверх того сочинял многие Похвальные Слова знаменитым людям. В 1697 году произведен он в Игумена Киево-Николаевского Монастыря с увольнением от Академии, потому что с тех пор большею частию был он употребляем от Киевского Митрополита на исполнение разных препоручений в Малой России, в Польше и в Москве. В 1700 году, когда он послан был от Митрополита Ясинского для некоторых нужных дел в Москву и в сие время скончался там фельдмаршал Боярин Алексей Семенович Шеин, то по Имянному повелению Государя Петра Великого Яворский сочинил и говорил надгробное сему Боярину Похвальное Слово, которое столько понравилось Государю, что он повелел сочинителю остаться в Москве и продолжать проповедование, а рассмотревши великие в нем дарования и добротели, указал в том же году Патриарху Адриану посвятить его прямо в Митрополита Рязанского. Но поелику Адриан тогда был болен, то посвящен он 7 Апреля 1700 года Трифиллием Митрополитом Сарским и Подонским Соборне. А когда скончался Патриарх и вскоре с ним помянутый Митрополит Трифиллий, правивший по нем Патриаршими делами, то с 1702 года вверены были ему оные с званием Патриаршего Администратора, Экзарха, Викария и Блюстителя Патриаршего Преслола. Кроме сего, ему поручена была с 1701 года в главное надзирание Московская Славено-Греко-Латинская Академия, коей он назывался первым Протектором; а с 1712 года по Имянному Указу 14 Ноября ему вверено и рассматривание поправок Славенской Библии, производившихся Архимандритом Феофилактом Лопатинским, Иеромонахом Софронием Лихудом и другими (см. ст. о Софроние Лихуде). При всех сих званиях и препоручениях он временно только посещал свою епархию, а больше пребывал в Москве и часто в С.-Петербурге при Государе, занимаясь проповедованием Слова Божия, служением в Соборах и при Дворе, и управлением Российской Церковью до учреждения Духовной Коллегии; а при открытии Св. Синода с 1721 года, он пожалован в нем Президентом и переселился было навсегда в С.-Петербург, но усилившаяся в нем от каменной болезни хирагра и подагра заставили его просить отпуска в Москву, где он 27 Ноября 1722 года от сих болезней на 65 году жизни своей и скончался, а погребен по своему завещанию в соборной Церкви Переславля Рязанского.

Пастырь сей, при всей тягости правительственных по Российской Иерархии дел и при столь деятельном в новых по всем частям предприятиях Государе, каков был Петр Великий, успевал заниматься и сочинением полезных для Церкви книг; из оных: 1) книга под названием Знамение пришествия Антихристова и кончины века, напечатана была в 1-й раз в 1703 г. в 4 долю листа в Москве; потом неоднократно в 8 долю листа там же. Поводом к сочинению оной было то, что Яворский, вступив в управление Патриарших дел, застал в Москве рассеиваемое раскольниками мнение, что якобы близко уже явление Антихристово; что Москва – Вавилон, а жители ее – вавилоняне, слуги Антихристовы, сыны погибели и проч., с дерзостию даже об особе Государя. Для опровержения сего мнения и постыжения лживых разгласителей он поспешил написать сие сочинение в 14 главах, взяв расположение оного и большую часть доводов из славной книги Испанского богослова Малвенды об Антихристе, напечатано в 1604, 1621 и 1647 гг.; а притом отыскав и начальника сего разглашения Григория Талицкого, представил Государю и обличил перед ним;

2) Камень Веры Православно-Кафолическия Восточныя Церкви Святыя Сыном на утверждение и духовное созидание, претыкающимся же о камень претыкания и соблазна на востание и исправление. Книга сия в 12 главах сочинена по случаю возникшей в 1713 г. в Москве между некоторыми россиянами лютеранской, а более кальвинской секты, коей заводчиком был тогда из стрельцов полковой лекарь Димитрий Евдокимов сын Тверитинов, иначе прозывавшийся и Дерюшкин, который, живши при одном иностранном лекаре и научившись у него врачебной науке, а вместе и кальвинству, начал рассеивать дерзкие хулы на Св.Иконы, Крест, Мощи, Евхаристию, призывание Святых, поминовение Усопших, Литургию, Посты, благие дела и другие предания Православной Церкви. К нему пристали многие стрельцы и простолюдины из художников и купцов. Дерзость сих невежд простерлась до того, что один из них цирюльник Фома Иванов произнес хулу на Икону Св. Алексия Митрополита в Чудове Монастыре. Преосв. Стефан сперва тайно приступил к исследованию о сем и донес Государю, а потом в 1714 г. 24 Октября созвал в Москве в Патриаршую Палату Собор, на коем, по довольном рассмотрении и увещании, нераскаянные из еретиков преданы были анафеме, а Фома Иванов гражданской смертной казни. Все Соборное дело о них сохраняется подлинником в Московской Синодальной библиотеке. Но оно поводом сделалось к многим недовольствиям преосв. Стефану со стороны находившихся тогда в службе российской знатных чиновников из лютеран и калвинистов. Несмотря на то, сочинил он в опровержение всех сих заблуждений целую вышеупомянутую книгу, которую однакож при жизни ему издать не позволили; да и по смерти его долго оставалась она только в рукописях. Уже в 1727 г. одобрена она к напечатанию Синодальным Членом, Преосвященным Феофилактом Лопатинским, Архиепископом Тверским и напечатана сперва в Москве в 1728 г., потом в Киеве в 1730 г. и опять в Москве в 1749 г. все славенскими буквами в лист (см. к сему ст. о Феофилакте Лопатинском). Как скоро появилась на свет книга сия, то протестанты и в чужих землях и в России ополчились против оной. В Лейпцигских латинских Ученых актах 1729 г. в Мае месяце помещена была на оную строгая рецензия. В том же году, или по крайней мере с означением того же года, в Йене под именем Франц. Буддея (умершего 19 Ноября 1729 г.), вышла Epistola Apologetica contra Stephanum Iavorscium, ad quendam amicum Mosque morantem (Апологетическое послание к некоему московскому другу против Стефана Яворского, – лат.***). Но подложная сия эпистола тогда же сочтена писанною кем-то в самой Москве. Против оной в 1730 г. в Москве же Бернард Рибера, доминиканец, бывший с испанским посланником, герцогом де Лириа, при коронации Императрицы Анны Иоанновны, написал и следующего 1731 г. в Вене издал в защиту Яворского Responsum Ant-Apologeticum in 4-to (Антиапологетический ответ, – лат.***) и книгу сию посвятил Императрице (см. ст. о Феофане Прокоповиче); а также и Феофилакт Лопатинский, Архиепископ Тверской, издатель книги Яворского, сочинил большую книгу под названием Апокризис или Ответ на писание ответное Франциска Буддея к некоему другу, на Москве живущему, о лютеранской ереси, на книгу "Камень Веры" (см. ст. о Феофилакте Лопатинском). Между тем в 1730 г. в Тибине напечатано на латинском языке сокращение всей Яворского книги под названием Stephani Iaworscii Genius (Гений Стефана Яворского, – лат.***). По сей выписке судя, уже многие протестанты писали против него с непристойной даже бранью и в укоризну между прочим доказывали, что книга его будто бы большею частью только выписана из контроверсистской книги иезуита Бекана, Беллармина и прочих папистов; а когда С.-Петербургский академик Билфингер полный латинский перевод последней из оной главы о наказании еретиков сообщил славному лютеранскому богослову Лаврентию Мосгейму, то сей в Гелмшдате в 1731 г. издал против оной Академическую диссертацию под названием De poenis Haereticorum cum Stephano Iavorscio disputatio (Возражение Стефану Яворскому по поводу наказания еретиков, – лат.***). В то же время кто-то и в России, под именем лютеранина, выпустил весьма бранную на Яворского тетрадь на русском языке под названием Рассуждение о книге Камень Веры, в которой коснулся и жизнеописания его, в начале книги напечатанного, с злобными ругательствами и клеветами; а потом 15-ю статьями оспоривал самую книгу по лютеранскому умствованию, не пощадив учения и обыкновений всей Церкви Греко-российской. Подробности сего пасквиля доказывают сочинителя, личного врага, знавшего даже мелочные обстоятельства жизни и службы Яворского с молодых лет, а также подробно разумевшего и Церковные наши книги и службы. Наконец книга Камень Веры была запрещена по Указу Императрицы Анны Иоанновны, а разрешена уже по кончине Ея в 1740 г. (см. ст. о Феофилакте Лопатинском). Но в Риме Коллегия, пекущаяся о распространении Веры (de propaganda Fide), перевела всю сию книгу на латинский язык;

3) Проповеди Догматические, нравоучительные и похвальные на некоторые воскресные дни и празднества Святых, числом 29, напечатаны в Москве в 1804 г. в 3 частях славенскими буквами в 8 долю листа. Хотя в Предисловии к сему изданию сказано, что они напечатаны без всякой перемены слога и мыслей, однакож не везде сие соблюдено и многое поправлено. В 1-й части приложено Жизнеописание, эпитафия и завещание сочинителя; а в последней шесть торжественных и панегирических слов, одно на день Св. Николая нравоучительное, Предисловие на книгу Бесед Златоустовых, два Ответных Послания, одно Прокоповича, а другое Яворского в Сорбонскую Коллегию на предложение ее о примирении Церквей; русский стихотворной перевод латинской Элегии Яворского к своей библиотеке; повесть (сочиненная издателем) о предложениях, сделанных Петру Великому от Парижской Сорбонской Коллегии; стихи на Мазепину измену от лица всей России. Но не помещено здесь Надгробное Слово его Боярину Шеину, сделавшее его заметным Государю Петру Великому. Оно в 1700 г. переведено было на латинский и польский языки и тогда же напечатано в Киеве; а славенское есть в Новгородской Софийской библиотеке. Упомянутая же его Элегия к библиотеке, сочиненная прекрасными латинскими стихами, переведена с латинского и в эллино-греческие стихи покойным Преосв. Архиепископом Евгением Булгаром; а латинский подлинник напечатан при книге Феофана Прокоповича, изданной Давидом Нащинским под названием Miscellanea Sacra, pag. 216. Вышеупомянутый сочинитель пасквиля приписывает еще Яворскому перевод и издание книги под названием Богомыслие, напечатанной в Чернигове в 1710 г. Но наши каталоги приписывают оную Иоанну Максимовичу.

Сверх сего еще остается в рукописях Яворского: 1) Рассуждение о времени пресуществления Евхаристии; 2) Обличение Феофану Прокоповичу в 18 статьях богословии, преподаванной им в Киевской Академии, писанное в 1718 г. при случае избрания Феофана в Епископа Псковского, и посланное к Преосвященным, Алексею Сарскому и Варлааму Тверскому, вызыванным по Указу Государеву в С.-Петербург для посвящения Феофана, дабы они донесли об оных статьях Государю пред посвящением и истребовали от Феофана отречение от сих статей и оглашение их ученикам своим несправедливыми. Если же он отречения не сделает, то просить Государя оставить его посвящение и предложить те статьи Вселенским Патриархам на рассмотрение; а сам Стефан не поехал на посвящение его. Но сей протест, в некоторых статьях действительно привязчивый только, не был уважен, и к несчастию послужил только поводом к распре между сими двумя иерархами.

Преосвященный Стефан имел многочисленную библиотеку, которую завещал он отдать в Благовещенский Нежинский, им самим устроенный Монастырь; но после по просьбе Досифея, Епископа Белоградского, в 1731 г. Императрица Анна Иоанновна повелела перенести оную в Харьковский Коллегиум. Однакож в Нежинском Монастыре остались еще собственноручные его сочинения на латинском языке в 15 книгах. Под завещанием сим он в Октябре 1721 года собственною рукою написал следующую пародию из четырех стихов Герман на Гугона:


О tituli, scopuli potius meliusque vocandi!
Heu! quibus allisi tot periere rates!
Et quid sunt tituli, nisi fumus, ventus et umbra,
Bullaque, quae vitreis turgida fertur aquis?

("О титулы, вас было бы назвать подводными камнями, из-за которых, увы! погибло уже столько кораблей. А ведь вы не более, чем дым, ветер, тень и пузыри на воде", – лат.***).



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia