Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Соловьев С. М.





СОЛОВЬÉВ, Сергей Михайлович (5.V.1820 – 4.Х.1879) – рус. буржуазный историк. Академик (1872). Род. в Москве в семье священника. Уже в детстве неоднократно перечитал "Историю государства Российского" H. M. "Карамзина". Учился в Моск. ун-те (1838–42), где испытал влияние Т. Н. "Грановского" (с к-рым был близок в дальнейшем), философии Г. Гегеля, книги И. "Эверса" "Древнейшее право Руссов". Ознакомление с рукописным собранием М. П. "Погодина" привело С. к открытию 5-й ч. "Истории Российской" В. Н. "Татищева". По окончании ун-та С. в 1842–44 провел за границей домашним учителем детей гр. А. П. Строганова; слушал лекции Ф. "Гизо" и Ж. "Мишле" в Париже, К. Риттера и Л. Ранке в Берлине, Ф. Шлоссера в Гейдельберге; познакомился с В. Ганкой, Ф. "Палацким" и П. "Шафариком". В 1845 приступил к чтению университетского курса по рус. истории, закончил магистерскую диссертацию "Об отношении Новгорода к великим князьям", а в 1847 – докторскую – "История отношений между рус. князьями Рюрикова дома". С 1847 – проф. Моск. ун-та. С 1851 начала выходить "История России с древнейших времен" С. В 50–70-х гг. в обстановке подготовки и проведения бурж. реформ С. опубл. ряд исследований, очерков, статей, руководствуясь принципом, заявленным в "Исторических письмах" (1858): наука обязана отвечать на вопросы жизни. В 1863 (год польского восстания) появилась "История падения Польши", а в 1877, когда началась рус.-тур. война, – "Император Александр I. Политика, дипломатия". С. написал также несколько работ, посвященных вопросам теории: "Наблюдения над историч. жизнью народов", "Прогресс и религия" и др.; историографии – "Писатели рус. истории XVIII в."; "H. M. Карамзин и его "История государства Российского"", "Шлёцер и антиисторич. направление" и др. Крупным событием не только в науч. биографии С., но и в обществ. жизни стали "Публичные чтения о Петре Великом" (М., 1872). В 1864–70 С. занимал должность декана историко-филологич. ф-та, а в 1871–77 – ректора Моск. ун-та. В последние годы жизни С. был пред. "Московского общества истории и древностей российских", а также директором Оружейной палаты.

Преодолев свои прошлые славянофильские увлечения, С. примкнул к "западникам", занимая умеренные либеральные позиции. Он отрицательно относился к крепостному праву и политич. режиму Николая I, но страшился крест. движения, был далек от революционеров. После смерти Николая I С. преподавал историю наследнику, Николаю Александровичу, а в 1866 – будущему императору Александру III, по поручению к-рого составлял записку о совр. состоянии России (оставшуюся незаконченной). Незадолго до смерти либеральным надеждам С. был нанесен жестокий удар. Находясь на посту ректора, будучи горячим поборником просвещения, науки, С. выступал в защиту университетской автономии, определенной уставом 1863, и вынужден был уйти в отставку (1877), когда его усилия потерпели крах.

Гл. делом жизни С. явилось создание "Истории России с древнейших времен". В 1851–79 вышло 28 тт., а последний – 29-й т., доведенный до 1775, вышел посмертно. В "Истории России" получила наиболее полное выражение ист. концепция С. "История России" создавалась в противовес "Истории государства Российского" Карамзина, считавшейся в 1-й пол. 19 в. официальной. Субъективистским взглядам Карамзина С. противопоставил идею ист. развития. Человеческое общество представлялось С. целостным организмом, развивающимся "естественно и необходимо".

При изучении истории России С. считал необходимым "...не разделять начал, но рассматривать их во взаимодействии, стараться объяснить каждое явление из внутренних причин..." (История России с древнейших времен, т. 1, кн. 1, 1959, с. 55). Следуя этим принципам, С. отказался от выделения "норманского" и "татарского" периодов и поставил в центре не завоевание, а внутр. процессы развития (колонизац. движение, возникновение новых городов, изменение взгляда князей на собственность и характер своей власти), отведя решающую роль переходу родовых отношений в государственные. Родовые отношения между князьями, по мнению С., господствовали в 9–12 вв., со 2-й пол. 12 в. начинается борьба между гос. и родовым началом, окончившаяся полным торжеством гос. отношений во времена "Ивана III Васильевича" и "Ивана IV Васильевича". С. первым поставил процесс гос. централизации в тесную связь с борьбой против монголо-тат. ига. Сложившееся во главе с Москвой гос-во С. правильно характеризовал как преимущественно земледельческое. Гос. централизацию С. называл "хирургической повязкой", призванной скрепить разбитые части страны в единое целое, восполнить недостаток внутр. связей. Попытался вскрыть ист. смысл "опричнины" как борьбы против "удельных" устремлений боярства, одновременно осуждал жестокость царя. В С.-ученом сочетался историк, стремящийся вскрыть ист. закономерности, с историком-моралистом, интересующимся нравств. мотивами и последствиями человеческих поступков.

Будучи сторонником сравнительно-ист. метода и указывая на общие черты развития России с Зап. Европой, С. вместе с тем отмечал и своеобразие России, заключавшееся, по С., прежде всего в промежуточном положении страны между Европой и Азией и вынужденной многовековой борьбе со степными кочевниками. Согласно концепции С., сначала наступала Азия, в 16 в. в наступление перешла Россия – передовой форпост Европы на Востоке. Человек религиозный, С. склонен был видеть в этом "торжество христианства над мусульманством". Помимо "природы страны", С. придавал огромное значение "природе племени", расценивая рус. народ как "избранный".

Сводя ист. развитие в конечном счете к изменению гос. форм, С. отводил истории обществ.-экономич. жизни подчиненное положение по сравнению с историей политической. В прикреплении крестьян к земле С. видел меру вынужденную, вызванную природными условиями России и гос. потребностями, заключавшимися прежде всего в "умножении войска". Связывая прикрепление крестьян к земле с усилением гос. централизации, С. сделал шаг вперед в изучении проблемы возникновения крепостного права. Однако указание на гос. нужды, удовлетворение к-рых, согласно его концепции, являлось общенародным делом, затушевывало клас. характер закрепощения. В этом вопросе С. был близок к Б. Н. "Чичерину". Издание закона о прикреплении крестьян С. относил к началу царствования Федора Ивановича.

В общеисторич. концепции С. особое место занимает "смута". Она представляется реакцией всех антигос. сил и элементов на успешный процесс централизации, завершившийся во 2-й пол. 16 в., когда гл. гос. потребностью стала "потребность просвещения, сближение с народами Зап. Европы". В качестве причин "смуты" С. выдвигал падение нравственности народа и развитие казачества. Расценивая ист. события с точки зрения развития государственности, С. увидел в событиях нач. 17 в. насильств. перерыв в органич. ходе рус. истории. После "смуты" движение возобновляется по законному пути, но с тех рубежей, на к-рых в кон. 16 в. остановились Рюриковичи. Методологич. ограниченность и клас. направленность такого подхода очевидны. С. признает закономерность образования крепостнич. гос-ва, но отрицает закономерность клас. борьбы нар. масс против этого гос-ва. Отрицат. отношение С. к клас. борьбе, игнорирование ее закономерности и прогрессивности сильнее всего сказалось при рассмотрении им крест. войн 17–18 вв.

В центре науч. интересов С. стояли петровские реформы. Он впервые показал их объективную закономерность и неразрывную связь 17 и 18 вв. Перелом от России древней к новой, по мнению С., произошел на рубеже 17–18 вв. и знаменовал собой вступление страны на путь бурж. развития, "европеизации". В этом смысле реформы Петра I выступали как прообраз бурж. реформ 60–70-х гг. 19 в. Однако наделяя реформу общенар. характером, лишая политику Петра I клас. основ, С. не мог понять, чем же вызывалось нар. сопротивление планам Петра. Рус. история после Петра I разработана С. значительно слабее. Здесь по мере продвижения к царствованию Екатерины II дается все более пространное изложение архивных мат-лов, в к-ром руководящие идеи начинают тонуть.

Положенный в основу трудов С. огромный мат-л начиная с 17 в., преим. архивный, изложен под углом зрения свойственной его науч. мышлению идеи ист. закономерности, все факты связаны в единую, стройную систему. Такой подход дал возможность С. нарисовать исключительную по силе и выразительности целостную картину рус. истории на протяжении веков. Труды С. оказали глубокое влияние на последующее развитие ист. науки в России. В. О. "Ключевский", Н. П. "Павлов-Сильванский", С. Ф. "Платонов" и др. в той или иной мере находились под воздействием ист. концепции С. "История России" С. сохранила большое науч. значение вплоть до наших дней.

Соч.: Собр. соч., СПБ, [б. г.]; История России с древнейших времен, кн. 1–15, М., 1959–66; Записки, П., [б. г.]. Список соч. С. (1842–1879 гг.), составлен Н. А. Поповым, в кн.: Соловьев С. М., Соч., СПБ, 1882, с. 529–36.

Лит.: Безобразов П. В., С. М. Соловьев. Его жизнь и учено-лит. деятельность, СПБ, 1894; Бестужев-Рюмин К. Н., С. М. Соловьев, в кн.: Биографии и характеристики, СПБ, 1882; Герье В., С. М. Соловьев, "ИВ", СПБ, 1880, т. 1; Ключевский В. О., С. М. Соловьев, Соч., т. 7, М., 1959; его же, С. М. Соловьев как преподаватель. Памяти С. М. Соловьева, там же, т. 8, М., 1959; Рождественский С., Памяти С. М. Соловьева, "Дела и дни", 1920, т. 1; Рубинштейн Н. Л., Соловьев, в его кн.: Рус. историография, М., 1941; Андреев А. И., Работа С. М. Соловьева над "Историей России", "Тр. МГИАИ", 1947, т. 3; Черепнин Л. В., С. М. Соловьев, как историк, в кн.: Соловьев С. М., История России с древнейших времен, кн. 1, М., 1959; Иллерицкий В. Е., Новое издание "Истории России с древнейших времен" С. М. Соловьева, "ВИ", 1960, № 10; Πресняков А. Е., С. М. Соловьев в его влиянии на развитие рус. историографии, в кн.: Вопросы историографии и источниковедения истории СССР. Сб. ст., М.–Л., 1963.

В. И. Корецкий. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia