Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Славяне





СЛАВЯ́НЕ древние – большая группа племен, предков совр. слав. народов Центр., Юж. и Вост. Европы, говоривших на языках, принадлежавших к индоевроп. семье. Источниками по истории С. являются археол. и лингвистич. памятники, известия греко-рим. и визант. авторов ("Плиний" Старший, "Тацит", Птолемей, "Иордан", "Прокопий Кесарийский" и др.), а также раннесредневек. летописей, хроник и араб. авторов. Древнейшие ист. известия о С. относятся к 1–2 вв. н. э. и связываются с именем "венедов", обитавших в пределах т. н. "Европейской Сарматии", между Карпатами и Балт. м., восточнее германцев (Плиний Старший, Птолемей). В кон. 1 в. венеды были известны Тациту, локализовавшему их между бастарнами и феннами (финнами), т. е., по-видимому, на восток от Вислы. В Пейтингеровых таблицах венедо-сарматы указаны по соседству с бастарнами, гетами и даками, жившими в низовьях Дуная и на Карпатах. Иордан помещал венедов в басс. Вислы. Среди венедских племен, обитавших севернее Карпат, во 2 в. Птолемею были известны суовены (σουοβηνοί). По мнению ряда исследователей, это назв. распространилось впоследствии в Юж. Европе в качестве наименования всех С., тогда как зап. соседи С. долго пользовались наименованием венеды (нем. Wenden, Winden, финск. venäjä, veneä). В нач. 6 в. о "славянах" говорит визант. автор Псевдо-Кесарий Назианзский; с сер. 6 в. наименование Σκλαβῆνοι, Sclaveni неоднократно встречается в текстах Прокопия, Иордана и др. Ко 2-й пол. 7 в. относится первое упоминание о славянах (сакалиба) в араб. источниках (Абу Малик аль-Ахталь).

Данные языкознания, гидронимии и т. н. лингвистич. географии связывают древних С. с областью Центр. и Вост. Европы, простиравшейся от Эльбы и Одера на З., в басс. Вислы, в Верх. Поднестровье и до Среднего Поднепровья на В. Сев. соседями С., по данным сравнит.-историч. языкознания, были германцы и балты, составлявшие вместе со С. сев. группу индоевроп. племен. Вост. соседями С. были западноиран. племена (скифы, сарматы), юж. – фракийцы и иллирийцы, зап. – кельты. Такие представления о территории древних С. были обстоятельно обоснованы Л. "Нидерле". В наст. время остается, однако, дискуссионным вопрос о древнейшей "родине" С. По мнению нек-рых польск. лингвистов (Т. Лер-Сплавинский, М. Рудницкий), она находилась на Одере и Висле; большинство исследователей (К. Мошиньский, Г. Улашин, Ф. П. Филин и мн. др.) помещают ее к В. от Вислы.

По предположению большинства сов., польск. и чехословацких археологов, древние С., так же как германцы и балты, были потомками скотоводческо-земледельч. племен "шнуровой керамики культуры", расселившихся на рубеже 3-го и 2-го тыс. до н. э. из Сев. Причерноморья и Прикарпатья по Центр., Сев. и Вост. Европе. В последующее время С. были представлены несколькими генетически связанными между собой археологич. культурами, особое значение среди к-рых имели "тшцинецкая культура", распространенная в 3-й четв. 2-го тыс. до н. э. между Вислой и средним Днепром, "лужицкая культура" (13–4 вв. до н. э.) и "поморская культура" (6–2 вв. до н. э.) на терр. совр. Польши. В Поднепровье нек-рые археологи считают праславянами носителей "чернолесской культуры" (8 – нач. 6 вв. до н. э.), невров или даже скифов-пахарей Геродота. Предположительно со С. связывают подгорцевскую и "милоградскую культуру" (7 в. до н. э. – 1 в. н. э.). Существовавшие с кон. 1-го тыс. до н. э. в басс. Вислы "пшеворская культура", а на Припяти, в Среднем Поднепровье – "зарубинецкая культура" связываются с венедами (среди пшеворских группировок были и германцы). Это были культуры развитого железного века, их носители занимались земледелием, скотоводством и ремеслами. Вероятно, у нек-рых передовых племенных групп родовая община сменилась уже территориальной.

Во 2–4 вв. н. э., в результате движения на юг герм. племен ("готы", "гепиды"), целостность терр. С. была нарушена, что имело, по-видимому, большое значение в обособлении С. на западных и восточных. Осн. масса носителей зарубинецкой культуры передвигается в первых веках н. э. на С. и С.-В. по Днепру и Десне (позднезарубинецкая культура). В 3–4 вв. в Среднем Поднепровье обитали племена, оставившие черняховские древности. Нек-рые археологи (Э. А. Сыманович, М. Ю. Брайчевский) считают их славянами, другие – полиэтничной группировкой, включавшей слав. элементы. В кон. 5 в., после падения державы гуннов, началось движение С. на юг: к Дунаю, в Сев.-Зап. Причерноморье и их вторжения в балканские провинции Визант. империи. Племена С. разделялись тогда на две группы – "актов" (вторгавшихся на Балканский п-ов через низовья Дуная) и склавинов (нападавших на визант. провинции с С. и С.-З.). Во время первых вторжений С. на Балканский п-ов они были названы в письм. источниках древним именем дакофракийского населения низовьев Дуная – гетами (о вторжении С. на Балканский п-ов см. в ст. "Великое переселение народов"). Колонизация Балканского п-ова была результатом не переселения, а расселения С.; они удержали все свои другие земли в Центр. и Вост. Европе. Более того, во 2-й пол. 1-го тыс. С. заняли Верх. Поднепровье и его сев. периферию, принадлежавшие ранее вост. балтам и финно-угорским племенам, а также земли по ниж. Эльбе и юго-зап. побережью Балт. м. (см. "Полабские славяне", "Бодричи", "Лютичи") и превратились в крупнейшую этнич. группу Европы. Современники славяно-визант. войн (Иордан, Прокопий Кесарийский, Маврикий Стратег, Феофилакт Симокатта и др.) сообщают многочисл. данные о С. того времени, их расселении, быте, обществ. строе, языч. религии, воен. предприятиях. С. описываются как обитатели лесов, устраивавшие свои хижины у озер и болот в труднопроходимых местах; С. не имели городов, занимались с. х-вом. Маврикий о С. пишет: "У них большое количество разнообразного скота и плодов земных, лежащих в кучах (скирдах?), в особенности проса и пшеницы"; они "сходны по своему образу жизни, по своим нравам, по своей любви к свободе; их никаким образом нельзя склонить к рабству или подчинению в своей стране". Славяне "...не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве..." [Πрοкοпий из Кесарии, Война с готами, III (VII), 14, 22; рус. пер., М., 1950]. Как анты, так и склавины распадались на отдельные плем. группировки: уже в 7 в. известны дулебы, вероятно, тогда же существовали и другие "племена" С., перечисленные в "Повести временных лет" ("поляне", "северяне", "древляне", "кривичи", "уличи", "тиверцы", "дулебы", "хорваты", "радимичи", "дреговичи", "вятичи" и др.). В 7–8 вв. среди объединений С., проникших на Балканский п-ов, были известны драгувиты, сагудаты, верзиты, северы (северяне) и мн. др. В ист. источниках сохранились имена слав. воен. вождей: Боз, Пирагост, "Мезамир сын Идаричев, брат Калагаста", Добрит, Хвалибудий и др. Опасаясь объединения С., византийцы стремились использовать в своих целях их политич. разобщенность, поддерживали в среде С. межплем. конфликты. Языческая религия С. описана Прокопием, отчасти известна и из описаний вост.-слав. племен в "Повести временных лет" и из церк. поучений. "Они считают, – сообщает Прокопий, – что один только бог, творец молний, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды... Они почитают и реки, и нимф (русалок. – Ред.), и всякие другие существа, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят и гадания" [там же, III (VII), 14, 24].

Нек-рые черты древнеслав. мифологии восстанавливаются на основе письм. источников 6–12 вв., археологич. и этнографич. сведений. К числу древнейших форм религии относятся семейно-родовые культы предков – "родителей" (пережитки его – образ Щура или Чура, домового и т. п.), к ним относится культ Рода и Рожениц, к-рые связаны и с плодородием. Общинные земледельч. культы впоследствии были приспособлены к христианским праздникам (святки, масленица и т. п.). К земледельч. культам имели отношение небесные божества Сварог и Даждь-бог. Бог грозы Перун возглавил в период распада родового строя пантеон слав. божеств. К низшим божествам относились: леший (duch lisny – польск.), водяной (vodnik – чеш.), полевой дух – полудница (pripoldnica – лужицк.), вилы – водяные, полевые, лесные, горные или воздушные девы и т. п. Общеслав. пантеон, вероятно, отсутствовал (у разных групп повторяется лишь Перун). В кон. 1-го тыс. наблюдается перерождение племенных культов в государственные.

Свидетельства письм. источников подтверждаются археологич. памятниками С. 6–7 вв., к-рые хорошо известны на терр. СССР (Поднепровье, Побужье, Поднестровье), Польши, Чехословакии, Румынии, Болгарии, Югославии. Это остатки поселений с жилищами- полуземлянками, отдельные городища-замчища, могильники и курганы с остатками трупосожжений, в т. ч. отдельные могилы знати с богатым инвентарем и клады, содержащие нередко драгоценности византийского происхождения. И письм., и археол. данные свидетельствуют о том, что в третьей четверти 1-го тыс. С. порывают с родовым строем. Этот процесс был обусловлен изменениями в экономич. жизни С., прежде всего в системе земледелия и землепользования, в появлении ремесел. С. занимались пашенным земледелием, скотоводством, различными ремеслами, жили соседскими общинами; историческая обстановка (войны, расселение) способствовала процессу распада родовых связей, развитию частной собственности на орудия и средства произ-ва и образованию классов.

В итоге расселения С. по огромным пространствам, имевшим различное местное население, этнич. и языковая общность С. начала постепенно разрушаться, что привело к образованию существующих доныне трех славянских группировок – западной, восточной и южной. С распадом родового строя и с возникновением древнейших слав. гос-в [Первое Болгарское царство (см. в ст. "Болгария"), "Само", "Великоморавская держава", "Карантания", "Киевская Русь"] в конце 1-го тыс. н. э. начали формироваться средневековые слав. народности.

См. карту на отд. листе к стр. 737.

Источн.: Иордан, О происхождении и деяниях гетов. Getica, M., 1960; Прокопий из Кесарии, Война с готами, М., 1950; Феофилакт Симокатта, История, М., 1957; Мишулин А. В., Древн. славяне в отрывках греко-рим. и визант. писателей по VII в. н. э., "ВДИ", 1941, № 1.

Лит.: Погодин А. Л., Из истории слав. передвижений, СПБ, 1901; Шахматов Α. Α., Древнейшие судьбы рус. племени, П., 1919; Нидерле Л., Слав. древности, пер. с чеш., М., 1956; Третьяков П. Н., Восточнослав. племена, М., 1953, с. 97–204; его же, Финно-угры, балты и славяне на Днепре и Волге, М. – Л., 1966, с. 190, 285; Филин Ф. П., Образование языка вост. славян, М. – Л., 1962; Славяне накануне образования Киевской Руси, М., 1963 (МИА, № 108); Горнунг Б. В., Из предыстории образования общеславянского единства, М., 1963; Niederle L., Slovanské starožitnosti, dl 1, Praha, 1925, [2 vyd.], dl 2–3, Praha, 1906–19; его же, Život starých slovanů, dl 1–2, Praha, 1911–25; Lehr-Spławiński T., O pochodzeniu i praojczyźnie slowian, Poznań, 1946; Εisner I., Rukovět’slovanské archeologie, Praha, 1966.

П. Н. Третьяков. Ленинград.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia