Статистика - Статей: 872662, Изданий: 946

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Шуйский





Шуйский, князь Василий Васильевич

(прозванный за свою молчаливость Немым) - боярин и воевода, родился в восьмидесятых годах XV века, умер в начале 1539 г. На службу поступил в 1500 г. и в этом году значится в списках боярских детей. С 1501 г. принимает деятельное участие во всех внешних войнах России. В этом году посланный в качестве новгородского наместника с новгородской ратью против ливонцев, наступавших под начальством магистра Ливонского ордена фон Плеттенберга к Пскову, он соединился с другими московскими воеводами и 27 августа вступил в сражение с ливонцами близ Изборска, где и потерпел поражение, так как почти не имел артиллерии, которая в большом количестве была у неприятелей. В том же году, уже глубокой осенью, под начальством воеводы князя Даниила Щени был послан для опустошения Ливонии, что и выполнил с успехом, разорив страну до самого Ревеля и разбив выступивших против него рыцарей. В сентябре 1502 г., когда Плеттенберг снова подступил к Изборску и начал его осаждать, Ш., соединившись с князем Щеней, опять выступил против него, и воеводы, разбив 24 ноября рыцарей и прогнав их, с успехом вернулись назад. В 1503 г. Ш. участвовал в походе на помощь Пскову против ливонцев, осадивших его. В 1504 г. он ходил из Новгорода против литовцев в самую Литву. Когда в 1505 г. умер Иоанн III и на великокняжеский стол вступил Василий III, Ш. сделался одним из самых приближенных к нему и уже в 1506 г. получил высший сан боярина, несмотря на свои молодые годы. В следующем 1507 г. он принимает деятельное участие в войне с Литвой, участвуя в походе на нее. В 1508 г. был воеводой в Вязьме, откуда ходил на помощь к стародубским князьям против литовцев. В 1509 г., отправленный из Москвы в Вязьму, получил приказание идти к Дорогобужу против литовских войск, а потом, когда московским войском был взят Стародуб, оставлен там младшим воеводой. В 1512 г., начальствуя над целой ратью, ходил опустошать литовские земли под Себежем. В 1513 г. занимал позицию в Великих Луках и оттуда участвовал в походе великого князя под Смоленск и опустошал окрестности Полоцка и Орши. В том же году 9 мая в звании новгородского наместника заключал перемирие с Швецией на 60 лет, а в следующем 1514 г., 25 мая заключал трактат о свободной торговле с 70-ю ганзейскими городами на 10 лет. В том же году сперва занимал позицию в Великих Луках, а потом пошел к Смоленску, где, соединившись с боярином князем Репниным, разбил литовские войска, выходившие из Смоленска. В этом же году, когда, наконец, после третьей осады Смоленск был взят московским войском под личным начальством великого князя и русские 1 августа вошли туда, великий князь оставил Ш. там наместником, а сам ушел в Дорогобуж. Но лишь только великий князь ушел из Смоленска, как пришло известие о поражении московского войска под Оршей, и смоленские бояре вместе с смоленским епископом Варсонофием задумали передаться Литве и послали к литовскому военачальнику, князю Острожскому, посланца с приглашением явиться и занять город. Острожский явился с 6000-ным войском, но Ш., узнав о замыслах изменников, заключил епископа в тюрьму, а мятежных бояр приказал повесить на стенах города в виду литовского войска. Острожский попытался взять город, но отраженный Ш. должен был удалиться. Епископа Варсонофия Ш. отослал в Дорогобуж к великому князю, который и выразил полное одобрение всем действиям своего любимца. В 1517 г., когда тот же князь Константин Острожский с большим войском подступил к Опочке, Ш., выйдя из Вязьмы, где он тогда занимал позицию, отправился к Великим Лукам, соединился там с князем Ростовским и, подойдя к Опочке, заставил Острожского бежать, оставив всю свой артиллерию. В августе следующего года во главе большого войска он ходил в Литву, опустошил неприятельскую территорию до самой Вильны и оттеснил стоявшее в Креве литовское войско за Лоск. В том же году Ш. с новгородским войском, вместе с своим братом, князем Иваном Васильевичем, командовавшим псковским ополчением, ходили к Полоцку, но так как они не имели достаточного количества боевых припасов и провианта, то, не взяв города и потеряв много людей, вернулись назад. В 1519 г. Ш. получил почетное звание Владимирского наместника и в этом, равно как и в следующем году, ходил неоднократно опустошать неприятельские области и каждый раз возвращался с большим успехом и массой пленных. В 1521 г., когда крымский хан, соединившись с царем казанским, подступил к Москве, Ш. был в Серпухове и поспешил на выручку столицы. В 1523 г., во время войны с Казанью, великий князь послал его из Нижнего Новгорода на судах вниз по Волге для опустошения неприятельской территории. Во время этого похода при устье реки Суры им был построен новый укрепленный пункт для отражения набегов казанских татар, город Васильсурск. С 1523 по 1532 г. Ш. был воеводой в разных пограничных городах, а в 1532 г., по приказанию великого князя, он водворял в Казани царем ставленника Москвы Еналея и приводил казанцев к присяге на верность великому князю. В 1533 г., когда в Москве получили известие о нашествии крымского хана, Ш. выступил с другими воеводами навстречу неприятелям к Оке. В год смерти великого князя Василия Иоанновича Ш. был неразлучен с ним, всюду сопровождал его и был к нему ближе всех других бояр. Ему великий князь в последние минуты своей жизни поручил свою жену, сына и все государство. Вообще в последние годы жизни Василия Иоанновича Ш. приобрел особое влияние на судьбы государства и, вероятно, носил звание воеводы московского. Таким образом, когда великий князь умер и оставил малолетнего сына и жену, Ш. естественно должен был стать во главе государственного управления, как человек, которому государь, умирая, поручил государство, но он был удален от власти внезапным возвышением молодого и ловкого князя Ивана Телепнева-Оболенского, который, оставив Ш. только почетное звание первого боярина государевой думы и соединенный с этим званием почет, сам, довольствуясь вторым местом и опираясь на расположение к себе великой княгини, управлял государством, как хотел. Ш., сознавая невозможность бороться с всесильным временщиком, смирился, но затаил месть, а пока усердно продолжал служить Московскому государству, еще не раз начальствуя над войсками во внешних войнах. Так, в 1535 г., во время возобновившейся войны с Литвой, во главе большого войска он ходил к Смоленску, но, не застав здесь неприятелей, пошел к Мстиславлю, выжег его окрестности и, опустошив неприятельскую страну, возвратился с большой добычей. Наконец, 3-го апреля 1533 г. умерла великая княгиня, по некоторым известиям отравленная самим Ш., и теперь он почувствовал власть в своих руках. Через несколько дней после смерти великой княгини князь Телепнев-Оболенский, по приказанию Ш., был схвачен и посажен в тюрьму, где, говорят, был уморен голодом, а все его родственники разосланы в отдаленные места; в то же время боярам, находившимся в опале и посаженным в тюрьму в правление Оболенского, было возвращено их придворное значение. Теперь Ш. был полновластным правителем государства и сам малолетний государь Иоанн IV находился всецело в его власти, но, неуверенный еще в своем торжестве, он, более чем 50-ти лет от роду, женился 6 июня 1538 г. на молодой княжне Анастасии Петровне, двоюродной сестре государя, против ее воли, и этим родством с великокняжеским домом еще более укрепил свою власть. Однако у него опять явились соперники, желавшие его низвержения, чтобы самим стать во главе правления. Главным между этими соперниками был князь Иван Бельский, недавно лишь освобожденный из тюрьмы, куда он был посажен Оболенским. Князь Бельский, опираясь на сильную придворную партию и авторитета митрополита Даниила, начал уговаривать государя дать высшие придворные степени его родственникам, князю Голицыну и Хабарову, чтобы, усилив таким образом свою партию, низвергнуть владычество Ш. и всех его родственников. Но партия Шуйских была сильнее: князь Бельский был снова посажен в тюрьму, его приверженцы разосланы в отдаленные деревни, а один из них, умный и честолюбивый дьяк Федор Мишурин, поплатился даже жизнью: его пытали и после страшных мучений даже без ведома государя отрубили ему голову. После этого Ш. уже не имел соперников, но жил недолго и в начале 1539 г. внезапно заболел и умер.

Соловьев, "История России" (изд. т-ва "Общественная Польза"), кн. I, стр. 1609, 1619, 1628, 1657, 1659, 1662, 1668-1670; кн. II, стр. 13, 24, 29-31. - Карамзин, "История Государства Российского" (изд. 1842-44 гг.), т. VI, стр. 189, 197; т. VII, стр. 35, 37, 38, 41, 44. 54, 63, 79, 100, 102, 105, 106; т. VIII, стр. 19-21, 31-32. - "Полное Собрание Русских Летописей", т. VI, стр. 24. 255, 256, 259, 266, 269, 272, 276; т. VIII, стр. 242, 256, 257, 262, 268, 277, 283, 290, 291, 295. - Петров, "История родов русского дворянства, т. I, стр. 120. - Долгоруков, "Российская родословная книга", т. I, стр. 235. - "Сокращенное описание служб благородных российских дворян", т. II, стр. 149-150. - "Древняя российская вивлиофика", т. III (2 изд.), стр. 26-30; т. XIII, стр. 4, 25, 29; т. ХVII, стр. 119-121; т. XVIII, стр. 84; т. XX, стр. 13-30. - "Военный Энциклопедический Лексикон", т. 14. - "Сборник Имп. Ист. Общ.", т. 59, стр. 16, 43-44, 50, 66; т. 35, стр. 488, 489, 547-548. - "Собрание государственных грамот и договоров", т. I, стр. 414-415, 428-430; т. V, стр. 52, 53, 55-61.

Е. Лихач.

Русский биографический словарь в 25-ти т. - Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцева. - Санкт-Петербург: Тип. И. Н. Скороходова, 1896-1918.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia