Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачёва 1773–75





КРЕСТЬЯ́НСКАЯ ВОЙНÁ ПОД ПРЕДВОДИ́ТЕЛЬСТВОМ Е. И. ПУГАЧЁВА 1773–75 – третья в России крест. война против феод.-крепостнич. гнета. Охватила огромную терр.: Оренбургский край, Урал, Приуралье, Зап. Сибирь, Среднее и Ниж. Поволжье. Вовлекла в движение до 100 тыс. активных повстанцев – рус. крестьян, трудовые слои казачества и нерус. народностей, – открыто выявив антагонистич. клас. отношения в условиях дальнейшего развития и упрочения новых капиталистич. отношений в недрах старого феод. строя. Клас. борьба накануне К. в. принимала самые различные формы социального протеста, к-рые, однако, не затрагивали основ существ. строя. Только в крест. войне народ стихийно поднялся на борьбу за свои общенац. клас. интересы: за свержение феод. системы, но при сохранении прежней, искони привычной формы гос. власти в виде монархии во главе с "хорошим мужицким царем". Накануне К. в. крупные восстания охватили до 250 тыс. помещичьих, монастырских и горнозаводских крестьян. Волнения затронули калмыков, башкир и др. народности Заволжского края. В сент. 1771 вспыхнуло восстание гор. низов в Москве ("Чумной бунт"). Многолетние волнения трудового казачества Яицкого войска привели в янв. 1772 к восстанию против старшинской верхушки. В 1772 происходили волнения среди казаков волжских и донских станиц. Пр-во Екатерины II с большим трудом удерживало народ в повиновении. Война с Турцией 1768–74 и события в Польше еще больше осложнили обстановку в стране, вызвали недовольство народа новыми тяготами.

Крест. война началась в сент. 1773 в заволжских степях новым восстанием яицких казаков, во главе к-рых встал донской казак Е. И. "Пугачев". Еще в авг. 1773 он собрал на хуторах под Яицким городком надежных сторонников из казаков, усматривая при этом гл. социальную силу движения не в казачестве, а в крепостном крестьянстве. Пугачев принял имя имп. Петра III, что объективно соответствовало наивно-монархич. иллюзиям, жившим в народе. К сер. сент. 1773 приготовления к восстанию были закончены. Пугачев собрал первый повстанч. отряд из 80 казаков. 17 сент. он обнародовал манифест, к-рым пожаловал казаков, татар и калмыков, служивших в Яицком войске, старинными казачьими вольностями и привилегиями. 19 сент. повстанцы подступили к Яицкому городку, но, не имея артиллерии, отказались от штурма крепости. Отсюда Пугачев предпринял поход к Оренбургу, пополняя отряд казаками, солдатами, татарами, калмыками, казахами и помещичьими крестьянами, захватывая пушки, оружие и боеприпасы. 5 окт. повстанцы блокировали Оренбург, имея до 2,5 тыс. бойцов при 20 пушках, и держали его в осаде ок. 6 мес.

Слухи о боевых успехах повстанцев вызвали стихийные волнения среди помещичьих и горнозаводских крестьян и нерус. населения Оренбургской губ. Пугачев приступил к планомерной организации восстания, распространяя его на новые р-ны. Из Бердской слободы (в 7 верстах от Оренбурга) по селениям и заводам рассылались посланцы с манифестами Пугачева, к-рый объявлял народу вечную волю, освобождал от подневольного труда на помещиков и заводчиков, от податей и повинностей, жаловал землю, призывал к истреблению крепостников, провозглашал свободу для любых вероисповеданий. Под власть повстанч. центра перешла значит. часть Оренбургской губ. В лагерь восставших шли тысячи добровольцев. Крестьяне везли продовольствие и фураж, с уральских заводов доставлялись пушки, оружие, боеприпасы. К нач. дек. 1773 в отрядах Пугачева под Оренбургом находилось до 25 тыс. бойцов с 86 пушками. Для управления войском Пугачев создал "Военную коллегию", К-рая одновременно являлась адм.-политич. центром восстания. Пр-во организовало карат. отряд во главе с ген. Каром. В нач. ноября он выступил на помощь осажденному Оренбургу, но в сражении 7–9 нояб. под д. Юзеевой был разгромлен. В нояб. были разбиты и др. карат. отряды, следовавшие к Оренбургу из Симбирска и Сибири. В нояб. 1773 – нач. янв. 1774 восстание охватило Юж. Урал, значит. часть Казанской губ., Зап. Сибирь, Зап. Казахстан. Восстал народ Башкирии во главе с "Кинзей Арслановым", "Салаватом Юлаевым" и др. Образовались крупные очаги повстанч. движения под Уфой [И. "Чипа" (Зарубин)], Екатеринбургом (И. "Белобородов"), Челябинском (И. Грязное), Самарой (И. Арапов), Заинском (В. Торнов), Кунгуром и Красноуфимском (И. Кузнецов, Салават Юлаев), Яицким городком (М. Толкачев). Отсутствие единого стратегич. плана, слабая связь с отдаленными р-нами восстания привели к тому, что Воен. коллегия не смогла возглавить движение по всей терр. Занятый осадой Оренбурга и Яицкого городка, Пугачев отказался от похода в Поволжье, к-рое было готово к восстанию. Это ограничило стратегич. базу крест. войны, позволило пр-ву выиграть время и собрать воинские силы.

В дек. 1773 к р-нам восстания были отправлены неск. кав. и пех. полков во главе с ген. А. И. Бибиковым, к-рые повели наступление и нанесли ряд поражений повстанцам под Самарой, Кунгуром, Бузулуком. Пугачев не смог оказать помощи своим авангардным отрядам, к-рые вели неравную борьбу и отступали по всему фронту. Лишь после падения Бузулука он вывел часть сил из-под Оренбурга и пытался остановить дальнейшее продвижение неприятеля. Для ген. сражения Пугачев избрал сильно укрепленную Татищеву крепость. В битве 22 марта повстанцы были разгромлены, потеряли всю артиллерию и понесли крупные потери. 24 марта корпус подполк. Михельсона нанес поражение повстанцам под Уфой, а вскоре захватил в плен и их атамана И. Чику (Зарубина). Сняв осаду Оренбурга, Пугачев отступил к Каргале, где дал новое сражение карат. войскам (1 апр.), но, понеся крупные потери, лишившись видных помощников, захваченных в плен (М. Шигаев, Т. Подуров, А. Витошнов, М. Горшков, И. Почиталин), укрылся в Уральских горах.

Крупные очаги восстания к сер. апр. 1774 были разгромлены, но отд. отряды активно действовали в Закамском крае, в Башкирии (Салават Юлаев), на заводах Юж. Урала (Белобородов), в Оренбургских степях (Овчинников). Пугачев вел деятельную организацию нового повстанч. войска, своими воззваниями поднял на восстание всю Башкирию, заводской Урал. Собрав 5 тыс. бойцов, Пугачев захватил Магнитную крепость (6 мая) и соединился здесь с отрядами Белобородова и Овчинникова. Продвигаясь вверх по Яику, он взял штурмом Троицкую крепость (19 мая), но 20 мая был разгромлен и снова ушел в Уральские горы. Корпус Михельсона, преследуя Пугачева, нанес ему ряд поражений, но Пугачев, умело используя тактику партиз. борьбы, каждый раз уходил от преследования и сберегал гл. силы от окончат. разгрома, а потом снова собирал многотысячные отряды. Вытесненный к сер. июня 1774 из р-нов заводского Урала, Пугачев решил вывести свои отряды к Казани, взять ее и предпринять давно задуманный поход на Москву. 12 июля повстанч. отряды штурмовали Казань, овладели предместьями и городом, но не смогли взять крепости, где засели остатки гарнизона, и были разгромлены подоспевшим корпусом Михельсона. Новое сражение за Казань произошло 15 июля. Потеряв всю артиллерию, до 2 тыс. убитыми и 5 тыс. пленными, Пугачев отошел на С. и переправился на прав, берег Волги у Сундыря.

Появление повстанцев на правобережье Волги вызвало всеобщее крест. восстание, поддержанное нерус. народностями Поволжья. 18 июля Пугачев обнародовал манифест об освобождении крестьян от крепостной неволи, о безвозмездной передаче земли народу, о повсеместном истреблении дворян. Силы восставших росли. В Поволжье, кроме гл. повстанч. армии, действовали многочисл. крест. отряды, насчитывавшие сотни и тысячи бойцов. Движение охватило большинство поволжских уездов, подошло к границам Моск. губ., реально угрожало Москве, где волновались гор. низы, фабричные и барские люди. Сложились реальные условия для похода повстанч. армии на Москву, опираясь на многочисл. очаги крест. движения. Но Пугачев допустил стратегич. ошибку, покинув р-ны наибольшего размаха крест. движения, и устремился с гл. силами на Ю., к Дону, где надеялся пополнить отряды донскими казаками и лишь тогда предпринять поход на Москву. Отряды Пугачева, продвигаясь на Ю., повсюду встречали поддержку простого народа. 20 июля повстанцы взяли Курмыш, 23 июля – Алатырь, 27 июля – Саранск, 2 авг. – Пензу, 4 авг. – Петровск, 6 авг. – Саратов. Собирая добровольцев из крестьян, горожан и казаков, Пугачев уходил все дальше на Ю., оставляя за собой десятки локальных, разрозненных повстанч. отрядов.

Ошибочный стратегич. замысел Пугачева позволил карателям по частям разгромить крест. движение в Ср. Поволжье, оттеснить гл. повстанч. силы на Ю. – в малонасел. р-ны Ниж. Поволжья. В авг. 1774 Екатерина II собрала для борьбы с повстанцами огромную армию: до 20 пех. и кав. полков, казачьи части и дворянские корпуса. Войску Пугачева удалось взять Дмитриевск (Камышин) и Дубовку, увлечь за собой калмыков, но попытка взять Царицын штурмом не удалась. Здесь Пугачева покинули мн. донские казаки, ушли калмыки. Преследуемый корпусом Михельсона, Пугачев отступил к Черному Яру, потеряв надежду поднять донское казачество на восстание. 25 авг. у Солениковой ватаги произошло последнее крупное сражение. Из-за предательства группы заговорщиков – яицких казачьих старшин – повстанцы в начале боя лишились артиллерии. Пугачев был разгромлен, бежал в заволжские степи, но вскоре был арестован и 15 сент. доставлен в Яицкий городок.

Следствие над Пугачевым производилось в Яицком городке, Симбирске и в Москве, куда доставили и др. видных деятелей Крест. войны. По приговору суда 10 янв. 1775 в Москве на Болотной площади были казнены Пугачев, Перфильев, Шигаев, Подуров и Торнов; остальные обвиненные подверглись телесным наказаниям и были сосланы на каторжные работы. В февр. 1775 в Уфе был казнен Чика (Зарубин). Крест. война не закончилась после разгрома гл. повстанч. войска. До нояб. 1774 в Башкирии активно действовали отряды Салавата Юлаева. Продолжали бороться крестьяне Ср. Поволжья и Центр. губерний. Движение в Ниж. Поволжье было подавлено только к лету 1775. Массовые репрессии против населения Поволжского края и Оренбургской губ. продолжались до сер. 1775.

Крест. война потерпела поражение, неизбежное для любого стихийного выступления крестьянства в эпоху феодализма. Причины поражения Крест. войны коренились в стихийности и разрозненности движения, в отсутствии ясно осознанной программы борьбы. Пугачев и его Воен. коллегия не смогли организовать армию для успешной борьбы с правительств. войсками. Стихийному выступлению народа господств. класс и гос-во противопоставили регулярную армию, адм. и полицейский аппарат, финансы, церковь. Народ потерпел тяжелое поражение, но приобрел опыт революц. борьбы. Крест. война поколебала веру народа в незыблемость феод. порядков, ускорила крушение крепостничества. Последующее развитие клас. борьбы рус. крестьянства в 18–19 вв. шло под воздействием примера Крест. войны. Страх перед новой крест. войной вынудил царизм в 1861 пойти на проведение "крестьянской реформы 1861".

До нач. 19 в. Крест. война была запретной темой ист. исследования, хотя современники оставили ряд лит. и мемуарных (неопубл.) произв., отражающих события Крест. войны с позиций господств. класса (А. П. Сумароков, Г. Р. Державин, Д. И. Фонвизин, П. И. Рычков, А. Т. Болотов и др.). Идеолог нар. революции А. Н. Радищев рассматривал Крест. войну как самое действенное средство к свержению самодержавия и крепостничества. Во взглядах дворянских революционеров-декабристов на Крест. войну отразилось их неверие в революц. силы народа: они отрицательно относились к стихийным крест. восстаниям, верили в возможность свержения крепостнич. строя путем проведения верхушечной "дворянской" революции с помощью армии. Науч. историография Крест. войны началась с трудов А. С. Пушкина. В "Истории Пугачева" (СПБ, 1834) Пушкин последовательно изложил ход восстания, показал, что восстание Пугачева было неизбежной и справедливой реакцией народа на усиление крепостнич. гнета. Сочувственно относясь к народу и к Пугачеву, Пушкин оставался в оценке Крест. войны на позициях дворянского либерализма, не понял ее ист. прогрессивности. Пушкин начал публикацию источников о Крест. войне, поместив в приложениях к "Истории Пугачева" ряд документ. и мемуарных мат-лов. Большое число док-тов опубл. Я. К. Грот в "Мат-лах для истории Пугачевского бунта". Док-ты о Крест. войне были напечатаны в ряде дореволюц. изданий (сб. РИО, ЧОИДР, "PC", "РА", "Осьмнадцатый век", "Архив Гос. совета" и др.).

Революционеры-шестидесятники рассматривали восстание Пугачева как предтечу грядущей крест. революции. Дальнейшая идеализация Крест. войны происходит в революц. брошюрах, листовках и воззваниях 60–80-х гг. 19 в. Народники считали возможным в новых ист. условиях поднять народ на крест. войну, взять за образец восстание Пугачева, его стратегию и программу. Историки народнич. направления посвятили Крест. войне спец. труды (Д. Л. Мордовцев, Н. Н. Фирсов), отразили отдельные ее стороны в общих трудах по истории рус. крестьянства 18 в. и нар. движений прошлого (А. П. "Щапов", В. И. "Семевский").

По мере нарастания кризиса крепостнич. системы, обострения крест. вопроса и клас. борьбы в деревне усиливается интерес к Крест. войне и в офиц. историографии. Появляется ряд работ, специально посвященных организации воен. действий против повстанцев в годы этой войны (Д. Н. Анучин, П. К. Шебальский, Я. К. Грот), печатаются очерки по истории повстанч. движения в отд. р-нах, события Крест. войны освещаются в общих курсах по истории России 18 в. (В. С. "Иконников", С. М. "Соловьев", К. Н. "Бестужев-Рюмин"). Крупнейшим исследованием по истории Крест. войны является монография Н. Ф. "Дубровина" "Пугачев и его сообщники" (т. 1–3, СПБ, 1884), написанная на основе многочисл. ранее недоступных архивных док-тов, насыщенная большим фактич. мат-лом. Дубровин дал обстоят. описание хода восстания и организации его воен. подавления, подробно остановился на его причинах, усматривая их не в гнете крепостнич. системы, а лишь в чрезмерном злоупотреблении дворянства и администрации властью над простым народом. Офиц. концепции в освещении истории Крест. войны придерживался и А. И. Дмитриев-Мамонов, опубл. в 1898 книгу о подавлении пугачевского движения в Зауралье и Сибири.

Огромное значение в изучении крест. движения в России имеют труды В. И. Ленина. Учение Ленина об ист. роли крестьянства в освободит. борьбе, об идеологии крест. движения, о характере клас. борьбы крестьян в эпоху феодализма является основополагающим марксистским указанием при изучении истории крест. войн. Широкая исследоват. работа по изучению истории крест. войн развернулась в сов. время. Были изучены мн. архивные фонды, опубликованы сб. док-тов, в т. ч. "Пугачевщина" в 3 томах (т. 1 – док-ты из лагеря повстанцев, тт. 2–3 – переписка представителей правительств. лагеря, мат-лы следствия), ценные док-ты в сб. и журн. ("КА", "ИА", "Восстание Емельяна Пугачева", "Дон и Ниж. Поволжье в период Крест. войны 1773–1775 гг." и др.). Изданы монографии, статьи и популярные брошюры. В разработке проблем истории Крест. войны видное место принадлежит M. H. "Покровскому" и группе его учеников и последователей (Г. Е. Меерсон, С. Пионтковский, С. Симонов, С. Г. Томсинский, С. И. Тхоржевский и др.). Значит. успехи в изучении Крест. войны были достигнуты благодаря трудам С. А. Голубцова, А. Н. Филиппова, М. В. Жижки, М. Н. Мартынова, М. П. Вяткина, А. И. Андрущенко, В. В. Мавродина и др. Большое внимание в сов. историографии было уделено проблеме участия нерус. народностей в восстании Пугачева. В последние годы большая группа сов. историков работает над 4-томной монографией "Крест. война в России в 1773–75 годах. Восстание Пугачева".

Лит. (кроме указ. в ст.): Пушкин A. C., Полное собр. соч.. т. 9, ч. 1–2, М.–Л., 1938–40; Тхоржевский С. И., Пугачевщина в помещичьей России. Восстание на правой стороне Волги в июне – окт. 1774 г., М., 1930; Жижка М. В., Емельян Пугачев, 2 изд., М., 1950; Вяткин М. П., Емельян Пугачев, Л., 1951; Maвродин В. В., Крест. война в России в 1773–1775 гг. Восстание Пугачева, т. 1, Л., 1961.

Р. В. Овчинников. Москва.



Еще в энциклопедиях