Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Шереметев





Шереметев, граф Петр Борисович

- сенатор. Сын генерал-фельдмаршала, графа Бориса Петровича Шереметева и второй его супруги Анны Петровны Нарышкиной (урожденной Салтыковой), граф Петр Борисович Шереметев родился 26 февраля 1713 года, в Прилуках. Крестным отцом его был гетман Скоропадский. Великий Петр почтил своего любимого соратника зачислением его новорожденного сына л.-гв. в Преображенский полк прапорщиком.

Граф П. Б. Шереметев был товарищем детства Императора Петра II, с которым вместе рос и учился.

30 ноября 1726 года Императрица Екатерина I произвела тринадцатилетнего П. Шереметева в подпоручики гвардии, а Петр II пожаловал его, на другой день своей коронации, 25 февраля 1728 года - в поручики и 17 декабря 1729 года - в капитан-поручики того же лейб-гвардии Преображенского полка. Граф Петр Борисович не ладил с временщиком, князем Иваном Алексеевичем Долгоруким, а потому держал себя далеко от двора и, сколько мог, противился браку своей сестры, графини Наталии Борисовны, с царским любимцем, но брак этот состоялся.

Находясь в полку на действительной службе, граф Шереметев был произведен Императрицей Анной Иоанновной, 30 января 1738 года, в капитаны.

Еще в 1732 году прибыла в Россию родная племянница Государыни, принцесса Мекленбургская Елизавета-Екатерина-Христина, окрещенная в православие с именем Анны Леопольдовны. Когда решено было ее бракосочетание с принцем Брауншвейг-Люнебургским Антоном-Ульрихом, то Императрица Анна Иоанновна устроила ей особый придворный штат и 30 марта 1739 года назначила, между прочим, в камергеры комнаты принцессы л.-гв. капитана графа П. Шереметева.

В регенство принцессы Анны Леопольдовны он был пожалован, 1 января 1741 года, в действительные камергеры Императорского двора, с жалованьем по 1500 руб. в год.

Вступившая, 25 ноября 1741 года, на российский престол Императрица Елизавета Петровна, указом от 25 января 1742 года, повелела графу П. Шереметеву быть по-прежнему действительным камергером Императорского двора.

По прибытии, 5 февраля 1742 года, в С.-Петербург вызванного Государыней родного племянника ее, принца Шлезвиг-Голштинского Карла-Петра-Ульриха, избранного ей в наследники русского престола, герцог, жалуя некоторых придворных голштинским орденом Св. Анны, 25 апреля 1742 года, в день Священного коронования Императрицы Елизаветы, дал таковой и действительному камергеру графу П. Б. Шереметеву.

15 июля 1744 года, в день торжественного празднования мира с короной шведской, графу Шереметеву был пожалован орден Св. Благоверного Великого князя Александра Невского. 5 сентября 1754 года действительный камергер граф П. Шереметев был произведен в генерал-лейтенанты, с оставлением в придворном звании. В 1758 году ему Высочайше дозволено было принять для ношения, данный ему королем польским орден Белого Орла, а 30 августа 1760 года он был пожалован в полные генералы и генерал-адъютанты Ее Императорского Величества.

По кончине, 25 декабря 1761 года, Императрицы Елизаветы Петровны, вступивший на престол Император Петр III пожаловал 25 декабря, генерал-аншефу графу П. Б. Шереметеву орден Св. Андрея Первозванного, а на другой день, 28-го того же декабря - назначил его обер-камергером Императорского двора. В день воцарения Императрицы Екатерины II 28 июня 1762 года, обнародован был следующий указ Правительствующему Сенату: - "Господа Сенаторы! Я теперь выхожу с войском, чтобы утвердить и обнадежить Престол. Оставляю вам, яко верховному моему правительству, с полной доверенностью под стражу отечество, народ и сына Моего Графу Скавронскому и графу Шереметеву, генерал-аншефу Корфу и подполковнику Ушакову, присутствовать с вами, и им, так как и действительному тайному советнику Неплюеву, жить во дворце при Моем Сыне".

Пред отправлением своим в Москву, для Священного коронования, Императрица Екатерина Алексеевна собственноручно наметила, 19 июля 1762 года. список сенаторов, которые должны были оставаться в С.-Петербурге и присутствовать в Сенатской конторе, а также и назначенных сопровождать Государыню в древнюю столицу. Граф Петр Борисович был помещен в числе последних и участвовал в Москве на всех коронационных торжествах. 4 апреля 1763 года граф П. Б. Шереметев был уволен, согласно желанию, в годовой отпуск.

По разделении Правительствующего Сената на департаменты, граф Шереметев 23 января 1764 года был назначен к присутствованию в 4-м департаменте Сената.

Вследствие предположенного открытия в 1767 году, в Москве, комиссии составления нового уложения, из депутатов от всех учреждений, сословий и народонаселений России, 19 января 1767 г. граф П. Б. Шереметев был избран в поверенные для выбора головы и депутата от города С.-Петербурга.

Участвуя в заседаниях означенной комиссии, граф Петр Борисович выразил свою полную готовность освободить своих крестьян из крепостной зависимости.

С 1743 года граф Петр Борисович был женат на дочери великого канцлера князя Алексея Михайловича Черкасского, княжне Варваре Алексеевне, угасающее здоровье которой заставило супругов обратиться 2 октября 1767 года к Монархине со всеподданнейшим ходатайством об утверждении предположенного ими раздела некоторых имений между сыном их, графом Николаем, и дочерьми Анной и Варварой. План такого раздела удостоился 22 октября 1767 года собственноручной конфирмации Императрицы Екатерины.

Одновременно с этим скончалась графиня Варвара Алексеевна, утрата которой, после 24-летнего мирного и согласного супружества, тяжело подействовала на графа Петра Борисовича, еще более сраженного судьбой в следующем году смертью любимой его дочери, графини Анны (ум. 27 мая 1768 г.), бывшей невестой приятеля его отца, графа Никиты Ивановича Панина. Это семейное горе заставило графа Петра Борисовича просить у Государыни полного удаления от всяких дел и обязанностей.

По таковому ходатайству, Императрица Екатерина подписала 29 июля 1768 года следующий указ Прав. Сенату: "Генерал-аншеф, двора Нашего обер-камергер и сенатор граф Шереметев всеподданнейше просил Нас об увольнении его от всех военных и гражданских дел. Мы чрез все время службы его долговременной предкам Нашим и Нам самим, бывши всегда довольны его верностию и усердием, всемилостивейше снисходим на его прошение и увольняем его вечно от службы Нашей военной и гражданской".

В 1776 году граф Шереметев был избран в начальники уланского московского корпуса дворовых и городских людей, а в 1780 году он избран в Московские губернские предводители дворянства.

Унаследовав после отца своего громадное состояние (более 60 т. душ крестьян), которое почти удвоилось с женитьбой на не менее богатой княжне Черкасской, граф Петр Борисович владел в разных губерниях 140 тысячами душ крестьян.

Этот широкий достаток ставил его в возможность жить пышно и открыто, собирая к себе и в С.-Петербурге, и в Москве все высшее русское общество и устраивать великолепные празднества для удостаивавшей его нередко своими посещениями Государыни, а также и для иных именитых лиц Европы, которые являлись по временам в России, для свидания, или сближения с двором Великой Екатерины.

Проживая преимущественно в Москве, и в роскошных дворцах дач своих в окрестностях столицы, где преимущественно устраивались многолюдные собрания, граф Петр Борисович удивлял не только соотечественников, но и всех иностранцев своей изящной жизнью и самыми разнообразными, роскошно обставленными увеселениями. В Кускове, где - по свидетельству H. M. Карамзина - отдыхал некогда на лаврах герой-сподвижник Великого Петра - граф Борис Петрович Шереметев, там гостеприимный сын его угощал впоследствии римского императора Иосифа, путешествовавшего под именем графа Фалкенштейна и неизменно благоволившую к нему Императрицу Екатерину. Вот как описывает французский посол граф Сегюр один из праздников, устроенный для Государыни в 1787 году графом П. Б. Шереметевым.

- "Хотя я и небольшой охотник до увеселений, но не могу умолчать о празднестве, происходившем в подмосковной графа Шереметева, угощавшего там Императрицу Екатерину. Вся дорога от города до Кускова была освещена самым великолепным образом. Обширный сад графа и зверинец, убранные с большим вкусом множеством картин-транспарантов, волшебно красовались при освещении их разноцветными огнями. В прелестно выстроенном театре была представлена большая опера; не зная языка русского, я мог только судить о музыке и балете; первая изумила меня своей приятной гармонией; балет же - поражал изящным богатством одежд, красотой, искусством танцовщиц и легкостью мужчин. Более всего мне казалось непостижимым, что стихотворец и музыкант, составившие оперу, архитектор, воздвигнувший театр, живописец его разукрасивший, певцы, актеры и актрисы, танцоры и балерины в балете, музыканты, составлявшие оркестр - все, без исключения, были крепостными людьми графа Шереметева, который тщательно сам заботился о воспитании и обучении каждого, сообразно дарованиям и наклонностям природным. Та же пышная роскошь явилась и за происходившим ужином; я никогда не видел у частных лиц такого громадного количества всяких золотых и серебряных сосудов, фарфора, алебастра и порфира, которым изобиловали столовые залы графа. Но всего удивительнее было то, что все это несметное число хрустальной посуды, покрывавшей стол, за которым сидело около ста человек, было разукрашено вделанными в каждую вещь дорогими, неподдельными драгоценными каменьями разнообразнейших цветов и пород".

Оставаясь вне всякой служебной деятельности, граф П. Б. Шереметев скончался 30 ноября 1787 года и погребен в Невской Лавре.

Узнав о смерти графа П. Б. Шереметева, Императрица выразилась: "Очень, очень его жаль; он много был ко мне привязан".

По свидетельству современников, граф П. Б. Шереметев отличался всегда благотворительностью. Всякий день являлось к столу его неопределенное число знакомых, приятелей, но большей частью бедных служащих и отставных чиновников, которые сверх того получали от него пенсию. В Рождество, Новый год, Светлое Христово Воскресенье и прочие праздники рассылались по знакомым подарки, а к бедным - вспомоществования деньгами и провизией. Летом граф живал в Кускове. Всякое воскресенье выезжала туда половина Москвы, и, не говоря о гостях у графа, приезжие угощались в японском домике и других беседках чаем, булками и прочим, а простому народу приносилось от гостеприимного хозяина вино и пиво.

Источники: 1. Высочайшие указы Сенатского Архива, кн. 102, л. 45; кн. 106, л. 43-46; кн. 109, л. 70; 2. Российский Гербовник, т. II, № 10; 3. Росс. Родословная Книга князя Долгорукова, т. III, стр. 494-502; 4. Бантыш-Каменский - Словарь достопамятных людей России, изд. Ширяева, 1836 г., т. V, стр. 318; 5. Его же - Списки кавалеров, стр. 108, 197, 290; 6. Вейдемейер - Замечательные люди в России XVIII столетия, ч. II, стр. 44; 7. Записки В. А. Нащокина, изд. 1842 г., стр. V; 8. Дневник А. В. Храповицкого, изд. Н. П. Барсуковым в 1874 г., стр. 605; 9. Род Шереметевых, составл. А. П. Барсуковым, изд. 1881 г., т. I, стр. 1-14; 10. Сборник Императорского Русского Исторического Общества, т. IV, стр. 13; т. VII, стр. 101, 150-151, 340; 11. Дела Московского Архива М?ва юстиции; 12. Русская Старина, 1870 г., т. II, стр. 489.

П. И. Баранов.

Русский биографический словарь в 25-ти т. - Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцева. - Санкт-Петербург: Тип. И. Н. Скороходова, 1896-1918.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia