Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Галаган





Галаган, Григорий Павлович

- общественный деятель, учредитель Коллегии Павла Галагана в Киеве; родился 15 августа 1819 г. в селе Сокиренцах, родовом имении Галаганов Полтавской губерний (по "Малороссийскому Родословнику" - в Киеве), умер 25 сентября 1888 г. в Сокиренцах, где и погребен.

Как и все почти малорусское дворянство, Галаганы - недавнего происхождения, только в начале XVIII века выдвинулись из рядов казацкой старины, к концу этого века разбогатели и "нобилитовались". Родоначальник их, Игнатий Иванович Г-н, был полковником Чигиринским и Прилуцким († в 1748 г.). Путем массового "привернення в підданство" казаков и крестьян и выгодных браков Г-ны собрали крупные средства, которые перешли к последнему представителю рода Г. П., после же его смерти - к его близким родственникам, гр. Ламздорф, присоединившим к своей фамилии название угасшего рода.

Сам Г. П. называл свое детство и отрочество "неприглядными". Они проходили в условиях, достаточно ярко обрисованных Нарежным, Гоголем и Квиткой в их рассказах о быте украинских "старосветских помещиков". Поворотным моментом в его жизни было сближение с известным славянофилом Ф. В. Чижовым. Строгий к себе и другим, широко образованный, обладавший "неутолимой жаждой практической деятельности", молодой адъюнкт математики Петербургского университета оказал громадное влияние на своего питомца, подготовил его к университету (Г. П. окончил юридический факультет Петербургского университета в 1840 г. действительным студентом). Чижову Г. П. считал себя обязанным всем - своими умственными и нравственными интересами, убеждениями, дорогим для него сближением с лучшими из славянофилов - И. С. Аксаковым, Ю. Ф. Самариным. Славянофильские связи не мешали Г. П. оставаться до конца своей жизни искренним украинофилом, что сблизило его с М. А. Максимовичем и киевской украинской "Громадой" (В. Б. Антонович, П. И. Житецкий, В. Л. Беренштам и др.). Нападки славянофилов на украинофильство, как "сепаратизм", всегда казались ему недоразумением. Несомненно, влиянием Чижова были вызваны широкая благотворительность Г. П. на дело народного просвещения, его глубокое уважение к людям умственного труда, независимо от их социального и материального положения, - его всегдашняя готовность помогать молодым способным людям, ищущим образования, деньгами, советами, хлопотами.

После окончания университета Г. П. поступил на службу в Черниговскую палату государственных имуществ. По предложению управляющего палатой, в 1842 (или 1843) году он занялся изучением положения крестьян, пострадавших от неурожая, и раздавал наиболее нуждающимся пособия хлебом и деньгами. Это было его первым крупным общественным делом, как бы преобразовавшим всю его последующую деятельность. В 1848- 1851 гг. он исполнял обязанности предводителя дворянства Борзенского уезда Черниговской губерний, в 1851- 1854 гг. был совестным судьей Черниговской губернии.

В 1858 г. он был назначен, вместе со своим другом В. В. Тарновским, в Черниговский комитет "об улучшении быта помещичьих крестьян". Выбор от правительства и то, что Г. П., по его собственным словам, "часто приходилось не быть с большинством", указывают на то, что он был искренним сторонником освобождения крестьян и энергично боролся с крепостническими тенденциями большинства членов комитета. Свою речь на обеде после закрытия заседаний комитета он закончил словами: "За здоровье, счастье, благоденствие и спокойствие того класса народа, для которого мы работали".

В 1859 году, по воле Государя, Г. П. был назначен членом-экспертом трудов редакционных комиссий при Главном комитете по крестьянским делам. После издания Положения 19 февраля 1861 г. он был назначен одним из двух членов от правительства в Черниговское губернское по крестьянским делам присутствие и принимал энергичное участие в проведении Положения, все время отстаивая интересы крестьян. Назначенный по Высочайшему повелению вице-президентом временной комиссии по устройству быта крестьян Юго-Западного края при Киевском генерал-губернаторе (1863-1865), он с честью нес эту ответственную роль, тем более трудную, что генерал-губернатор Н. Н. Анненков не сочувствовал и даже часто мешал целям комиссии. По словам биографа (Ф. Г. Мищенко), "опираясь на большинство комиссии, Г. П. Г-н пришел к убеждению, что ранее обращения уставных грамот в выкупные акты необходимо произвести проверку их в каждом отдельном случае, дабы согласно Высочайшей воле подвергнута была выкупному акту вся земля, предназначенная, как Инвентарем, так и Положением 19 февраля, по цене, которая сообразовалась бы с количеством рабочих дней, установленным в инвентарных правилах 1847 г., а равно со степенью состоятельности крестьян, обеспечивавшей перед правительством правильное поступление выкупных платежей. Мнения Г. П., разделяемые большинством комиссии, но не председателем ее, H. H. Анненковым), были представлены в Главный Комитет, приняты им почти без всяких изменений и удостоены Высочайшего утверждения". Комиссия руководствовалась не показаниями инвентарей, а границами, которые определялись на местах мировыми съездами, предложила существенно важный выкуп крестьянских садов, левад и сервитутов, разверстание земли на основании добровольного соглашения крестьян и владельцев, возмещение крестьянами потерянного или отвергнутого надела и проч. До самой смерти Г. П. принимал живое участие во всех перипетиях истории нашего крестьянского дела. В 1881 г. он участвовал в комиссии, работавшей над вопросом о понижении выкупных платежей, и в том же году, в качестве сведущего лица, был приглашен в комиссии по питейному и переселенческому вопросам (был председателем переселенческой комиссии). Назначенный 1 января 1882 г. членом Государственного Совета (по Департаменту законов), он участвовал в работах комиссий для разработки местных Положений и чиншевого вопроса (в 1886 г.). С введением земских учреждений в Полтавской губернии в 1865 году, Г. П. принимал до самой смерти живое участие в земской работе, просветительной в особенности. Выбранный Прилуцким предводителем дворянства (сентябрь 1871 - январь 1882), Г. П. был деятельным членом училищного совета, выработал в 1875 г. для него инструкцию, добился увеличения бюджета на народное образование, увеличения жалования учителям и проч. Назначенный членом Государственного Совета, он сложил председательство в училищном совете, но до смерти оставался его членом. В 1876 г. он пожертвовал свою усадьбу в селе Дегтярях для ремесленного училища; благодаря ему были открыты мужская и женская гимназии в гор. Прилуках (за это в 1880 г. он был избран почетным гражданином Прилук). Для крестьян своего родового имения Сокиренец он создал в 1871 г. "ссудосберегательное товарищество" имени Павла Галагана. С 1869 по 1882 г. он был председателем съезда мировых судей в Прилуках.

В 1871 г. в Киеве была открыта (1 октября) на его средства Коллегия Павла Галагана. Единственный сын Г. П. и его супруги Екатерины Васильевны (урожденной Кочубей), Павел, умер в 1869 г. шестнадцатилетним юношей. Г. П. позднее вспоминал: "Нам оставалось одно из двух, или предаться полной и бесконечной печали, к которой, бессомненно, влекла душа, или, сжившись с печалью, стремиться к тому, чтобы наш бедный сын продолжал жить в других, в своих ближних и для своих ближних. Мы избрали последнее, и с этой целью учреждена мною Коллегия Павла Галагана". Одному из друзей он писал: "В несчастье, меня поразившем, не вижу я другого спасения или хотя облегчения, как исполнить то, что представляется мне долгом, указываемым моею совестью и любовью к усопшему. Дело мое должно состоять в продолжении на земле, пока суждено будет мне жить, того добра, которое, без сомнения, делал бы сын мой. Желаю начать полезное дело, не откладывая, прежде всего устроив что-либо прочное и новое в сфере общественного образования. Мой сын остановился на пути своего образования с полным к нему рвением и с искренней любовью к ближнему; пусть же другие, нуждающиеся в средствах, продолжают то, чего не суждено было докончить ему".

Г. П. действительно удалось создать нечто прочное и новое в сфере общественного воспитания. В дело создания Коллегии он вложил много любви, личного жизненного опыта, материальных средств; не было почти ни одного сколько-нибудь крупного общественного деятеля и педагога в России, советами которого он бы не воспользовался. На переписку и совещания о Коллегии было затрачено около двух лет. Большие связи дали ему возможность отстоять и осуществить свои идеи, привлечь к участию в заведовании Коллегией город и университет, выхлопотать для нее небывалую автономию, необычное для тех времен Толстовского режима расширение программ русского языка и истории и проч. Для Г. П. и Е. В. Г-н Коллегия всегда была любимым детищем, которому они уделяли всего больше внимания, любви, сил и средств. Как закрытое и образцово поставленное во всех отношениях заведение, она требовала больших денежных затрат. Ни одна из наших средних школ не обладает такой богатой и разнообразной библиотекой, такими прекрасно обставленными кабинетами. По идее Г. П. Коллегия должна была "приготовлять к общественной деятельности юношей талантливых, но неимущих, а с другой - имела целью дать правильное воспитание сыновьям богатых родителей, положение которых в обществе сулило им более или менее влиятельную роль на поприще общественной деятельности". В обоих случаях направленное к одной и той же цели воспитание должно было сглаживать различие между юношами обеих категорий, попадающими в Коллегию. Ввиду этого преподаватели Коллегии в то же время и даже еще в большей степени должны были быть воспитателями.

Половина (30 учеников) должна была быть стипендиатами. На содержание Коллегии Г. П., кроме оборудованного большого дома и значительной суммы, было передано еще при жизни несколько больших имений.

В директора Коллегии Г. П. приглашал К. Д. Ушинского, проф. Шульгина и др. крупнейших педагогов того времени. Отказ Ушинского и Шульгина, которых Г. П. глубоко уважал, был для него тяжелым и неожиданным ударом, тем более что материальное положение всех служащих в Коллегии было поставлено исключительно блестяще для того времени. Г. П. энергично продолжал переговоры и поиски и сумел привлечь к организации воспитательного и учебного дела в Коллегии такие выдающиеся педагогические и ученые силы, как Шафранов, Ничипоренко, Житецкий, Жданов, Науменко и др., и Коллегия оправдала ожидания Г. П. Можно было бы назвать десятки видных общественных, ученых и литературных деятелей, воспитавшихся в ней (акад. Котляревский, проф. Покровский, Петрушевский, Малиновский, Крымский и многие др.).

Когда в Петербурге зашла речь об особой награде Г. П. за создание Коллегии, он был искренно оскорблен и употребил все усилия, чтобы об этом не поднимался больше вопрос.

Близко знавший Г. П. проф. Ф. Г. Мищенко дал такую его общую характеристику: "Г. П. по рождению, первоначальному воспитанию, фамильным традициям принадлежавший дореформенной, крепостнической России, воспитал в себе на основе личных качеств своей природы ревностного общественного деятеля в смысле славных реформ прошлого (императора Александра II) царствования. Потребность живого дела, угасшую только с его смертью, он носил в самом себе; главным стимулом к проявлению этой потребности служило сознание многосложных нужд времени; тяжелое семейное горе не парализовало, напротив, усилило в нем жажду служения обществу и народу, и он, откликаясь личным трудом, щедрыми пожертвованиями, сердечным участием на разнообразнейшие запросы жизни, как бы спешил создать достойный памятник себе и нежно любимому сыну".

Г. П. не был чужд и литературе. Особенно интересовался он украинской этнографией. После смерти в его бумагах был найден составленный им большой сборник этнографических материалов, касающихся Малороссии (не напечатан). В 1857 г. он издал "Южно-руські пісьни з голосами" (теперь - большая библиографическая редкость). В "Киевской Старине", 1882 г. (X, 1-38) было им напечатано, с предисловием П. И. Житецкого, "Подробное описание малорусской вертепной драмы, в том виде, как она сохранилась в селе Сокиренцах". Кроме того, ему принадлежит статья "О склонении малороссийских имен" ("Русский Архив", 1869, X). Он был членом Киевской Археографической Комиссии и председателем Юго-Западного Отдела Императорского Географического Общества, в первые годы его недолгого существования.

Ф. Г. Мищенко, Г. П. Галаган (Некролог). - "Киевская Старина", 1888, XII, 1-22 (с портретом). - Г. П. Галаган, Два письма 1859 г. (К истории освобождения крестьян), ib., 1895, IX, 68-70. - Г. П. Галаган, Отрывки из дневника, ib., 1899, XI, 228-242 и 1902, III, 156-158. - Материалы для биографии Г. П. Галагана, ib., 1898, IX, 188-224. - Г. П. Галаган, Письма к Н. Д. Белозерскому, ib., 1898, IX, 61-62. - Г. П. Галаган, Письмо, ib., 1904, VII-VIII, 1-7. - Г. П. Галаган, Частная переписка, ib., 1899, V, 181-198; VI, 440-454; VII, 24-32; IX, 341- 355. - Поминка по учредителе Коллегии Г. П. Г-не. К портрету Г. П. Г-на (А. Степовича), "Ежегодник Коллегии Павла Г-на", 1908. - Н. Максимейко, Коллегия и Г. П. Г-н., "Ежегодник К. П. Г.", 1897, 189-195. - Г. П. Г-н., Переписка, "Ежегодник К. П. Г.", 1901, 1903, 1904. - Энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона, XIV, 886-887. - В. Л. Модзалевский, Малороссийский Родословник, I, 225. - Имп. СПб. университет в течение первых 50 лет его существования, стр. LXXVII. - Большая Энциклопедия, IV, 58-59.

В. В. Каллаш.

Русский биографический словарь в 25-ти т. - Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцева. - Санкт-Петербург: Тип. И. Н. Скороходова, 1896-1918.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia