Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Коммунальное движение





КОММУНÁЛЬНОЕ ДВИЖÉНИЕ (от позднелат. communa, communia – община) – в Зап. Европе в 10–13 вв. освободит. движение горожан против сеньориального режима, первый этап клас. борьбы в ср.-век. городе. В условиях господства крупного землевладения города возникали на земле феодалов и потому оказались под их властью. Нередко городом владели одновременно неск. сеньоров, напр.: Амьеном – 4, Марселем, Бове – 3, Суассоном, Арлем, Нарбонном, Монпелье – 2 и т.д. С момента своего возникновения города сделались объектом эксплуатации со стороны феод. владельцев. Вначале она осуществлялась посредством взимания оброков и барщинных повинностей с горожан, значит. часть к-рых оставалась еще на положении крепостных. По мере развития городов как центров ремесла и торговли важнейшим орудием феод. эксплуатации стали вводившиеся сеньорами всевозможные пошлины: провозные, проходные, въездные, выездные, судопрогонные, мостовые, подорожные, рыночные, торговые (с продавца и покупателя при каждой сделке), береговое право, право произвольной реквизиции и т.д., пошлины на соль, вино и др. Закреплению этой эксплуататорской системы, бывшей стержнем сеньориального режима в городе, служила сеньориальная система мер и весов, сеньориальная монета, полицейско-адм. аппарат сеньора, его суд., воен. и политич. власть. Опорой сеньориального режима была собственность феодалов на землю, на к-рой располагались город, дома горожан, а также их подсобные держательские зем. участки, их общинные выпасы и т.д.

Заинтересованные в извлечении гор. доходов, феодалы нередко сами основывали города, старались привлечь в них население путем предоставления ему различных льгот: личной свободы, отмены барщин, замены всевозможных позем. поборов фиксир. ден. чиншем (городское свободное держание) и т.д. При этом горожане все более эксплуатировались именно как товаропроизводители и товаровладельцы.

Но по мере развития ремесла и торговли реальная почва все более ускользала из-под сеньориального режима в городе. Развитие товарного произ-ва и обращения требовало свободы личности и имущества ремесленника и купца. Действовавший в сфере пром. труда гор. ремесленник, в отличие от феод.-зависимого крестьянина, был собственником средств произ-ва и готового продукта и в процессе произ-ва не зависел (или почти не зависел) от сеньора – землевладельца. Эта экономич. независимость (или почти полная экономич. независимость) гор. товарного произ-ва и обращения от феод. крупного землевладения находилась в резком противоречии с режимом сеньориальной эксплуатации в городе, тормозившей экономич. развитие последнего и становившейся нетерпимой для горожан, явилась реальной основой К. д., в итоге к-рого была обретена гор. муниципальная независимость. В этом же коренились причины того, что именно в средневековых городах возникли крупнейшие антифеод. еретич. движения, передовые политич. идеи, оппозиц. гор. лит-ра.

К. д. было призвано разрешить в сущности не конституц. и юридич., а экономич. и социальные задачи: ликвидировать систему феод. эксплуатации ремесла и торговли, обеспечить условия свободного функционирования товарного произ-ва и обращения. Введение гор. права, гор. войска, суда, наконец, городского самоуправления должно было юридически и политически обеспечить экономические и социальные завоевания горожан.

Формы К. д. были различны в зависимости от местных условий и конкретного соотношения клас. сил. Феодалы нигде добровольно не отказывались от своих привилегий, они "даровали" горожанам вольности, либо потерпев открытое воен. или политич. поражение, либо будучи вынуждены к этому экономич. необходимостью; отказываясь от старых методов, сеньор стремился найти новые способы эксплуатации горожан. Очень часто К. д. принимало характер открытых вооруж. восстаний горожан против сеньоров под лозунгом коммуны – гор. независимости (Милан – 980, Камбре – 957, 1024, 1064, 1076, 1107, 1127, Бове – 1099, Лан – 1109, 1128, 1191, Вормс – 1071, Кёльн – 1074 и т.д.). Нередко (особенно в Сев. Франции и Сев. Италии) ядром восстания был тайный союз (conjuratio, conspiratio) горожан – "коммуна". Коммуны вызывали лютую ненависть феодалов, видевших в них бунт мятежных сервов. Важным оружием горожан в борьбе с сеньорами служили деньги. Открытая борьба почти всюду сочеталась с выкупом у сеньоров отдельных повинностей, прав и муниципальной независимости в целом. В нек-рых городах, напр. на Ю. Франции, выкуп являлся преобладающим средством освобождения городов, хотя и здесь он сочетался с более или менее острыми открытыми столкновениями. Горожане повсюду использовали в своих интересах политич. затруднения и борьбу внутри класса феодалов (напр., фландрские города Гент, Брюгге, Сент-Омер и др.), борьбу между неск. сеньорами города (Амьен, Арль, Марсель и др.), соперничество королей (Руан) или короля и его вассалов (б.ч. городов Сев. Франции), длит. борьбу между герм. императорами и папством (города Сев. и Ср. Италии).

Формы и степени коммунальной свободы городов также были различны в зависимости от степени экономич. развития города, соотношения сил горожан и сеньоров, общих политич. условий в стране, варьируясь от сравнительно ограниченных "вольностей" при сохранении зависимости от сеньора (франц. т.н. "новые города" и "города буржуазии") до более или менее полного самоуправления [сев. франц. и фландр. коммуны, южно-франц. консулаты и нем. т.н. "вольные города", сохранявшие еще нек-рую зависимость от короля (а порою и от сеньора)]. Только наиболее развитые города Сев. и Ср. Италии (напр., Венеция, Генуя, Пиза, Флоренция, Сиена, Лукка, Милан, Болонья, Перуджа и др.) смогли стать совершенно независимыми городами-республиками. Городская независимость обычно приобретала формы, уже выработанные предшествующими К. д., – отсюда распространение определ. типов муниципальной орг-ции (коммуна, консулат) и гор. хартий (Руанская, Лорисская, Бомонская и др.).

В связи с развитием товарно-ден. отношений в деревне и под влиянием К. д. в городах в 12–13 вв. коммуны возникали и в деревнях (гл. обр. в Италии, также во Франции), но степень их независимости в большинстве случаев была значительно ниже, и довольно скоро они снова подпадали под власть либо сеньоров, либо соседних крупных городов.

К. д. имело огромное прогрессивное значение. Оно открывало широкие возможности развития ремесла и торговли, обеспечивало личную свободу горожан и бежавших в город крепостных, способствовало подрыву монополии экономич. и политич. могущества феодалов, содействовало росту самосознания горожан. Успехи К. д. послужили одной из осн. предпосылок превращения городов в важнейшие центры экономич., идейного и культурного прогресса. В наиболее передовых итал. городах, чье развитие Маркс считал явлением исключительным, их полная политич. независимость и прекращение феод. эксплуатации способствовали необычайно интенсивному накоплению богатств и превращению этих городов в 14–15 вв. в очаги раннекапиталистич. развития.

Подрывая могущество крупнейших феод. сеньоров, К. д. там, где складывался союз городов с королевской властью, было важнейшим фактором политич. объединения страны. Оно способствовало складыванию сословия горожан, что при благоприятных условиях вело к возникновению сословной монархии как более прогрессивной формы феод. гос-ва.

Антифеод. борьба ср.-век. горожан обычно не выходила за пределы городских стен и, как правило, не посягала на феод.-крепостнич. строй деревни. Ограниченность К. д. (как и самого ср.-век. бюргерства) коренилась в ограниченности его экономич. основ – свободного простого товарного произ-ва (ремесла), к-рое охватывало только пром., т.е. при феодализме – неглавную, подчиненную сферу труда, и, хотя стояло в противоречии к натур.-хозяйственному феод.-эксплуататорскому строю, вместе с тем не было ему абсолютно антагонистично, поскольку не требовало отрыва производителя от средств произ-ва.

К. д. не было однородно. Гл. роль в К. д. играли трудовые массы, но власть в коммуне захватывали наиболее богатые и влият. горожане: гор. землевладельцы и домовладельцы, ростовщики, частью – богатейшие купцы (т.н. патрициат). Они перенимали многие поборы прежнего сеньора, вводили в свою пользу всевозможные монополии, своекорыстно пользовались гор. доходами и полуфеод. методами эксплуатировали не только крестьян округи, но и массу горожан. Это вызывало в 13–15 вв. восстания цеховых ремесленников против господства патрициата, что означало новый этап клас. борьбы в городе. В 14–15 вв. в городах Франции патрициат пытался превратить коммуны в оплот сопротивления объединит. политике королей, при таких обстоятельствах ликвидация изжившей себя коммунальной независимости была необходимым шагом, диктовавшимся интересами нац. развития. В отдельных случаях (напр., в Италии) гипертрофия муниципальной независимости городов (наряду с сепаратизмом мелких феод. государей) превращалась в серьезное препятствие политич. централизации.

Изучение К. д. начал франц. историк О. Тьерри. Опровергнув легенду дворянских историков о коммунальных вольностях как милостивом даре королей, он доказал, что эти вольности были завоеваны самими горожанами в упорной борьбе с феодалами ("коммунальная революция"). Хотя Тьерри не раскрыл экономич. обусловленности К. д. и не смог увидеть внутригор. противоречий, его взгляд на К. д. является самым смелым и глубоким в бурж. историографии. Тьерри оказал огромное влияние на последующих бурж. исследователей К. д. Во 2-й пол. 19 в. либерально-бурж. историография отступает от смелого раскрытия клас. борьбы и все чаще изображает процесс освобождения коммун как постепенную и мирную эволюцию гор. учреждений. К. д. как гл. стержень политич. и социального развития ср.-век. города все более отодвигается на задний план (напр., у франц. историков А. Жири и А. Люшера). Бурж. историки все большее внимание начинают уделять юридич. проблеме филиации гор. конституции и права (особенно нем. историки К. Нич, Р. Зом, Г. Белов, Ф. Койтген, Ритшель и др.). Либерально-позитивистская историография кон. 19 – нач. 20 вв. (бельг. ист. А. Пиренн и его школа), оставаясь в целом на идеалистич. позициях, стремилась приблизиться к пониманию социально-экономич. обусловленности ср.-век. городской свободы (здесь сказалось и известное влияние марксизма). Но и в работах, проникнутых бурж.-объективистской методологией, К. д. заслонялось эволюцией политич. и юридич. учреждений и форм.

В бурж. историографии 20 в. широкое распространение получили сугубо юридич. истолкование К. д. (франц. историк Ш. Пти-Дютайи) и отрицание К. д. (рус. ученый эмигрант Н. П. Оттокар, дат. ученый И. Плеснер, франц. ученый Ж. Летокуа). Историки последнего направления отрицают существование к.-л. противоречия между городом и феод. строем и приписывают решающую роль в возвышении и освобождении городов феод., землевладельч. элементам, патрициату; они решительно отвергают ист. закономерность К. д. и определяющее значение клас. борьбы в развитии ср.-век. городов вообще.

Сов. историография К. д. опирается на идеи К. Маркса и Ф. Энгельса о ср.-век. городе как центре ремесла и торговли, о гор. ремесле как самостоят. мелком товарном произ-ве, стоявшем в противоречии к феод.-поместной системе эксплуатации, о прогрессивной роли ср.-век. городов, о революц. характере К. д. В исследование К. д. большой вклад внесла сов. историк В. В. Стоклицкая-Терешкович. Появились и первые работы историков-марксистов в др. социалистич. странах (напр., в ГДР – Э. Энгельман).

Лит.: Маркс К., Письмо Ф. Энгельсу. 27 июля 1854, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 22, М.–Л., 1931; Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология, Соч., 2 изд., т. 3; Энгельс Ф., О разложении феодализма и возникновении нац. гос-ва, там же, т. 21; Маркс К., Хронологич. выписки, в кн.: Архив Маркса и Энгельса, т. 5, [М.], 1938; Энгельс Ф., О Франции в эпоху феодализма, там же, т. 10, [М.], 1948; Смирнов Α., Коммуна средневековой Франции, Каз., 1873; Дживелегов А. К., Городская община в ср. века, М., 1901; его же, Средневековые города в Зап. Европе, СПБ, 1902; Τьерри О., Городские коммуны во Франции в ср. века, пер. с франц., СПБ, 1901; его же, Опыт истории происхождения и успехов третьего сословия, Избр. соч., пер. с франц., М., 1937; Πиренн Α., Средневековые города Бельгии, пер. с франц., М., 1937; его же, Средневековые города и возрождение торговли, Горький, 1941; Стоклицкая-Терешкович В. В., Классовая борьба в Милане в XI в. и зарождение Миланской коммуны, в сб.: Ср. века, в. 5, М., 1954; ее же, Основные проблемы истории средневекового города X–XV вв., М., 1960; Брагина Л. М., Сельские коммуны Сев.-Вост. Италии и подчинение их городу в XIII–XIV вв., в сб.: Ср. века, в. 7, М., 1955; Котельникова Л. Α., Политика городов по отношению к сельским коммунам Сев. и Ср. Италии в XII в., в сб.: Ср. века, в. 16, М., 1959; Thierry Aug., Lettres sur l'histoire de France, P., 1827; Hegel K., Geschichte der Städteverfassung von Italien seit der Zeit der römischen Herrschaft bis zum Ausgang des zwölften Jahrhunderts, Bd 1–2, Lpz., 1847; его же, Die Entstehung des deutschen Städtewesens, Lpz., 1898; Haulleville P. de, Histoire des communes lombardes depuis leur origine Jusqu'à la fin du XIII siècle, v. 1–2, P., 1857–58; Giry Α., Histoire de la ville de Saint-Omer et de ses institutions.... P., 1877; Pirenne H., Origine des constitutions urbaines au moyen âge, "RH", v. 53, 1893, v. 57, 1895; Viо11et P., Les communes françaises au moyen âge, P., 1900; Кiener F., Verfassungsgeschichte der Provence seit der Ostgothenherrschaft bis zur Errichtung der Konsulate (510–1200), Lpz., 1900; Caggese R., Classi e comuni rurali nel medio evo italiano, v. 1–2, Firenze, 1907–09; Luсhairе Α., Les communes françaises à l'époque des Capétien directs, P., 1890, nouv. éd., P., 1911; Luсhaire J., Les démocraties italiennes, P., 1915; Ρetit-Dutai11is Сh., Les communes françaises, P., 1947; Engelmann E., Zur städtischen Volksbewegung in Südfrankreich. Kommunefreiheit und Gesellschaft, В., 1959.

С. М. Стам. Саратов.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia