Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Раскол





РАСКÓЛ, старообрядчество, – религиозно-обществ. движение в России в сер. 17 в. Поводом для возникновения Р. послужила церковно-обрядовая реформа, к-рую в 1653 начал проводить патриарх "Никон" с целью укрепления церк. организации. За ликвидацию местных различий в церк.-обрядовой практике, устранение разночтений и исправление богослужебных книг и др. меры по унификации моcк. богословской системы выступали все члены влиятельного ""Кружка ревнителей благочестия"". Но протопопы Аввакум, Даниил, Иван Неронов и другие считали, что рус. церковь сохранила "древлее благочестие", и предлагали проводить унификацию, опираясь на древне-рус. богослужебные книги. Другие члены кружка (Стефан Вонифатьев, Ф. М. "Ртищев"), к к-рым позднее присоединился Никон, хотели опираться на греч. образцы. Этот путь позволял приблизиться к объединению под эгидой рус. патриарха моск. церкви с православными церквами Украины (вопрос о ее присоединении приобрел в это время важное значение) и Балкан. При поддержке царя "Алексея Михайловича" Никон начал проводить унификацию на основе греч. образцов: исправил рус. богослужебные книги по современным ему греческим и изменил нек-рые обряды (двоеперстие было заменено троеперстием, во время церк. служб "аллилуя" стали произносить не дважды, а трижды и т.д.). Нововведения были одобрены церк. соборами 1654–55. В течение 1653–56 на Печатном дворе шел выпуск исправленных или вновь переведенных богослужебных книг. Хотя реформа затрагивала лишь внешнюю, обрядовую сторону религии, но в условиях господства в обществе религ. идеологии эти изменения получили значение большого события. К тому же определенно выявилось стремление Никона использовать реформу для централизации церкви и усиления власти патриарха. Недовольство вызывали и насильственные меры, с помощью к-рых Никон вводил в обиход новые книги и обряды. Первыми на защиту "старой веры", против реформ и действий патриарха выступили члены "Кружка ревнителей благочестия" Аввакум, Даниил и Иван Неронов. Аввакум и Даниил подали царю записку в защиту двоеперстия и о поклонах. Затем они стали доказывать, что внесение исправлений по греч. образцам оскверняет истинную веру, т.к. греч. церковь отступила от "древлего благочестия", а ее книги печатаются в типографиях католиков. Иван Неронов, не касаясь обрядовой стороны реформы, выступил против усиления власти патриарха и за демократизацию церк. управления. Столкновение между Никоном и защитниками "старой веры" приняло резкие формы. Аввакум, Иван Неронов и др. идеологи Р. подверглись жестоким преследованиям.

Выступления защитников "старой веры" получили поддержку в различных слоях рус. общества, что привело к возникновению движения, названного Р. Плебейская часть духовенства, видевшая в сильной патриаршей власти лишь орган эксплуатации, выступая за "старую веру", протестовала против увеличения феод. гнета со стороны церк. верхушки. К Р. примкнула и часть высшего духовенства (епископы коломенский Павел, вятский Александр, нек-рые монастыри), недовольная централизаторскими устремлениями Никона, его самоуправством, и отстаивавшая свои феод. привилегии. Призывы сторонников "старой веры" получили поддержку отдельных представителей высшей светской знати. Но бóльшую часть сторонников "старой веры" составляли посадские люди и особенно крестьяне. Усиление феод.-крепостнич. гнета и ухудшение своего положения нар. массы связывали с нововведениями, в частности – в вере.

Объединению в движении столь разнородных социальных сил способствовала противоречивая идеология Р. Идеализация и защита старины, ненависть к новому, проповедь национальной ограниченности и принятия мученического венца во имя "старой веры", как единственного пути к спасению души, и т.д. сочетались в идеологии Р. с резкими обличениями в религ. форме феод.-крепостнич. действительности. Различным слоям общества импонировали различные стороны этой идеологии. В нар. массах живой отклик находили проповеди расколоучителей о наступлении "последнего времени", о воцарении в мире антихриста, о том, что царь, патриарх и все власти поклонились ему и выполняют его волю. Р. стал одновременно и знаменем консервативной антиправительств, оппозиции церк. и светских феодалов и знаменем антифеод. оппозиции. Нар. массы, становясь на защиту "старой веры", выражали этим свой протест против феод. гнета, прикрываемого и освящаемого церковью.

Массовый характер движение Р. приобрело после церк. собора 1666–67, по решению к-рого казнили или сослали идеологов Р. Этот этап в развитии движения совпал с подъемом в стране антифеод. борьбы. Он характеризуется тем, что движение Р. достигло своего апогея, распространилось вширь, привлекая новые слои крестьянства, в особенности беглых крепостных, бежавших на окраины. Идеологами Р. стали представители низшего духовенства, порвавшие с гос. церковью, а церк. и светские феодалы отошли от Р. Главной стороной идеологии Р. и в это время оставалась проповедь ухода (во имя сохранения "старой веры" и спасения души) от зла, порожденного антихристом. В наиболее крайних направлениях Р. возникла практика "огненных крещений" (самосожжений). Увлекаемые проповедью расколоучителей, многие посадские люди и особенно крестьяне бежали в глухие леса Поволжья и Севера, на юж. окраины гос-ва, в Сибирь и даже за границу, основывали там свои общины. Это был массовый уход простых людей от выполнения не только нововведенных церк. обрядов, но и от выполнения феод. повинностей. Правительство в 1681 было вынуждено признать умножение "церк. противников", особенно в Сибири. Но в 70–80-е гг. 17 в. в идеологии Р. важное место стали занимать обличения, вскрывавшие отдельные социальные пороки общества. Нек-рые же идеологи Р., в частности Аввакум и его соратники по ссылке в Пустозерском остроге, перешли к оправданию активных антифеод. выступлений, объявляя нар. восстания небесным возмездием царской и церк. власти за их действия. Часть сторонников "старой веры" приняла активное участие в "Крестьянской войне под предводительством С. Т. Разина 1670–71". "Соловецкое восстание 1668–76", возникшее как движение в защиту "старой веры", переросло в крупное антифеод. выступление против гос. власти. Значительной была роль сторонников "старой веры" в "Московском восстании 1682" и других антифеод. выступлениях.

В кон. 17 – нач. 18 вв. после поражения антифеод. восстаний произошел спад движения. Этому способствовала и политика пр-ва Петра I, к-рое ослабило преследования староверов, установив для них повышенное налоговое обложение. С 18 в. в идеологии Р. исчезают обличения социальных пороков действительности и усиливается значение ее консервативных сторон (но провозглашение Е. И. Пугачевым лозунга борьбы за "старую веру" способствовало вовлечению масс в антифеод. крест. войну).

Р. с самого начала не был единым движением и по форме. К кон. 17 – нач. 18 вв. он начал распадаться на многие толки и согласия, иногда существенно отличавшиеся друг от друга. Р., или старообрядчество, делится на поповщину и беспоповщину. Поповщина – более умеренное направление. Поповцы признавали необходимость духовенства и всех церк. таинств. Осн. р-ны распространения поповщины – Керженец, Стародубье, Дон, Кубань. Беспоповщина распространилась в основном на С. гос-ва. Беспоповцы отрицали необходимость духовной иерархии и нек-рых таинств. По мере того как раскольничьи общины втягивались в рыночные отношения, в них росло предпринимательство; из среды раскольников выделялась купеческая верхушка. Постепенно большинство раскольничьих согласий теряет оппозиционный характер. Особенно это относится к поповщине, из к-рой вышло много купцов и предпринимателей. В 1800 часть старообрядцев-поповцев пошла на соглашение с офиц. церковью. Сохранив свою обрядность, они подчинились местным епархиальным архиереям. Поповцы, не желавшие идти на примирение с офиц. церковью, создали свою церк. организацию. В сер. 19 в. они признали своим главой Боснийского архиепископа Амвросия, к-рый центром старообрядческой организации сделал Белую Криницу (Австрия). Позднее роль центра этой организации перешла к общине Рогожского кладбища в Москве (Белокриницкая иерархия). Часть общины поповцев, к-рые стали наз. беглопоповщиной (они принимали "беглых" попов, т. е. перешедших к ним из господствующей церкви), не признали Белокриницкую иерархию. В беспоповщине наряду с более или менее умеренными согласиями по мере роста дифференциации внутри общин возникали крайние толки. В кон. 17 в. на С., вокруг Выговской старообрядческой пустыни, сложился наиболее умеренный в беспоповщине Поморский толк. На С.-З. распространилась федосеевщина (ее центр с 70-х гг. 18 в.– Преображенское кладбище в Москве), порвавшая с поморянами. В 1-й пол. 18 в. от Поморского толка откололась филлиповщина. В ней проповедовалась необходимость самоуморений и самосожжений. Отдельно существовала нетовщина (или Спасово согласие), к-рая отрицала все таинства и призывала своих последователей к самосожжениям. Беспоповщина в нек-рых своих крайних толках (напр., "бегуны") вплотную смыкалась с сектантством.

Источн.: Мат-лы для истории раскола за первое время его существования, под ред. Субботина, т. 1–9, М., 1875–95; Барсков Я. Л., Памятники первых лет рус. старообрядчества, "ЛЗАК", т. 24, СПБ, 1912; Памятники истории старообрядчества XVII в., Л., 1927 ("РИБ", т. 39).

Лит.: Щапов А. П., Рус. раскол старообрядства, рассматриваемый в связи с внутр. состоянием рус. церкви и гражданственности в XVII в. и в первой пол. XVIII в., Соч., т. 1, СПБ, 1906; Сапожников Д. И.. Самосожжение в рус. расколе. Со 2-й пол. XVII в. до кон. XVIII в., М., 1891; Смирнов П. С., Внутр. вопросы в расколе в XVII в., СПБ, 1898; его же, История рус. раскола старообрядства, 2 изд., СПБ, 1895; его же, Споры и разделения в рус. расколе в первой четв. XVIII в., СПБ, 1909; Каптерев Н. Φ., Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович, т. 1–2, Сергиев Посад, 1909–1912; Плеханов Г. В., История рус. обществ. мысли, т. 2, [М., 1915]; Никольский Н. М., История рус. церкви, 2 изд., М.–Л., 1931; Анкундинова Л. Е., Социальный состав первых раскольников, "ВЛГУ", 1956, т. 14, Серия истории, яз. и лит-ры, в. 3; Ρобинсон А. Н., Творчество Аввакума и обществ. движения в кон. XVII в., "ТрОДРЛ", т. 18, М.–Л., 1962; Сахаров Ф., Литература истории и обличения рус. раскола. Систематический указатель книг, брошюр и статей о расколе..., в, 1–3, Тамбов–СПБ, 1887–1900; Pascal P., Avvakum et les débuts du raskol. La crise religieuse au XVII siècle en Russie, P., 1938.

В. С. Шульгин. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia