Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Медиевистика





МЕДИЕВИ́СТИКА (от лат. Medii aevi – средние века) – область ист. науки, изучающая историю ср. веков в Зап. Европе (в более широком, но менее употребительном значении – у всех народов мира, прошедших стадию феодализма). Согласно периодизации истории, принятой в марксистской историографии, история европ. стран в ср. века имеет хронологич. рамки 5 – сер. 17 вв. и совпадает с периодом господства феод. способа произ-ва; согласно периодизации истории, принятой в буржуазной исторической науке, история средних веков (являющаяся предметом М.) заканчивается 15 в.

Впервые выделили историю ср. веков в особый ист. период историки-гуманисты 15 в., считавшие, что он наступил после падения Зап. Рим. империи. Гуманисты первые указали на решающую роль герм. завоеваний в переходе от античности к средневековью (Ф. Бьондо, Л. Бруни, Н. Макиавелли, Помпоний Лет), обратили внимание на систему "феодов" (к-рую они связывали с этими завоеваниями), на господство в ср. века политич. раздробленности, впервые отметили реакц. политич. роль католич. церкви и папства в Европе, особенно в Италии (Л. Валла, Н. Макиавелли). В изучении истории ср. веков историки-гуманисты 15–16 вв. широко применяли выработанные ими методы критики источников, с помощью к-рых разоблачили множество ср.-век. легенд и фальшивок. Дальнейшему развитию М. – в плане разработки методики ист. исследования (создание ряда "вспомогательных исторических дисциплин", без к-рых невозможна науч. М.) и введения в оборот значит. круга ср.-век. источников–способствовала т. н. эрудитская историография 17 в. (церк. эрудиты – "мавристы", "болландисты;" светские эрудиты – Э. "Балюз", Л. "Муратори", Ш. "Дюканж" и др.), хотя в идейно-методологич. отношении она была шагом назад по сравнению с гуманистической. В 17 в. окончательно оформилось [см. учебник X. Келлера (Целлариуса) Сh. Cellaring, Historia medii aevi, a temporibus Constantin) Magni ad Constantinopolim a Turcis captam deducta, Jenae, 1698] деление истории на древнюю, среднюю и новую. Историки-просветители 18 в., будучи идеологами поднимающейся буржуазии, боровшейся против феодализма, абсолютизма и клерикализма, к средневековью относились резко отрицательно, видя в нем период упадка культуры, духовного диктата церкви и бессмысленных, с их точки зрения, религ. войн. Ненависть к феодализму и клерикализму, а также свойственное историкам-просветителям стремление на конкретно-ист. мат-ле обнаружить общие всемирно-ист. законы прогрессивного обществ, развития побуждали их к спец. изучению истории средневековья, к-рая в 18 в. выделилась в особую ист. дисциплину. Историки-просветители впервые определенно отождествляли средневековье с периодом господства феодализма и ввели в науку этот термин, понимая под ним, однако, лишь политическую (раздробленность, военно-ленная организация) или правовую (господство феод. поземельного права) систему. Они впервые поставили проблему генезиса феодализма в Зап. Европе. Во Франции в 1-й пол. 18 в. возникли "германистич." и "романистич." теории происхождения феодализма, игравшие существенную роль в последующем развитии М. (см. "Германисты и романисты"). Единств. носителем прогресса в ср. века бурж. историки 18 в. считали города и "третье сословие", все они (за исключением Руссо, Мабли) восхваляли цивилизующую роль торговли в этот период (их предшественником в известной мере выступил в 16 в. Ж. "Боден"). В конце 18 – нач. 19 вв. интерес к истории ср. веков начинает заметно возрастать в связи с общими причинами, обусловившими распространение "романтизма". Реакц. романтики идеализировали средневековье как период, когда якобы господствовала "чистая вера в бога", традиция, в к-рой они видели оплот против революц. потрясений и преобразований. По вопросу о генезисе феодализма они, как правило, придерживались германистских взглядов, принимавших у них националистич. окраску: феодализм и торжество христианства в ср. века они считали проявлением герм. "народного духа". Вместе с тем эта историография оказала известное плодотворное воздействие на развитие М., побуждая историков искать более глубокие корни ист. явлений, в частности, в социальных, а иногда и в экономия, отношениях средневековья. Это сказалось на нем. М. 1-й пол. 19 в. (ряд характерных для нее идей еще в 18 в. предвосхитил Ю. "Мёзер"), в частности на деятельности "исторической школы права" (К. Ф. "Эйхгорн", Ф. Савиньи и др.). Представители ист. школы опирались на широкое исследование источников, в т. ч. архивных, расширив источниковедч. базу М., продолжали развивать критич. методы исследования. В 19 в. значит. часть лит-ры по истории ср. веков отличалась поверхностным изложением событий в духе школы Л. "Ранке", представители к-рой интересовались лишь политич. и дипломатич. историей, решающую роль в истории отводили выдающимся личностям (прежде всего монархам, полководцам). Большой прогресс в развитии М. связан с франц. либер.-бурж. историками 1-й пол. 19 в. – О. "Тьерри", Ф. "Гизо", Ф. "Минье" и др., к-рые подошли к истории ср.-век. Франции с точки зрения выдвинутой ими теории клас. борьбы между "третьим сословием" и дворянством. Несмотря на огранич. ха- рактер бурж. теории клас. борьбы, она позволила этим историкам показать борьбу ср.-век. городов с сеньорами, подметить сложившийся в этой борьбе союз между королев, властью и горожанами, в нек-рых случаях отметить прогрессивное значение крест, восстаний (О. Тьерри). Ф. Гизо принадлежит определение феодализма, ставшее затем классическим в бурж. М. Гл. признаками феодализма Гизо считал условный характер зем. собственности, ее соединение с верховной властью, иерархич. структуру гос-ва, осн. на ленных отношениях. В Англии историки вигской школы (Дж. Кембл, Г. Галлам, Ф. Пэлгрев и др.), не принимавшие теорию клас. борьбы, сосредоточили внимание на конституц. истории, ища в средневековье истоки бурж. парламентаризма, к-рый, как они полагали, сложился в борьбе "нации" за свободу против тирании крупных феодалов и королей. По вопросу о генезисе феодализма среди историков бурж.-либер. направления не было единства. Франц. историки придерживались теории герм.-романского синтеза, в к-ром Тьерри отдавал первенство римскому, Гизо–герм. влиянию; англ. историки (за исключением Пэлгрева) были ярыми германистами. Историки радикально-демократич. направления (Ж. Мишле, Ж. Сисмонди и др. – во Франции, Ф. К. Шлоссер, В. Циммерман – в Германии) с вниманием и сочувствием рисовали жизнь нар. масс в ср.-век. Европе и массовые нар. движения. В России, где М. как особая отрасль ист. науки возникла в 30–40-е гг. 19 в., большое значение имела деятельность ее зачинателя Т. Н. "Грановского", а позднее его непосредственных учеников П. Н. "Кудрявцева" и С. В. "Ешевского".

В 1-й пол. 19 в. М. обогатилась новыми ценными публикациями источников, что сопровождалось дальнейшим развитием источниковедения и палеографии. В Германии центром этих публикаций становится издание "Monumenta Germaniae Historica" (MGH). Во Франции Гизо в сотрудничестве с Тьерри, Мишле, Гераром и др. начал издание большой серии ср.-век. док-тов ("Documents inédits relatifs à l'histoire de France", с 1835), за к-рой последовали др. издания. В Англии широкую публикацию источников по истории 11–16 вв. начала Архивная комиссия; Кембл издал в 1839 сб. док-тов англо-сакс. периода. Во 2-й пол. 19 в. активная публикация архивных ср.-век. материалов продолжалась в Германии – в изд. MGH и в др. серийных изданиях – ""Хроники немецких городов"", изданиях Ист. комиссии Баварской АН и др., во Франции–сотрудниками "Практической школы высших знаний" во гл. с Г. "Моно", а также "Школой хартий", в Англии – У. Стебсом, позднее Селденским обществом и др. (подробнее см. в ст. "Археография"); в связи с этим совершенствовались критич. методы исследования.

Открытие К. Марксом и Ф. Энгельсом в сер. 19 в. материалистич. понимания истории, их обращение к ср.-век. истории заложили основы марксистской М. Но господствующее положение по-прежнему занимала бурж. М.

Позитивистское направление, ставшее ведущим течением в бурж. историографии 2-й пол. 19 в. (см. "Позитивизм"), принесло в бурж. М. интерес к социально-экономич. проблемам (не противоречивший эклектич. теории "равноправных факторов"), к истории масс людей, стремление к широким обобщениям. Эти же тенденции, хотя и не в столь ярко выраженном виде, были характерны и для историко-правового направления, к-рое было очень влиятельно в Германии (Г. Маурер, Г. Вайц, П. Рот, ранний Г. Зибель и др.) и в Англии (У. Стебе, Г. Мэн). Хотя эти историки гл. обр. занимались историей права и гос. учреждений, они также интересовались социально-экономич. проблематикой. Все они признавали резкое отличие ср.-век. общества от позднеримского и были последовательными германистами, разделяя тезис о решающей роли свободного крестьянства и общины в раннее средневековье. Особенно большую роль в этой концепции играла "общинная теория" (выдвинутая Г. "Маурером" и дополненная О. "Гирке" и др.), согласно к-рой община-марка, как исконный герм. институт, считалась основой всей социально-политич. истории герм. народов в ср. века. Переход от свободного маркового строя к феодальному трактовался в бурж. М. по-разному: Г. "Вайц", а также Стебе подчеркивали медленность л постепенность этого процесса, в основе к-рого якобы лежало само развитие древнегерм. институтов; П. "Рот", напротив, считал складывание феодализма результатом коренной ломки старо-герм. устоев, в связи с введением в 8 в. бенефициальной системы. С сер. 70-х гг. все большее влияние в бурж. М. приобретает историко-экономич. направление, представители к-рого (оставаясь в рамках бурж.-позитивистской методологии) значительно продвинули специальное изучение социально-экономической и, в частности, агр. истории Зап. Европы в ср. века. Эти историки с позиций т. н. "вотчинной теории" (К. Т. "Инама-Штернегг" и К. "Лампрехт" в Германии, Т. Роджерс – в Англии, М. М. Ковалевский, П. Г. Виноградов и др.– в России) впервые в бурж. М. попытались дать экономич. характеристику феодализма как общества, в к-ром господствовало натуральное х-во (хотя при этом сводили вопрос к характеру обмена, а не к специфике производств, отношений). В своей бурж.-либеральной форме вотчинная теория не отрицала роли общины в дофеод. период. Рус. историки этого направления, уделявшие первостепенное внимание истории крестьянства, внесли особенно большой вклад в конкретную разработку агр. эволюции Франции в конце средневековья (М. М. Ковалевский, Н. И. Кареев, И. В. Лучицкий), Англии 11–14 вв. и восстания Уота Тайлера (Д. М. Петрушевский, П. Г. Виноградов), тюдоровской Англии (А. Н. Савин), ср.-век. Испании (В. К. Пискорский). Историки-позитивисты создали много ценных конкретных исследований не только по агр. истории, но и по истории ср.-век. "города", ремесла и торговли (нем. ученые К. Бюхер, Ф. Кейтген, 3. Ритшль, Р. Зом и др.), создали капитальные труды по экономич. истории отдельных стран и Зап. Европы в целом (Т. Роджерс, К. Лампрехт, Г. Фаньез, M. M. Ковалевский и др.), по общей гражд. истории отд. стран в период средневековья (К. Лампрехт, Дж. Р. Грин, Р. Алмамира-и-Кревеа, Э. Лависс и его сотрудники), по истории культуры, в частности эпохи Возрождения (Я. Буркхардт). В нек-ром отношении они обогатили исследоват. методы М. применением сравнительно-ист. и статистич. метода, попытками установить связь между явлениями экономич., социальной и политич. истории. Значительно расширился круг источников, в частности по агр. истории: стали широко использоваться капитулярии, полиптики, формулы, варварские правды, началось исследование англ. "Книги страшного суда" и т. д. С конца 70-х гг. в связи с усилением реакционности зап.-европ. буржуазии делаются первые попытки откровенно реакц. интерпретации экономич. и социальной истории средневековья. Н. Д. "Фюстель де Куланж" возродил романистич. концепцию. Отрицая факт герм. завоеваний и существование у древних германцев общины, он утверждал исконность крупной зем. собственности и считал, что феод. строй в Европе развивался путем постепенного преобразования институтов позднерим. империи. Применительно к истории Англии близкую теорию выдвинул в 80-е гг. Ф. "Сибом". В Германии исконность частной зем. собственности (в форме мелкой вотчины) и крест, зависимости доказывала "страсбургская школа историков" (В. Виттих, Ф. Гутман и др.).

С конца 19 в. в бурж. М. усиливаются реакц. тенденции, связанные с общим кризисом бурж. историографии эпохи империализма. Широкое распространение получает ""критическое направление"". Его представители решительно отвергали концепции ср.-век. истории, сложившиеся в либерально-бурж. М. 2-й пол. 19 в. Г. "Белов", Г. "Kapo", Г. "Зелигер" в Германии, Ф. "Мейтленд" в Англии, отрицая коллективную собственность на землю у древних германцев и англо-саксов, признавали изначальность сосуществования вотчинного и свободного индивидуального крест, землевладения. При этом они отрицали господство натур, х-ва и крепостничества в вотчине, рассматривая ее не как хозяйственную, а как чисто политич., адм. или фискальную единицу. Развивая эти идеи и извращенно толкуя источники, А. "Допш" утверждал, что у древних германцев не существовало общины, отрицал господство натур, х-ва даже в раннее средневековье и рассматривал вотчину как "капиталистич. предприятие", рассчитанное на получение прибыли. Тем самым он утверждал извечность капитализма и модернизировал ср.-век. отношения. Отвергая влияние экономики на правовые и политич. институты средневековья, медиевисты "критич. направления" вернулись к чисто политич. трактовке истории. Феодализм они понимали как политическую или правовую систему, гл. признаками к-рой одни считали "раздробление гос. суверенитета" (Белов, Зелигер), другие – господство договорного права (Мейтленд, Ш. Пти-Дютайи) или личных родственных и дружинных связей (Ж. Флак). Все они игнорировали влияние социальных отношений на развитие гос-ва, а поэтому решающую роль в истории ср. веков отводили политике королев, власти, идеализируя ее как "антифеод." силу. Критика прежних либерально-бурж. концепций и методов ист. исследования привлекла внимание историков к таким проблемам, как роль мелкой вотчины и свободного крестьянства при феодализме, роль рыночных связей в развитии вотчины, раннее развитие в ряде стран ден. ренты и др.; историки "критич. направления" подчеркнули пестроту и сложность.экономич. и социальной структуры феод. общества и особенности локального развития. Они впервые выдвинули в качестве важного источника по агр. истории раннего средневековья "картулярии" и разработали методику их использования, в частности с помощью статистики. При всем этом, однако, их реакц. идейно-методологич. установки определили ошибочность выдвинутых ими ист. концепций. Кризис бурж. М. ознаменовался также отказом историков от широких обобщений, уходом большинства из них в чисто эмпирич. исследования по отдельным вопросам и локальной истории, а также формально-юридич. подходом к ист. материалу.

Все выше отмеченные тенденции характерны и для бурж. М. в период 1918–45. В истолковании осн. проблем истории средневековья наибольшим влиянием продолжала пользоваться допшианская концепция. Большое влияние на историков, сохранявших верность позитивистским представлениям, оказывали взгляды А. "Пиренна", связывавшего феодализм, в отличие от Допша, с господством натурально-хоз. отношений и предложившего новую периодизацию ср.-век. истории. Согласно Пиренну, переход к средневековью в Зап. Европе совершился не в 5–6 вв., а только в 8 в., т. к. варварские вторжения якобы не нарушили торг. связей Европы, тогда как арабские завоевания, оторвав ее от внеш. рынков, привели к господству натур, х-ва и, следовательно, феодализма. Соответственно концом феодализма Пиренн считал 12 в., когда в Зап. Европе появились города и стала вновь развиваться торговля, в к-рой он видел начало капиталистич. отношений. К кругу историков, решительно критиковавших Допша, принадлежал также франц. медиевист-аграрник М. "Блок". В исследованиях по агр. истории и истории ср.-век. Франции он показал роль общины в раннее средневековье, а также возникновение вотчины (сеньории) и ее дальнейшую эволюцию в ср. века.

Фальсификаторская фашистская М. в Германии и Италии всецело была поставлена на службу политич. целям фашизма. Фаш. псевдоисторики прославляли историю древних германцев как время открытого насилия и варварства, "диктатуры вождей", восхваляли средневековье как время корпоративного строя и т. д. После 2-й мировой войны реакц. концепции в М. выступают в более завуалированном виде. В бурж. М. сильные позиции занимает реакц. католич. направление с неоромантич. идеализацией средневековья как эпохи господства религ. мировоззрения, клас. мира, "европ. единства" под главенством папства. Католич. историки изображают католич. церковь защитницей античного наследия, восхищаются ср.-век. схоластикой, в частности философией "Фомы Аквинского", отрицают культурный переворот эпохи Возрождения, подчеркивают религ.-католич. элементы в творчестве его идеологов и т. д. На крайне консервативных позициях в целом стоит также подавляющее большинство бурж. медиевистов, занимающихся социально-экономич. и политич. историей. Для них по-прежнему характерно политико-юридич. понимание феодализма, отрицание существования свободной общины до начала развитого феодализма в Зап. Европе, признание изначальности вотчины, к-рую они идеализируют как орган клас. гармонии (К. Стефенсон, Г. Хоманс и др.– США, Г. Лютге, Г. Бехтель и др.– ФРГ). По вопросу о переходе от античности к средневековью преобладают теории непрерывного развития ("континуитета", от лат. conti-nuus – непрерывный) герм. или романских правовых и политич. принципов (О. Бруннер, Г. Миттейс, Ж. Пиренн, Л. Шмидт, Р. Бухнер и др.). В большинстве своем эти историки вслед за Допшем отождествляют развитие товарно-ден. отношений с капитализмом. Они устраняют из ср.-век. истории понятие классов и клас. борьбы, а внутр. закономерности экономич. развития подменяют влиянием политики, права, роста населения, экономич. мышления (Лютге, Бехтель и др.). Распространены теории, приписывающие решающее влияние на развитие экономич. и социальных отношений в ср. века королев, политике. Королев, власть рассматривается как антифеод. сила, боровшаяся с аристократией (Миттейс) и вообще крупными феодалами и даже разорявшая их (англ. историки Дж. Джолиф, О. Пул, М. Поуик и др.) или создававшая в своих интересах свободное крестьянство и общину, в частности в Германии (теория "королевской свободы" историков ФРГ Т. Майера, Г. Данненбауэра). Относительно передовые позиции в бурж. М. послевоен. периода занимает экономич. направление, наиболее влиятельное во Франции (т. н. школа "Анналов", возглавляемая Ф. Броделем, а также Э. Перруа, Р. Бут-рюш, М. Молла, Ж. Дюби и др.), в Англии (Э. Пауэр, М. Постан, Г. Леннард, Р. Хилтон, Ф. Грирсон), в Италии (Дж. Луццатто, Л. Сапори, К. Чиполла). Оставаясь в осн. в рамках бурж. экономизма, историки этого направления дают в ряде случаев исследования, ценные своим обширным фактич. материалом, новыми исследовательскими методами, отдельными частными выводами и критикой наиболее реакц. концепций бурж. М.

Марксистская М. Основоположники марксизма впервые дали науч. определение феодализма как социально-экономич. формации (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, "Немецкая идеология", К. Маркс, "Капитал", т. 3, гл. 47, Ф. Энгельс, "Анти-Дюринг" и др.); Маркс создал теорию феод. зем. ренты как формы эксплуатации феод.-зависимого крестьянства. Переход от античности к ср. векам Маркс и Энгельс в противоположность бурж. историографии стали рассматривать как глубокую социальную революцию, в ходе к-рой феод. формация сменила рабовладельческую, господствовавшую в Рим. империи, и первобытнообщинную– у германцев (Ф. Энгельс, "Происхождение семьи, частной собственности и гос-ва" и др.). Генезис феодализма они понимали в первую очередь как социально-эконо-мич. процесс – процесс роста крупного землевладения и закрепощения свободных крестьян-общинников вследствие их разорения. Энгельс показал, что на терр. б. Зап. Рим. империи, завоеванной германцами, этот процесс совершался в форме синтеза разлагающихся рабовладельч. и первобытнообщинных (герм.) отношений (Ф. Энгельс, "Происхождение семьи...", "Франкский период", "Марка", "К истории древних германцев"), В противовес бурж. общинной теории Маркс и Энгельс создали материалистическую, согласно к-рой община рассматривается не как правовой и политич. институт, но как коллективная форма зем. собственности и соответствующая ей система производств, отношений, присущая всем народам на ранней стадии обществ, развития. Маркс и Энгельс выдвинули материалистич. концепцию происхождения ср.-век. городов в результате разделения труда между ремеслом и земледелием. Маркс выяснил осн. закономерности генезиса капитализма в Европе и сущность процесса т. н. первоначального накопления ("Капитал", т. 1, гл. 24). Применяя марксистскую теорию клас. борьбы, Маркс и Энгельс, в отличие от бурж. историков, считали гл. ее проявлением в феод. обществе не борьбу между сословием горожан и сеньорами (хотя и признавали ее значение), но борьбу между крестьянством и феодалами, сущность к-рой была раскрыта Энгельсом на материале крест, войны в Германии ("Крестьянская война в Германии"), Т. о., К. Маркс и Ф. Энгельс положили начало марксистской М.

В. И. Ленин уточнил характеристику феод. строя с точки зрения его основного клас. антагонизма, специфики феод. гос-ва, развил и дополнил марксову теорию феод. ренты и генезиса капитализма, дал науч. характеристику барщинной системы и крепостничества ("Развитие капитализма в России", "Аграрный вопрос в России к концу XIX в.", "К характеристике экономич. романтизма", "О государстве" и др.).

В СССР и др. социалистич. странах марксистская М. стала единственным направлением в М. Материалистич. концепцию истории ср. веков сов. медиевисты, опираясь на взгляды Маркса, Энгельса и Ленина, разрабатывали в борьбе с бурж. историографией, особенно с допшианством и его сторонниками в России в 20-е – нач. 30-х гг. В основе марксистско-ленинской концепции истории ср. веков, отраженной в сов. вузовских и школьных учебниках по этому предмету, во "Всемирной истории" (т.т. 3–4) и многочисл. монографиях, лежит понимание средневековья как периода господства феод. производств, отношений и непрекращающейся борьбы крестьян с феодалами. Единство общих методологич. принципов не исключает, однако, наличия у сов. медиевистов различных взглядов и спорных проблем по отдельным вопросам истории ср. веков (напр., о характере революции при переходе от античности к средневековью, о времени складывания феод. отношений у разных народов Европы, о роли ср.-век. городов в феод. обществе, о генезисе капиталистич. отношений, о природе абсолютизма и др.), к-рые в разное время были предметами дискуссий. Характерная черта сов. М. – особый интерес к истории нар. масс и в связи с этими социально-экономической, в частности агр., проблематике. Сов. медиевисты старшего (А. Д. "Удальцов", Н. П. "Грацианский", в последние годы особенно А. И. "Неусыхин") и более молодого (3. В. Удальцова, А. Р. Корсунский, А. И. Данилов, А. Я. Гуревич, Л. Т. Мильская и мн. др.) поколения внесли большой вклад в разработку проблем генезиса феодализма у разных народов Европы, рассматривая этот процесс как процесс разложения общинных отношений, разорения и закрепощения крестьянства и роста крупной зем. собственности у варварских народов после разрушения ими Зап. Рим. империи. Они показали, что у нек-рых народов (вестготов, франков, бургундов и др.) эти изменения совершались в процессе синтеза с остатками разлагающихся рабовладельч. отношений, у других (англо-саксов, скандинавов и др.) – бессинтезным путем. Значит. успехов добились сов. медиевисты и в исследовании агр. отношений в Зап. Европе 11–15 вв., начало к-рому положила работа Н. П. Грацианского по истории Бургундии 10–12 вв. Выдающуюся роль в этой области сыграли труды Е. А. "Косминского" по истории англ. деревни 13 в., поставившие ряд общих проблем агр. истории этого периода и выдвинувшие ряд новых методич. приемов. Косминский противопоставил бурж. вотчинной теории марксистское понимание феод. вотчины как организации для эксплуатации крестьянства и показал определяющую роль феод. ренты в развитии феод. общества. Он выяснил, что вотчинная структура и формы ренты могут отличаться большой пестротой, и обнаружил раннее развитие тов.-ден. отношений и наличие постоянной клас. борьбы в англ. деревне 13 в. Аналогичные проблемы и примерно с тех же исходных позиций исследовали и др. сов. историки, применительно к разным странам Европы (М. А. Барг по социальной истории Англии 11–13 вв., А. В. Конокотин и др.–по Франции, Л. А. Котельникова, М. Л. Абрамсон и др.–по Италии). С. Д. "Сказкин" осветил ряд важных общих проблем агр. истории этого периода на материале разных стран Европы. Исходя из марксистско-ленинского понимания роли при феодализме товарного производства, историки-аграрники обратили внимание на то, что развитие последнего в нек-рых случаях приводило к консервации самых тяжелых форм феод. эксплуатации, к возникновению т. н. "второго издания крепостничества" в ряде стран Центр, и Вост. Европы (Сказкин). Изучая агр. отношения позднего средневековья, сов. историки (В. Ф. Семенов, А. Д. Люблинская, М. М. Смирин, В. М. Лавровский и др.) показали конкретные формы разложения феод. и зарождения капиталистич. отношений, в частности процесса первонач. накопления и изменение характера клас. борьбы в этот период. Большое внимание сов. медиевисты уделяют различным аспектам истории ср.-век. города. В работах В. В. Стоклицкой-Терешкович, Я. А. Левицкого, Ф. Я. Полянского, Ы. А. Сидоровой, Ю. А. Корхова и др. при всем различии их тематики ср.-век. города рассматриваются как центры ремесла и торговли в феод. обществе, возникшие в процессе отделения ремесла от земледелия, подчеркивается феод. характер их экономики и политич. структуры и вместе с тем их прогрессивная роль в социально-экономич., политич. и культурной жизни средневековья. Сов. историки, в отличие от буржуазных, считают ср.-век. город средоточием острой социально-политич. борьбы. В 50–60-е гг. в сов. М. усилился интерес к истории ср.-век. гос-ва – раннефеодального (А. Р. Корсунский, Н. Φ. Колесницкий и др.), "сословной монархии" (Е. В. Гутнова), абсолютизма (Сказкин, Люблинская), а также к истории ср.-век. культуры и идеологии. В работах Сказкина, М. А. Гуковского, Сидоровой, Смирина, А. Н. Чистозвонова и др. разные аспекты истории ср.-век. идеологии рассматриваются как отражение клас. и социально-политич. конфликтов; идеология и культура гор. сословия и крест.-плебейских масс в форме ересей, реформац. учений, свободомыслия противопоставляется официальной феод.-церк. идеологии, вскрывается реакц. роль последней в общем развитии культуры. Придавая решающую роль в истории ср. веков всем проявлениям клас. борьбы, сов. медиевисты уделяют ей большое место в исследованиях. Ими создан ряд спец. работ, посвященных наиболее крупным нар. движениям (работы Смирина, В. И. Рутенбурга, Чистозвонова, Ю. М. Сапрыкина, В. Ф. Поршнева, В. Ф. Семенова и мн. др.). Проблема роли нар. масс и их клас. борьбы в феод. обществе в общесоциологич. плане ставится в работах Поршнева. Круг проблем, изучаемых сов. М., все более расширяется за счет истории ряда стран, ранее сов. М. не изучавшихся (Испании, скандинавских стран, Венгрии, Нидерландов, Ирландии). Объектом ее спец. изучения стали вопросы междунар. отношений в ср. века ("История дипломатии", т. 1, работы по истории крестовых походов – М. А. Заборов, Тридцатилетней войны – О. Л. Вайнштейн, Поршнев и др.), вопросы колон. экспансии и грабежа колоний в эпоху первонач. накопления (в работах Сапрыкина по истории Ирландии, А. С. Самойло по истории первых англ. колоний в Сев. Америке и др.). Изучаются проблемы историографии ср. веков (Косминский, Вайнштейн Данилов, М. А. Алпатов, Гутнова и др.), источниковедения и палеографии (О. А. Добиаш-Рождественская, Люблинская). Сов. медиевисты стали по-новому применять статистич. метод для выяснения динамики со-циально-экономич. развития общества (Косминский, затем Варг, Конокотин и др.), разработали методику тонкого анализа источников по истории раннего средневековья – варварских правд, картуляриев и др. (Неусыхин и его ученики).

Опираясь на марксистское мировоззрение, на опыт сов. М., историки др. социалистич. стран успешно ставят и решают важные проблемы истории европ. средневековья. Значительное число работ посвящено генезису феодализма, возникновению раннефеодальных государств, этногенезу отдельных народов (польск. историк] Г. Ловмяньский, К. Тыменецкий, венг. историки Э. Моль нар, Э. Ледерер, югосл. историк Б. Графенауэр, историк ГДР Э. Мюллер-Мертенс и др.), социально-экономич. истории средневековья (польск. историки В. Куля, М. Маловист, С. Арнольд, рум. историк Шт. Паску, венг. историк Т. Витман, болг. историк Д. Ангелов и мн. другие), истории народных движений (чехословацкие историки З. Неедлы, И. Мацек, В. Гуса, историки ГДР Э. Вернер, М. Штейнметц и др.), социально-религиозным движениям и культуре позднего средневековья (историк ГДР Л. Штерн и др.), источниковеденш (польск. историки Г. Лабуда, А. Гейштор, чехословацкий историк Й. Шебанек и др.). Отдельные проблемь. М. исследуют историки-марксисты в капиталистич. странах (напр., М. Добб и др.– в Англии, К. и Ж. Виллар и др.– во Франции).

Важнейшие центры М. В СССР гл. центрами М. являются Ин-т истории АН СССР (сектор ср. веков) и его Ле-нингр. отделение, ист. ф-ты Моск. и Ленингр. ун-тов, а также Рукописный отдел Гос. публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, где сосредоточены богатые фонды зап.-европ. ср.-век. рукописей. Исследования по М. ведутся также во мн. ун-тах (Киевском, Львовском, Саратовском, Горьковском, Томском и др.) и пединститутах. Органом сов. медиевистов является: сб. "Средние века" (выходит с 1942; периодически – с 1953).

В зарубежных социалистич. странах исследования по М. сосредоточены гл. обр. в ун-тах – Берлинском, Лейпцигском, Галле (ГДР), Пражском (Чехословакия), Варшавском, Краковском, Познанском (Польша), Будапештском (Венгрия), Бухарестском (Румыния), Белградском, Загребском, Люблянском (Югославия), а также в соответствующих секторах институтов истории Академий наук.

В капиталистических странах о сн. центрами М. являются: Амер. академия средних веков (осн. 1922, печатный орган журн. "Speculum"), секция истории ср. веков Амер. совета ученых обществ (осн. в 1919), Ин-т ср. веков при ун-те Нотр-Дам (штат Индиана) – в США; Оксфордский, Кембриджский, Манчестерский, Бирмингемский, Эдинбургский ун-ты, Ин-т ист. исследований при Лондонском ун-те, Британская АН, Королев, ист. об-во – в Англии; "Школа хартий" (осн. в 1821), с к-рой связан спец. печатный орган "Библиотека школы хартий", Ин-т исследования ист. текстов (осн. в 1937), Практическая школа высших знаний (издает "Bibliothèque de l'École pratique de Hautes Études") и Нац. центр науч. исследований с их ежемесячным журн. "Annales", Парижский ун-т, ун-т в Пуатье с его Центром исследований по истории ср.-век. цивилизации (осн. в 1953) и журн. "Cahiers de civilisation médiévale" – во Франции; Итал. ин-т истории ср. веков (в Риме), Ин-т истории общества и гос-ва Венеции, Ин-т истории ср. веков и нового времени при Генуэзском ун-те, Итал. центр специальных исследований по истории раннего средневековья в Сполето, издающий журн. "Studi medievali" – в Италии; ун-ты в Бонне, Кёльне, Мюнхене, Фрейбурге и др., Ист. комиссия Баварской АН, Ин-т истории им. М. Планка (Гёттинген), ряд ин-тов, комиссий и обществ по местной истории отдельных нем. земель (в Бонне, Констанце и др.), Центр, дирекция MGH – в ФРГ. Интенсивно занимаются М. католич. ун-ты; Амер. католич. ун-т (Нью-Йорк), иезуитский ун-т И. Лойолы (Чикаго), Католич. ун-т в Торонто (Канада), в Лувене (Бельгия). В Бельгии издается спец. франко-белы, журн. "Moyen Age", большое число мат-лов по М. публикует общегерм. журн. "Zeitschrift der Savigny-Stiftung für Rechtsgeschichte" (осн. изд. в Веймаре). См. также важные центры публикации Ист. источников при ст. "Археография".

Лит.: Вайнштейн О. Л., Историография средних веков, М.–Л., 1940; его же, Зап.-европ. ср.-век. историография, М.–Л., 1964; Косминский Ε. Α., Историография средних веков. V в. – сер. XIX в. Лекции, Μ., 1963; Очерки истории ист. науки в СССР, [т.] 1–3, Μ., 1955–63. Общие работы по истории ист. науки, в к-рых обычно большое место отводится истории М., см. при ст. "Историография".

Исследования по отд. вопросам М.: Косминский Е. Α., Проблемы англ. феодализма и историографии средних веков, М., 1964; Алпатов Μ. Α., Политич. идеи франц. бурж. историографии XIX в., М.–Л., 1949; Вайнштейн О. Л., Реакц. течения в совр. амер. М., в сб.: Ср. века, в. 18, М., 1960; его же, Л. фон Ранке и совр. бурж. историография, в сб.; Критика новейшей бурж. историографии, М.–Л., 1961; е го ж е, Нек-рые черты ср.-век. историографии, в сб.: Ср. века, в. 25, М., 1964; Гутнова Е. В., Т. Роджерс и возникновение историко-экономич. направления в англ. М. второй пол. XIX в., там же, в. 17, М., 1960; ее же, Место и значение бурж. позитивистской историографии второй пол. XIX в. в развитии ист. науки, там же, в. 25, М., 1964; ее же, Нек-рые проблемы социальной истории ср.-век. Англии в совр. англо-амер. М., там же, в. 18, М., I960; Данилов А. И., Проблемы агр. истории раннего ср.-вековья в нем. историографии конца XIX – нач. XX в., М., 1958; его же, К критике допшианской концепции раннесредневековой вотчины, в сб.: Ср. века, в. 9, Μ., 1957; его же, Экономика раннего средневековья в трактовке совр. нем. бурж. историографии, там же, в. 7, М., 1955; его же, Агр. история зап.-европ. средневековья в трудах сов. медиевистов, там же, в. 17, М., 1960; его же, К вопр. о критике бурж. историографии в произведениях В. И. Ленина, там же, в. 18, М., 1960; Заметки о совр. зап.-европ. М., там же, в. 18, М., 1960; Косминский Ε. Α., Гутнова Е. В., Сидорова Н. Α., Сорок лет сов. М., "ВИ", 1957, № 11; Сидорова Н. Α., Осн. проблемы истории средних веков и сов. М., в кн.: Сов. ист. наука от XX к XXII съезду КПСС, ч. 2, М., 1963; Сказкин С. Д., В. И. Ленин и нек-рые проблемы М., в сб.: Ср. века, в. 18, М., 1960. Lioublinskaia A., Les travaux et les problèmes de médiévistes soviétiques, "Studi medievali", 1963, 3 serie, anno 4, fasc. 2.

Ε. В. Гутнова. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia