Статистика - Статей: 872662, Изданий: 946

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Серебряные





Серебряные, князья

- происходят от князей Оболенских, многоветвистого княжеского рода из князей Чернигово-Северских, потомков св. князя Михаила Черниговского, замученного в Орде в 1246 г. Первый из кн. Оболенских, находившийся на службе московских государей, был кн. Константин Иванович, убитый в г. Холхне, при нашествии на Московское государство великого князя литовского Ольгерда в 1368 г. Сыновья кн. Константина Ивановича, князья Семен и Иван Константиновичи, служили московскому вел. князю Дмитрию Донскому. Из шести сыновей кн. Ивана Константиновича Оболенского трое были боярами Василия Дмитриевича и Василия Васильевича Темного, а именно: 2-й - Василий Ив. Косой, 4-й - Семен Ив. и 6-й - Глеб Ив. Потомство боярина кн. Семена Ив. Оболенского в первой половине XVI в., в лице его двух внуков, разделилось на две ветви: 1) кн. Иван Дмитриевич прозвался Золотым-Оболенским и 2) кн. Семен Дмитриевич - Серебряным-Оболенским.

Долгоруков, "Российская родословная книга", І, с. 50-53.

Серебряный-Оболенский, кн. Семен Дмитриевич, † 1535 г. В 1508 г., во время литовской войны, после взятия литовцами Белой, он был послан вел. кн. Василием Ивановичем к воеводам с приказанием идти к Дорогобужу, но воеводы ответили, что у них мало людей и что они просят прибавить войска. - 1513 г. воевода передового полка на Угре. - 1514 г. участвовал в походе под Смоленск. 1522 г. - окольничий; в числе других воевод пошел с вел. кн. Василием Ивановичем в Коломну, где был главный стан московских войск, по случаю сбора в поход против крымского хана. В 1524 г. - боярин, воевода правой руки при походе на Казань. В 1526 г. на второй свадьбе вел. кн. Василия Ивановича с Еленой Глинской был у постели новобрачных. У кн. Семена Дмитриевича было два сына: кн. Василий Семенович и кн. Петр Семенович.

Никоновская летопись, VI, с. 230. - Др. Росс. Вивлиофика, XIII, с. 16; XX, с. 28. - Карамзин, VII, по указателю. - Род. книга Русской Старины, 2-е изд., II, с. 39.

Серебряный-Оболенский, кн. Василий Семенович, † 1570 г. В 1537 г. сын боярский; был послан от имени малолетнего вел. князя Ивана Васильевича и матери его, правительницы великой княгини Елены, к кн. Андрею Ив. Старицкому, с приказанием ехать в Москву; кн. Старицкий упоминает в своих "наказных речах" о посольстве к нему кн. С. и заявляет что, по болезни, не может выполнить этого повеления. В июле 1541 г. крымский хан Саип-Гирей, двинувшись на Московское государство со всею ордою, пришел к Оке и стал на высоком ее берегу, а на противоположном берегу была расположена московская передовая дружина. Думая, что нет более войска, татары спустили плоты на реку и хотели переправиться, но в это время пришло первое подкрепление, под предводительством кн. Микулинского и кн. С., а вслед за ними прибыло еще множество отрядов. В ту же ночь хан со всем своим войском бежал; в погоню за ним были отправлены князья: Микулинский и С., которые, взяв в плен отставших татар, узнали, что Саип-Гирей идет к Пронску. Тамошний воевода, несмотря на малое количество людей, усиленно отбивался от осаждавших крымцев. В это время приехали в Пронск семь человек детей боярских от воевод кн. Микулинского и кн. С. с вестью "чтоб сидели в городе крепко, а мы идем к городу наспех со многими людьми и хотим с царем (т. е. ханом) дело делать, сколько нам Бог поможет". Жители Пронска очень обрадовались, а хан, узнав о приближении московских воевод, сжег туры и пошел прочь от города. Воеводы не застали его у Пронска и преследовали до самого Дона; дойдя до берегов этой реки и увидав, что татары уже переправились, они вернулись в Москву, где была "большая радость": Иоанн пожаловал воевод шубами и кубками. Весной 1545 г., неизвестно по какому поводу, Иоанн объявил поход на Казань. Трое воевод отправились к Казани "легким делом в струзех", в том числе с Вятки кн. С. с товарищами; плывя по Каме и по Вятке, он побил много казанцев, а "в неделю" на сошествие Св. Духа сошелся с остальными воеводами при впадении р. Казанки в Волгу "в един час, яко из единого двора". Общими силами воеводы побили много казанцев и пожгли ханские кабаки, а посланные ими на Свиягу дети боярские тоже побили там много казанцев. После этого воеводы возвратились в Москву и были щедро награждены Иоанном: кто из воевод и детей боярских о чем бил челом, все получили по челобитью - так обрадовался молодой великий князь удачному походу. В 1549 г., после смерти казанского царя Сафа-Гирея, царь Иоанн IV, желая воспользоваться безначалием в Казани, решил идти туда с войском и перед походом велел собираться полкам по разным городам; кн. С., получивший титул дворецкого Углицкого, назначен воеводой правой руки и должен был в Костроме дожидаться выступления в поход. В 1550 г. на первой свадьбе кн. Владимира Андреевича Старицкого с Евдокией Александровной Нагой, кн. С. сидел в кривом столе. В 1552 г., в походе под Казань, он - воевода сторожевого полка; велено ему и его товарищу С. В. Шереметеву собираться в Муроме "с людьми с Московскими городы". По прибытии в Казань 23-го августа сторожевой полк расположился вдоль левого берега р. Булака, от его устья и несколько не доходя до озера Кабана. С установкой туров вдоль берега р. Казанки и от нее до Арского поля казанцы были лишены возможности пользоваться оттуда водою. Ввиду этого у Иоанна возник вопрос, откуда же осажденные берут воду для питья? Узнав от мурзы Камая и от других пленников, что около Муралеевых ворот и берега Казанки имеется ключ, сообщающийся с крепостью подземным ходом - тайником, Иоанн приказал воеводам сторожевого полка, кн. С. и Шереметеву, разрушить этот тайник и тем лишить гарнизон единственного источника водоснабжения. После многих тщетных попыток исполнить это повеление, воеводы донесли царю, что, вследствие значительной толщины и твердости грунта над подземельем, нельзя разрушить тайник, а можно лишь подкопаться под него от каменной "Даировой бани", занятой русскими казаками. Под наблюдением кн. С. и Адашева ученики "розмысла" день и ночь работали над этим подкопом. Когда они подкопались под мост, куда ходят за водою, сам кн. С. с товарищами вошел в подземелье и, услышав над собою голоса людей, идущих за водой, дал знать царю. Иоанн велел вкатить в подземелье несколько бочек с порохом, и 4 сентября тайник взлетел на воздух вместе с людьми, шедшими за водой, и с частью крепостной стены. Воспользовавшись смятением защитников Казани, войска сторожевого полка стремительно кинулись в пролом и проникли внутрь города, но не могли удержаться в нем, вследствие своей малочисленности, и были принуждены отступить, захватив однако несколько пленных. Месяц спустя после этого, в день взятия Казани штурмом 2-го октября, кн. С. был одним из главных воевод и стоял со своим сторожевым полком у Муралеевых ворот. После взятия Казани первым в нее наместником царя московского был назначен кн. Ал. Бор. Горбатый-Шуйский, а товарищем к нему кн. С.; им был дан Иоанном IV письменный наказ относительно управления краем и с ними оставлено полторы тысячи детей боярских и три тысячи стрельцов со многими казаками. В 1556 г. кн. С. был первым воеводой в Свияжске; к нему пришли послы "из Нагаи" с жалобой на хана Дербыша и с просьбой "учинить своих людей в Астрахани также как в Казани". В начале 1558 г. он - воевода правой руки при походе к Юрьеву. Когда ливонцы вышли из Юрьева и вступили в сражение, кн. С. и товарищ его, И. В. Шереметев, послали против них детей боярских и черкас; они побили много ливонцев, преследовали остальных до города и привели к воеводам несколько десятков пленных. В июне того же года кн. С. с полком правой руки был послан царем на помощь кн. П. И. Шуйскому; все пять полков с лучшими воеводами должны были идти к "Ноугородку немецкому" (Нейшлоссу) и к Костру и к Юрьеву "и промышляти сколько милосердый Бог поможет". Подойдя к Юрьеву, воеводы немного постояли, только изготовили приступ и постреляли в город из кривых пушек, и Юрьев был сдан. В декабре кн. С., в числе других воевод, был послан царем в Ливонию на смену князей Курлятева и Репнина, действиями которых он остался недоволен. При вступлении в Ливонию, на пути к Мариенбургу, кн. С. встретился с войском, предводимым бароном Фелькерзамом, и вступил с ним в сражение; в этом бою погиб сам Фелькерзам и было убито 400 воинов, а остальные рассеялись, и кн. С. открыл московскому войску безопасный путь до самого моря. В 1559 г., после нарушения магистром Кетлером перемирия и после поражения московского воеводы Зах. Ив. Очина-Плещеева, Иоанн IV отправил несколько воевод, в том числе кн. С., с лучшими детьми боярскими, московскими и новгородскими, и велел им постараться спасти завоеванную часть Ливонии. Воеводы разгромили всю землю от Псковского озера до Рижского залива, а затем взяли приступом г. Алыст (Мариенбург). Царь остался очень доволен действиями воевод и, по возвращении их из Пскова, наградил золотыми медалями. В 1562 г. кн. С. был воеводой в Холме, а в 1563 г. одним из трех воевод в новозавоеванном Полоцке. В 1564 г. царь велел идти против литовцев кн. П. И. Шуйскому из Полоцка, а князьям С. - Василию Семеновичу и его брату Петру Семеновичу из Вязьмы и соединиться под Оршею. Вследствие неосмотрительности кн. Шуйского войско его потерпело поражение, а сам он был убит; князья С., узнав об этом, возвратились к Смоленску и на своем пути туда взяли в плен множество людей и выжгли селения от Дубровны до Кричева. Осенью того же года князья С. оказали содействие полоцкому воеводе кн. Щенятеву, при нападении на Полоцк польского воеводы кн. Радзивила, а затем взяли приступом Озерище. В 1564-67 гг. кн. Вас. Сем. С. был воеводой разных полков в войнах с Ливонией и Польшей, а в мирное время стоял с полком в Пскове и на Коломне. В 1565 г. царь Иоанн Васильевич взял с некоторых бояр и дворян пoручную запись по боярине кн. Вас. Сем. С. и сыне его, кн. Борисе Вас., о невыезде их из Московского государства и о том, что они будут усердно и верно служить государю и его семейству. В 1566 г. кн. С. собственноручно подписался под грамотой, данной послам польского короля Стефана Батория об отказе в перемирии и о намерении Иоанна IV продолжать войну. О последних годах жизни кн. С. нет сведений; известно лишь, что он не был казнен, а умер своею смертью.

Др. Рос. Вивлиофика, XIII, с. 53, 253, 270, 275, 280, 293, 298, 301, 325, 328, 343, 344, 351, 357, 366, 368, 370, 372, 376, 380, 381, 383; XX, с. 37, 50. - Царственная книга, с. 116, 117, 154, 217, 269, 284, 285, 299, 316. - П. С. P. Л., ІV, с. 310, 311; VI, с. 305. - Никоновская летопись, VII, с. 163-164, 173, 293, 298, 312. - Собр. гoc. грамот и договоров, І, с. 518-525, 547, 556; II, с. 37. - Акты исторические, І, с. 321-325. - Дворцовые разряды, II, с. 30. - Временник Моск. Общ. истории и древностей Российских, ч. 5-я, с. 92, 93, 128, 136. - Род. книга Русской Старины, 2-е изд., II, с. 39. - Карамзин, VIII и ІХ, по указателю. - Соловьев, История России, VI и VII, по указателю. - Трофимов, "Поход под Казань, ее осада и взятие в 1552 г.", Казань, 1890 г., с. 64, 78-79.

Серебряный-Оболенский, кн. Петр Семенович, † 1570 г. В 1551 г. пожалован в бояре. Весной этого года царь Иоанн IV задумал поставить город на устье р. Свияги и с этой целью отпустил туда "водяным путем" бывших в Москве казанских изгнанников, царя Шигалея и знатных князей с сильным войском под предводительством московских воевод. Туда же должны были отправиться воеводы из Мещеры, Вятки и Нижнего Новгорода. Кн. С. пошел из Нижнего 16 мая, в субботу перед Троицыным днем, а в самый Троицын день пришел на устье Свияги, на Круглую гору, "и вечерню Троицкую с молитвами пели" на той горе, где теперь стоит Свияжск. 18 мая, в Духов день, кн. С. пришел в первом часу дня на Казанский посад не со всеми людьми, так как многие заблудились, вследствие сильной мглы на Волге; на посад он пришел "безвестно" и побил и взял в плен много казанцев, в том числе более ста князей и мурз, а русских пленников освободил. Затем он возвратился к устью Свияги и расположился с войском на Круглой горе, в ожидании прихода царя Шигалея и воевод, которые прибыли на Свиягу неделю спустя, 24 мая, и так усердно принялись за постройку города, что через месяц он был готов. Горные черемисы стали приезжать к царю Шигалею и к воеводам и бить челом, чтобы "государь пожаловал их, гнев свой отдал, а велел бы им быть у Свияжского города, и воевать их не велел". Воеводы послали к царю Иоанну с известием об этом и о победе кн. С. Вслед за тем казанцы заключили с московскими воеводами перемирие и отправили послов к Иоанну, умоляя его снова дать им в цари Шигалея, и, в числе других условий мира, обязываясь прислать вдовствующую царицу Сююнбеку с ее малолетним сыном, Утемыш-Гиреем. Иоанн согласился. Когда настало время отъезда Сююнбеки, не только она, но и вся Казань находилась в великой печали. Ее провожали толпы народа до р. Казанки, где стояли богато украшенные лодки. 11 августа кн. С. встретил Сююнбеку на берегу Волги, приветствовал ее от имени царя и повез на судах с Утемыш-Гиреем и с семействами знатных крымцев в Москву. Шигалей процарствовал в Казани лишь полгода, до весны 1552 г., и был сведен с престола Иоанном, по челобитью казанцев, а им дан наместником главный свияжский воевода кн. Сем. Ив. Микулинский. Он отправился в Казань вместе со своими товарищами, Ив. Вас. Шереметевым и кн. С; с ними же в походе были выведенные из Казани Шигалеем знатные князья. Некоторые из этих князей въехали в Казань раньше воевод, затворили город и сказали жителям, что доподлинно знают о намерении воевод истребить всех казанцев, о чем будто бы слышали от городецких татар и даже от самого Шигалея. Вследствие этого в Казани произошло смятение. Воеводы простояли у ворот целый день, ночевали на посаде, а на следующий день, после неудачных переговоров, пошли обратно в Свияжск, "а посаду не жгли, и не воевали для крестного целования, и чаяли зделки; и положили себе в надежду тот же животворящий крест, который целовали, что лиху не быти Государю нашему, той и пособствует на них". Воеводы захватили с собой пойманных бунтовщиков и посадили в тюрьму. Изменив Иоанну, казанцы послали просить себе царя у ногайского хана и стали воевать с горными черемисами и "отводить" их от Иоанна. Черемисы отбили нападение казанцев и привели пленных к свияжским воеводам, которые черемис "пожаловали", а татар казнили. Однако же вскоре после того и сами черемисы изменили московскому царю, вследствие чего свияжские воеводы пошли против них, усмирили и заставили изъявить покорность. Кн. С. начальствовал в этом походе сторожевым полком. 11 августа 1552 г. свияжские воеводы, согласно приказанию Иоанна, встретили его на пути от Нижнего к Свияжску; они шли на три полка, во втором из коих были князья Микулинский и С. с детьми боярскими, составлявшими свияжский гарнизон. Царь милостиво приветствовал прибывших, благодарил их за службу и угостил обедом на Бейском лугу. Так как продолжительный поход от Коломны утомил войско, то было решено остановиться в Свияжске на несколько дней. 23 августа полки двинулись оттуда для осады Казани и заняли назначенные места. Через неделю князья А. Б. Горбатый и С. были отправлены царем против татарского князя Япанчи, скрывавшегося в лесу, в окрестностях Казани, и делавшего частые нападения на московские войска. Князья Горбатый и С. нанесли Япанче решительное поражение, преследовали его на расстоянии 15 верст, очистили лес, в котором скрывались беглецы, и привели к Иоанну 340 пленных. Этим, по-видимому, закончилось участие кн. С. в Казанском походе, и затем имя его не встречается ни в летописях, ни в разрядах до похода Иоанна IV в 1556 г., по крымским вестям, в Коломну, когда кн. С. упоминается в числе бояр, отправившихся с царем из Москвы; в этом походе он был воеводой левой руки. Осенью 1557 г., приготавливаясь к Ливонской войне, царь Иоанн послал на границу Московского государства сорокатысячное войско, под предводительством Шигалея и многих воевод, в том числе и кн. С. Вероятно он недолго там оставался, потому что в конце 1558 г. он был снова отправлен в Ливонию вместе с другими воеводами, на смену князей Курлятева и Репнина, действиями которых Иоанн был недоволен. В 1559 и 1560 гг. кн. С. участвовал в походе царя с Москвы против крымского хана Девлет-Кильдея, был воеводой в Туле и на Псле, "по крымским вестям", и первым воеводой левой руки при походе в Ливонию к Алысту. В 1562 г. он - первый воевода правой руки при походе из Юрьева к Тарвасту, полковой воевода в Дорогобуже, участвовал в походах под Вильян, Пернов и Мстиславль. В 1563 г. он - один из городовых воевод в новозавоеванном Полоцке. В 1564 г. он - воевода передового полка в Литовском походе: ему и брату его, кн. Вас. Сем. С., велено из Смоленска сойтись под Оршою с кв. П. И. Шуйским, а затем направиться вместе с ним к Минску. Раньше соединения с князьями С., кн. Шуйский потерпел поражение и был убит, вследствие чего они возвратились в Смоленск. Это произошло в январе 1564 г., а осенью того же года кн. Радзивилл, главный воевода польского короля Сигизмунда-Августа, расположился в двух верстах от Полоцка, в надежде взять город, подействовав на тамошнего воеводу, кн. Щенятева, угрозами. Вместо ответа кн. Щенятев открыл стрельбу, а на помощь ему в это время спешили князья С. из Великих Лук, зашли в тыл неприятелю, изгнали его и взяли приступом Озерище, куда вслед за тем был назначен воеводой кн. Петр Сем. С. "для береженья". В 1567 г. велено ему идти из Полоцка в Полоцкий повет на Сушу, где кн. Юрий Токмаков ставил город, и "быть тут, и город беречи, чтоб кн. Юрью город ставить бесстрашно"; после построения города кн. С. должен был оставить там воевод, а сам возвратиться в Полоцк. В "Псковской летописи" сказано, что за построением города, названного Копием, наблюдали князья Палецкий и С., что пришли литовцы, кн. Палецкого убили, а кн. С. едва ускакал в Полоцк. В "Делах Польских" прибавлено, что королевские паны сказали в Гродне московским послам, что у кн. С. были взяты литовцами из "саадака" наказы и грамоты. В 1569 г. кн. С. и Зам. Ив. Сабуров были назначены на службу "на Волгу на Переволок"; Сабурову дана при этом невместная грамота, так как "ему нельзя быть меньше кн. Серебряного". В том же году кн. С. был отправлен с легкою дружиною в Астрахань, вследствие дошедшего до царя Иоанна известия о намерении турецкого султана начать войну с Московским государством. Астраханцы, наряду с остальными мусульманскими улусами считавшие турецкого султана своим религиозным главою, вошли с ним в сношение, надеясь при его помощи отложиться от власти московского государя. Когда кн. С. вступил в Астрахань с войском и распространился слух, что за ним идет другое войско, еще более сильное, турки и крымцы обратились в бегство. В конце мая 1570 г. кн. С. участвовал в походе Иоанна на Коломну, вследствие известия о приходе "на рязанские места и на коширские крымских людей". Два месяца спустя после того, в Ильин день, кн. С. был убит по приказанию царя Иоанна. Думают, что гибель его находится в связи с известным "великим изменным делом", по которому много новгородцев и московских бояр было обвинено царем Иоанном IV в намерении передать Новгород польскому королю. Вот как рассказывает Гваньини о смерти кн. С.: Иоанн был в Александровской слободе и сидел за обедом; когда подали второе кушанье, он вскочил из-за трапезы и крикнул опричникам и слугам своим: "идите за мною!" Прибыв в Москву, он велел опричникам стать в строй и вместе со стрельцами, которых было полторы тысячи, устремиться на дом кн. С. и привести к себе князя. Едва Иоанн успел это приказать, как они вытащили кн. С. из дома и тут же, без всякой вины с его стороны и без суда, он был, по приказанию царя, обезглавлен одним из сотников. После этого царь взял лично для себя самые лучшие и ценные вещи кн. С., а остатки отдал на разграбление сопровождавшей его толпе. "Потом, - как сказано в одном старинном русском переводе Гваньини, - дабы ничто от движимых осталося и память его погибла, повеле и дом его дымом в воздух разлияти. И сие совершив, на иную страну града того обратися". Так окончил свою жизнь знаменитый военачальник, участник походов против татар, ливонцев и литовцев в течение двадцати лет. - Имя его внесено в "Синодик" Грозного царя.

Др. Рос. Вивлиофика, т. ХІІІ, 253, 270, 281, 293, 304, 305, 309, 310, 320, 325, 329, 334, 343, 351, 357, 358, 375, 389, 398, 401; XX, с. 51. - Царственная книга, с. 170, 181, 198-201, 250, 258, 281. - П. С. Р. Л., IV, с. 313, 314, 317. - Никоновская Летопись, VII, с. 76-77, 142, 146, 161, 294. - Собр. Гос. грамот и договоров, II, 52. - Род. книга Русской Старины, 2-е изд., т. II, с. 39. - Гваньини, по переводу, помещенному в "Сказаниях кн. Курбского", изд. 3-е Н. Устрялова, СПб., 1868 г., с. 316-317, прим. 126. - Карамзин, VIII и IX, по указателю. - Соловьев, История России, VI, по указателю. - Трофимов, "Поход под Казань, ее осада и взятие в 1552 г.", Казань, 1890 г., с. 47-48.

Серебряный-Оболенский, кн. Борис Васильевич, сын кн. Василия Семеновича. В 1558 г., на второй свадьбе кн. Владимира Андреевича Старицкого с княжной Евдокией Романовной Одоевской, кн. С. был посажен на княжое место, до прибытия жениха. В 1563 г. он - рында у "другого саадака" в походе царя Иоанна из Москвы "для своего дела и земского". 1565 г. он - воевода на Дедилове. В этом году царь Иоанн взял с некоторых бояр и дворян поручную запись по отце кн. Бориса Васильевича - боярине кн. Вас. Сем. С., и по самом кн. Борисе Васильевиче, что они не выедут из Московского Государства и будут служить верно и усердно государю и его семейству. В 1570 г. он - воевода сторожевого полка, в 1570-1572 гг. наместник в Брянске, в 1574 г. воевода сторожевого полка в походе под Казань против луговых и горных черемис, изменивших московскому царю, по возвращении из похода полковой воевода в Туле; по росписи должен быть воеводой большого полка, когда сойдутся все украинные воеводы вместе. Этой же осенью кн. С. с товарищами воевал с крымскими и ногайскими людьми в Печерниковых дубравах, а "Новосильские, Мценские и Орельские воеводы" в деле не участвовали, потому что в сход не поспели.

Др. Рос. Вивлиофика, XIII, стр. 83, 332, 384, 405, 414, 432, 435, 446, 448, 449, 450, 454. - Род. книга Русской Старины, 2-е изд., II, стр. 40.

В. Корсакова.

Русский биографический словарь в 25-ти т. - Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцева. - Санкт-Петербург: Тип. И. Н. Скороходова, 1896-1918.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia