Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Синология





СИНОЛÓГИЯ (китаеведение, от лат. Sina – Китай и греч. λόγος – учение) – комплекс наук, изучающих политику, историю, философию, экономику, языки, лит-ру и культуру Китая. Изучение истории, экономики, культуры Китая, осуществляющееся в самом Китае, обычно не включается в понятие синологии. С. как особая отрасль знания зародилась в Европе в кон. 17 – нач. 18 вв. Ее возникновение и развитие были связаны как с колониальной экспансией европ. гос-в, вступивших на путь капитализма, так и с общим расширением междунар. экономич., политич. и культурных связей. С., как и др. востоковедные дисциплины, на протяжении длит. времени представляла комплексную науку, отд. отрасли к-рой были мало дифференцированы.

Начальный период развития С. Начало изучению Китая в Зап. Европе положили длит. время жившие в Китае миссионеры, к-рым принадлежат первые труды о кит. яз. и лит-ре, по истории и географии Китая, переводы кит. лит., ист., филос., морально-этич. и религ. произведений, а также составление первых карт Китая и окружающих областей. В 17–18 вв. началось изучение Китая и в России (см. ниже раздел Китаеведение в России и СССР). Из зап.-европ. миссионеров, написавших крупные труды по Китаю, следует отметить французов Ж. Премара (1666–1736) – составителя грамматики кит. яз. в 5 тт., Ж. Ф. Жербильона (1654–1707) – автора исследования о маньчжурском яз., М. Майя (1669–1748) – переводчика ист. труда ""Тун цзянь ган му"", изданного под назв. "Всеобщая история Китая", Ж. Б. Дюгальда (1674–1743) – историка и географа и др. Из мат-лов, подготовленных миссионерами, составлялись различные сб. о Китае, в т. ч.: "Mémoires concernants l’histoire, les sciences, les arts,, les moeurs, les usages etc. des Chinois par les missionaires de Pékin", v. 1–16, P., 1776–1814; "Всеобщее описание Китая" ("Description générale de la Chine"), вышедшее в 1785 в изд. Грозье. Работы миссионеров отличались некритич. подходом к кит. источникам.

Изучение Китая стало предметом университетского преподавания впервые во Франции, с 1814 [первый проф. – А. Ремюза (1788–1832), его преемник – историк и лингвист С. Жюльен (1799–1873)], позднее – в Англии и Германии.

Из зап.-европ. ученых 1-й пол. 19 в., изучавших Китай, можно выделить англичанина Г. Моррисона (1782–1834) – составителя шеститомного словаря кит. языка, немца Ю. Клапрота (1783–1835), француза Э. К. Био (1803–50), переведшего ряд др.-кит. ист. источников.

Мировая синология во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. Как комплексная науч. дисциплина С. сложилась во 2-й пол. 19 в. С сер. 19 в. в связи с проникновением капиталистич. держав в Китай, С. в Зап. Европе получила значит. развитие, усилилось ее практич. применение. Хотя во мн. работах защищалась колониальная политика европ. пр-в, в С. в целом изменились методы изучения истории и культуры Китая. Ученые Зап. Европы переходили к науч. исследованию кит. источников, их критич. освоению. Большое развитие получило китаеведение в России.

Многие работы по Китаю во 2-й пол. 19 в. в Зап. Европе выполнены англичанами (в т. ч. миссионерами и дипломатич. работниками). Дж. Легг (1815–97) перевел впервые на англ. яз. кит. классич. произведения и снабдил их комментариями, Г. Джайлс (1845–1935) составил фундаментальный кит.-англ. словарь и написал историю кит. лит-ры (Н. Giles, The history of Chinese literature, N. Y. – L., 1901). Из немецких ученых следует отметить Г. фон Габеленца (1840–93), К. Неймана, автора работ по истории опиумных войн, миссионера К. Гюцлафа, автора краткого ист. очерка Китая, а также В. Грубе (1856–1908), А. Пфицмайера (1808–87). В США С. стала развиваться позднее. К числу амер. ученых относятся С. Уильямс (1812–84), П. Паркер (1804–88) и др.

Наиболее крупными франц. синологами кон. 19 – нач. 20 вв. были: С. "Куврёр" (1835–1919) – известен как переводчик конфуцианских канонич. книг и составитель большого кит.-франц. словаря, А. "Кордье" (1849–1925) [автор мн. работ по истории Китая, в т. ч. "Всеобщей истории Китая и его связей с иностр. гос-вами" (H. Cordier, Histoire générale de la Chine et de ses relations avec les pays étrangers..., v. 1–4, P., 1920), a также большой сводной библиографии работ по Китаю на европ. яз. (Bibliotheca Sinica, v. 1–4, P., 1878–95)], Э. "Шаванн" (1865–1918) – самый крупный синолог мира своего времени, посвятивший значит. часть жизни переводу и исследованию др.-кит. ист. памятника ""Ши цзи"".

В нач. 20 в. появились работы по междунар. отношениям Китая. Наиболее известна работа англ. ученого Морса (Н. В. Morse, The international relations of the Chinese Empire, v. 1–3, L. – N. Y. – Bombay – Calc., 1910–18).

Многовековой период знакомства японцев с феод. культурой Китая, заимствование ими элементов кит. культуры, постепенное накопление знаний о Китае создали благоприятные условия для развития С. в Японии, к-рая сложилась на рубеже 19–20 вв. в спец. отрасль науки – т. н. "Синагаку". В япон. ун-тах и науч. учреждениях началось систематич. изучение культуры, истории, всего комплекса вопросов, связанных с Китаем.

Бурж. С. в целом базировалась на идеалистич. методологии. Это определяло преимуществ. интерес синологов к кит. классич. философии, религии и феод. культуре К. трактовке изучавшихся проблем синологи подходили с теистич. позиций, рассматривали вопросы духовной жизни Китая внеисторически, часто идеализировали древние кит. институты. В изучении истории Китая синологи некритически следовали за офиц. кит. династийными хрониками, игнорировали проблемы экономич. истории и особенно историю борьбы трудящихся масс.

К сер. 19 в. с открытием К. Марксом и Ф. Энгельсом материалистич. понимания истории возникла теоретич. основа для развития марксистской С. В ее становлении большую роль сыграли и спец. работы Маркса и Энгельса о Китае, а также труды В. И. Ленина.

Мировая С. в новейшее время. Новая эпоха мировой истории, связанная с победой Окт. революции в России, растущее влияние идей марксизма-ленинизма и острота идеологич. борьбы определили и новый этап в развитии мировой С. после 1917. В центре внимания сов. и прогрессивной зарубежной С. все больше становятся вопросы изучения истории революц. борьбы кит. народа, многогранной жизни нар. масс, борьбы материалистич. и идеалистич. идей в кит. философии. Быстро растет С. в Зап. Европе, США и Японии, подталкиваемая требованиями правящих кругов империалистич. гос-в. Развитие С. стимулировалось и общим прогрессом науки, борьбой народов Востока и крахом европоцентристских теорий. К 20–30-м гг. 20 в. относится создание ряда новых ин-тов, об-в, учреждений в США, Англии, Японии, Швеции, Италии, Голландии, где ставится более широкое изучение Востока и Китая в частности. С. в этот период в зап.-европ. странах развивалась на основе трудов крупных ученых, создававших свои школы и фундаментальные работы по различным отраслям китаеведения. В их числе видные синологи Франции – П. "Пеллио" (1878–1945), М. "Гране" (1884–1940), А. "Масперо" (1883–1945); синологи Германии – О. "Франке" (1863–1946), А. Форке (1867–1944); ученые Швеции – Ю. Г. "Андерсон" (1874–1960), О. Сирен (р. 1879), Б. "Карлгрен" (р. 1889); голл. китаевед Я. Дёйвендак (1889–1954); итал. ученый Дж. Туччи (р. 1894) и нек-рые др. В области истории Китая появляются как работы общего характера, так и исследования по отд. проблемам [работы Д. "Бодде" (США), М. К. Уилбура (США), Л. К. Гудрича (США), X. Г. Крила (США), Т. Картера (США), О. "Латтимора" (США, с 1963 – в Англии), К. С. "Латурета" (США), Ж. Эскарра (Франция), К. Ремера (США), П. Рачневского (Германия), А. Хуммеля (США), А. Хулсве (Нидерланды) и др.]. Печатается значит. число переводов лит. памятников и трудов по истории кит. лит-ры [А. Д. Уэйли (Англия), Р. Вильхельм, X. Биленстейн (Швеция, 1952–61 – в Австралии, с 1961 – в США), П. "Демьевиль" (Франция), Д. Р. Хайтауэр (США), фон Цах (Австрия)], работ по кит. лингвистике [Б. Карлгрен, В. Саймон (до сер. 30-х гг. – в Германии, затем в Англии), П. Сэриез и др.]. В этих трудах содержится богатый фактич. материал, изучаются важные проблемы. Вместе с тем бурж. синологами выпускается и немалое число книг, в к-рых фальсифицируется история кит. революции, сов.-кит. отношений, восхваляется гоминь- дановский режим и деятельность зап. держав в Китае. В Японии мн. китаеведные учреждения (Бюро по изучению Вост. Азии, осн. 1938; Исследовательское бюро Южно-Маньчжурской ж. д. и др.) были подчинены интересам япон. милитаризма и лишь немногие китаеведческие центры при ун-тах продолжали традиц. науч. исследования. В числе крупных синологов были Ниида Нобору, Кураиси Такэсиро, Каидзука Сигэки, Ёсикава Кодзиро, Морохаси Тэцудзи, Мурамацу Юдзи, Кано Наоки и др.

После 2-й мировой войны наступил новый этап развития бурж. и всей мировой С. Образование социалистич. системы, крах колониальной системы империализма, победа нар. революции в Китае создают новое положение и для китаеведческой науки. Правящие круги империалистич. гос-в, в первую очередь США, принимают меры по развитию С., подчиняя ее своей агрессивной, анти- коммунистич. политике. С другой стороны, продолжает развиваться китаеведение в СССР, зарождается марксистская С. в социалистич. странах Центр. и Вост. Европы, растет влияние прогрессивной марксистской С. во Франции, Японии и др. странах. Т. о., происходит острая идеологич. борьба двух направлений в С. всего мира. Для последних десятилетий характерна все более заметная специализация, большее внимание к социально-экономич. проблемам, новейшей истории, междунар. отношениям. Фактически старая С., вырастая и дифференцируясь, постепенно распадается на отд. отрасли (история, экономика, лит-ра и т. д.), объединенные лишь объектом исследования (не случайно на смену слову Sinology приходит термин Chinese studies). В науч. оборот вводятся новые источники и мат-лы, появляются коллективные труды. Происходит дальнейшее количественное расширение китаеведч. центров почти во всех капиталистич. странах, прежде всего в США, где подготовка кадров по Китаю организована в более чем 30 уч. заведениях, а также в Японии. Наряду с укреплением существующих, организуются новые ф-ты и кафедры во Франции (Бордо), в Англии (Лидс), в ФРГ (Бохум), в Скандинавии (Копенгаген). Все это ведет к росту синологич. публикаций в виде монографий и особенно статей. На помощь ученым в этом море лит-ры приходят библиографии и справочники, число к-рых заметно возрастает (среди них, напр.: John К. Fairbank, Banno Masataka, Japanese studies of modern China, Tokyo, 1955; Yüan T’ung-li, China in Western literature, New Haven, 1958; John Lust, Index Sinicus, Camb., 1964). Усиливается интерес к историографии Китая. Издается ряд исследований по социально-экономич. истории Китая, среди них монографии Н. Сванн, Г. "Франке" (ФРГ), Э. "Балаша" (Франция), А. Фейерверкера (США), Мурамацу Юдзи (Япония). Выходят крупные работы по ср.-век. и новой истории Китая, среди них монографии В. Франке (ФРГ), М. Райт (США), В. Парселла (Англия) и др. В то же время появляется много всякого рода книг и "памфлетов" в США и др. странах по вопросам новейшей истории и особенно истории кит. революции и КПК, по сов.-кит. отношениям (работы Б. Шварца, К. Брандта, А. Уайтинга, М. Уилбура, Р. Уокера и др.); их характеризует в большинстве случаев ярко выраженная тенденциозность, анти- коммунистич. и антисов. направленность.

В области лит-ры больше внимания стало уделяться изучению прозы и драмы Китая [работы В. Эберхарда (до 1936 – в Германии, в 1937–48 – в Турции, с 1948 – в США), Эдварса, Д. Бертуччоли (Италия), Кадзи Ватару (Япония) и др.]. Продолжаются серьезные изыскания в области истории идеологии и культуры. Неск. новых книг издано о Конфуции, нередко со стремлением проследить развитие его идей, вплоть до современности [работы Дж. Левенсона (США), X. Крила (США), А. Райта (США), Каидзука Сигэки (Япония)], о религии и обычаях. Появились крупные обобщающие исследования по истории кит. культуры. Это прежде всего многотомный труд англ. ученого Дж. Нидема "Наука и цивилизация в Китае" (J. Needham, Science and civilization in China, v. 1–4, Camb., 1954–65), 7-томный труд О. Сирена, в к-ром дана история кит. иск-ва, его принципов и их реализации в творчестве ведущих мастеров Китая [О. Sirén, Chinese painting: leading masters and principles, pt 1–2 (v. 1–7), L. – N. Y., 1956–58]. Изданы новые учебники и глоссарии. Послевоен. период в мировой С. характеризуется ростом марксистского направления. Особенно значительное развитие получило в эти годы сов. китаеведение. Работы, основанные на марксистской методологии, появились и в капиталистич. странах. Такова, напр., монография франц. синолога Ж. Шено "Рабочее движение в Китае в 1919–27 гг." (J. Chesneaux, Le mouvement ouvrier chinois de 1919 à 1927, P., 1962), нек-рые исследования япон. китаеведов. Растет китаеведение в европ. социалистич. странах. Крупный центр С. сложился в Праге, развивается китаеведение в ГДР, Польше, Венгрии. Передовые синологи за рубежом вместе с сов. китаеведами борются за научно-объективное марксистское объяснение проблем Китая, его истории, экономики и культуры.

Китаеведение в России и СССР. Первые описания Китая в России принадлежат дипломатам (П. И. Годунов, Ведомость о кит. гос-ве, сост. в 1669, изд. 1791; Н. Г. Спафарий, Описание первые части вселенныя, именуемой Азии, в ней же состоит Кит. гос-во с прочими его городы и провинции, сост. в 17 в., изд. 1910, и др.). К числу первых рус. китаеведов, работавших по вост. источникам, относятся выходцы из Росс. духовной миссии в Пекине А. Л. "Леонтьев" (1716–86) и И. К. "Россохин" (1707–61), к-рым принадлежит совместный перевод маньчжурской версии соч. "Ба ци тунчжи" ("Всеобщее описание восьми знамен"), изданного под назв. "Обстоятельное описание происхождения и состояния маньчжурского народа и войска, в осьми знаменах состоящего" (т. 1–17, СПБ, 1784), и ряд переводов законов и ист. мат-лов.

Наибольшие заслуги как перед рус., так и мировой С. принадлежат Н. Я. "Бичурину" (Иакинфу) (1777–1853). Им сделаны переводы с кит. яз. ряда трудов географич. и ист. содержания (о Джунгарии и Вост. Туркестане, о Монголии, по истории Тибета и Кукунора). Наиболее известный труд – "Собрание сведений о народах, обитавших в Ср. Азии в древние времена" (т. 1–3, СПБ, 1851, переиздание – т. 1–3, М.–Л., 1950–53). Кроме того, им переведено с кит. яз. многотомное ист. соч. "Тунцзянь ганму" (перевод остался в рукописи). Бичурину принадлежат и многочисл. работы исследовательского характера.

Дальнейшему развитию китаеведения в России во 2-й пол. 19 в. способствовали учреждение кафедр кит. и маньчжурского яз. в ряде высших уч. заведений (в Казанском ун-те в 1837, в С.-Петерб. ун-те в 1855) и создание науч. об-в (Рус. географич. об-во в С.-Петербурге, осн. в 1845, и его отделения в Иркутске, Хабаровске, Владивостоке и др. городах). Труды членов географич. об-в Г. Н. Потанина, H. M. Пржевальского, Г. Е. Грум-Гржимайло и др. обогатили науку новыми ценными данными по географии и этнографии Китая.

Во 2-й пол. 19 в. Россия дала целую группу китаеведов мирового значения. Ими были акад. В. П. "Васильев" (1818–1900), автор мн. трудов по истории Сев.-Вост. Китая и особенно по буддизму, крупный специалист по кит., маньчжурскому, санскритскому и тибетскому языкам; П. И. "Кафаров" (Палладий) (1817–1878), автор исследований по истории Китая, Монголии, маньчжуров, истории буддизма, христианства и мусульманства в Китае, составитель большого кит.-рус. словаря, а также переводчик и исследователь ряда кит. памятников; И. И. "Захаров" (1814–85) – проф. Петерб. ун-та, китаевед и маньчжурист, первый среди ученых России и Зап. Европы 19 в., занимавшийся исследованием истории агр. отношений Китая, автор "Полного маньчжурско-русского словаря" (СПБ, 1875) и "Грамматики маньчжурского языка" (СПБ, 1879); С. М. "Георгиевский" (1851–93) – историк, автор ряда крупнейших исследований по мифологии и религии, по древней истории, быту и морали, а также по иероглифич. письменности; А. О. "Ивановский" (1863–1903) – маньчжурист и китаевед, филолог, историк, автор мн. работ по истории, нумизматике, этнографии, по кит. и маньчжурской лит-ре и яз.

Традиции рус. китаеведов 19 в. продолжали их ученики – китаеведы 20 в. А. И. Иванов, Н. В. "Кюнер" (1877–1955), А. В. Рудаков (1871–1949) и др. В этот период рус. синология по-прежнему уделяла гл. внимание языкам и лит-ре. Мн. дореволюц. рус. китаеведы (Бичурин, С. М. Георгиевский и др.) придерживались прогрессивных взглядов, объективно освещали события в Китае и стремились к укреплению взаимопонимания между рус. и кит. народами. Их вклад в культурные связи России и Китая трудно переоценить.

Сов. китаеведение как составная часть сов. науки начало складываться в первые же годы после победы Вел. Окт. революции и прошло в своем развитии неск. этапов. На 1-м этапе, до кон. 20-х гг., происходило становление сов. марксистского китаеведения, формирование его науч. кадров. Коммунистич. партия и лично В. И. Ленин уделяли вопросам ист. судеб народов Востока большое внимание, помогали развивать востоковедные науки. В это время были созданы ин-ты живых вост. яз. в Петрограде и Москве, Всеросс. ассоциация востоковедения (1921), вост. ф-ты при ун-тах, организован выпуск журн. "Восток", "Новый Восток", "Революц. Восток". В китаеведч. деятельности в эти годы участвовали как представители дореволюц. школы ученых, так и революционеры-практики. При этом интересы старых китаеведов были еще обращены в прошлое, а новое китаеведение стремилось прежде всего отразить жизнь и борьбу кит. народа за свое освобождение. Растущий интерес советского народа к Китаю удовлетворяется общими ист. трудами Н. В. Кюнера, К. А. Харнского и др., а также книгами о жизни и борьбе кит. народа А. И. Ивина, С. Далина, А. Попова, Вл. Виленского-Сибирякова.

На 2-м этапе развития сов. китаеведения вплоть до Вел. Отечеств. войны происходило расширение и углубление науч. работы во всех аспектах, постепенно формировался большой отряд китаеведов из выпускников сов. вузов. В 1929 при Комакадемии был создан научно-исследоват. ин-т по Китаю, к-рым издавался журн. "Проблемы Китая" (1929–35), организован Кит. кабинет при Ин-те востоковедения АН СССР, возглавляемый В. М. "Алексеевым" – ученым-энциклопедистом, талантливым педагогом, к-рому принадлежит значит. роль в развитии сов. китаеведения. Учеными разрабатывались вопросы новейшей истории (П. Миф, А. В. Бакулин, Г. Н. Войтинский, В. Кучумов), истории нар. движений в ср. века и новое время (Л. В. Симоновская, Д. И. Тихонов и др.), изучались проблемы рабовладения и феодализма в Китае (Г. Андреев, Л. И. Думан, П. И. Осипов, П. Гриневич). Появились крупные исследования А. Я. Канторовича и В. Я. Аварина об империалистич. экспансии в Китае. Большая исследовательская и практич. работа осуществлялась в области кит. яз.: издана "Грамматика совр. кит. языка" А. И. Иванова и Е. Д. Поливанова (1930), труд А. А. Драгунова по дунганской грамматике, выпущены новые учебники и словари. Большим подспорьем для китаеведов стала "Библиография Китая" (1932), сост. П. Е. "Скачковым". Все эти годы продолжалась острая идеологич. борьба марксистского китаеведения с бурж. С.; подвергались также критике упрощенчество и социологизм. Известный ущерб развитию С. был нанесен необоснованными репрессиями нек-рых китаеведов. Но определенные достижения сов. марксистского китаеведения были налицо. Появившаяся в 1940 кн. "Китай. История, экономика, культура, героическая борьба за нац. независимость" под ред. В. М. Алексеева, Л. И. Думана и А. А. Петрова подводила как бы итог работе китаеведов за прошедший период. В годы Вел. Отечеств. войны многие из ученых погибли на фронтах и в Ленинграде во время блокады (Ю. В. Бунаков, Г. С. Кара-Мурза, К. И. Разумовский, Л. Н. Рудов, К. К. Флуг и др.). Однако китаеведческая работа и в этих сложных условиях не прерывалась.

Послевоен. период, ознаменовавшийся выдающимися успехами Сов. страны в строительстве коммунизма и победами нац.-освободит. движения во всем мире, в т. ч. победой нар. революции в Китае и образованием КНР, стал для сов. китаеведения периодом исключительно быстрого роста. Все большее место в исследованиях занимает современность. Расширилась подготовка китаеведов в вузах, аспирантуре, созданы новые китаеведческие центры, отделы и сектора в академич. ин-тах, укрепилась издательская база. За эти годы написаны крупные обобщающие разделы по Китаю в энциклопедиях и вузовских курсах, выпущены монографич. исследования по отд. проблемам, а также переводы трудов кит. ученых. В области истории Китая внимание исследователей привлекают проблемы рода, общины, агр. отношений, крест. и освободит. движений и внеш. политики. Расширяется изучение всех эпох истории Китая: древней (В. М. "Штейн", Л. С. Васильев, Л. С. Переломов, Т. В. Степугина и др.), средневековой (Н. И. "Конрад", Думан, Симоновская, Г. Я. Смолин, Н. Ц. Мункуев, Н. П. Свистунова и др.), новой (Г. В. Ефимов, С. Л. Тихвинский, В. П. Илюшечкин и др.), новейшей истории (В. И. Глунин, М. Ф. Юрьев, Н. П. Виноградов, Г. Б. Эренбург и др.). Значительно больше внимания стало уделяться истории междунар. отношений Китая (Г. В. Астафьев, Р. М. Бродский, М. С. Капица) и историографии (В. Н. Никифоров, Л. А. Березный, Б. Н. Занегин и др.). Успешно работают ученые над проблемами кит. этнографии и антропологии (Н. Н. Чебоксаров, Р. Ф. Итс, Г. Г. Стратонович и др.), результаты их исследований обобщены в труде "Народы Вост. Азии" (М.–Л., 1965). Вышел ряд книг по истории кит. философии (работы А. А. Петрова, Ю. К. Шуцкого, Ф. С. Быкова, Н. Г. Сенина и др.). Большое внимание уделяется изучению экономики Китая (труды В. А. Масленникова, Г. А. Ганшина, М. И. Сладковского и др.).

Немало сделано за послевоен. период в области изучения кит. лит-ры. На рус. яз. переведены многие крупные произведения кит. лит-ры (они изданы на 28 яз. народов СССР тиражом более 20 млн. экз.). Созданы общие истории кит. лит-ры или отд. ее периодов (Н. И. Конрад, Н. Т. Федоренко, Л. З. Эйдлин, Л. Д. Позднеева, В. Ф. Сорокин) и монографии о творчестве отд. писателей или о развитии жанров. Развернулось издание рукописей (фонды Дуньхуан, Харахото) и памятников кит. культуры. Лингвистами создан ряд учебников и уч. пособий по изучению кит. языка, выпущено несколько словарей (в наст. время составляется Большой кит.-рус. словарь в 5 тт. под ред. И. М. Ошанина), успешно развивается изучение грамматики кит. яз. (С. Е. Яхонтов, H. H. Коротков, М. К. Румянцев, В. И. Горелов и др.). Многообразны усилия китаеведов в области изучения кит. культуры, выпущены книги по изобразит. искусству, театру, музыке, науке и технике Китая.

Диапазон исследований сов. китаеведов в последние годы заметно расширяется, все более глубокому исследованию на марксистской основе подвергаются наиболее важные проблемы истории всех периодов, экономики, лит-ры, лингвистики, культуры Китая.

Р. В. Вяткин, Л. И. Думан. Москва.

Основные центры С.

Великобритания. Honour School of Chinese Studies (осн. 1939), Oxford University; Institute of Oriental Studies, Cambridge University; School of Oriental and African Studies (осн. 1916), University of London; University of Leeds.

ГДР. Section für Sinologie der Deutschen Akademie der Wissenschaften, Berlin; Ostasiatisches Institut der Humboldt-Universität, Berlin; Ostasiatisches Institut der Karl Marx-Universität, Leipzig.

Индия. Institute Cheena – Bhavana (осн. 1937), Visva – Bharati University; Sino – Indian Cultural Institute (China – Bharata – Sanskriti) (осн. 1950), Calcutta.

Нидерланды. Sinologische Institut (осн. 1930) Rijksuniversiteit te Leiden.

Польша. Instytut Orientalistyczny, Universytet Warszawski; Zaklad Orientalistyki Polskiej Akademie Nauk.

СССР. Ин-т народов Азии АН СССР; Ин-т Д. Востока АН СССР; Ин-т вост. языков при МГУ; Вост. ф-т ЛГУ.

США. East Asia Research Centre (осн. 1955), Harvard University, Camb. (Mass.); Harvard Yenching Institute, Harvard; Far Eastern and Russian Institute (осн. 1946), University of Washington, Seattle; East Asian Institute, Columbia University, New York; Institute for Sino-Soviet Studies (осн. 1962), George Washington University, Washington; Institute of International Studies (осн. 1955), University of California, Berkeley; Association for Asian Studies (осн. 1941), Ann Arbor; Departament of Chinese and Japanese, Columbia University, New York; Departament of Asiatic and Slavic Studies (осн. 1945), Stanford University; Research Institute on the Sino-Soviet Bloc (осн. 1959), Washington.

Франция. Institut des Hautes Etudes Chinoises (осн. 1926), Université de Paris; Ecole Pratique des Hautes Etudes (осн. 1868), Paris; Ecole Francaise d’Extrème – Orient (осн. 1898), Paris; Université de Bordeaux, Bordeaux.

ФРГ. Institut für China Forschung, Universität Bochum; Seminar für Sprache and Kultur Chinas, Hanische Universität, Hamburg; Ostasiatische Seminar, Ludwig-Maximilians-Universität, München.

Чехословакия. Orientálni Ustav, Československá Akademie Ved; Universita Karlov v Praze.

Швеция. Ostasiatiska Museet (осн. 1925), Stockholm.

Япония. Тюгоку кэнкьюсё (Ин-т китаеведения) (осн. 1946), Токио; Тюгоку coгo кэнкьюкай (Об-во комплексного изучения Китая), Токио; Токио дайгаку (Токийский ун-т), Токио; Киото дайгаку (Киотоский ун-т), Киото.

Основные периодич. издания: "Народы Азии и Африки" (М.) [в 1955–58 выходил под назв. "Сов. востоковедение", в 1959–1961 (№ 1) – под назв. "Проблемы востоковедения"], "Archiv Orientalni" (Prague, 1929–), "Bulletin of the School of Oriental and African Studies" (L., 1917–), "Cina" (Roma, 1956–), "China Mainland Review" (Hong Kong, 1965–), "China Report" (New Delhi), "China Quarterly" (L., 1960–), "Far Eastern Economic Review" (Hong Kong, 1943–), "Far Eastern Quarterly" 1941–56, с 1956, "J. of Asian Studies" (Ann Arbor), "Harvard Journal of Asiatic Studies" (Camb., 1936 –), "J. of the American Oriental Society" (Boston, 1843 –), "Journal of the Royal Asiatic Society" (L., 1834 –), "Oriens Extremus" (Hamb., 1954 –), "Orientalistische Literaturzeitung" (Lpz., 1898–1944), "Papers on China" (Camb.), "Revue bibliographique de sinologie" (P., 1957–), "T’oung Pao", (Leiden, 1890 –), "Sinologica" (Basel, 1947 –), "Тюгоку кэй-дзай сире" ("Мат-лы по экономике Китая", Токио, 1956 –), "Тюгоку кэнкью гэппо" ("Ежемесячник по изучению Китая", Токио, 1960 –).

Р. В. Вяткин, З. С. Дубасова. Москва.

Литература к статье

Великий Октябрь и развитие сов. китаеведения (Сб. статей), М., 1968; Очерки истории ист. науки в СССР, т. 1–4, М., 1955–1966; Совр. историография стран зарубежного Востока, т. 1 (Китай), Μ., 1963; Ковалев Ε. Φ., Изучение Китая в Советском Союзе, "СВ", 1955, № 3; Никифоров В. Н., Конец "очеркового" этапа в изучении полуколониального периода истории Китая, "НАиА", 1961, № 6; Виноградова Т. В., Организация китаеведения в Японии, "КСИНА", [в.] 66, М., 1963; Franke Н., Sinologie, Bern, 1953; Masperο Н., Chine et Asie Centrale, в сб.: Histoire et historiens depuis cinquante ans. Méthodes, organisation et résultats du travail historique de 1876 á 1926, v. 2, P., 1928; Сhesneaux J., Les recherches sur l’histoire moderne et contemporaine de Chine à Paris, "RH", 1966, t. 235, [№ 2], p. 413–22; Duyvendak J. J. L., Holland’s contribution to Chinese studies, L., 1950; Goodrich L. C., Recent developments in Chinese studies, "J. of the American Oriental Society", 1965, v. 85, №2; Latourette K. S., Far Eastern studies in the United States, "The Far Eastern Quarterly", 1955, v. 15, № 1; Moule A. C., British sinology, "The Asiatic Review", 1948, v. 44; Teng S. U., Chinese historiography in the last fifty years, "Far Eastern Quarterly", 1949, v. 8, № 2, p. 131–56; Wright A. F., Chinese studies today, "Newsletter of the Association for Asian studies", 1965, v. 10, № 3, p. 2–13.

P. В. Вяткин, З. С. Дубасова. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia