Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Русское централизованное государство





РУ́ССКОЕ ЦЕНТРАЛИЗÓВАННОЕ ГОСУДÁРСТВО – феод. многонац. гос-во, объединившее к кон. 15 – нач. 16 вв. вокруг "Московского великого княжества" территории земель и кн-в Сев.-Вост. Руси. Гос.-политич. строем Р. ц. г., оформившимся к сер. 16 в., была феод. монархия с сословным представительством.

Нек-рые социально-экономич. предпосылки преодоления феод. раздробленности начали складываться в Юго-Зап. и Сев.-Вост. Руси в кон. 12 – нач. 13 вв. Но этот процесс был прерван нашествием монголо-татар и установлением монг.-тат. ига. Предпосылки централизации в Сев.-Вост. Руси вновь возникают в 14 в., когда здесь начался новый экономич. подъем. Происходило восстановление запустевших земель и освоение новых (колонизация в 14–15 вв. охватила С., С.-В. и В. страны). В большинстве гос. образований Сев.-Вост. Руси постепенно сложился устойчивый комплекс культивируемых старопахотных земель (село и "тянущие" к нему деревни и починки) – постоянных центров с.-х. произ-ва с относительно стабильным составом рабочего населения. Увеличился объем производимого обществ. продукта, сложилась известная общность условий агр. произ-ва. На этой основе происходил рост феод. землевладения. В землях и кн-вах Сев.-Вост. Руси сложились стабильные системы всех видов феод. зем. собственности. Шел процесс концентрации и мобилизации земель, ускоренный увеличением товарно-ден. обращения. В результате этого процесса нарушалась система сложившихся политич. границ. Рост феод. землевладения требовал унификации условий функционирования феод. зем. собственности в масштабах всей страны. Возникала заинтересованность подавляющей части феодалов в успехах централизации. Обострение клас. борьбы крестьян в ответ на наступление феодалов на экономич. и юридич. интересы крестьянства также увеличивало заинтересованность феод. собственников в усилении гос. аппарата принуждения и насилия и создании иных его форм.

Особенно интенсивно росло церк. землевладение, что объяснялось привилегиров. положением духовных корпораций. Церк. землевладение развивалось прежде всего за счет "черных" крест. земель, в колонизуемых р-нах и частично за счет светской вотчины. Духовные корпорации (митрополичьи и епископские кафедры, Троице-Сергиев, Кирилло-Велозерский, Симонов и др. монастыри) превратились в собственников в масштабе всей Сев.-Вост. Руси, в экономически мощную и политически влият. часть класса феодалов. Отсюда та поддержка, к-рую на определ. этапе оказывала великокняж. власть зем. притязаниям церкви, и сильная заинтересованность духовных феодалов в успехах объединения. На основе освоения новых и заброшенных земель развивалось и светское вотчинное землевладение. По мере роста крупновотчинной собственности вследствие концентрации и мобилизации земель владения части феодалов нарушали границы политич. образований. Менялся юридич. статус вотчины, она постепенно приобретала служилый характер. В 14–15 вв. произошло резкое увеличение слоя средних и мелких феодалов, владевших землей на условном праве и непосредственно заинтересованных в укреплении центральной гос. власти. Развитие различных видов условного землевладения объяснялось его особой мобильностью. Оно распространялось на "черных" и дворцовых землях, а также на землях церк. и светских феодалов. В кон. 15 в. возникла "поместная система" – разновидность условного землевладения, приспособленного к экономич. и политич. потребностям Р. ц. г. Объективная заинтересованность подавляющей части феодалов Сев.-Вост. Руси в объединении страны реализовалась в противоречивой борьбе различных групп господствующего класса за конкретные пути и методы централизации, за обеспечение своих экономич. и политич. целей.

Материальные предпосылки объединения в сфере ремесла и торговли складывались по мере восстановления разрушенных и возникновения новых городов. Дифференциация ремесл. произ-ва, начавшийся переход ряда его отраслей в мелкотоварное произ-во привели к расширению товарного обращения в стране. Происходило складывание местных рынков; постепенно возникали общерус. рыночные связи. Развитие последних происходило на основе естественно-географич. разделения труда и стимулировалось расширением внеш. торговли и концентрацией ремесл. произ-ва в крупных городах (Москва, Тверь, Новгород и др.). В результате большая часть торг.-ремесл. населения Сев.-Вост. Руси становилась заинтересованной в создании Р. ц. г. Однако его позиция была противоречивой, т. к. образование Р. ц. г. происходило в значит. мере за счет экономич. ограбления и политич. подчинения городов. Отд. слои торг.-ремесл. населения нек-рых городов (Тверь, Галич и др.) поддерживали сепаратистские устремления своих князей или, как в Новгороде, церк. и боярской верхушки.

Сохранение ига Золотой Орды, экспансионистская политика Вел. кн-ва Литовского, Ливонского ордена и Швеции стимулировали заинтересованность населения Сев.-Вост. Руси, прежде всего господствующего класса, в ускорении централизации. Образование Р. ц. г. было неразрывно связано с успехами нац.-освободит. борьбы. Но постоянное отвлечение значит. средств на внешнеполитич. цели тормозило темпы объединения страны.

В итоге острой борьбы двух сильнейших кн-в – Тверского и Московского – победило последнее и Москва стала центром складывающегося Р. ц. г. (со 2-й пол. 14 в.). При Дмитрии Донском [1359–89] она стала во главе освободит. борьбы Сев.-Вост. Руси против монг.-тат. ига. При "Василии I Дмитриевиче" [1389–1425] было присоединено Нижегородское кн-во и укрепилось внешнеполитич. положение сев.-вост. рус. земель: В годы княжения "Василия II Васильевича" [1425–1462] борьба за централизацию развернулась внутри самого Моск. вел. кн-ва и вылилась в феод. войну 2-й четв. 15 в. На последнем этапе она охватила все гос. образования Сев.-Вост. Руси. Разгром галицких князей моск. дома и их союзников привел к резкому изменению соотношения сил в пользу великокняж. власти. В правление Ивана III [1462–1505] образование единой терр. Р. ц. г. фактически было завершено. В его состав были включены Тверское, Ярославское, Ростовское и др. княжества, а также Новгородская земля. Права удельных князей моск. дома были ограничены. В 1480 было свергнуто монг.-тат. иго, а в результате рус.-литов. войны кон. 15 – нач. 16 вв. присоединены Вязьма, Брянск, уделы "верховских" князей, Новгород-Северское и Стародубское княжества. В 1-й пол. 16 в. завершилось складывание терр. Р. ц. г.: ликвидирована независимость Пскова (1510), присоединено Рязанское кн-во (1521) и в результате войны с Польско-Литов. гос-вом возвращен Смоленск (1514). В 1552–56, с присоединением Казанского и Астраханского ханств, начался быстрый рост терр. Р. ц. г. на востоке. В период правления Василия III [1505–33] и регентства Елены Глинской [1533–38] были ликвидированы уделы князей моск. дома (позднее был реставрирован лишь удел кн. Старицких, частично сохранились также уделы служебных князей Воротынских, Одоевских, Мстиславских и др.).

Завершение оформления социальной и гос.-политич. структур Р. ц. г. произошло к сер. 16 в. На смену многоступенчатым вассальным отношениям внутри класса феодалов пришли отношения подданства вел. князю (с 1547 – царю). Класс феодалов превратился в значит. мере в замкнутое сословие. Выработалась система чинов господствующего класса. Все светские феодалы делились на чины "думные", "московские" и "городовые" (см. "Служилые люди"). В соответствии с чином определялись служебные назначения феодалов, устанавливалось их ден. и зем. жалованье ("поместные оклады"). Родовой состав первых двух чинов был закреплен в "Государевом родословце" (ок. 1555). Взаимоотношения феодалов внутри этих групп, их служебное продвижение определялось нормами "местничества". Этим фамилиям принадлежала бóльшая часть светского вотчинного землевладения. "Городовые" чины, подразделявшиеся на ряд статей, составляли рядовую массу класса феодалов и делились на терр. корпорации, численный и фамильный состав к-рых фиксировался в "десятнях". Особенности положения каждой корпорации в конечном счете определялись ист. условиями развития той или иной области. Для этой группы было характерным среднее и мелкое поместное и вотчинное землевладение. "Уложение о службе" (ок. 1556) определило виды и размеры воен. службы всех светских феодалов. Влиятельную часть господствующего класса составляли церк. корпорации. Была закреплена общая юридич. привилегированность класса феодалов. Промежуточным слоем Р. ц. г., оформление к-рого связано с воен. реформами сер. 16 в. и правительств. колонизацией юж. областей, были служилые люди "по прибору". В их состав входили стрельцы, пушкари и затинщики (рядовой состав походной и крепостной артиллерии), воротники, сторожа, "кормовые", "городовые" и "поместные" казаки. Они были лично свободными людьми, обязанными гос-ву определ. видом службы, за к-рую они получали жалованье.

Вырабатывается статус торг.-ремесл. слоев гор. населения. Вся земля в городах, за исключением "белых" слобод и дворов, считалась государевой, а "посадские люди" были тяглым населением, обязанным нести повинности и платить налоги. Привилегированную часть посадского сословия составляли гости и суконники. Население "белых" слобод и дворов, а также частно-владельч. городов эксплуатировалось своими феод. владельцами.

Наиболее угнетенным сословием Р. ц. г. было крестьянство. Образование Р. ц. г. не только закрепило развивавшиеся ранее крепостнич. тенденции, но в значит. мере предопределило постоянное усиление крепостничества. Крестьянство в зависимости от юридич. статуса земли, к к-рой оно было прикреплено, делилось на черносошное, дворцовое и частновладельческое. Происходили изживание различных форм "обельного" холопства, быстрый рост кабального холопства, сближение реального экономич. положения крестьянства и подавляющей части холопов.

Главой Р. ц. г. был вел. князь (с 1547 – царь), обладавший формально всей полнотой высшей законодат., суд. и исполнит. власти. Законосовещат., суд. и исполнит. институтом была "Боярская дума", сословно-представит. орган всей светской части феод. класса и прежде всего его аристократич. верхушки. Боярская дума в значит. степени ограничивала власть монарха. К сер. 16 в. возник "Земский собор", высший законосовещат. орган, состоявший из Боярской думы, "Освященного собора" (высшие иерархи рус. церкви), представителей "московского" и "городового" чинов, а также посадского населения. На рассмотрение Земских соборов, созывавшихся по инициативе пр-ва, выносились важнейшие вопросы внеш. и внутр. политики. В кон. 15 – 1-й пол. 16 вв. центр. органами исполнит. и суд. власти были великокняж. Казна, Дворец (Большой и областные) и постоянные комиссии при Боярской думе. К 50-м гг. 16 в. возникли "приказы". Появление и укрепление приказной системы означало рождение бюрократич. машины Р. ц. г. На смену наместничьей системе местных органов власти, сыгравшей положит. роль в период образования Р. ц. г., пришли сословно-представительные институты местного самоуправления (губные и земские избы), находившиеся под контролем центральных органов власти. Во главе их стали представители местного дворянства, зажиточной части посадского населения и черносошного крестьянства. Часть функций местного управления была передана в руки непосредств. агентов пр-ва (городовые приказчики и т. д.). Реформы 50-х гг. 16 в. унифицировали финансово-податную систему Р. ц. г. и закрепили единое общегос. право (Судебники 1497 и 1550).

Терр. Р. ц. г. в 50-е гг. 16 в. (без р-нов Среднего и Ниж. Поволжья) составляла ок. 3 млн. км2. На С. она простиралась до Баренцева и Белого морей, захватывая на С.-В. область Сев. Урала. На С.-З. Р. ц. г. граничило с Норвегией, Швецией и Ливонским орденом. Зап. и юго-зап. соседом Р. ц. г. было Вел. кн-во Литовское. Юж. граница была неопределенной. К сер. 16 в. рус. колонизация распространилась на р-ны верховьев pp. Оскола, Дона, Воронежа. Вост. граница шла по предгорьям Среднего Урала. На Ю.-В. находилась терр. кочевой Большой Ногайской орды, постепенно попадавшей в вассальную зависимость от Р. ц. г. Числ. населения Р. ц. г. в сер. 16 в. – примерно 7–9 млн. ч. Этнич. основу составила великорус. (рус.) народность. Кроме того, в его состав вошли лопари, ханты, манси, коми, удмурты, татары, мари, чуваши, мордва, карелы и др. народы и племена. Включение этих народов в Р. ц. г. было прогрес. фактором их дальнейшего ист. развития, но осуществлялось оно прежде всего в интересах господствующего класса и проводилось с помощью методов насильств. христианизации и русификации.

Образование Р. ц. г. – важнейший этап в ист. развитии нашей страны. Несмотря на всю противоречивость и сложность, процесс объединения рус. и др. народов в единое гос-во имел в целом прогрессивное значение. Его завершение и привело к созданию новых, более благоприятных условий для развития экономики страны, культуры ее народов и для решения внутриполитич. и внешнеполитич. задач.

Историография. Проблема образования Р. ц. г. была одной из важнейших тем исследований рус. дореволюц. историографии. Но ее представители были далеки от подлинно науч. постановки проблемы и ее решения. Заслугой историков гос. школы, особенно О. М. Соловьева, была попытка вскрыть закономерности, приведшие к образованию единого Рус. гос-ва. В работах бурж. историков собран ценный фактич. материал и сделаны интересные конкретные наблюдения (особенно в трудах В. О. Ключевского, Н. П. Павлова-Сильванского, А. Е. Преснякова). В сов. историографии первые шаги в исследовании проблемы были сделаны в 20–30-е гг. Успехи этих лет связаны с именем M. H. Покровского, к-рый допустил, однако, серьезные ошибки (теория "торгового капитала", от к-рой он позднее отказался, концепция "борьбы за рынки" и крушения феод. порядков с образованием Р. ц. г. и т. д.). Переломным моментом в изучении складывания Р. ц. г. был конец 30-х гг. Наиболее полно вопросы этой проблемы тогда были поставлены в статьях С. В. Бахрушина и К. В. Базилевича, выступивших с критикой концепции M. H. Покровского (С. В. Бахрушин, "Феод. порядок" в понимании M. H. Покровского, в сб.: "Против ист. концепции M. H. Покровского", ч. 1, М.–Л., 1939, К. В. Базилевич, "Торг. капитализм" и генезис моск. самодержавия в работах M. H. Покровского, там же). Они впервые употребили термин "Р. ц. г.". Методологич. основы и приемы решения проблемы были уточнены и развиты в ходе дискуссии, проведенных ж. "Вопросы истории" (в 1946 – об образовании Р. ц. г., в 1949–51 – о периодизации истории СССР). На протяжении 40–60-х гг. происходило широкое изучение социально-экономич. и политич. проблем развития Сев.-Вост. Руси в 14 – 1-й пол. 16 вв. Все это позволило создать обобщающие исследования, посвященные истории образования Р. ц. г.

Однако ряд существенных вопросов проблемы различно трактуется учеными. Большинство их начало образования Р. ц. г. относят к 14 в. (К. В. Базилевич – к 80-м гг. 15 в.), но окончат. оформление Р. ц. г. датируют различно: кон. 15 в. (В. В. Мавродин),1-я пол. 16 в. (И. И. Смирнов), 16 в., включая опричнину (С. В. Юшков, П. П. Смирнов), и сер. 17 в. (К. В. Базилевич). Л. В. Черепнин считает, что образование Р. ц. г. завершается в основном в кон. 15 – нач. 16 вв., а окончат. оформление Р. ц. г. относится к сер. 16 в. Высказаны различные мнения и об осн. социальных выразителях процесса централизации: дворянство и горожане (К. В. Базилевич, С. В. Бахрушин, П. П. Смирнов), церк. феодалы и моск. боярство (С. В. Юшков), крупные "многовотчинные землевладельцы" (С. Б. Веселовский), различные круги господствующего класса (А. М. Сахаров), различные слои господствующего класса феодалов и различные слои горожан (Л. В. Черепнин). Эти расхождения связаны с разным пониманием хода политич. борьбы в период образования Р. ц. г. Распространенной является точка зрения о том, что характер политич. борьбы в 1-й пол. 16 в. определялся столкновением экономич. и политич. интересов прогрессивного поместного дворянства и консервативного княжеско-боярского слоя. В последних работах (Л. В. Черепнина, А. А. Зимина, С. М. Каштанова и др.) показана схематичность такого деления класса феодалов и неточность характеристики действий отд. его слоев, встречающейся у сторонников такой схемы. Единства взглядов нет также и по вопросу об уровне развития мелкотоварного произ-ва в 14–15 вв. Эти и др. вопросы истории Р. ц. г. нуждаются в дополнит. изучении.

Лит.: Пресняков А. В., Образование Великорус. гос-ва, П., 1918; Maвродин В. В., Образование единого Рус. гос-ва, Л., 1951; Черепнин Л. В., Образование Рус. централизованного гос-ва в XIV–XVBB., M., 1960; его же, La réorganisation de l'appareil d'Etat durant la période de la centralisation politique de la Russie. Fin du XVe et début du XVIe siécle, "Annali delia Fondazione italiana per la storia amministrativa", 1964, № 1; eго же, К вопросу о роли городов в процессе образования Рус. централизованного гос-ва, в кн.: Города феод. России. Сб. ст., М., 1966; Любавский М. К., Образование осн. гос. терр. великорус. народности, Л., 1929; Веселовский С. В., Феод. землевладение в Сев.-Вост. Руси, т. 1, М.–Л., 1947; Греков Б. Д., Крестьяне на Руси с древнейших времен до сер. XVII в., 2 изд., кн. 1–2, М.–Л., 1952–54; Копанев А. И., История землевладения Белозерского края XV–XVI вв., М.–Л., 1951; Данилова Л. В., Очерки по истории землевладения и хоз-ва в Новгородской земле XIV–XV вв., М., 1955; Вернадский В. Н., Новгород и Новгородская земля в XV в., М.–Л., 1961; Горский А. Д., Очерки экономич. положения крестьян Сев.-Вост. Руси XIV–XV вв., М., 1960; Кочин Г. Е., Сельское хоз-во на Руси в период образования Рус. централизованного гос-ва, конец XIII – нач. XVI в., М.–Л., 1965; Алексеев Ю. Г., Аграрная и социальная история Сев.-Вост. Руси XV–XVI вв. Переяславский уезд, М.–Л., 1966; Рыбаков Б. Α., Ремесло древней Руси, [М.], 1948; Бахрушин С. В., Науч. труды, т. 1–2, М., 1952–54; Смирнов П. П., Посадские люди и их клас. борьба до сер. XVII в., т. 1, М.–Л., 1947; Тихомиров M. H., Средневек. Москва в XIV–XV вв., М., 1957; его же, Россия в XVI ст., М., 1962; Сахаров А. М., Города Сев.-Вост. Руси XIV–XV вв., М., 1959; его же, Проблема образования Рус. централизованного гос-ва в сов. историографии, "ВИ", 1961, № 9; Хорошкевич А. Л., Торговля Вел. Новгорода с Прибалтикой и Зап. Европой в XIV–XV вв., М., 1963; Носов H. E., Очерки по истории местного управления Рус. гос-ва первой пол. XVI в., М.–Л., 1957; Смирнов И. И., Очерки политич. история Рус. гос-ва 30–50-х гг. XVI в., М.–Л., 1958; его же, Заметки о феод. Руси XIV–XV вв., "ИСССР", 1962, № 2–3; Зимин Α. Α., Реформы Ивана Грозного, М., 1960; его же, О политич. предпосылках возникновения рус. абсолютизма, в кн.: Абсолютизм в России (XVII–XVIII вв.), сб. ст., М., 1961; Леонтьев А. К., Образование приказной системы управления в Рус. гос-ве, М., 1961; Базилевич К. В., Внеш. политика Рус. централизованного гос-ва. Вторая пол. XV в., [М.], 1952; Масленникова Н. Н., Присоединение Пскова к Рус. централизованному гос-ву, Л., 1955.

В. Д. Назаров. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia