Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Жомини





Жомини, барон Генрих

- генерал-адъютант, генерал от инфантерии, воен. писатель; род. в 1779 г. в Швейцарии и с детства готовился к воен. службе. Когда же в 1792 г. франц. правительство расформировало швейцар. войска, молодой Ж. переехал в Париж и хотя и поступил на службу в один из банкир. домов, но занялся изучением лучш. воен. писателей, а в особ-ности критич. разбором итал. походов Бонапарта. В 1798 г. Ж. вернулся в Швейцарию и был назначен личн. адъютантом воен. министpa с чином поручика. В след. году Ж. получает должность глав. секр-ря воен. деп-та и на ней выдвигается учреждением национ. милиции, организованной по его идее. Массена делает Ж. своим помощником, и последний принимает деят. участие в его швейцар. походах. В 1803 г. Ж. покидает воен. службу и поступает в одно коммерч. предприятие; однако он не перестает увлекаться воен. делом и в том же году издает свой первый в.-литер. труд "Cours théorique et pratique de grande tactique" (5 vol. 8° et 20 plans). В 1804 г. Ж. поступает на франц. службу и получает в командование батальон; в след. г. он назначается личн. адъютантом к марш. Нею и вместе с ним принимает участие в кампании против Австрии. После сдачи Ульма Ж. сделал поход в Тироль, откуда был послан Неем к Наполеону с донесением. Ж. нашел Наполеона на полях Аустерлица, представился ему и поднес свой новый труд "Traité des grandes opérations de la guerre". Наполеон принял Ж. благосклонно, произвел в полковники и назначил адъютантом к Нею. Предвидя войну с Германией, Ж. составил об-стоят-шие "Рассуждения о вероятности войны с Германией", которые обратили на себя внимание Наполеона. В день сраж. при Иене Ж. состоял в штабе Наполеона, но затем, вернувшись в штаб генерала Нея, сделал с ним поход в Польшу. Во время этого похода услуги, оказанные им Нею, были столь велики, что Ней сделал его своим начальником штаба и выхлопотал ему титул барона. В 1808 г. Ж. совершил с Неем поход в Испанию. Влияние, которое Ж. приобрел на Нея, вызвало зависть у многих, и Нею было внушено, что Ж. распространяет слухи, будто он, Ней, всеми своими успехами обязан исключительно советам Ж., и что без Ж. Нею не удалась бы ни одна операция. По ходатайству Нея Ж. был уволен в отставку. После тщетн. просьб о реабилитации и принятии его на службу оскорбленный Ж. написал Имп. Александру I письмо с просьбой принять его на рус. службу. Рус. Имп-р ответил Ж., что принимает его с удовольствием. Узнав об этой переписке, Наполеон послал Ж. приказ немедленно явиться в Париж, где воен. мин-р по поручению Наполеона передал Ж., что имп-р категорически запрещает ему переход в рус. войска и предлагает ему на выбор: или Венсен. тюрьму, или чин генерала. Этим оборотом дела Ж. был глубоко оскорблен, но подчинился приказу воен. министpa, вновь поступил на франц. службу, получил чин генерала и был назначен состоять в штабе генерала Бертье. Когда в 1812 г. Наполеон вторгся в пределы России, Ж., чувствовавший живейшую признат-сть к Александру I, не счел для себя возможным поднять оружие против русских, о чем со свойственной ему прямотой и сообщил Наполеону. Последний, высоко ценя администр. способности Ж., назначил его комендантом Вильны. Для управления занятою франц. войсками Литвою было учреждено времен. правление под председ-вом генерала Гогендорпа. Вскоре между Гогендорпом и Ж. начались раздоры, вследствие чего Ж. обратился к Наполеону с просьбой о друг. назначении. Наполеон повелел Коленкуру, только что назначенному губернатором Смоленска, сдать эту должность Ж. Здесь, как и в Вильне, Ж. было поручено организовать огром. депо запасов. В 1813 г., когда опасность начала угрожать самой Франции, Ж. опять стал в ряды войск. Он примирился с Неем и вновь занял пост его начальника штаба. Победой при Бауцене франц. армия была обязана почти исключительно Ж., который своими советами руководил Неем. На этот раз и сам Ней признал исключит. заслуги Ж. и подал рапорт о награждении его чином дивиз. генерала. Однако Бертье не только отказал, но, придравшись к тому, что Ж. запоздал прислать сведения о состоянии полков, сделал ему письменно выговор. Эта придирка была явно несправедлива и груба, и Ж. понял, что ему не на что больше надеяться. Между тем на его глазах из ничтож-ва вырастали генералы, маршалы, в.-короли, и, наконец, сам имп-р, которого он живо помнил простым генералом. В то же время сам Ж. чувствовал себя много образованнее и способнее доброй половины из них. Продолжать играть второстеп. роли, давать советы, служившие только к славе других и источником неприятностей для себя, сделалось для Ж. невыносимым. 14 авг. во время перемирия у Першевица он отправился в лагерь союзников, бывший в окрепостях Праги, и предложил свою шпагу Имп. Александру I. Замечат-но, что в это время прибыл в Прагу и предложил свои услуги рус. Имп-ру и другой француз - генерал Моро. По словам поэта Сен-Бева, Ж. не был предателем, он не раскрыл союзникам воен. секретов, которые были ему известны: нет, он привез с собой только свой здравый смысл, добрый совет, глазомер, свое знание людей и вещей, и одного этого уже было больше чем достаточно. И сам Наполеон в бытность свою на о-ве Св. Елены сказал про Ж.: "Он не изменил своим знаменам, он имел данные жаловаться на большую к себе несправедливость, он был ослеплен честолюбием, и т. к. он не был французом, любовь к родине не могла его удержать". Александр I принял Ж. чрезвычайно ласково: назначил его своим генерал-адъютантом и дал в командование дивизию. Сохраняя в тайне операц. план французов, который ему был известен, Ж. своими советами удерживал союзников от слишком рискован. предприятий и приносил им такую же пользу, какую он приносил всем франц. маршалам, при которых он раньше состоял. Тем не менее чересчур осторожные советы начали казаться союзникам подозрит-ными - и тогда Ж. покинул союз. войска и поселился в Веймаре. Когда же австр. войска подошли к границам Швейцарии, Ж. явился к Александру I и своими горяч. доводами спас свое отечество от иноплем. нашествия. Не будучи сторонником нашествия союзников во Францию и, равн. обр., не желая нового территор. уменьшения Франции, Ж. оставался вполне безучастным к походу 1814 г. и ограничивался лишь советами, когда к его опытности и знаниям прибегали. В 1815 г., в свите Имп. Александра, Ж. въехал в Париж, участвовал во всех конгрессах того времени и, когда его прежнему боев. начальнику, марш. Нею, угрожала смерт. казнь, приложил все старания, чтобы его спасти, но тщетно. В 1822 г. Ж. поселился в России, преподавал воен. науки В. Кн. Николаю Павловичу и принял участие в войне 1828 г. России с Турцией. В 1820 г., по мысли Ж., в СПб. была основана первая воен. академия. Достигнув престарелого возраста, Ж. вышел в отставку и удалился в Брюссель, но во время Вост. войны, по просьбе Имп. Николая I, вновь вернулся в Россию, принимал участие в воен. совещаниях и только в 1855 г. оконч-но покинул Россию. Прожив нек-рое время в Бельгии, Ж. переехал в Пасси и здесь умер в 1869 г. Обрисовывая нравств. облик Ж., нельзя не отметить его благород. характер и рыцар. дух, за что он пользовался уважением своих соврем-ков, среди которых имел много врагов. Со своим нач-вом и даже с Наполеоном Ж. всегда держался с достоинством; чуждый всякой лести и прислуживания, Ж. никогда не навязывал своих советов, но сознавал их цену. Глав. сочинения Жомини: 1) "Traite des grandes opérations militaires, ou Histoire critique et militaire des guerres de Frederic II comparées à celles de la révolution" (Paris, 1805); 2) "Histoire critique et militaire des guerres de la révolution" исследует события, относящиеся к периоду с 1792 по 1803 г.; 3) "Vie politique et militaire de Napoléon, racontée par lui - même", 4 vol. avec atlas, 1828, кратк. очерк, воен. событий с 1792 по 1815 г.; 4) "Tableau analytique des principales combinaisons de la guerre ou précusde l'art de la guerre". В этом сочинении собран ряд мыслей Ж. о различ. предметах, относящихся к воен. искусству. Относительно теории стратегии Ж. признает существование изв. основ. принципов воен. иск-ва, применение которых всегда сопровождалось успехом, а отступление от них влекло неудачу. В главе "Политика войны" Ж. рассматривает разл. политич. обстоят-ва, в силу которых война м. быть: наступательная; оборонительная; оборонительная в политич. отношении и наступательная в военном; с союзниками и без союзников; на одном или неск. театрах; народная, религиозная, междоусобная и проч. В главе "Военная политика, или Философия войны", Ж. рассматривал все вопросы, которые входили у нас в область в.-статистич. исслед-ний государств по программе, установленной Милютиным. Приступая к изложению высш. части воен. иск-ва, Ж. говорит, что стратегия есть иск-во вести войну на карте, соображая действия на всем простр-ве театра войны, а тактика - искусство располагать войска и действовать ими на поле сражения. Основ. правило для всех вообще воен. действий, по мнению Ж., состоит: во-1-х, в соср-чении по возм-сти наиб. сил на решит. пункте театра войны либо поля сражения; во-2-х, в употреблении этих сил искуснейшим образом. Затем Ж. устанавливает терминологию. "Театром войны" он называет все прост-во, на котором ведется война, а "театром воен. действий" - простр-во, на котором действует одна армия (или неск. армий), отдельно от проч. войск, имея свой собств. предмет действий. "Операцион. база" - район, с которого армия получает запасы и подкр-ния, с которого войска двигаются вперед и на который отступают в случае надобности; в послед. случае база превращается в "оборонит. линию", а сзади ее устраивается новая база. "Выгоднейшею базою" Ж. считает шир. реку, на которой находятся 2 или 3 крепости с "тет-де-понами". Ж. полагает, что чем база длиннее, тем труднее неприятелю отрезать от нее армию, но зато длин. базу труднее прикрывать. Приступая к изложению мыслей "О предметах действий", Ж. сравнивает сперва действия наступательные с оборонительными. Признавая вполне опасность, которой подвергается армия, производящая нашествие на слишком большом простр-ве, Ж. при всем том отдает преимущество наступател. войне, "ибо она доставляет упреждение в действиях" (initiative des mouvements), a это способствует соср-чению сил на решит. пункте. Оборонит. война, по мнению Ж., тогда только может быть целесообразна, когда, не ограничиваясь пассивной обороной, сопровождается от времени до времени переходом к наступлению (défensive-offensive). Вообще же верх иск-ва полк-ца заключается, по словам Ж., в том, чтобы "переходить вовремя от наступления к обороне и наоборот". "Предметом действий" должен быть один из решит. пунктов театра войны, а потому для выбора его необходимо раньше определить решит. пункты. Такие пункты м. быть двух родов: географические и маневренные. Географич. решит. пунктом Ж. считает: 1) пункт, находящийся на соединении неск. долин и многих сообщений, как, напр., Лейпциг; 2) течение реки, ряд крепостей либо цепь значит. гор, как, напр., долина Дуная. Маневренные же решит. пункты он определяет относит. расположением сил обеих сторон; вообще же решит. пункт есть тот из флангов прот-ка, действуя на который можно отрезать армию от базы и подкр-ний либо прижать ее к какой-либо важной естеств. преграде; но ежели непр. армия слишком растянута, то решит. пункт будет находиться в центре, т. к. в этом случае является возможным разобщить силы прот-ка и совершенно их уничтожить. Под названием "оборонительной линии" Ж. разумеет ряд предметов, естественных либо искусственных, где можно с выгодой удержаться против наступающего неприятеля, а под названием "фронта действий" - простр-во, занимаемое армией впереди ее базы. Ежели на одном и том же театре воен. действий оперирует неск. армий отдельно, но направляясь все к одному предмету действий, то каждая часть театра действий получает в системе Ж. название "операционной зоны". Напр-ние от базы к предмету действий составляет "операционную линию" (путь действий). Зона определяется конфигурацией страны, а операц. линия - направлением, по которому двигается армия, и простр-вом, которое она занимает при движении. Очевидно, что, смотря по конфигурации и свойствам страны, зона действий может заключать в себе одну или неск. операц. линий; след-но, зона относится к операц. линии вообще, как целое к части. Не всякое направление, по которому двигаются войска, м. называться операц. линией; 3 или 4 дороги, пролегающие на расстоянии одного или двух переходов, должны считаться не операц. линиями, но парал. дорогами в тактич. отношении, лежащими на одной операц. линии. Рассматривая далее разл. роды операц. линий, Ж. называет простой операц. линией такую, по которой двигается вся армия (не отделяя значит. отрядов) к одному предмету действий, но ежели армия двигается отдел. частями по различ. направлениям, к одному или неск. предметам действий, то операц. линия армий принимает название: двойной, тройной и т. д. Далее он определяет и рассматривает внутренние и внешние концентрич. и эксцентрич., вспомо-гат. и случайн. операц. линии. Затем Ж. разбирает вопросы о стратег. резервах, о расположении и значении крепостей, укрепл. линий, укрепл. лагерей, о диверсиях, десанте, переправах через реки, причем все свои рассуждения подкрепляет многочисл. истор. примерами. В статье "Об отступлении и преследовании" Ж. сначала рассматривает разл. причины, которые м. побудить к отступлению, как напр.: 1) для выбора выгоднейшего поля сражения; 2) для прикрытия стратег. пункта, угрожаемого обходом прот-ка; 3) для сближения с магазинами и 4) после проигранного сражения. Вообще, отступление Ж. считает одним из труднейших воен. действий, исполнить которое на большое простр-во с успехом м. весьма редко. Разбирая затем способы и приемы отступления, Ж. касается вопроса о фланг. позициях, разделяя на этот счет взгляды Бюлова. Наконец, Ж. высказывает свои суждения о способах и приеме ведения горн. войны. В статье "О рекогносцировках" Ж. говорит, что при составлении воен. соображений глав. затруднение состоит в том, что не всегда можно иметь заблаговр-но положит. сведения о намерениях и действиях противника. Гораздо легче составить превосход. план действий, нежели исполнять его сообразно с непредвиденными обстоят-вами и с препятствиями, которые м. противопоставить искусный неприятель. Из сего следует, что иск-во проникать в намерения прот-ка гораздо важнее, нежели умение составлять превосход. планы действий. Для получения сведений о намерениях прот-ка существует 4 рода средств: 1) шпионы, 2) рекогносцировки, 3) сведения от пленных и 4) выводы из вероятнейших предположений. Признавая пользу первого средства, Ж. сомневается, чтобы можно было получить удовлетворит. сведения рек-цировками, не проникающими далее непр. ав-рда, а что касается сведений от пленных, то полагаться на них весьма опасно. По недостаточности всех исчисленных способов разведывания Ж. предлагает средство, по его мнению, надежнее всех прочих. Оно состоит в том, чтобы предположить вероятнейшие из действий прот-ка и, сопоставив их все между собою, вывести заключение о его намерениях. Ж. говорит, что перед открытием кампании 1806 г. он составил мемуар, в котором были рассмотрены предположения о действиях прус. армии и выведен лучший план противодействия им, совершенно согласный с тем, который был столь успешно приведен в исполнение Наполеоном. В отделе "О высшей тактике" Ж. рассматривает сражения оборонит-ные, наступательные и случайные и дает правила для каждого из них, затем говорит об атаке и обороне укрепл. лагерей. В след. отделе Ж. рассматривает боев. порядки и рассуждает о строе и употреблении в бою разл. родов войск. Все свои основ. принципы ведения войны Ж. вывел из рассмотрения и сличения действий двух величайших полководцев конца XVIII и начала XIX вв. - Фридриха II и Наполеона I, а не из отвлеченных умозрений; из рассмотрения действий первого он извлек мысль о выгоде внутр. линий, а в действиях второго видел пост. стремление упреждать прот-ка в наступлении и действовать сосредоточ. силами, устремляя их на решит. пункты театра войны; сопоставляя действия обоих этих полководцев, он подметил в них то сходство, что оба они искали решит. боя; но Фридрих, следуя системе внутр. линий, разделял свои силы, а Наполеон действовал силами совокупными, и Ж. пришел к выводу, что следует устремляться сосредоточ. силами на решит. пункты театра войны; в тех же случаях, когда это невозможно, предпочитает внутр. линии наружным. Стратег. взгляды Ж. оказали важное влияние на образ мыслей воен. людей и развитие стратегии как науки. В его сочинениях ярко выражен отличит. характер новейш. войн - решать судьбу войны самым решит. средством: боем. Написанные ясно и увлекательно, они послужили к искоренению мног. ложн. и вредн. предрассудков, бывших следствием прежних преврат. понятий о воен. деле. Недостатки же сочинений Ж. состоят в том, что в них обращено внимание лишь на материал. элемент и упущены из виду многие факторы, часто оказывающие первостеп. влияние на успех войны, как, напр., важность охранения сообщений и действия на сообщения прот-ка, местность театра войны и пр.

Военная энциклопедия: [В 18 т.] / Под ред. В.Ф. Новицкого и др. - СПб.: Т-во И.Д. Сытина, 1911-1915.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia