Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Жучков





Жучков, Владимир Александрович

(р. 21.12.1940) - спец. в обл. истории нем. филос. XVIII-XIX вв.; д-р филос. наук. Род. в Москве. Окончил филос. ф-т МГУ (1970) и асп. ИФ РАН (1973), где и работает в секторе истории зап. филос. (с 1995 - вед. н.с). Канд. дисс. - "Гносеологическое содержание кан-товского обоснования метафизики" (1973). Докт. дисс. - "Предыстория немецкой классической философии. От Лейбница к Канту" (1994). Читает лекции в Гос. ун-те гуманит. наук и РГГУ. Член правления Кантовского об-ва России. Осн. направления науч. работы: иссл. истории нем. филос. эпохи Просвещения, ее осн. направлений и персоналий (Вольф и его школа, ее сторонники и противники и т.д.); Кант, нем. класс. филос., кантианство и неокантианство XVIII- XX вв. Изд., перевод, комментирование филос. классики (Кант, Вольф и др.). Гл. идеи и проблемы связаны с уяснением места и значения нем. филос. предкласс. периода в истории филос. Нового времени. По мнению Ж., в середине XVIII в. новоевроп. филос. оказалась в ситуации общего и глубокого кризиса, выразившегося в догматизме вольфианской метафизики и юмовском скептицизме, к-рые по существу были закономерным итогом и завершающим этапом развития традиц. рационализма и эмпиризма. Наиболее заметно этот кризис обнаружился именно в Германии в полемике между сторонниками и противниками вольфианства, но в то же время именно нем. мыслители середины века первыми начали его осознавать в качестве серьезной филос. проблемы и даже предприняли первые попытки ее решения (Крузий, Ламберт, Тетенс, ранний Кант и др.). Указанное обстоятельство позволяет объяснить сам факт возникновения кантовского критицизма, выявить его конкретные ист. истоки и теор. предпосылки, а также более адекватно, а в чем-то и по-новому, осмыслить содержание и сущность многих его понятий и проблем. К их числу относится понятие вещи в себе, имеющее, с т. зр. Ж., два осн. значения: объективной реальности ("звездное небо надо мной") и ноуменального субъекта, способность к-рого к "причинности через свободу", служит основанием "морального закона во мне". Тезис о непознаваемости мира в целом и ноуменального субъекта как вещей в себе означает всего лишь признание самостоятельного, независимого от всякого о них знания существования бесконечного объективного мира и необусловленной человеч. свободы, а потому и невозможности их науч. познания, в силу его конкретного и относительного, обусловленного и ограниченного характера, равно как и недостижимости абсолютного о них знания, т. е. решения осн. проблем собственно метафизич. или филос. познания посредством методов и установок традиц. эмпиризма и рационализма. Вместе с тем, Кант не сводит свободу всего лишь к основанию морального закона и не отрицает ее роль в познании природы. Особую роль в этой связи приобретает развитая в "Критике способности суждения" концепция культуры, согласно к-рой свобода служит основанием способности человека к свободной и целеполагающей деятельности вообще, не только нравств. и эстетич., но и направленной как на бесконечное познание, так и на преобразование мира, т. е. на создание "второй природы" или "превосходящего природу" мира человеч. культуры и цивилизации. В этих идеях заключается центр. и цементирующее ядро кантовского мировоззрения, к-рое имеет явно выраженный антидогматический и открытый характер, поскольку в нем человек как разумное, свободное, творч.-деятельное и нравственно ответственное существо является "гл. предметом в мире", относительно к-рого "уже нельзя спрашивать, для чего он существует; его существование имеет в себе самом высшую цель". Именно в этом, с т. зр. Ж., состоит принципиальное отличие кантовской филос. от спекулятивных систем нем. класс. идеализма и более поздних идеологизированных филос.-мировоззренч. концепций, а также ее актуальное значение для нашего времени.

Соч.: Гносеологическая сущность кантовского учения о свободе // Вопросы теоретического наследия Иммануила Канта. Калининград, 1976; Система кантовской философии и ее трансформация в неокантианстве // Кант и кантианцы. М., 1978; "Вещь в себе" и основной вопрос философии у Канта // "Критика чистого разума" и современность. Рига, 1984; Немецкая философия эпохи раннего Просвещения (конец XVII - первая четверть XVIII в.). М., 1989; И.Н.Тетенс - выдающийся предшественник Канта // Историко-философский ежегодник-95. М., 1996; Из истории немецкой философии XVIII века (предклас-сический период). От вольфовской школы до раннего Канта. М., 1996; Философия немецкого просвещения // История философии: Запад-Россия-Восток. Кн. 2-я. М., 1996; Философия Канта // История западноевропейской философии. М., 1998; Вместо предисловия (уведомление читателю) // И.Кант. Из рукописного наследия (материалы к "Критике чистого разума", Opus postumum). M., 2000; Метафизика Вольфа и ее место в истории философии нового времени // Христиан Вольф и философия в России. СПб., 2000. Им подготовлено около 20 статей в "Новую философскую энциклопедию" в 4 т.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia