Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Просвещение





ПРОСВЕЩÉНИЕ – характерное для эпохи перехода от феодализма к капитализму широкое идейное движение в разных странах, связанное с борьбой буржуазии против феодализма.

Уже у современников этого движения возникло представление о пришедшей на смену мрачному средневековью эпохе Просвещения (siècle des lumières, Zeit der Aufklärung). Термин "П." встречается у "Вольтера", И. "Гердера" и др. и окончательно утверждается после статьи И. "Канта" "Что такое Просвещение?" (1784). Передовые мыслители 18 в. верили, что подлинная связь вещей и событий до конца объяснима разумом, и именно эта уверенность способствовала их оптимизму, порождала концепцию ист. прогресса. Противниками П. были романтики, разочаровавшиеся в просветит. иллюзиях и неудовлетворенные вновь созданным бурж. строем. Они изображали П. как холодную рассудочную доктрину, враждебную поэзии и воображению. Г. "Гегель" в своей "Истории философии" различает в П. отрицат. направление – критику религии и государства – и положит. направление – материализм и атеизм. Первое он оправдывает, считая, что просветители воевали не против религии вообще, а против "презреннейшего суеверия и поповщины", не против гос-ва вообще, а против абсолютист. тирании тунеядцев, живших за счет народа; что же касается материализма просветителей, то Гегель третирует его как "скучное пустословие", по существу направляя свой удар против метафизич. характера философии 18 в. Дальнейшую реабилитацию П. взяли на себя прогрессивные историки и литературоведы 19 в.: Ф. К. "Шлоссер", Г. Г. "Гервинус", Г. Гетнер. Они характеризовали его как период безграничной веры в человеческий разум, в возможность перестроить общество на разумных основаниях, как эпоху крушения теологич. мышления, торжества науки над схоластикой средневековья. Хотя они уже связывали творчество писателей и философов П. с политич. и социальной борьбой эпохи, однако в целом и они, и вся последующая бурж. наука ограничивали П. "историей идей", не умея раскрыть полностью социальный смысл этих идей. В конце 19 – нач. 20 вв. интерес к П. падает. Идеалистич. реакция стремится извратить истинный смысл его борьбы. Ф. Гундольф, напр., видит в П. расшатывание "божественного" сковывающего порядка во имя индивидуальной свободы, а деятельность Г. Э. "Лессинга" сводит к "перенесению идеи божества внутрь человеческой индивидуальности".

К. Маркс и Ф. Энгельс различали в П. его идеологию и породившие эту идеологию социальные цели и устремления. Они показали, что идеи П. были связаны с классовым самосознанием поднимавшейся буржуазии и были ничем иным, как идеологич. обоснованием бурж. революции. Марксистская историография, исходя из этого четкого понимания термина, значительно расширила объем понятия П. Наряду с узко рационалистич. доктринами в него стали включать и другие антифеод. идейные течения (напр., сентиментализм в Англии, эпоху "Бури и натиска" в Германии). В. И. Ленин в статье "От какого наследства мы отказываемся?" (1897) дал классич. характеристику осн. черт идеологии П. и впервые показал, что П. имело место не только в Зап. Европе, но и в России. Тем самым был открыт путь к расширению географич. диапазона П. В наст. время ист. наука, изучая проблемы П., привлекает материал не только касающийся П. в зап.-европ. странах, но и аналогичных идейных движений в странах Вост. Европы, Азии и Америки.

В Зап. Европе П. открывается начавшимся еще в 17 в. общим прогрессом реального знания, необходимого для нужд материального произ-ва, торговли и мореплавания. Творчество Р. Декарта, Г. В. Лейбница, И. Ньютона знаменует раскрепощение науки от духовной власти религии, выделение естеств. наук, бурный рост математики, механики, астрономии. Научно-технич. прогресс способствует борьбе бурж. идеологии против идеологии феодальной. На Западе П. было мн. нитями связано с "Возрождением", но в 18 в. буржуазия требовала уже не просто свободного развития, а мечтала о политич. власти и ниспровержении всего феод. строя. Поэтому просветит. критика феодализма была острее и глубже, затрагивала всю структуру общества и гос-ва, сумела сделать антифеод. движение массовым и поставить ряд вопросов о практич. устройстве будущего бурж. общества. Борясь с обществ. неравенством, просветители в тех странах, где еще существовало крепостное право, осн. упор делали на освобождение крестьян. В. И. Ленин отмечал одушевление просветителей "...горячей враждой к крепостному праву и всем его порождениям в экономической, социальной и юридической области" [Полн. собр. соч., 5 изд., т. 2, с. 519 (т. 2, с. 472)]. Просветители были идеалистами в вопросах обществ. развития. Они верили в магич. силу воспитания. Отвергнув церк. догму о "первородном грехе", об исконной испорченности человеческой природы, они создали рационалистич. догму о том, что человек по природе добр. Сталкиваясь с реальным эгоизмом и борьбой частных интересов, просветители относили их за счет противоестественности феод. строя, извратившего лучшие порывы человеческой души и превращавшего любого человека в воинствующего эгоиста. Этот эгоизм, по их мнению, можно было устранить, исправить, смягчить, установив золотую середину между эгоистич. личным интересом и абстрактным всеобщим благом. Они. верили, что после разрушения сословного строя наступит эпоха социальной гармонии. Они не понимали, что на смену феод. строю, где эксплуатация еще была прикрыта "религиозными и политическими иллюзиями", идет новый бурж. строй с его "...эксплуатацией открытой, бесстыдной, прямой, черствой" (Maркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 4, с. 426). Религ. мифам о происхождении человека просветители противопоставили свой рационалистич. миф о "естеств. состоянии", о том времени, когда, согласно учению Г. "Гроция", человек находился в единстве с природой и обладал "естеств. правами", в частности свободой и равенством. Дж. "Локк" полагал, что в целях защиты личной свободы и частной собственности люди добровольно передоверили гос. власти свои "естеств. права" и, следовательно, в случае недостойного поведения правителей, народ вправе отстранить их от власти. Эта концепция нар. суверенитета вошла позднее в "Общественный договор" Ж. Ж. "Руссо", а затем и в ""Декларацию прав человека и гражданина"". Однако Руссо считал первобытное естеств. состояние золотым веком человеческой истории и противопоставлял его противоестеств. и неразумному феод. строю. В отличие от Локка, он порицал частную собственность, как начало, разъединяющее людей, и в этом его учение перерастало рамки бурж. П. Просветители в своей пропаганде ограничивались формальным политич. равенством. Экономич. неравенство оставалось за пределами их критики. В области экономики они считали нормальным соревнование частных интересов. Заботу же об общем благе они отодвигали в сферу политич. законодательства. Борьба просветителей против феод. строя не касалась самого принципа гос. власти. На первых порах они даже возлагали свои надежды на просвещенного монарха, к-рый реформирует общество в желаемом ими духе. Они исходили из представления о том, что абсолютизм уже лишил политич. независимости феод. сеньоров, стянул их к подножию королевского престола, нивелировал провинциальную обособленность и установил политическое единство нации. Они ждали, что абсолютизм и в дальнейшем проведет необходимые буржуазные реформы. Отсюда и возникла идея т. н. просвещенного абсолютизма (Вольтер и др.).

Если в неприятии феод. строя, в борьбе против абсолютизма просветители разных стран были едины, то в других вопросах они сильно различались, в зависимости от стадии экономич. зрелости страны и ее нац. и идеологич. традиций. Наконец, существовало размежевание и внутри лагеря П. (Вольтер и Руссо во Франции, В. "Гёте" и Г. "Форстер" в Германии и т. д.). В зап.-европ. П. наиболее характерны и развиты были просветит. движения в Англии, Франции и Германии.

В Англии в силу того, что героич. период революц. эпохи закончился в 1688 компромиссом между поднимающейся буржуазией и бывшими феод. землевладельцами, просветителям оставалось лишь завершить борьбу англ. буржуазии за гегемонию во всех областях культуры и обществ. мысли. В условиях невиданного прежде технич. прогресса и быстро развивающегося экономич. могущества Англии П. в нач. 18 в. проходило под знаком социального оптимизма. Идеолог этого направления А. Шефтсбери (1671–1713) создает учение о всеобщей гармонии. Согласно этой доктрине, человек творит добро не по расчету, не из выгоды, а в силу естеств. склонности, потому что ему приятно быть добрым. Его эгоистич. частный интерес совпадает с всеобщим благом, ибо мир устроен гармонически, и все, что в нем происходит, способствует высшим целям. Оптимизм Шефтсбери окрасил всю филос. и художеств. мысль Англии того времени ["Опыт о человеке" ("Essay on man" 1732–34) А. Попа; "Робинзон Крузо" Д. Дефо и др.]. Против оптимистич. иллюзий Шефтсбери выступил Б. Мандевиль с его "Басней о пчелах" ("The fable of the bees", 1714). Он высмеивал миф о гармонии и универсальном добре и утверждал, что в основе благосостояния Англии лежат пороки и преступления. С этих же позиций выступал и Дж. Свифт. Он верит в благую природу человека, но считает, что в реальном, исторически сложившемся обществе царит борьба частных интересов, превращающая людей в жадных и порочных "йеху". Идеальное "естеств. состояние" он находит лишь в иронич. утопии – царстве разумных лошадей ("Путешествия Гулливера"). В романах Г. Филдинга сочетаются оптимизм Шефтсбери и суровая критика Свифта. Идеализированный "естественный человек" с его добродетелью берет, однако, верх над силами эгоизма и своекорыстия. В этом оптимистич. исходе сказывается не просто рационалистич. догма, но страстная вера в неограниченные возможности человека. Сочетание открытой критики социальных условий с утверждением просветит. идеалов – отличит. черта англ. лит-ры 18 в. К сер. 18 в., однако, англ. просветит. рационализм переживает кризис. Д. Юм производит скептич. переоценку возможностей человеческого разума. Разум, по мнению Юма, не в силах проникнуть в сущность явлений. Человеком правит не разум, а привычка. Эгоистич. личный интерес перевешивает "естественную доброту" человеческой природы. Эти сомнения находят, свое художеств. отражение в лит-ре сентиментализма (О. Голдсмит, Л. Стерн и др.).

Во Франции П. на первых порах заимствует многие идеи у англичан. Однако просветит. критика здесь была более действенной и получала огромный обществ. резонанс, т. к. направлена была в первую очередь против феод. учреждений. Поэтому весь 18 в., по имени виднейшего деятеля франц. П., стали называть "веком Вольтера". Как историк, автор ряда ист. работ ("История Российской империи в царствование Петра Великого", "История царствования Людовика XIV и Людовика XV", "Философия истории" и др.), Вольтер требовал опоры на точные источники, стремился изучать социальные отношения, культуру, нравы, а не только жизнь королей и полководцев; он был одним из первых историков, к-рые вышли за рамки европоцентризма. Его ист. идеи на более поздней стадии П. продолжал и развивал Ж. А. "Кондорсе" ("Эскиз ист. картины прогресса человеческого разума", 1794), пытавшийся установить закономерности развития истории, движущие силы прогресса. Ист. эпохи он объявил этапами развития человеческого разума. Уже на раннем этапе франц. просветители борются за естеств. права человека. Основатель бурж. теории права Монтескьё, вопреки Гоббсу, полагал, что естеств. состояние было периодом мира и равенства. Он утверждал, что обществ. жизнь подобно природе подчиняется естеств. закономерностям. Законы страны определяются ее географич. положением, климатом и почвой и лишь наряду с этим экономикой, религией и политич. учреждениями. В "Размышлениях о причинах величия и упадка римлян" (1734) Монтескьё оспаривает теологич. подход к истории, требует науч. интерпретации фактов, вносит в историю политич. пафос. Вольтер и Монтескьё верили в историч. прогресс, но не связывали его с политич. развитием масс. Вольтер возлагал свои надежды на "просвещенного монарха", а Монтескьё пропагандировал конституц. монархию по англ. образцу с разделением власти на законодат., исполнит. и судебную. Оба они были деистами и с этих позиций боролись против мракобесов-теологов. Их последователи на втором этапе франц. П. – Д. "Дидро", К. А. "Гельвеций", П. А. "Гольбах" – были материалистами и атеистами. Центр. событием второго этапа стал выпуск "Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел" (35 томов, 1751–80). В этом издании, распространявшем антифеод. критику на все области идеологии, принимали участие "Д'Аламбер", Вольтер, Монтескьё, Гельвеций, Ф. "Кенэ", А. Р. Ж. "Тюрго", Э. Кондильяк, Кондорсе, Ж. Ф. Мармонтель и мн. др. Но душой и гл. организатором всего издания был Д. Дидро. Дидро полагал, что "хорошие" законы и "разумное" правление должны создать положит. обществ. нравы. Человек, считал он, определяется его положением в обществе. Этому реалистич. тезису противостояла, однако, метафизич. догма о естеств. добродетели человека. Гельвеций считал, что правильно понятый личный интерес должен совпадать с интересами разумно организованного общества и следовательно с добродетелью. Но в реальном мире такого общества не было. Задача состояла в том, чтобы перестроить феод. мир на основах разума. Тогда и воцарится всеобщая добродетель. Творчество Ж. Ж. Руссо выражает нарастание и углубление революц. тенденций, это – третий этап франц. П. Критика феод. строя здесь становится еще более радикальной: человек родился свободным, а между тем он повсюду пребывает в оковах. Необходимо разбить эти оковы, сокрушить власть церкви, сословный строй, абсолютист. гос-во, раскрепостить личность и обеспечить ей свободное развитие. Но что станет с раскрепощенным от оков бурж. индивидом в будущем обществе, возникающем после революции? Руссо считает, что, избавившись от сословного строя, люди должны" добровольно ограничить свою свободу во имя обществ. договора. В будущем разумном обществе вместо суммы личных устремлений, противоречиво направленных и конкурирующих между собой, установится единая воля, носителем к-рой выступит гос-во. Новая гражданственность ограничит благо каждого во имя блага всех. В этом и был корень аскетич. добродетели учеников Руссо – якобинцев. Учение о новой морали и о царстве разума, несмотря на субъективную убежденность просветителей в том, что их проекты несут счастье всему человечеству, на самом деле служило лишь конкретным целям бурж. революции, было "... не чем иным, как идеализированным царством буржуазии..." (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 17). Вместе с тем просветит. социальная утопия сыграла прогрессивную роль. Она несла идеалы свободы, равенства и счастья народов, к-рые опережали свой век. Эти идеи были затем подхвачены утопическим социализмом, а впоследствии вошли в состав социализма научного.

В Германии П. отличалось тем, что оно развивалось в отсталой, политически раздробленной стране, где экономически слабое бюргерство не могло рассчитывать на ниспровержение феод. абсолютизма. Поэтому творчество нем. просветителей носит умозрительный, теоретический характер. Напр., философию Канта Маркс называл "...немецкой теорией французской революции..." (там же, т. 1, с. 88). Свое первое яркое выражение нем. П. получило в сфере науки и философии. Труды Хр. Томазия, Г. В. "Лейбница", Хр. Вольфа знаменуют собой ранний оптимистический этап П., связанный с ощущением всемогущества разума, к-рый способен снять и разрешить любые противоречия реального мира. На этой стадии важно было развивать светское безрелиг. мышление, отделить философию от теологии, обосновать свободную от религии светскую мораль, эмансипировать науч. знание. Мысль Лейбница о том, что мы живем в лучшем из всех возможных миров, хотя и служила оправданием совершенства божия, вместе с тем противостояла христ. отвращению к "земной юдоли плача" и утверждала возможность счастья на земле, а не на небе. Однако благодушный оптимизм первых нем. просветителей, как и во Франции, сильно контрастировал с реальными условиями жизни. Вскоре он сменился критикой существующего строя, протестами против феод. произвола, борьбой за общенем. нац. идею, к-рая в условиях Германии выражала прогрессивную цель создания единого гос-ва вместо множества мелких монархий и княжеств. На втором этапе центр. фигурой П. стал Г. Э. "Лессинг" с его борьбой против абсолютист. произвола ("Эмилия Галотти", 1772), религ. нетерпимости ("Натан Мудрый", 1779), за общенац. демократич. искусство. И. И. Винкельман, в противовес нем. условиям жизни, превозносит породившую великое искусство демократию древних греков. Гердер в своих "Идеях к философии истории человечества" и в "Письмах для поощрения гуманности" утверждает единство ист. процесса. Подобно тому как природа образует ряд "восходящих форм и сил" от неорганич. мира к растению, затем к животному и, наконец, к человеку, так и человеческое общество в "едином поступат. движении" проходит ряд ступеней, где нет высших и низших рас и народов, где каждая культура ценна своим своеобразием и где развитие идет от древних культур Китая и Индии, через Грецию и Рим, к средневековью и к нашему времени. Смысл истории он видит в "гуманности", которой принадлежит будущее. Творчество Гердера открывает третий этап нем. П., период "Бури и натиска". Воспитанные на идеях Руссо, Гердера и англ. сентименталистов, представители "Бури и натиска" выступают с апологией непосредств. чувства, с проповедью эмансипации естеств. человека, за своеобразие отдельной нац. культуры. Наконец, четвертый этап нем. П. охватывает канун Франц. революции и время после ее осуществления. Если нем. "якобинцы" – Г. Форстер, И. Г. Зёйме – с восторгом приветствовали революцию, то Гёте и Шиллер, к-рых она привлекала как разрушительница феод. уклада, но пугала и отталкивала террористич. формой этого разрушения, устремляют свои поиски в сторону гуманистич. морали, призванной облагородить буржуа, нейтрализовать волчью борьбу частных интересов. Неразрешенность задач бурж. революции в Германии вызвала здесь в 19 в. оживление идей П., что нашло выражение в филос. творчестве Л. "Фейербаха".

Кроме Англии, Франции и отчасти Германии, где был создан богатый арсенал просветит. идей, с различной силой П. развивалось и в др. странах Европы. Истоки просветительского движения в России восходят к реформам Петра I. Его представителями были М. В. "Ломоносов", Я. П. "Козельский", А. Я. "Поленов", Н. И. "Новиков", А. Н. "Радищев" и др. (развернутую характеристику П. в России начиная со 2-й пол. 18 в. см. ниже).

В Италии П. ("Illuminismo") охватывает период 1760–89. Наиболее выдающимися его деятелями были экономисты Ф. Галиани и П. "Верри", юрист Ч. "Беккариа", литературовед С. Беттинелли, критики Ф. Альгаротти и Дж. Баретти. Важную роль сыграла художеств. лит-ра итал. П. и, в частности, деятельность К. Гольдони.

В Польше П. ("Oświęcenia", букв. – просвещение) началось во 2-й пол. 18 в. и было связано с нац.-освободит. идеями. Во главе его стояли находившиеся под влиянием франц. просветителей С. Сташиц и Г. "Коллонтай" – антиклерикалы, материалисты и противники сословного строя.

Развивалось П. и в Болгарии (И. Селиминский, Л. "Каравелов"), в Югославии (Р. И. Бошкович), в Венгрии (Д. Бешшеньеи, И. "Мартинович", М. Чоконаи-Витез) и др. странах.

В Сев. Америке просветит. движение было связано с борьбой за освобождение колоний из-под власти англ. метрополии. Б. "Франклин" организовал филос. просветит. об-во, к-рое стояло на позициях деизма. Последователь Локка и друг Мандевиля, он противопоставил церковной морали утилитарист. светскую этику, основанную на вере в добродетельный разум человека. Т. "Джефферсон", в отличие от Франклина, находился под влиянием не англ., а франц. П.; исходя из прирожденного равенства людей, он придерживался идеи обществ. договора, хотя и обосновывал естеств. право с позиций деизма. Самым радикальным из американских просветителей был ученик Руссо Т. "Пейн" – решительный сторонник уничтожения сословного строя.

Формы, во многом отличные от европейских, принимало антифеод. движение в странах Азии и Африки. Это относится и к филос. и лит. традициям, и к религ. борьбе и атеизму. Нередко в странах Востока П. переплеталось с антиколон. борьбой. Просветит. этап в развитии культуры этих стран датируется по-разному. В араб. странах, напр., он относится к кон. 19 в., в некоторых др. странах он продолжился в 20 в. Характер идейной борьбы не позволяет провести в ряде стран четкую грань между Возрождением (в европ. смысле слова) и П. Так, нек-рые исследователи отмечают в япон. культуре конца 17–18 вв. черты позднего Возрождения и раннего П. По всем этим вопросам в среде сов. востоковедов нет единого мнения.

В Китае нек-рые черты П. можно обнаружить во 2-й пол. 17–18 вв. Логика антифеод. борьбы порождала идеи, весьма близкие к идеям Зап. П. Ранние просветители: "Хуан Цзун-си", "Гу Янь-у", "Ван Фу-чжи", Тан Чжэнь, активные политич. деятели, стояли на позициях т. н. просвещенного абсолютизма, но, восхваляя идеального монарха, резко критиковали реально существующие феод. отношения. Мыслители этого периода требовали децентрализации политич. власти, сотрудничества "просвещенного монарха" с "мудрыми сановниками", подбираемыми, как и весь аппарат чиновников, не на основе знатности и богатства, а в зависимости от их знаний и опыта. Тан Чжэнь создал концепцию "обществ. равенства" всех людей, говорил о "естеств. правах" человека, Хуан Цзун-си развивал идею разделения властей как необходимую гарантию гражд. свободы. Гу Янь-у и нек-рые его последователи использовали пропаганду старины и конфуцианского учения о "золотом веке" для "постижения настоящего", т. е. для обоснования необходимости радикальных реформ. Ван Фу-чжи критиковал феод. строй, считал древнее общество примитивным и полагал, что оно существенно уступает совр. цивилизации. Он указывал, что в истории общества происходят непрерывные изменения, имеющие тенденции к прогрессу; а поскольку история не повторяется, и прошлое отжило свой век, то незачем возрождать его учреждения. Мысль Ван Фу-чжи о прогресс. развитии человечества перекликается с аналогичной идеей Кондорсе. Ван Фу-чжи объяснял подъем и падение династий тем, что каждое событие – результат действия ист. сил, проповедовал "усовершенствование человеческой природы" путем "практич. знания", дошел до понимания детерминирующей роли среды и поэтому считал, что для воспитания хороших людей надо улучшать среду, условия существования. Просветители второго этапа (19 в.) были знакомы с европ. формами жизни, стремились к "всесторонней европеизации" Китая. "Гун Цзы-чжэнь", "Вэй Юань", "Ван Tao" боролись против политики "закрытых дверей", выступали за активные контакты с др. странами, обновление науки и культуры, демократизацию политич. строя. Гун Цзы-чжэнь и Вэй Юань отрицали незыблемость феод.-сословных отношений. Ван Tao пропагандировал не только технику Запада, но и его демократич. социальные ин-ты. В самом кон. 19 в. просветитель "Кан Ю-вэй" и его соратники "Лян Ци-чао" и "Тань Сы-тун" получили возможность реально осуществить нек-рые бурж. реформы, добившись издания ряда указов, имевших целью обновление Китая и превращение его в независимое и сильное гос-во (см. ""Сто дней реформ""). В своих теоретич. трудах Кан Ю-вэй и др. реформаторы говорили о неумолимой поступи истории, об обществ. договоре и естественных правах народа, к-рому и должна принадлежать политич. власть в стране. Просветит. иллюзии реформаторов ярче всего проявились в "Книге великого единения" ("Датун-шу") Кан Ю-вэя, где дана утопич. картина будущего общества, в к-ром индивиду будут предоставлены все возможности для свободного развития и где будут царить всеобщая гармония и равенство.

В Корее П. на раннем этапе (2-я пол. 17 – 1-я пол. 18 вв.) было связано со школой "реальных наук" ("сирхак"), представители к-рой (Пак Че Га и др.) настаивали на необходимости развивать реальные, практически полезные науки и знакомиться с научно-технич. достижениями др. стран. Антифеод. направленность идей кор. просветителей ярче всего выступает в произв. "Чон Як Ёна" "Думы о порабощенном народе" ("Мекмин симсе") и "Пак Чи Вона" "Трактат о земледелии" ("Кванон сочхе") и "Об ограничении земельных владений отдельных лиц" ("Ханмин мёнджен-ый"). Многие высказывания кор. просветителей Пак Чи Вона и Чон Да Сана о землепользовании, о происхождении правителя, об отношении народа к плохому правителю, требования реформ, проводимых "просвещенным монархом", совпадают с аналогичными высказываниями кит. просветителей Гу Янь-у и Хуан Цзун-си. В Корее, так же как и в Китае, просветит. идеи оказали большое влияние на лит-ру, обусловив ее гуманистич. антифеод. направленность. Кор. П. второго этапа (2-я пол. 19 в. – начало 20 в.) носит менее радикальный характер: вопросы воспитания и просвещения оттесняют в нем социальные и политич. проблемы. Чжи Сок Ён, "Пак Ын Сик" и др. выступают как пропагандисты европ. наук и технич. достижений, требуют широких реформ нар. образования. Они считали, что образование – гл. средство обновления страны, ратовали за внедрение в лит-ру разговорной речи и нац. алфавита (онмун).

П. в Японии обычно соотносится с двумя эпохами ее истории (18 в. – сер. 19 в. и 60–70-е гг. 19 в.). В 18 в., в период глубокого кризиса феодализма, япон. мыслители противопоставили конфуц. схоластике опытное знание. Они призывали к знакомству с европ. наукой (Миура Байэн, Ямагата Банто), развивали материалистич. идеи (Ито Дзинсай, "Андо" Сёэки, Камада Рюо), участвовали в идеологич. подготовке "революции Мэйдзи" (1867–68). Второй этап, начавшийся после "революции Мэйдзи", характеризуется большим радикализмом политич. взглядов просветителей, объединяющихся вокруг об-ва "Мэйрокуся", осн. в 1873. Журн. этого об-ва "Мэйроку-синси" вел пропаганду зап. П., публиковал статьи по вопросам политики, этики и просвещения. На япон. язык переводятся работы Монтескьё "Дух законов" (1875) и Руссо "Общественный договор" (1882). С 1872 по 1876 "Фукудзава" Юкити выпускает 17 кн. в серии "Призыв к науке" ("Гакумон-но сусумэ"), в к-рых он развивал идею свободной просвещенной личности и создал теорию "независимости" человека, полагающегося только на свои собственные силы. Фукудзава пропагандировал практич. науку, видя в ней единств. средство уничтожения социального неравенства. Он выступал с критикой официальной историографии, дававшей искаженное представление о сущности гос-ва и роли народа в истории. Накамура Масанао ратовал за воспитание здравого смысла и нравств. добродетелей, подчеркивал необходимость активной деятельности отд. личностей на пользу гос-ва и общества. Гл. пропагандистом "естеств. прав" в Японии был поклонник Руссо Наказ Тёмин. В ряде его работ излагаются научно-филос. основы франц. идеологии того времени. В "Беседах на политические темы" ("Сейрисёдан", 1881) он говорит о правах народа, свободе, равенстве, разоблачает политич. систему мейдзийского общества.

Зачинателем просветит. движения в Индии был "Раммохан Рай", к-рый знакомил своих соотечественников с идеями Бэкона, франц. просветителей, англ. утопич. социалистов. Развитию просветит. движения в Сев. Индии способствовало инд. нац. восстание 1857–1859, вызвавшее большие перемены в жизни инд. общества. В разных областях страны возникают просветит.-реформаторские общества и группы (Бенгалия, Пенджаб, Махараштра). Эти группы переводят на инд. языки европ. учебную, научную и обществ.-политич. лит-ру, борются за открытие учебных заведений зап. образца. Ведущей фигурой инд. П. в кон. 19 в. был Свами "Вивекананда", создавший утопич. теорию преобразования инд. общества.

Сирия и Египет первыми из араб. стран стали на путь бурж. развития. Араб. просветители универсальным средством переделки общества считали распространение европ. образованности. Просветит. движение на араб. Востоке представляли Рифаа ат-Тахтави, Бутрус аль-Бустани (см. в ст. "Бустани"), Франсис Марраш, Абдаррахман аль-Кавакиби. Рифаа ат-Тахтави был редактором первой в Египте газеты на араб. языке, выступал как переводчик Вольтера, пропагандировал взгляды франц. просветителей. Бутрус аль-Бустани развивал идеи П. в газ. "Аль-Джинан" с 1870. Ф. Марраш – сторонник т. н. просвещенного абсолютизма, выступал за развитие пром-сти и науки, пропагандировал идеи Руссо. Близкими по духу к руссоизму были и идеи аль-Кавакиби, к-рый в своей работе "Мать городов" ("Умм аль-Кура") и др. соединял идею т. н. просвещенной монархии с принципом народоправства, призывал к нац. объединению. Связь араб. просветит. движения с мусульм. реформацией, стремление создать новую араб. культуру, не ломая ср.-век. традиций, сказались на попытках писателей этого времени вкладывать новое содержание в старые лит. формы.

Большую роль в развитии просветит. движения в Иране играли Сев. Азербайджан и Армения. Крупнейший иран. просветитель "Мальком-хан" находился под непосредств. влиянием Μ. Φ. "Ахундова". Распространены были также идеи арм. просветителя X. "Абовяна", Мальком-хан основал просветит. об-во "Ферамушхане", где обсуждались общественно-политич. проблемы, велась пропаганда за превращение Ирана в конституц. монархию. Мальком-хан утверждал, что народы Азии не уступают европейцам по своим природным способностям. Распространение науки и просвещение он считал важнейшим средством социального и нац. освобождения иран. народа. Аналогичных взглядов придерживался и Зейн-оль-Абедин Мерагеи, резко критиковавший феод. строй Ирана и пагубное влияние Англии на экономику страны. Большой вклад в иран. П. сделал Абд-ор-Рахим "Талибов", автор ряда соч., в к-рых поднимались общественно-политич. и филос. проблемы, – "Вопросы жизни" ("Масаель-оль-хаят", 1906), "Пути добродетелей" ("Масалек-оль-мохсенин", 1904) и др. Талибов был сторонником конституц. монархии, требовал уничтожения феод. собственности на землю, отстаивал неограниченные возможности человеческого разума в познании мира, придавал большое значение распространению науч. знаний в преобразовании общества.

Просветит. характер носило на первом этапе и конституционное движение в Τурции, связанное с именами И. "Шинаси" и "Намика Кемаля". Созданные ими в 1861 "Османское об-во просвещения" и "Книжное об-во" развернули просветит. деятельность, организовывали публич. лекции по различным науч. дисциплинам. Тур. просветители требовали уничтожения абсолютизма, введения конституц. монархии, пропагандировали бурж. культуру, вели решит. борьбу с мусульм. догматикой. Н. Кемаль перевел "Дух законов", часть "Общественного договора" на тур. язык. Просветит. идеи нашли отражение в лит. произв. самого Н. Кемаля и известного писателя X. З. Ушаклыгиля.

Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Святое семейство, Соч., 2 изд., т. 2; их же, Немецкая идеология, там же, т. 3; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20, с. 16–17; Ленин В. И., От какого наследства мы отказываемся?, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 2 (т. 2); Πлеханов Г. В., К вопросу о развитии монистического взгляда на историю, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1956, гл. 2; Mеринг Ф., Легенда о Лессинге, в его кн.: Литературно-критические статьи, т. 1, М.–Л., 1934; Деборин А. М., Социально-политич. учения нового и новейшего времени, т. 1, М., 1958; Реализм XVIII в. на Западе, М., 1936; Конрад Н. И., Запад и Восток, М., 1966; Елистратова Α. Α., Английский роман эпохи Просвещения, М., 1966; Волгин В. П., Развитие общественной мысли во Франции в XVIII в., М., 1958; Державин К. Н., Вольтер, М., 1946; Соколов В. В., Вольтер. (Общественно-политические философские и социологические воззрения), М., 1956; Луппол И. К., Дени Дидро. Очерки жизни и мировоззрения, М., 1960; Гулыга А. В., Гердер [1774–1803], М., 1963; Гриб В. Р., Избранные работы, М., 1956; Фридлендер Г. М., Лессинг. Очерк творчества, М., 1957; Тронская М. Л., Нем. сатира эпохи Просвещения, Л., 1962; Баскин М. П., Философия амер. просвещения, М., 1955; Гуковский Г. Α., Очерки по истории рус. литературы и обществ. мысли XVIII в., Л., 1938; Макогоненко Г., Рус. Просвещение и литературные направления XVIII в., "Рус. лит-ра", 1959, № 4; Проблемы рус. Просвещения в литературе XVIII в., М.–Л., 1961; Макогоненко Г. П., Н. Новиков и рус. Просвещение XVIII в., М.–Л., 1952; Xачатурян А. Б., Великий арм. просветитель-демократ X. Абовян и передовая рус. культура, "ВФ", 1953, № 5; Тихвинский С. Л., Движение за реформы в Китае в кон. XIX в. и Кан Ю-вэй, М., 1959; Фишман О. Л., Кит. сатирич. роман. (Эпоха Просвещения), М., 1966; Троцевич А. Ф., Идеи "сирхак" в корейской литературе XVIII в., в сб.: Вопросы филологии и истории стран советского и зарубежного Востока, M., 1961; Конрад H. И., Первый этап япон. бурж. литературы, в сб.: Проблемы литературы Востока, [в. 1], 1932; Жуков Е. М., Из истории японского либерализма (70-е и 80-е гг. XIX столетия), "ИАН СССР. Серия истории и философии", 1944, т. 1, № 2; Радуль-Затуловский Я. Б., Конфуцианство и его распространение в Японии, М.–Л., 1947; Крачковский И. Ю., Избранные соч., т. 3, М.–Л., 1956; Петросян Ю. Α., К характеристике общественно-политич. взглядов Намыка Кемаля, "КСИНА",[в. 30], М., 1961; Желтяков А. Д., Петросян Ю. Α., История просвещения в Турции (Конец XVIII – нач. XX вв.), М., 1965; Hazard Р., European thought in the XVIII century, New Haven, 1954; Frankel Сh., The faith of reason. The idea of progress in the French enlightenment, Oxf., 1948; Hearnshaw F. J. С. (ed.), Social and political ideas of some great French thinkers of the age of reason, N. Y., 1950; Brumfitt J. H., Voltaire historian, [L.], 1958; Lin Mou-sheng, Men and ideas, Toronto, 1942; Liang Сh'i-сhaо, Intellectual trends in the Ch'ing period, Camb., 1959 ("Harvard East Asian Studies", № 2); Levensοn J. R., Liang Ch'i-chao and the mind of modern China, Camb., 1953; Се Го-чжэнь, Хуан Ли-чжоу сюэпу (Летопись жизни Хуан Цзун-си), Шанхай, 1952; Ян Τин-фу, Мин-мо сань да сысянцзя (3 великих мыслителя конца эпохи Мин), Шанхай, 1955; Xоу Вай-лу, Чжунго цзаоци цимэн сысян ши (История ранней просветительской мысли в Китае), Пекин, 1956; Ван И., Ван Чуань-шань-ди шэхой сысян (Общественные взгляды Ван Фу-чжи), Шанхай, 1956; Се Го-чжэнь, Гу Тин-линь сюэпу (Летопись жизни Гу Янь-у), Шанхай, 1957.

О. Л. Фишман, А. Г. Левинтон. Ленинград.

Просвещение в России, как и зап.-европ. П., представляло собой процесс духовного подготовления бурж. революции, характерную форму антифеод. идеологии, пока и поскольку эта идеология выступала как надкла

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia