Статистика - Статей: 872662, Изданий: 946

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Ильин





Ильин, Иван Александрович

[16(28).03.1882 (по др. данным, 1883) - 21.12.1954] - философ, теоретик религии и культуры, полит. мыслитель. Род. в Москве. Учился на юрид. ф-те Моск. ун-та. С 1909 читал на Высших женских юрид. курсах осн. курс "История философии права" и вел семинар по общей методбл. юрид. наук. Этот же семинар вел в 1910 на юрид. ф-те Моск. ун-та. В 1910-1912 находился в науч. командировке в ун-тах Германии и Франции. С 1912 - приват-доц., с 1918 - проф. Моск. ун-та. Преподавал также в ун-те Шанявского (1916-1918), в Высшем музыкаль-но-пед. ин-те, в Ритмическом ин-те (1920-1922). В 1921-1922 - действ. чл. Ин-та науч. филос. В конце 1922 выслан из России. Жил в Берлине, где преподавал в Рус. науч. ин-те. С 1924 - чл.-корр. Славянского ин-та при Лондонском ун-те. В 1927-1930 - ред. и издатель ж. "Русский колокол". С приходом к власти нацистов был лишен права преподавать и публиковаться. Ввиду угрозы ареста и заключения в концлагерь выехал в Швейцарию (1938). Посл. годы жил в Цол-ликоне (пригороде Цюриха). Первоначально И. приобрел известность в России и на Западе как исследователь (и последователь) филос. Гегеля. Впоследствии разработал собственную оригинальную онтол. и теор.-познавательную концепцию. И. рассматривает познание в контексте культуры, видя осн. порок совр. ему культуры и совр. человека в "расколотости", в противопоставлении ума сердцу, разума чувству. В основе пренебрежения, с к-рым совр. человечество относится к "сердцу", лежит, по мнению И., представление о человеке как вещи среди вещей и тела среди тел, вследствие к-рого творч. акт трактуется "материально, количественно, формально и технически". Именно такое отношение, считает И., облегчает человеку достижение успеха чуть ли не на всех его жизненных поприщах, способствуя карьере, получению прибылей, приятному времяпровождению. Однако "мышление без сердца", даже самое умное и изворотливое, в конечном счете релятивистично, машинообразно и цинично; "бессердечная воля", сколь бы упорной и настойчивой она ни была в жизни, оказывается по существу животной алчностью и злым произволением; "воображение в отрыве от сердца", каким бы картинным и ослепительным оно ни представлялось, остается в конечном счете безответственной игрой и пошлым кокетством. "Человек, душевно расколотый и нецельный, есть несчастный человек. Если он воспринимает истину, то он не может решить, истина это или нет, ибо он не способен к целостной очевидности... он теряет веру в то, что человеку вообще может быть дана тотальная очевидность. Он не желает признать ее и у других и встречает ее иронией и насмешкой" (Путь к очевидности. М., 1993. С.313). И. видит путь преодоления расколотости в том, чтобы восстановить в правах опыт как интуицию, как сердечное созерцание. Рассудок должен научиться "взирать и видеть", чтобы стать разумом, человек должен прийти к разумной и светлой вере "достаточного основания". С "сердечным созерцанием", "совестной волей" и "верующей мыслью" И. связывает надежды на будущее - на решение проблем, неразрешимых как для "бессердечной свободы", так и для "противосердечного тоталитаризма". Широкий резонанс получила работа И. "О сопротивлении злу силою", в к-рой И. аргументированно критикует учение Л.Толстого о непротивлении. Рассматривая физ. принуждение как зло, не становящееся добром от того, что оно используется в благих целях, И. считает, что за неимением др. средств человек для противостояния злу не только имеет право, но и может иметь обязанность применять силу. "Насилием" же, согласно И., оправданно называть только произвольное, безрассудное принуждение, исходящее из злой воли или направленное ко злу.

И. Ю. Алексеева

К центр. проблемам соц. филос. И. относятся проблема партийности, проблема соотношения республики и монархии, а также проблема национализма. Первую проблему в лаконичной форме он рассматривает в работе "Яд партийности". И. пишет: "Деление людей на партии неизбежно; ибо всюду, где люди думают,- обнаруживается и разногласие, и единомыслие; а объединение единомышленников дает им умственную уверенность и увеличивает их силы в борьбе. Но дух политической партийности всегда ядовит и разлагающ. Сущность его состоит в том, что люди из честолюбия посягают на власть, ставят часть выше целого; создают атмосферу разлагающей нетерпимости; обращаются в борьбе к самым дурным средствам; становятся зловредными демагогами; превращают партийную программу в критерий добра и зла. Этим духом заражаются одинаково как левые партии, так и правые. 1. Политическая партия всегда добивается верховной власти: это ее основная цель; к этому направлены все ее усилия. Но именно поэтому во главе ее оказываются те люди, которые способны профессионально заниматься захватом власти,- профессионалы честолюбия. Обычно бывает так, что лишь очень немногие из них уже были у власти; почти никто из них не проверил своего умения властвовать; большинство из них, наверное, не призвано и не способно править... Итак, дух партийности выдвигает наверх профессиональных честолюбцев, непризнанных дилетантов, политических карьеристов. 2. Всякая партия представляет лишь меньшинство людей в стране; противоположное утверждение есть ложь, которая всегда может быть опровергнута статистически. Поэтому "победа" любой партии при любой избирательной системе дает меньшинству власть над большинством. Это меньшинство, восходящее к власти снизу и лишенное традиций здоровой государственности, несет с собою интересы того нар. слоя (класса, сословия, группы), которому его программа "угодила" и который поэтому за него голосовал; а это и есть дух части, который стремился господствовать над целым и теперь начинает выдавать свой интерес за интерес общенациональный. ...Итак, дух партийности разжигает своекорыстие классов и групп и тем искажает и предает государственное дело. 3. Всякая партия хотела бы иметь страстных приверженцев. Страстность есть залог избирательной "победы", бурная пропаганда, настойчивая агитация, темпераментные речи - все это приобретает голоса для выборов и читателей для партийной газеты; все это сбивает людей, лишает их собственного мнения и навязывает им партийный трафарет. Соревнование и честолюбие разжигают эту страстность до фанатизма, а фанатизм несет с собою дух ненависти, ослепления, нетерпимости... Итак, дух партийности затемняет у людей разум и правосознание, создавая атмосферу нетерпимости, разъединения и гражданской войны. 4. В борьбе за власть одержимые партийные честолюбцы обычно обращаются ко всем средствам и не останавливаются даже перед самыми низкими. Они лгут в доказательствах и спорах, заведомо обманывают избирателей, клевещут на конкурентов и противников. Одни продают свои "голоса"; другие их покупают - то за деньги, то за почести, то раздавая места, то устраивая прибыльные или "благотворительные" дела. Одни борются сплетней, инсинуацией и интригой; другие, будучи депутатами, берут деньги у правительства; третьи организуют парт. заговоры и перевороты. ...Итак, дух партийности расшатывает у людей совесть и честь и незаметно ведет их на путь продажности и уголовщины. 5. В этой атмосфере и выборы, и партийное правление становятся делом порочной демагогии: партии, ...развращая народ, постепенно доводят его до состояния черни. Тогда и выборы, и правление приобретают характер распродажи с молотка государственной власти, и во главе государствава становятся нравственно и политически худшие люди. Итак, дух партийности развращает народ и ведет государство к гибели. 6. При всем этом партийный дух создает своего рода массовый психоз в пределах самой партии. ...Готовить для будущей России мы должны именно не партийный дух, а национальный, патриотический и государственный" (Русский колокол. Берлин, 1928. Кн.3. С.78-81).

Соч.: Понятие права и силы. М., 1910; Идея личности в учении Штирнера // Вопросы философии и психологии. 1911. Кн.106 (1); Кризис идеи субъекта в на-укоучении Фихте Старшего // Там же. 1912. Кн.111 (1) и 112 (2); Философия Фихте как религия совести // Там же. 1914. Кн.122 (2): Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. Т.1-2, М., 1918; Учение о человеке. М., 1918; Духовная культура и ее национальные вожди // Русская мысль. Берлин, 1923. Кн.1-Н; Проблема современного правосознания. Берлин, 1923; Религиозный смысл философии. Париж, 1925; О сопротивлении злу силою. Берлин, 1925 (Белград, 1926); Путь духовного обновления. Белград, 1937; Аксиомы религиозного опыта. Т.1-2. Париж, 1953; О сущности правосознания. Мюнхен, 1956; Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 гг. В двух томах. Т.1-2. М., 1992; Путь к очевидности. М., 1993; Аксиомы религиозного опыта. М., 1993; Соч. в 2 т. Т.1. Философия права. Нравственная философия. М., 1993; Т.2. Религиозная философия. М., 1994. Собр. соч. в 10 т. Т.1-10. М., 1993-1999; Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека, СПб., 1994; Черносотенство - проклятие и гибель России // ВФ. 1994. № 9; Собр. соч. Дневник, письма, документы. М., 1999; Письма, мемуары (1939-1954). М., 1999.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia