Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Ковалевский





Ковалевский, Егор Петрович

- брат Евграфа К., писатель, путешественник, директор азиатского департамента, сенатор, председатель общества для пособия нуждающимся ученым и литераторам, род. в 1811 г., ум. 21 сентября 1868 г. Окончив в 1828 г. курс в Харьковском университете со званием действительного студента, Ковалевский поступил на службу в департамент горных дел, но уже в следующем году уехал, по приглашению старшего брата, в Сибирь, где занял должность правителя дел в канцелярии начальника алтайских заводов. Затем он перешел на место смотрителя золотых промыслов в Екатеринбургском округе, где еще прежде занимался открытием золотых приисков для казны, а в 1836 г., когда все горное ведомство преобразовано было на военный лад, переименован в капитаны. Энергично | исполняя свои служебные обязанности, Ковалевский в то же время напечатал ряд исследований в "Горном Журнале", и приобрел репутацию многообещающего молодого человека. В 1837 г. владыка черногорский, Петр Негош, известный просветитель своей страны, просил у русского правительства опытного инженера для исследования природных богатств Черногории. Как раз в это время Ковалевский приехал в Петербург с партией казенного золота, и министерство иностранных дел командировало его в Черногорию. Тут Ковалевскому, помимо исполнения данного ему поручения, пришлось вмешаться в столкновения черногорцев с австрийцами: он участвовал и нескольких пограничных стычках, а вместе с тем превосходными дипломатическими советами способствовал восстановлению согласия между воюющими. Понимая, что таким образом он превысил свои полномочия и опасаясь строгой кары за то, Ковалевский, возвратясь в Петербург, подал Государю, по совету кн. А. М. Горчакова, подробную записку о своих действиях в Черногории. Император Николай вполне одобрил его поступки, написав на полях: "Le capitaine Kowalewsky а agi en vrai russe". С этих пор Ковалевскому стали давать дипломатические поручения, преимущественно в славянских землях и на Востоке. Исполняя их,, он всегда пользовался случаем произвести исследования географического, этнографического и экономического характера. 17 марта 1839 г. он был отправлен в Бухару, но, не имея возможности проникнуть в это ханство, он примкнул к хивинской экспедиции гр. Перовского и участвовал в трудной и опасной обороне Акбулакского укрепления. В 1846 г. он сопровождал на Урал египетских инженеров, присланных в Россию Мехметом Али для изучения горного дела, а в 1847 г. сам ездил в Египет для устройства там золотых промыслов. Этой поездкой он воспользовался, чтобы оказать услуги молодому Русскому географическому обществу, в члены которого только что был избран: по его просьбе, общество командировало с ним Ценковского и они произвели ряд географических и геологических изысканий в долине Нила. Отчет об этих работах, был помещен в "Записках" Географического общества (кн. 4-я). Сам Ковалевский совершил путешествие внутрь Африки для определения верховьев Нила и побывал в Абиссинии. Плодом этой экспедиции была книга: "Путешествие во внутреннюю Африку" (СПб. 1849). В 1849 г. Ковалевский сопровождал русскую духовную миссию в Пекин. В июле 1850 г. он вернулся в Кяхту, а через полгода снова двинулся в Китай с торговым караваном по новому пути, который прежде был закрыт для русских купцов и разрешен был китайским правительством только по настояниям Ковалевского. Прежде наши караваны ходили по едва доступным аргалинским пескам, и открытие нового и удобного "купеческого тракта" обеспечило дальнейшее развитие русско-китайских торговых сношений. Еще важнее был заключенный при участии Ковалевского в 1851 г. Кульджинский трактат, открывший для русских купцов западный Китай и давший нам два пункта для факторий Кульджу и Чугучан. Этот же трактат служил основанием при всех дальнейших направлениях русско-китайской границы и обеспечил поступательное движение русских в Заилийском крае. В том же году Ковалевский вернулся в Петербург и Государь, довольный достигнутыми им в Китае результатами, пожаловал ему 600 руб. пожизненной пенсии; впоследствии Император Александр II повысил эту пенсию до 2000 руб. В 1853 г., по случаю нападения Омера-паши на Черногорию, Ковалевский отправлен был туда русским комиссаром и за удачные действия получил от Государя табакерку. По возвращении из Черногории, Ковалевский пробыл в Петербурге всего 4 месяца и в ноябре 1853 г. отправился на Дунай в армию кн. М. Д. Горчакова; состоя в штабе главнокомандующего, он участвовал в отступлении армии с Дуная и в обороне Севастополя до Инкерманского дела, после которого вернулся в Петербург. В июне 1856 г. вновь назначенный министр иностранных дел кн. А. М. Горчаков поручил Ковалевскому управление азиатским департаментом министерства иностранных дел и этим назначением окончилась деятельность Ковалевского, как "странствователя по суше по морям" (заглавие одной из его книг), полудипломата, полуюриста; он становится влиятельным государственным человеком и поселяется окончательно в Петербурге. В трудное время стал Ковалевский директором азиатского департамента: несчастная Крымская кампания и Парижский мир сильно подорвали обаяние и вес, какими пользовалась дотоле Россия на Востоке и особенно среди славян. Ковалевскому принадлежит несомненная и громадная заслуга, что в это тяжелое время он сумел поддержать престиж русского имени среди восточных и азиатских племен и тем значительно ослабил моральное значение Парижского мира в международных отношениях. И на Дальнем Востоке Ковалевский с честью руководил русской политикой: основания Айгунского трактата с Китаем подготовлены были им с таким предвидением всех возражений и знанием дела, что заключение трактата было значительно облегчено и самое существование его упрочено. За эту заслугу Ковалевский получил в 1860 г. 3000 десятин земли в Самарской губернии. Лучшему ознакомлению нашему с Азией и упрочению нашего положения там способствовали и экспедиции Географического общества, в котором Ковалевский был помощником председателя с 1857 по 1865 г. Особенно замечательна экспедиция в Кашгар, снаряженная по его мысли и плану. В 1861 г. Ковалевский был уволен от должности директора азиатского департамента и назначен сенатором. Одной служебной деятельностью Ковалевского, хотя и видной, далеко не исчерпывается его значение. Современники его свидетельствуют, что он был важен своей всесторонней и необычайно чуткой отзывчивостью: "не было такого честного стремления на Руси, говорит Анненков, такого добросовестного труда и такого светлого начинания, которых бы он не понял или не знал, к которым бы остался холоден и равнодушен". Никогда не замыкаясь в бюрократический формализм и поддерживая живое общение с общественными насущными интересами, Ковалевский всегда пользовался своим влиянием и служебным положением для поддержки всего разумного, хотя бы это и не имело ровно никакого отношения к его прямым обязанностям. Он был не только администратором, но и истинным членом общества, остро чувствовал все болезни его и страстно стремился к их уврачеванию, не пренебрегая ни одним из орудий общественного перевоспитания. Эта впечатлительность с юных лет натолкнула Ковалевского на путь литературы, которая была для него и не развлечением, а серьезным делом, одним из видов общественного служения. Писательскую деятельность он начал поэтическими попытками: в 1832 г. он напечатал сборник стихотворений "Думы о Сибири" и трагедию в 5 действиях "Марфа Посадница". Но скоро, убедившись в отсутствии у себя поэтического дара, взялся за прозу, обрабатывая преимущественно материал, собранный в путешествиях. Таковы его книги: "Четыре месяца в Черногории" (СПб. 1843 г.; в ней чувствуется подражание литературной манере Бестужева-Марлинского), "Странствователь по суше и морям"(СПб., 1843 г.), и "Путешествие во внутреннюю Африку" (СПб., 1849 г.), "Путешествие в Китай" (СПб., 1853 г.). Но лучшая из его книг - это безусловно его историческая монография: "Граф Блудов и его время"(СПб. 1866 г.), обнаружившая мастерство изложения и характеристик, широкое исторические миросозерцание и необыкновенно пристальное изучение фактов. Ковалевский успел напечатать только первый том этого труда. Смерть помешала ему обработать обширный материал, собранный для второго тома. Материалы, собранные Ковалевским во время Крымской кампании и пополненные последующими изысканиями, послужили основанием для исследования "Война с Турцией и разрыв с западными державами в 1853 и 1854 гг." (СПб., 1866 г.). Кроме того, в различных журналах Ковалевский поместил ряд беллетристических произведений, по большей части под псевдонимами: Нил Безымянный и Е. Горев. Под конец жизни Ковалевский занялся историей России в XIX в. и готовил обширный труд по этому предмету; отрывок из этой работы под названием "Восточные дела в двадцатых годах" помещен был в "Вестнике Европы", 1868 г., кн. III. В 1859 г. Ковалевский примкнул к группе лиц, проектировавших Общество для пособия нуждающимся литераторам и ученым, и когда основалось это общество (Литературный Фонд), он был избран в председатели. Оставаясь на этом посту до самой смерти, Ковалевский был его душой и достойным представителем перед властями и публикой. Теплая привязанность к этому учреждению была основана у Ковалевского на признании за людьми науки и искусства высокого и важного значения в государственной жизни.

И. В. Анненков, "Воспоминания и критические очерки", т. I, СПб., 1877; "Отчет Имп. Географ. Общества за 1868 г."; "XXV лет" (сборник Литературного Фонда). - Некрологи в различных газетах и журналах 1868 г.; Геннади - ст. в "Русск. Арх.", 1870 г., № 11, стр. 20.

Русский биографический словарь в 25-ти т. - Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцева. - Санкт-Петербург: Тип. И. Н. Скороходова, 1896-1918.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia