Статистика - Статей: 872662, Изданий: 946

Искать в "Биографический энциклопедический словарь..."

Алексеев





Алексеев, Иван

- один из видных раскольничьих писателей XVIII столетия, основатель среди беспоповцев-федосеевцев секты "новоженов", государственный крестьянин, род. в 1709 г., в Великороссии, ум. в 1776 г., в Стародубье, куда переселился еще в молодости. Выучившись грамоте, "крюковому сладимому пению", "чистописанию уставом" и "изографству святых икон", Алексеев вскоре выдвинулся из среды малограмотных стародубских слобожан-раскольников, принадлежавших, по большей части, к поповщинской секте. Природный критический ум Алексеева, его начитанность, "рачительство о правости догмат церковных", из-за которого он "род и отечество оставил и тех ради претерпевал многие недостатки", позволяли раскольникам надеяться, что Алексеев много сделает на пользу "древляго благочестия". Однако, надежды их не оправдались: хотя Алексеев и писал против православия (разговор "О истинной церкви доказательство, кую и врата адова одолети не могут", "Рассуждение о староверческой церкви и старообрядцах", "Книга Питин, о двуперстном сложении и триперстии Никона патриарха", и др.), но главнейшие свои труды посвятил обличению поповцев и беспоповцев. Будучи федосеевцем, Алексеев, изучив слабые стороны поповцев, написал в разное время (последнее относится к 1762 г.) несколько дельных сочинений, в которых опровергал "глупые и суеверные доводы поповщинские о их бегствующем и беззаконном иерействе". Важнейшее из этих сочинений относится к 1755 году и называется "История о бегствующем священстве". В историческом отношении это сочинение важно потому, что сообщает сведения об основателях раскола на юге и юго-западе России - иеромонахе Иове, игумене Досифее, попах Козме и Стефане, иереях Иоасафе и Феодосии; об основании при попе Феодосии толка поповщины и церкви на Ветке; о первых беглых попах и искании архиереев и пр.; важно оно еще и потому, что знакомить с состоянием современной Алексееву раскольничьей литературы, так как в нем упоминается о целом ряде раскольничьих сочинений ("История об отцех и страдальцех Соловецких", "Ответы диаконовы", "История стрелецкая", "Доношение староверов ясскому митрополиту Антонию" и пр.).

Родившись и выросши среди федосеевцев, Алексеев при своем уме не мог не обратить внимания на их "гнусное бракоборство" (по собственному его выражению), на отсутствие у них семейной жизни, на всеобщее сиротство федосеевских детей. Конечно, федосеевцы не допускали и мысли, чтобы "славный творец разных сочинений в защиту Христовой церкви" (т. е. федосеевского толка) решился когда-нибудь выступить против своих единомышленников. Действительно, прежде, чем начать свою проповедь о необходимости брачной жизни, Алексеев решил узнать об этом мнения других лиц. С этою целью он еще в 1728 году посетил разные раскольнические убежища в России и за пределами ее и беседовал с разными уважаемыми в расколе лицами. Так, сначала Алексеев отправился в тогдашний главный притон беспоповщины - Поморье и здесь, в числе 24 вопросов о разных "церковных" делах, предложил Андрею Денисову вопрос "о новых браках, кой по познании тако сопрягошася, как с ними поступати". Денисов ответил: "таковых у нас обще под целомудренное житие и соединение братства церковного приимати положено". Более сочувственное отношение к своей мысли о необходимости брака Алексеев встретил среди федосеевских наставников в Москве, а также в "подольской стране окрест Бара", в "Польше - Кутах при Венгерской земли", и других местах. Убедившись, что многими из беспоповцев уже сознается крайность в учении о всеобщем безбрачии, Алексеев смело и решительно ополчился против беспоповщинского девства. Учение Алексеева, изложенное в его обширном сочинении "О тайне брака", написанном в 1762 году, заключалось в следующем. Он признавал брак тайной, но не в смысле таинства, как это понимает православная церковь, а в смысле таинственного значения супружеской любви, как образа любви Христа к церкви. Основанием браку служит благословение, преподанное Богом Адаму и Еве, и для заключения его требуется только взаимная любовь брачующихся, согласие их на вступление в брак, выраженное словами пред свидетелями, и согласие родителей. Хотя церковное венчание необходимо, но оно не дает брачующимся особенной благодати и не имеет прямого отношения к существу брака: оно только общенародный христианский обычай, для отличия законного сожития от незаконного. При неимении священства можно венчаться и в церкви еретической (т. е. православной); повенчавшихся можно, по мнению Алексеева, не разводить в федосеевской общине. Учение Алексеева особенное сочувствие нашло среди поморов и молодых федосеевцев, старые же федосеевцы отнеслись к нему крайне враждебно и на сборище в Польше, в 1752 г., постановили не иметь с "новоженами" никакого общения не только в пище и питии, но даже в молитве, таинствах крещения и покаяния. Напрасно увещевал их Алексеев: федосеевцы чуждались "новоженов", как отступников от веры, и в 1757 г., когда около Алексеева сгруппировалось весьма значительное число последователей, они и его отлучили от своего общества. Алексеев ответил им "Словом обличительным на собор новоявленных раздорников", в котором доказывал неосновательность причин своего отлучения и называл собор "богопротивным, душепагубным, раздорноческим". Но невежественные феодосеевские наставники упрямо стояли на своем. Только к концу жизни Алексеева федосеевцы несколько смягчили свои суровые отношения к "новоженам". Написанное в 1762 году сочинение "О тайне браке" отчасти было также вызовом федосеевцам в ответ на их отлучение основателя новой секты; в этом труде Алексеев не только излагает свое учение, но и обличает темные стороны жизни федосеевского общества, грубое невежество федосеевских наставников, их жадность к деньгам, невнимание к своим обязанностям, даже их еретичество, происходившее от совершенного незнания основных начал веры и нравственности христианской. После труда "О тайне браке" Алексеевым было написано еще несколько сочинений, перечисленных в "Историческом словаре староверческой церкви" Павла Любопытного. Назвав все 28 принадлежащих Алексееву сочинений, Павел Любопытный говорит, что, кроме этих, были еще сочинения в прозе и стихах, но утрачены.

Александр Б., "Описание некоторых раскольничьих сочинений", т. I, стр. 262-291. - Нильский, "Семейная жизнь в русском расколе", стр. 105-199. - Макарий, "История русского раскола", стр. 277-278. - Ивановский, "Критический разбор учения старообрядцев", стр. 355-360. - "Руководство по истории и обличению раскола", ч. І, стр. 99-100. - "Словарь" Павла Любопытного помещен в "Чтениях общ. ист. и древ. рос.", т. І, за 1863 г. - Журнал "Истина", 1875 г., кн. 39 и 43. - "Летописи рус. литер. и др.", изд. Тихонравова, т. IV (здесь помещена "История о бегствующем священстве"). Описания рукописей библиотеки Хлудова и черниговской духовной семинарии. - "Труды киевской духовной академии" 1876 г., кн. І, стр. 116. - Словари: Энциклопед., сост. русскими учен. и литер., т. III, и Критико-биографич. Венгерова, т. I, стр. 386-390.

С. Тр.

Русский биографический словарь в 25-ти т. - Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцева. - Санкт-Петербург: Тип. И. Н. Скороходова, 1896-1918.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia