Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Огильвий





Огильвий, барон Георг Венедикт

1-й генерал-фельдмаршал-лейтенант.

Барон Георг Венедикт Огильвий родился в 1644 году. Фамилия его одна из древнейших в Шотландии. Первоначально служил он в Австрии; был в походах на Рейне и в Венгрии против турок и за оказанную храбрость в разных битвах возведен в достоинство фельдмаршал-лейтенанта.

В 1702 году отправлен в Австрию генерал-майор и тайный советник Паткуль для склонения императора Леопольда к союзу с Российским и Польским дворами против Шведского. Уполномоченный царем пригласить в наше Отечество иноземцев, искусных в военном ремесле, Паткуль постановил в Вене с Огильвием (4 ноября) договор, которым он обязался вступить в российскую службу тем же чином, с жалованьем по семь тысяч рублей в год и с предоставлением ему особого корпуса, когда будет находиться под командой первого фельдмаршала. [Иоганн Рейнгольд Паткуль родился в Лифляндии; служил капитаном в шведском войске; осужден на смертную казнь Карлом ХI за сочиненную просьбу для дворянства лифляндского; бежал из отечества; скитался в Германии и Швейцарии; прибегнул к покровительству Августа II (1698 г.); произведен им в тайные советники и в генерал-майоры; поссорясь с саксонскими министрами, удалился в Россию (1702 г.); принят в нашу службу генерал-майором и действительным тайным советником (1703 г.); отправлен в Вену, а потом в Польшу чрезвычайным посланником (19 июля того же года); пожалован в генерал-поручики и главнокомандующим над вспомогательным российским войском в Польше (1704 г.); арестован в Дрездене дек. 8-го (1705 г.) полковником Броуном, по повелению Августа II, и на третий день, в противность всенародных прав, отвезен в крепость Зонненштейн; выдан Карлу XII (1706 г.); казнен 30 сентября 1707 года в воеводстве Калишском, в городе Казимиров: сначала дано ему шестнадцать ударов; потом, в четыре раза, отрублена голова, а тело его, разрубленное на четыре части, воткнуто на колеса! Пятно в жизни Августа II!]

Огильвий медлил приездом, несмотря на выгодные для него условия. Между тем Петр Великий, имевший надобность в опытных полководцах, писал к Императору в конце 1703 года о скорейшей высылке его в Москву; приказал потом генерал-поручику фон Розену и подполковнику Шембеку, посланным в Вену (1704 г.) для найма офицеров, побудить Огильвия к точному исполнению договора.

Наконец давно ожидаемый царем шестидесятилетний военачальник явился, 27 июня, в ратный стан под Нарвою, с рекомендательным письмом от Леопольда. Государь объявил тогда войску, что вручает Огильвию главное начальство и через три дня выехал в другую армию, предводимую Шереметевым, который осаждал Дерпт. Меншиков остался при своих полках, но 16-го июля поспешил в Петербург для отражения шведского генерала Майделя.

Во время отсутствия Петра Великого Огильвий не мог предпринять ничего решительного. Государь, завоевав Дерпт, возвратился под Нарву 17 июля и вскоре (30 числа) открыл сильную канонаду, продолжавшуюся по 9 августа. Нарвский комендант Горн, упорно защищавшийся, принужден был просить перемирия; но получил отказ от главнокомандующего. 9-го числа, в третьем часу пополудни, Огильвий велел своим войскам идти на приступ и через два часа овладел Нарвою. Ожесточение солдат наших простиралось до неимоверной степени. Царь заколол собственноручно нескольких, не внимавших его гласу: тогда только прекратился грабеж, сопровождаемый убийствами. Комендант Горн получил пощечину от Петра Великого за то, что давно не выставил белого флага и был виновником столь много и бесполезно пролитой крови. После кратковременного ареста ему возвращена свобода по ходатайству Огильвия. [Барон Горн возвратился в 1715 году в Швецию, где, через четыре года, получил графское достоинство от сестры Карла XII, королевы Ульрики-Элеоноры. Он умер в 1730 году, на 88-м году от рождения.] Вслед за тем сдался Иван-город (16 августа).

В Нарве взяты в плен: генерал Горн; 5 полковников; 117 штаб- и обер-офицеров; 125 артиллеристов; 1600 солдат; в числе трофеев: 392 пушки (медных 50); 11200 ружей; 1592 пистолета. В Иван-городе: 95 пушек (медных 13); 370 ружей. Убито с нашей стороны 359 человек; ранено 1340.

Огильвий участвовал в торжественном вступлении Государя в Москву (14-го декабря): ехал перед войсками на богато убранной лошади, окруженный адъютантами, между тем как Петр Великий шел перед Бомбардирской ротой, которой был капитаном.

В следующем году Огильвий расположился в Польше. Государь приказал ему избегать генерального сражения, а стараться по возможности вредить неприятелю в выгодных местах, особенно при переправах через реки. Он укрепил Гродно и Тикочин; отправлен Петром Великим в Вену (9-го августа) для поздравления нового императора, Иосифа I, со вступлением на престол; подчинен потом, с вверенным ему корпусом, королю Августу II (5-го декабря); находился в Гродно в то время, как Карл XII приближался к этому городу (1706 г.). Огильвий намеревался ожидать прибытия саксонских войск; но Петр Великий не одобрил его плана; писал: "На саксонцев нечего надеяться; если и придут, то снова обратятся в бегство, оставя наших на гибель"; приказывал непременно отступить по вскрытии реки, если не желает дать ответа Богу и суду; и в то же время, зная упорный нрав Огильвия, выслал одинаковое повеление подчиненному ему генералу князю Репнину. Огильвий исполнил волю царя: оставил Гродно, в виду неприятеля, без сражения, которое казалось неизбежным. [См. биографию князя Никиты Ивановича Репнина.]

Еще под Нарвою поссорился он с Меншиковым. Последний, в чине поручика Бомбардирской роты, был тогда генерал-губернатором Петербурга, графом Римской Империи, кавалером ордена Св. Апостола Андрея Первозванного, не мог терпеть никого выше себя, пользуясь неограниченной доверенностью и любовью Петра Великого. "Одно из двух, - сказал Государю Огильвий, - запрети Меншикову вмешиваться в мои повеления или позволь мне оставить войско". На этот раз любимец Царский должен был уступить старшему военачальнику, но не надолго, и сделался непримиримым врагом его.

В 1706 году Меншиков, будучи генералом над всей конницей, давал приказания фельдмаршал-лейтенанту, которому старшие генералы, в том числе князь Репнин, беспрекословно повиновались. ["Не забывайте слов Господина моего товарища (Меншикова), - писал Петр Великий к Огильвию 29-го января 1706 года, - который приказывал вам при отъезде своем, чтоб вы больше целость войска хранили, нежели на иных смотрели..." Деяния Петра Великого, ч. 2, стр. 235.] Сего мало: преданный Меншикову генерал-поручик Ренн, образовавший нашу конницу, неустрашимый на ратном поле, оставлял без исполнения приказания Огильвия, находясь под его начальством. Обиженный фельдмаршал-лейтенант принес жалобу Государю. Петр Великий отвечал (4-го фев. 1706 г.): "Буде генерал-поручик Ренн противен вам чинится, то делает он худо; но ежели он ослушание сие учинил при бытности своего генерала (Меншикова), то делал он по обычаю всех войск". В другом предписании уведомлял Огильвия, что за ослушание Ренна управа будет учинена по суду; но Меншиков умел защитить своего любимца. [Барон Карл Эвальд фон Ренн родился в Курляндии; служил в молодых летах в Швеции, в Голландии и в Польше; перешел в нашу службу полковником в 1703 году; был первым комендантом в Петербурге; отличился под Нарвою (1704 г.); пожалован генерал-майором; разбил Шлиппенбаха при урочище Везенберг; участвовал во взятии Митавского замка в 1705 году; произведен в генерал-поручики; покрыл себя славой на Полтавском сражении, овладел двумя редутами; получил жестокую рану в бок, награжден чином генерал-аншефа (1709 г.); содействовал взятию Риги (1710 г.); овладел турецким городом Ибраиловым (1711 г.); получил в том году за свои военные подвиги орден Св. Ап. Андрея Первозванного (25 июля); умер в 1716 году.]

В то время как недоброжелатель Огильвия старался вредить ему во мнении Государя, Огильвий сам действовал против себя неуместными требованиями: чтоб границу оберегали десять тысяч дворян, добрых и оружейных, и чтоб войска были увеличены до 50000 чел. Петр Великий отвечал: "Неслыханное в свете дело предлагаете: где дворян такое число взять? Також и прочие войска чтоб умножить до 50000; но воистину легко писать и указывать, а самому не делать". [В 1709 году войско наше в Польше и Литве состояло из 35000 пехоты и 21000 драгун.] Тогда Государь, поручив нашему министру при Цесарском дворе пригласить в Россию двух генералов, знающих язык славянский и польский, просил его: "Чтоб они были искусные, добрые и надежные люди, а не такие, каков наш г-н фельдмаршал Огильвий".

Между тем генерал-фельдмаршал Шереметев, возведенный в графское достоинство за усмирение мятежа в Астрахани, получил (в августе) предводительство над армией, расположенной в Польше. Огильвию, согласно договору, дан особый корпус, состоявший из тринадцати полков, но он должен был находиться под начальством главнокомандующего. Действуя доселе отдельно, Огильвий не умел повиноваться, принял один только раз пароль от Шереметева и потом объявил, что не намерен состоять в его команде. Петр Великий приказал уволить фельдмаршал-лейтенанта из русской службы, удовлетворив заслуженным жалованьем.

Огильвий, с нравом вспыльчивым, соединял доброе сердце; смягчал строгость в военных судах, говоря, что русские еще в младенчестве должны быть постепенно образованы. Он первый ввел у нас употребление рапорты в графах; водворил - по словам Манштейна - в войсках, особливо в пехоте, порядок и дисциплину.

Более нет об нем никаких сведений.

Бантыш-Каменский Д.Н. Словарь достопамятных людей русской земли: В 5 ч. - Москва: Тип. Августа Семёна, 1836.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia