Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Парижская Коммуна 1871





ПАРИ́ЖСКАЯ КОММУ́НА 1871 – первая пролетарская революция и первое пр-во рабочего класса, просуществовавшее 72 дня (18 марта – 28 мая), крупнейшее событие в истории революц. движения 19 в. Возникновение Коммуны было закономерным ист. явлением, вызванным глубокими социальными противоречиями внутри франц. общества, обострившимися к кон. 60-х гг. в связи с завершением пром. переворота, ростом численности и организованности пролетариата, повышением его клас. сознательности; вместе с тем Коммуна явилась результатом освободит. борьбы франц. и междунар. рабочего класса.

Впервые задача свержения господства буржуазии и перехода политич. власти в руки пролетариата была выдвинута К. Марксом и Ф. Энгельсом в их трудах 1844–48, особенно в "Манифесте Коммунистической партии", а затем в работах нач. 50-х гг., посвящ. анализу революций 1848–49. Во Франции первой попыткой свергнуть бурж. строй было "Июньское восстание 1848". За два десятилетия, прошедшие со времени революции 1848, социально-экономич. развитие Франции значительно продвинулось вперед. Более широкий размах приняли стачечные бои, увеличилось количество и численность рабочих орг-ций, среди к-рых все более значит. роль стали играть секции 1-го Интернационала. В Учредит. манифесте 1-го Интернационала (1864) Маркс указывал, что "завоевание политической власти" является непременным условием освобождения рабочего класса от гнета и эксплуатации. Мысль о революции, к-рая не ограничится свержением бонапартист. режима Второй империи (1852–70), а пойдет дальше и приведет к уничтожению капиталистич. строя, все более овладевала к кон. 60-х гг. умами передовой части франц. пролетариата. Этому способствовала успешная борьба Маркса и его сторонников против прудонизма, бакунизма и др. мелкобурж. течений в Интернационале. К кон. 60-х гг. в его франц. секциях произошли определ. сдвиги влево – от правоверного прудонизма (мютюэлизма) к революц. коллективизму (иначе – левому прудонизму).

Война между Францией и Пруссией, начавшаяся 19 июля 1870 (см. "Франко-прусская война 1870–71"), еще более обострила клас. противоречия во Франции. Поражения франц. войск вскрыли гнилость бонапартистского режима и разоблачили предательство нац. интересов страны ее правящими кругами. 4 сент. в Париже вспыхнула революция, и империя пала. Франция снова стала республикой (см. "Третья республика"). Однако новое пр-во, провозгласившее себя "Пр-вом нац. обороны", продолжало антинар. политику Наполеона III. Оно отказалось удовлетворить демократич. и патриотич. требования нар. масс и встало на путь саботажа обороны Парижа, осажденного нем. войсками. Возмущение капитулянтской политикой правящих кругов привело 31 окт. к восстанию в Париже. Но восстание было плохо подготовлено, не имело единого руководства и к утру следующего дня было подавлено. Последующие месяцы принесли широким слоям парижского населения много тяжелых лишений. Но ни голод, ни холод, ни арт. обстрел не сломили патриотич. стойкости трудящихся, понимавших, что нем. оккупация может привести к ликвидации респ. строя во Франции и к потере ее нац. независимости. Трудящиеся требовали продолжения войны против нем. оккупантов и организации выборов в Коммуну. 22 янв. 1871 в Париже вспыхнуло новое восстание, но и оно было подавлено. 28 янв. между Францией и Пруссией было заключено перемирие. 15 февр. было сформировано новое пр-во, в состав к-рого вошли бурж. республиканцы правого крыла (Ж. Фавр, Э. Пикар, Ж. Симон и др.) и скрытые монархисты (де Ларси, Ламбрехт, О. Т. Пуйе-Кертье и др.). Во главе пр-ва стал А. "Тьер" – ставленник крупной буржуазии.

В ходе осады Парижа его рабочие и ремесленники вооружились и влились в ряды Нац. гвардии. После окончания войны была создана Респ. федерация Нац. гвардии, в состав к-рой вошли 215 (из 266) батальонов. Во главе этой массовой орг-ции стоял Центр. к-т (ему подчинялись советы легионов и батальонные к-ты). Опасение за судьбу респ. строя, недовольство политикой нового правительства, его стараниями переложить издержки войны на трудящихся, стремление добиться нац. возрождения Франции и проведения социальных преобразований в интересах трудящихся – все это вело к резкому обострению политич. обстановки в Париже и в нек-рых крупных провинц. городах, к возникновению в Париже и в ряде др. городов (Лион, Бордо, Марсель) революц. ситуации.

В ночь на 18 марта пр-во А. Тьера предприняло попытку обезоружить пролет. округа столицы (Монмартр, Бельвиль и др.), вывезти находившиеся там пушки и арестовать членов ЦК Нац. гвардии. Но попытка обезоружить рабочий Париж провалилась. Солдаты отказались стрелять в народ, нац. гвардейцы пролет. округов дали отпор правительственным войскам и, перейдя в наступление, заняли правительственные учреждения. Тьер и его министры бежали в Версаль (17 км к З. от Парижа); туда же были отведены и правительственные войска. Члены ЦК Нац. гвардии, взявшие на себя руководство восстанием, заняли Ратушу, над к-рой тотчас же было водружено Красное знамя пролет. революции. Врем. пр-вом П. К. стал ЦК Нац. гвардии. Попытки контрреволюц. элементов оказать сопротивление новой, революц. власти были подавлены. Но ЦК допустил серьезную тактич. ошибку: он не воспользовался одержанной 18 марта победой и не двинул отряды Нац. гвардии на Версаль. "Момент был упущен из-за совестливости, – писал, критикуя эту ошибку, Маркс. – Не хотели начинать гражданской войны, как будто бы чудовищный выродок Тьер уже не начал гражданскую войну своей попыткой обезоружить Париж!" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 33, с. 172). Это позволило пр-ву Тьера, располагавшему в первые дни после 18 марта ничтожными силами, укрепить свою армию и вскоре начать воен. действия против Парижа. Вторая ошибка руководителей революции в Париже, указывал Маркс, состояла в том, что "...Центральный комитет слишком рано сложил свои полномочия, чтобы уступить место Коммуне. Опять-таки благодаря "честности", доведенной до мнительности!" (там же). Считая себя лишь врем. органом власти, ЦК спешил с организацией выборов в Коммуну. Они состоялись 26 марта и принесли победу сторонникам революции 18 марта: из 86 чл. Коммуны 65 являлись представителями различных революц. группировок. 26 из них были рабочими, остальные – служащими, педагогами, врачами, журналистами, адвокатами. В политич. отношении часть членов Коммуны, избранных 26 марта, примыкала к бланкистам (18), часть – к прудонистам (13) и левым прудонистам (10), часть – к революц. демократам – неоякобинцам (19). 33 из 65 членов Коммуны входили в состав секций Интернационала. 16 представителей крупной и средней буржуазии и бурж. интеллигенции, принадлежавшие к правому крылу республиканцев, вышли в отставку в первые же дни; в начале апреля заявили о своем выходе из состава Коммуны 4 бурж. радикала. Чтобы заполнить вакантные места, 16 апреля были проведены дополнительные выборы, в результате к-рых было выбрано 16 новых членов (6 рабочих, 1 мелкий предприниматель и 9 представителей интеллигенции). Половина вновь избранных членов входила в состав Интернационала; среди них были сторонники различных политич. течений (4 неоякобинца, 3 бланкиста, 3 прудониста, 2 левых прудониста, 2 марксиста, 1 бакунист и 1 социалист неопределенного направления).

Среди членов Коммуны имелись видные деятели рабочего движения: Л. Э. "Варлен", Э. Дюваль, О. Авриаль, А. "Тейс", О. "Серрайе" и мн. др. В П. К. заседали и видные представители передовой франц. культуры: художник Г. Курбе, писатель Ж. Валлес, поэт-революционер Э. "Потье", врач и инженер Э. "Вайян", публицисты О. Верморель и Г. Тридон. Был среди членов Коммуны и один иностранец – венг. рабочий Л. "Франкель".

Гл. ист. делом Коммуны было создание гос-ва нового типа, принципиально отличного от всех форм бурж. гос-ва. Коммуна не пошла по пути бурж. революций 1830, 1848 и 1870, сохранявших в неизменном виде старую гос. машину, а приступила к ее разрушению (см. там же).

Слом бурж. гос. машины П. К. начала декретом от 29 марта об упразднении постоянной армии, осн. на рекрутском наборе, и о замене ее вооружением народа в лице Нац. гвардии. 1 апр. Коммуна приняла решение установить максимум жалованья гос. служащих в размере 6 тыс. фр. в год, что равнялось заработной плате высококвалифициров. рабочего. 2 апр. был принят декрет об отделении церкви от гос-ва, об отмене бюджета культов и о передаче имущества монаш. орденов в руки гос-ва. Несколько позднее была ликвидирована префектура полиции, как особая политич. орг-ция. Ломая старый аппарат управления, Коммуна строила новый тип гос-ва, представлявший собой первую в истории форму диктатуры пролетариата. В основу нового аппарата власти были положены подлинно демократич. принципы: выборность, ответственность и сменяемость всех должностных лиц, коллегиальность управления. Коммуна порвала с бурж. парламентаризмом и с бурж. принципом разделения властей. Она была одновременно законодат. и исполнит. органом.

29 марта были созданы 10 комиссий из членов Коммуны: Исполнит. комиссия – для общего руководства делами и 9 спец. комиссий: Воен. комиссия, Комиссия продовольствия, Комиссия финансов, Комиссия юстиции, Комиссия обществ. безопасности, Комиссия труда, промышленности и обмена, Комиссия обществ. служб, Комиссия внепш. сношений, Комиссия просвещения. 20 апр. правительственный аппарат Коммуны был реорганизован. Во главе каждой из 9 спец. комиссий был поставлен ответств. руководитель – делегат. В новую Исполнит. комиссию вошли 9 делегатов (руководители спец. комиссий). 1 мая Исполнит. комиссию заменил К-т обществ. спасения (из 5 чл. Коммуны), наделенный широкими правами в отношении всех комиссий.

Социально-экономич. политика Коммуны была направлена на улучшение положения широких слоев населения, страдавших от последствий войны и осады Парижа прусскими войсками (к этому прибавились лишения, вызванные блокадой Парижа версальскими войсками). Декретом от 29 марта Коммуна аннулировала задолженность по квартплате за время с 1 окт. 1870 по 1 апр. 1871 и отменила взносы квартплаты с 1 апр. до 1 июня 1871. В тот же день была приостановлена продажа вещей, заложенных в ломбарде и своевременно не выкупленных вкладчиками. 6 мая был издан декрет о безвозмездном возвращении вкладчикам заложенных до 25 апр. 1871 предметов движимого имущества (одежды, белья, постельных принадлежностей и т. п.) на сумму до 20 франков. 17 апр. Коммуна приняла декрет о рассрочке на три года (с 15 июля 1871) погашения коммерческих векселей. Этот декрет защищал в первую очередь интересы мелкой буржуазии, оказавшейся под угрозой полного разорения.

Много внимания уделила Коммуна охране труда рабочих и служащих и борьбе с безработицей. 16 апр. был принят декрет об обследовании бездействующих пром. предприятий, брошенных их хозяевами, бежавшими из Парижа, о возобновлении работы на этих предприятиях силами рабочих кооп. ассоциаций и о выработке условий окончат. передачи им этих предприятий. Значение этого декрета состояло в том, что он являлся первым шагом на пути социалистич. преобразований и означал решит. разрыв с мелкобурж. теорией прудонистов, отрицавших необходимость всякой рабочей производственной кооперации. В результате ок. десяти предприятий (преимущественно оборонного характера) было изъято из рук частных предпринимателей. Но довести до конца это дело Коммуна не успела.

Большое принципиальное и практич. значение имели декреты от 20 апр. об отмене ночного труда в пекарнях и от 27 апр. о запрещении произвольных штрафов и незаконных вычетов из заработной платы рабочих и служащих. В интересах рабочих и работниц, занятых в производстве воен. обмундирования, П. К. приняла 12 мая постановление о пересмотре договоров, заключенных с частными подрядчиками, к-рые жестоко эксплуатировали трудящихся. Постановление предусматривало введение обязат. минимума зарплаты и устанавливало, что в дальнейшем выполнение заказов Коммуны будет передаваться преимущественно рабочим ассоциациям. В нек-рых учреждениях была повышена зарплата младшим служащим.

Наряду с гос. контролем над нек-рыми предприятиями и учреждениями, к-рый осуществлялся делегатами Коммуны (напр., над ж.-д. компаниями и мастерскими), начал действовать и рабочий контроль (напр., в Нац. типографии, в Луврских оружейных мастерских).

Большую активность проявила П. К. в области школьной и культ.-просвет. политики. Комиссия просвещения вела энергичную борьбу за освобождение школы от влияния церковников, за радикальную реформу нач. образования и введение обязательного и бесплатного обучения, за сочетание в школах изучения основ наук с практич. обучением ремеслу ("интегральное образование"). Было значительно увеличено жалованье учителям, причем учительницы были уравнены в оплате труда с учителями (постановление от 20 мая). Коммуна принимала меры к реорганизации б-к и музеев, стремилась сделать их доступными для масс. 19 мая был принят декрет о передаче театров в руки ассоциаций артистов, служащих и рабочих.

Как подлинно нар. пр-во Коммуна проявила большую заботу о женщинах и детях. Были установлены пенсии вдовам и детям убитых на фронте нац. гвардейцев, а также их родителям, братьям и сестрам; круглые сироты должны были воспитываться за счет Коммуны (декрет от 10 апр.). При выдаче ден. пособия женам нац. гвардейцев не делалось различия в зависимости от того, был ли брак зарегистрированным или незарегистрированным. Во всей своей деятельности Коммуна опиралась на обществ. орг-ции – политич. клубы, профсоюзы, к-ты бдительности, секции Интернационала, женские и др. революц. ассоциации.

Деятельность П. К. осложнялась серьезными разногласиями между различными политич. группировками в ней. Разногласия эти касались как вопроса о сущности Коммуны и пределах ее власти (гор. совет Парижа или революц. пр-во Франции), так и ее задач. Разногласия имелись и по тактич. вопросам (о необходимости централизации управления и решит. мер против контрреволюц. элементов и др.). Внутри Коммуны образовались две группы – "большинство", состоявшее в осн. из бланкистов и неоякобинцев, и "меньшинство", ядро к-рого составляли прудонисты. 15 мая члены "меньшинства" (22) опубликовали декларацию, в к-рой осуждали действия К-та обществ. спасения и заявляли, что не будут больше посещать заседания Коммуны. Однако под давлением революц. общественности Парижа они уже через 2 дня явились на заседание Коммуны.

Наряду с определ. достижениями в деятельности Коммуны имелись и серьезные ошибки. Самой существ. из ошибок, допущенных ею в области экономич. политики, был отказ от конфискации огромных ценностей (на сумму в 3 млрд. франков), хранившихся во Франц. банке (Коммуна взяла из него только 15 млн. франков). Эта глубоко ошибочная политика, принесшая огромный вред Коммуне, объясняется влиянием прудонистов, выступавших против всяких решит. мер в отношении частной собственности капиталистов и считавших, что Коммуна – только гор. совет и потому не может распоряжаться банком, имеющим общегос. значение.

Коммуна разработала ряд реформ, к-рые должны были улучшить тяжелое положение мелких зем. собственников, с.-х. рабочих и батраков. В интересах широких слоев франц. народа было принято решение возложить уплату 5-миллиардной воен. контрибуции Германии на виновников войны – б. депутатов Законодат. корпуса, сенаторов и министров Второй империи.

В своей внешней политике Коммуна руководствовалась стремлением к миру и дружбе между народами, к братству трудящихся всех стран. Ярким проявлением новых принципов, провозглашенных Коммуной в области междунар. отношений, было свержение "Вандомской колонны" как символа милитаризма и завоевательных войн. Антимилитаризм и революц. патриотизм сочетались в идеологии парижских коммунаров с пролет. интернационализмом. Многие видные революционеры др. стран приняли участие в борьбе за Коммуну: польские революционеры братья Домбровские и братья Околовичи, участники походов Дж. Гарибальди – А. Чиприани, Кастиони и др., русские социалисты А. В. Корвин-Круковская, Елизавета Дмитриева (Томановская), Петр Лавров, венг. революционеры, бельг. демократы. Рабочие и демократич. орг-ции Германии, Великобритании, Италии, Бельгии, США и нек-рых др. стран посылали братские приветствия коммунарам Парижа. Горячее сочувствие парижским коммунарам выражали передовые рабочие и представители революц. интеллигенции России.

Ген. Совет 1-го Интернационала стремился расширить движение солидарности трудящихся различных стран с П. К. В своих письмах к деятелям Коммуны Маркс давал им практич. советы, критиковал их тактич. ошибки.

Революция 18 марта в Париже дала толчок революц. выступлениям в нек-рых крупных провинциальных городах Франции (Лионе, Марселе, Тулузе, Сент-Этьенне, Нарбонне и др.), где были провозглашены революц. коммуны. Однако они просуществовали очень недолго (по 2–3 дня); больше других (10 дней) продержалась Марсельская коммуна. Крестьянство, обманутое контрреволюц. клеветнич. пропагандой, не оказало поддержки революц. Парижу (лишь в нек-рых сел. округах произошли революц. демонстрации в знак солидарности с П. К.). Были подавлены выступления франц. рабочих и демократов в защиту П. К. в Алжире. 2 апр. версальские войска атаковали передовые позиции коммунаров. На следующий день отряды Нац. гвардии двинулись на Версаль. Поход был организован плохо. 4 апр. наступавшие колонны были отброшены назад с большими потерями. Эта неудача не обескуражила защитников революц. Парижа. Несмотря на все трудности и неблагоприятные условия, в к-рых проходила вооруж. борьба (недостаток артиллерии, плохая работа интендантства, нехватка опытных и квалифицир. командиров), коммунары оказывали врагу стойкое сопротивление и нередко сами переходили в наступление. Однако Воен. делегация, во главе к-рой долгое время стоял близкий к бакунистам Г. П. Клюзэрэ, придерживалась ошибочной тактики пассивной обороны. 30 апр., после падения форта Исси, Клюзэрэ был смещен. Его преемник, полковник Л. Н. "Россель" пытался улучшить воен. орг-цию и подготовить развернутое наступление. Однако честолюбивые замашки вскоре восстановили против него Коммуну; после новых воен. неудач он был смещен (9 мая). Заменивший его на посту воен. делегата Л. Ш. "Делеклюз", испытанный революционер, плохо разбирался в стратегич. вопросах. Крайне отрицательно сказывался на ходе борьбы коммунаров с версальцами параллелизм в работе воен. органов революц. Парижа (Воен. делегация П. К., ЦК Нац. гвардии, Центр. арт. к-т, советы легионов, Воен. бюро и т. п.). Нерешительность Коммуны в борьбе против пособников версальской контрреволюции облегчала их подрывную работу (саботаж, вредительство, шппонско-диверсионные действия). 5 апр., в ответ на массовые расстрелы пленных коммунаров, П. К. приняла декрет, к-рый грозил за каждого расстрелянного коммунара расстрелом троих из числа взятых ею заложников. Однако эта мера, направленная на то, чтобы предотвратить дальнейшую расправу версальцев с коммунарами, была приведена в действие слишком поздно. Не была пресечена до конца контрреволюц. агитация бурж. печати.

21 мая войска версальцев, численность к-рых достигла к этому времени 130 тыс. (гл. обр. за счет отпущенных нем. командованием военнопленных), вторглись в Париж. Но еще целая неделя потребовалась им для того, чтобы полностью овладеть городом. До последней капли крови, с боем отстаивая каждый квартал, сражались героич. защитники Коммуны. Особенно упорным было сражение на кладбище "Пер-Лашез".

Подавление пролетарской революции 1871 сопровождалось невиданным разгулом контрреволюц. террора. Более 30 тыс. коммунаров (по другим данным – 40 тыс.) были без суда замучены и расстреляны версальцами. Воен. суды вынесли огромное количество обвинит. приговоров. Общее число расстрелянных, сосланных на каторгу, заключенных в тюрьмы достигло 70 тыс. человек, а вместе с покинувшими Францию в связи с преследованиями – 100 тыс.

Одна из осн. причин поражения П. К. – неблагоприятная для нее внутр. обстановка во Франции. В период существования Коммуны революц. Париж фактически был почти полностью отрезан от остальной страны, что являлось результатом совместных действий нем. оккупац. войск и пользовавшихся их поддержкой франц. правительств. войск.

Существенное значение в поражении П. К. имели и ее ошибки в области социально-экономич. политики и особенно в области воен. тактики; восставший пролетариат остановился на полпути, проявил излишнее великодушие к врагам, занял ошибочную тактику обороны. "...Надо было истреблять своих врагов, – писал В. И. Ленин, – а он старался морально повлиять на них, он пренебрег значением чисто военных действий в гражданской войне и вместо того, чтобы решительным наступлением на Версаль увенчать свою победу в Париже, он медлил и дал время версальскому правительству собрать темные силы и подготовиться к кровавой майской неделе" [Полн. собр. соч., 5 изд., т. 16, с. 452–53 (т. 13, с. 438)].

Опыт П. К., подвергнутый глубокому анализу в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина, сыграл крупную роль в развитии теории науч. коммунизма, в освободит. борьбе рабочего класса в последующие десятилетия, в подготовке и проведении Вел. Οкт. социалистпч. революции, положившей начало новой эпохе в истории человечества – эпохе перехода от капитализма к социализму и коммунизму. Уроки Коммуны не утратили своего значения и в настоящее время. Славные традиции Коммуны хранят трудящиеся всего мира. 18 марта ежегодно отмечается в СССР и в др. социалистич. странах как День П. К. "Дело Коммуны, – писал В. И. Ленин, – это дело социальной революции, дело полного политического и экономического освобождения трудящихся, это дело всесветного пролетариата. И в этом смысле оно бессмертно" [там же, т. 20, с. 222 (т. 17, с. 115)].

А. И. Молок. Москва.

П. К. – одна из тем, издавна привлекающих самое пристальное внимание историч. мысли различных направлений.

Марксистская историография П. К. начинается с появления труда К. Маркса "Гражданская война во Франции". Маркс первый дал подлинно научный анализ истории п. К. и определил характер созданной ею власти как первый опыт диктатуры пролетариата.

Огромный вклад в обобщение историч. опыта П. К. и в анализ ее влияния на дальнейшее развитие междунар. революц. и рабочего движения внес В. И. Ленин. В ряде работ, и в особенности в труде "Государство и революция", Ленин рассматривал уроки П. К. как первой формы диктатуры пролетариата в свете опыта революц. борьбы рабочего класса России, выдвинувшей в нач. 20 в. новую форму революц. власти – Советы рабочих депутатов. Отмечая роль П. К. в создании государства нового типа, Ленин вскрывал допущенные ею ошибки и, говоря о причинах ее поражения, указывал на решающее значение того обстоятельства, что у франц. пролетариата не было в 1871 самостоятельной рабочей партии.

В дальнейшем руководители франц. и междунар. рабочего и коммунистич. движения (М. Кашен, М. Торез, Ж. Дюкло и др.) продолжили с марксистско-ленинских позиций изучение узловых проблем П. К. и выступили с рядом обобщений по различным вопросам ее истории.

Руководствуясь оценками П. К., данными основоположниками марксизма-ленинизма, и опираясь на документальные источники по истории Коммуны, марксистская историография создала значит. количество исследований на эту тему. Особенно возрос интерес к истории П. K. после победы Вел. Οкт. социалистич. революции в России.

Уже в первых трудах марксистских историков-профессионалов обнаружилось стремление привлечь внимание к вопросам, игнорируемым или извращаемым бурж. историографией. Эти тенденции четко проявились в советском капитальном исследовании о П. К., принадлежавшем перу Н. Μ. Лукина. Советские, а также зарубежные прогрессивные историки исследовали социально-экономич. процессы, явившиеся истоками Коммуны, выявили предпосылки революции 18 марта, показав рост и развитие франц. пролетариата, деятельность франц. секций 1-го Интернационала [Лукин, Э. А. Желубовская, Я. И. Дразнинас; Ж. Дотри, Э. Терсен (Франция) и др.], исследовали тактику Коммуны (И. И. Скворцов-Степанов, И. С. Галкин, Ф. А. Хейфец), характер власти накануне 18 марта (А. Г. Слуцкий, С. Б. Кан), деятельность ЦК Национальной гвардии (А. З. Манфред), вооруж. борьбу с герм. интервенцией и версальской контрреволюцией [А. И. Молок, С. Н. Красильников; М. Шури (Франция)], социально-экономич. политику (О. Л. Вайнштейн, Кан, Ф. И. Архипов), интернац. связи П. К. (И. С. Книжник-Ветров, Б. П. Козьмин, С. Д. Куниский и др.), контакты между Ген. Советом Интернационала и Коммуной [Лукин; С. Бернстайн (США) и др.], деятельность массовых организаций, клубов, народных собраний [П. М. Керженцев, Молок; Ю. Шулкайнд (США) и др.] и мн. др. проблемы.

К 90-летию провозглашения П. К. большим коллективом сов. историков с участием нескольких зарубежных ученых [К. Вычанская (Польша), З. Шолле (Чехословакия) и др.] был создан капитальный двухтомный труд "Парижская Коммуна 1871 г.". Развивая осн. положения в области изучения истории П. К., принятые марксист. историографией, авторы этого труда пришли к ряду выводов, позволивших внести определенные коррективы и дополнения в разработку многих принципиальных вопросов [о мировом рабочем и демократич. движении 60-х гг. как одном из истоков П. К., о соотношении стихийности и организованности в событиях 18 марта, о роли ЦК Национальной гвардии (в первые девять дней после 18 марта), как первого революц. пр-ва рабочего класса (А. З. Манфред), о борьбе политич. группировок в Коммуне (Молок)]. Подробное освещение нашло движение солидарности рабочего класса и демократич. общественности др. стран Европы и США с коммунарами Парижа. Спец. главы названного труда посвящены характеристике источников по истории П. К. (С. М. Маневич), зарубежной и сов. историографии П. К. (О. Л. Вайнштейн, В. А. Дунаевский).

Вопросы историографии П. К. освещаются также в статьях Кана, Дразнинаса, Молока.

Особое место в историографии П. К. принадлежит работам ее непосредственных участников, из к-рых лишь П. Л. Лаврову удалось до некоторой степени приблизиться к марксовой оценке сущности П. К., как первого опыта диктатуры пролетариата. Бывшие члены П. К. – Г. Лефрансе, Ф. Гамбон и др. – противопоставляли пролетарским методам деятельности П. К. рассуждения об индивидуальной свободе, утверждения о преимуществах стихийных действий и т. п. Еще дальше в этом направлении при оценке П. К. пошли видные представители анархизма (П. А. Кропоткин, М. А. Бакунин), утверждавшие, что главное значение П. К. заключалось будто бы в выдвижении ею принципа анархии. Революц. демократ П. О. Лиссагаре хорошо показал нар. характер революции 18 марта, но не раскрыл ее истоки, причины разногласий среди ее группировок, характер гос. деятельности П. К.

Наряду с историч. очерками участники Коммуны оставили большую мемуарную литературу, изданную как по свежим следам событий (А. Арну, Ш. Беле, Ф. Журд, Б. Малон и др.), так и в период подъема рабочего движения во Франции в конце 19 – нач. 20 вв., вызвавшего усиление интереса к истории П. К. (Л. Мишель, Ж. Аллеман, Э. Реклю и др.).

С симпатией к П. К. написаны книги представителей мелкобурж. социа- лизма (Л. Дюбрейль, Ж. Буржен), изданные в 1-й пол. 20 в. Но авторы этих книг отказываются видеть в П. К. прообраз диктатуры пролетариата и недооценивают ее историческое значение. С этими работами соприкасается изданная в 50-х гг. 20 в. книга А. Гийемена. На основе широкого использования документ. материалов в ней разоблачается саботаж обороны страны руководителями пр-ва нац. обороны, большей частью воен. командования, верхушкой крупной буржуазии. Но автор не видит клас. характера борьбы парижского пролетариата и его социалистич. стремлений.

Тенденция изобразить революцию 1871 только как республиканское и патриотич. движение свойственна также ряду совр. бурж. историков (Ж. А. Фоше и др.).

Бурж.-либер. и бурж.- радикальная историография 19 в. представлена работами П. Ланжалле и П. Корье, К. Пельтана, в к-рых осуждается версальский террор, но затушевывается истинная сущность П. К., ее пролетарский характер, а ее цели сводятся к борьбе за упрочение республики и завоевание широкого коммунального самоуправления. Подобные тенденции характерны и для трудов мелкобурж. историков левореспубликанского направления О. Лепеллетье, Ш. Да Коста), опубликованных в начале 20 в.

Отрицание пролетарского характера П. К. свойственно и реформистской историографии. Так, К. Каутский, Г. Кунов, Э. Вандервельде, подчеркивая слабые стороны П. К., стремились противопоставить ее как "чистую демократию" Сов. власти, доказать, будто П. К. стремилась не к революц. насилию над классовым врагом, а лишь к защите бурж.-демократич. свобод. Представители позднейшей реформист. (А. Кёклен, Ш. Рис) и анархистской (Ж. Ружери и др.) историографии П. К. также отрицают социалистич. направленность Коммуны. Вместе с тем, будучи не в состоянии опровергнуть марксист. концепцию сущности П. К., реформисты осуждают методы насилия, примененные П. К., и пытаются возродить обветшалый миф о преемственной связи П. К. с коммунальным движением ср. веков. Особенно грубо фальсифицируют сущность П. К. авторы троцкистских или близких к троцкизму книг (напр., А. Лефевр).

Бурж. историография реакц. направления о П. К., возникшая сразу же после поражения Коммуны, упорно отстаивает свои позиции. Но если в ранних работах представителей этого направления (М. Дю Кан, Ламазу, Б. Беккер), вышедших в 70-е гг. 19 в., содержится открытая клевета на Л. К., то в сочинениях, изданных после 1917 (Ж. Ларонз, Э. Месон, А. Дансет, Ж. Жуген и др.), нападки на Коммуну слегка завуалированы и обычно принимают форму тенденциозной интерпретации обширного документ. материала. Ларонз, Месон и др. заявляют, будто Коммуна не была ни социалистич., ни революционной и ни о какой глубокой перестройке гос. аппарата не помышляла. Обвиняя марксист. историографию в создании "легенды" о пролетарском характере П. К., Месон утверждает, что П, К. не оставила будто бы почти никакого следа в экономич., социальной и политич. жизни Франции. Глубоко порочный и предвзятый подход реакц. историков к оценке деятельности П. К. порой приводит их к чудовищным утверждениям об идентичности политич. идеалов парижских коммунаров и плантаторов-рабовладельцев Юга США (Жуген), о коллективном безумии, будто бы овладевшем населением осажденного Парижа (М. Кранцберг), и т. п.

Но бурж. и реформист. историография бессильна опровергнуть выводы марксистско-ленинской ист. науки о характере П. К. и ее месте в мировой истории.

А. И. Молок, В. А. Дунаевский. Москва.

Источн.: Генеральный Совет Первого Интернационала. 1870–1871. Протоколы, М., 1965; Первый Интернационал в дни Парижской Коммуны. Документы и материалы, М., 1941; "Виселица" – революционные листовки в Парижской Коммуне. Подпольная печать 70-х гг., "Периодические листки Н. П. Гончарова", в кн.: Лит. наследство, т. 1, М., 1931; Парижская Коммуна в борьбе с религией и церковью. Сб. мат-лов под ред. ис предисл. Ц. Фридлянда, М., 1933; Парижская Коммуна 1871 г. в документах и материалах (Хрестоматия), сост. А. И. Молок, Л., 1925; Печать Первого Интернационала и Парижской Коммуны. Сводный каталог изданий, хранящихся в библиотеках СССР, ч. 2, в. 1–2, М., 1964; Письма рабкоров Парижской Коммуны, 2 изд., М., 1937; Протоколы заседаний Парижской Коммуны 1871 г., под ред. В. П. Волгина, Э. А. Желубовской, А. И. Молока, т. 1–2, М., 1959–1960; Царская дипломатия и Парижская Коммуна 1871 г., М.–Л., 1933; Аллеман Ж., С баррикад на каторгу, пер. с франц., Л., 1933; Dauban С. Α., Le fond de la société sous la Commune, P., 1873; Damé Fr., La résistance, les maires, les députés de Paris et le Comité central du 18 au 26 mars. Avec pièces officielles et documents inédits, P., 1871; Dupuy Α., 1870–1871, La guerre, la Commune et la presse, P., 1959; Les actes du Gouvernement de la défense nationale du 4 sept. 1870 au 8 févr. 1871, t. 1–7, P., 1873–75; Journal officiel de la Commune. Réimpression, P., 1872; Enquête parlementaire sur l'insurrection du 18 mars, t. 1–3, Versailles, 1872; Maillard F., Affiches. Professions de foi, documents officials, clubs et comités pendant la Commune (Elections des 26 mars. et 16 avril 1871), P., 1871; Les murailles politiques françaises, t. 1–3, P., 1874; Le procès de la Commune. Comte-rendu des débats du conseil de guerre, [sér. 1–2], P., 1871; Reclus E., La Commune au jour le jour 1871, P., 1909; Rössel L. N., Mémoires, procès et correspondance, Montreuil, 1960; Les séances officielles de l'Internationale à Paris pendant le siège et pendant la Commune, P., 1872; Value J., Le cri du peuple. Avec préface et notes de L. Scheler, P., 1953; Vinoy (Général), Campagne de 1870–1871. L'armistice et la Commune. Opérations de l'armée de Paris et de l'armée de réserve, P., 1872.

Лит.: Maркс К., Выписки из газет от 18 марта до 1 мая 1871 г., в кн.: Архив Маркса и Энгельса, т. III(VIII), М., 1934; его же, Выписки из газет, там же, т. XV, М., 1963; его же, Г-н Уошберн, американский посол в Париже, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 17; его же, Гражданская война во Франции, там же; его же, Наброски "Гражданской войны во Φραнции", там же; Энгельс Ф., Европейские рабочие в 1877 г., там же, т. 19; его же, Введение к работе К. Маркса "Гражданская война во Франции", там же, т. 22; Ленин В. И., План чтения о Коммуне, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 9 (т. 8); его же, Предисловие к русскому переводу писем К. Маркса к Л. Кугельману, там же, т. 14 (т. 12); его же, Уроки Коммуны, там же, т. 16 (т. 13); его же, Памяти Коммуны, там же, т. 20 (т. 17); его же, О двоевластии, там же, т. 31 (т. 24); его же, Письма о тактике, там же, т. 31 (т. 24); его же, Задачи пролетариата в нашей революции, там же, т. 31 (т. 24); его же, Государство и революция, там же, т. 33 (т. 25); его же, Марксизм и восстание, там же, т. 34 (т. 26); его же, Русская революция и гражданская война, там же, т. 34 (т. 26); его же, Удержат ли большевики государственную власть, там же, т. 34 (т. 26); его же, Советы постороннего, там же, т. 34 (т. 26); его же, Доклад о деятельности Совета Народных Комиссаров. [Третий Всероссийский съезд Советов...], там же, т. 35 (т. 26); его же, Пролетарская революция и ренегат Каутский, там же, т. 37 (т. 28); его же, Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата, там же, т. 37 (т. 28).

Дюкло Ж., На штурм неба. Парижская Коммуна – предвестница нового мира, пер. с франц., М., 1962; Τhоrеz Μ., Œuvres, t. 5, 7, 12, 14–15, P., 1960; Сaсhin M., Vous parle, P., 1959; Алексеев-Попов В. С., Влияние Парижской Коммуны на германское социал-демократич. движение (1871–1872 гг.), "ВИ", 1953, № 5; Антюхина-Московченко В. И., История Франции 1870–1918, М., 1963, гл. 1–2; Степанов И., Парижская Коммуна 1871..., 4 изд., М.–Л., 1931; Архипов Ф. И., Борьба течений в Парижской Коммуне 1871 г. при проведении нек-рых социально-экономических мероприятий, "Уч. зап. Горьковского пед. ин-та ин. языков", в. 2, 1957; Бажанов А. Т., Комиссия юстиции Парижской Коммуны 1871 г., "Уч. зап. Казанского ун-та", т. 114, кн. 10, 1954; его же, Судебные органы Парижской Коммуны, там же, т. 117, кн. 7, 1957; Вайнштейн О. Л., История Парижской Коммуны, М., 1932; Галкин И. С., Парижская Коммуна 1871 г., М., 1956; Данилин Ю., И., Парижская Коммуна и французский театр, М., 1963; его же, Поэты Парижской Коммуны, М., 1965; Дразнинас Я. И., Проблемы истоков Парижской Коммуны в современной историч. литературе, в сб.: История и историки, М., 1966; его же, Начало борьбы за Коммуну, "Уч. Зап. Читинского Пед. ин-та", 1958, в. 3; Желубовская Э. Α., Борьба за Коммуну в Марселе в 1871 г., "Историк-марксист", 1941, № 6; ее же, Крушение Второй империи и возникновение Третьей республики во Франции, М., 1956; Кан С. Б., Правительство Тьера и подготовка революции 18 марта 1871, "Борьба классов", 1933, № 6; Керженцев П. М., История Парижской Коммуны 1871, 2 изд., М., 1959; Книжник-Ветров И. С., Русские деятельницы Первого Интернационала и Парижской Коммуны, М.–Л., 1964; Красильников С. Н., Боевые действия Парижской Коммуны 1871 г., М., 1935; Куниский С. Д., Русское общество и Парижская Коммуна, М., 1962; Лавров П. Л., Парижская Коммуна 18 марта 1871 г., П., 1919; Лукин Н. Μ., Парижск

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia