Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Капитализм





КАПИТАЛИ́ЗМ (нем. Kapitalismus, от лат. capitalis – главный) – общественный строй, основанный на частнокапиталистич. собственности на средства произ-ва и на эксплуатации наемного труда капиталистами, последняя общественно-экономич. формация, основанная на эксплуатации человека человеком; сменяет "феодализм" и непосредственно предшествует социализму – первой фазе "коммунизма".

Почва для созревшего в недрах феодализма капиталистич. строя, для замены феод. собственности собственностью капиталистической была расчищена в результате ряда "буржуазных революций". Хотя возникновение и развитие К. во многих странах происходило в разное время, оно было подчинено общим для капиталистич. формации экономич. и социальным законам.

На протяжении существования К. его экономич. структура претерпела изменения, но основа капиталистич. способа произ-ва осталась неизменной. "Капитализм есть товарное производство на высшей ступени его развития, когда и рабочая сила становится товаром" (Ленин В. И., Соч., т. 22, с. 228). В основе производств. отношений К. лежит монополия класса капиталистов на средства произ-ва, в то время как масса непосредственных производителей превращена в пролетариев, владеющих лишь своей рабочей силой. В отличие от феодала, капиталист не нуждается во внеэкономич. принуждении, ибо наемные рабочие, хотя они и свободны от личной зависимости, не имея др. средств к существованию, вынуждены продавать свою рабочую силу капиталистам.

По сравнению с феодализмом К. представлял собой прогрессивный общественный строй. "Менее, чем за сто лет своего классового господства, – писали К. Маркс и Ф. Энгельс в 1848 в "Манифесте Коммунистической партии", – буржуазия создала более многочисленные и более грандиозные производительные силы, чем все предшествовавшие поколения вместе взятые". К. впервые в истории человечества привел к обобществлению произ-ва, сосредоточивая его на все более крупных, специализированных предприятиях. Однако прогрессу, совершившемуся в эпоху К., свойственны ограниченность и противоречивость. Он достигнут ценой неисчислимых страданий нар. масс, ценой жизней десятков и сотен миллионов людей, погибших от эксплуатации, голода, войн.

Для капиталиста цель произ-ва заключается в получении прибыли, источником к-рой является прибавочная стоимость, безвозмездно присваиваемая капиталистами. Производство прибавочной стоимости и присвоение ее капиталистами – закон капиталистич. способа производства. Капиталистич. произ-во – это произ-во ради наживы.

Основное противоречие К. – между обществ. характером произ-ва и частнокапиталистич. формой присвоения – причина неизлечимых язв К., к числу к-рых, в частности, относятся анархия произ-ва, безработица, кризисы перепроиз-ва (см. "Кризисы экономические"). Между производит. силами общества и капиталистич. производств. отношениями существует непримиримое противоречие. К. превратился в величайшую преграду на пути обществ. прогресса.

Историю К. можно подразделить следующим образом: генезис (возникновение) (16 – 1-я пол. 18 вв.), домонополистич. стадия (сер. 18–19 вв.), эпоха "империализма" (сложилась на рубеже 19 и 20 вв.), составной частью к-рой является начавшийся в годы 1-й мировой войны период "общего кризиса капитализма" – период полного крушения К. и окончательной смены его социализмом.

Генезис К. Возникновение капиталистич. уклада было обусловлено рядом технич., экономич. и социальных предпосылок. Элементы К. спорадически появлялись в городах Италии, в Нидерландах (уже в 14–15 вв.); однако как уклад х-ва на более или менее обширной (и не только городской) территории К. возник лишь с началом разложения феодализма (к 16 в.). "Экономическая структура капиталистического общества выросла из экономической структуры феодального общества. Разложение последнего освободило элементы первого" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 727). Мощным фактором разложения феодализма было развитие товарно-ден. отношений, способствовавших углублению имуществ. дифференциации (как среди крестьянства, так и в ремесл. цехах) и расширению применения наемного труда в пром-сти и земледелии. Крупная зем. собственность, расчлененная между рядом совладельцев, превратилась в собственность, свободно отчуждаемую. Крупные собственники, к-рые раньше извлекали зем. ренту гл. обр. благодаря существованию на их земле мелких крест. х-в, стали теперь стремиться от них избавиться, чтобы использовать землю с большей выгодой, сдав ее в аренду капиталистич. арендаторам (см. "Аренда земли") или переходя к ведению собств. х-ва на капиталистич. основе. Крест. х-во, вовлеченное в тов.-ден. отношения, дифференцировалось. На одном полюсе возникала кучка богатеев, на другом – масса малоземельных и безземельных крестьян, к-рые уже не могли существовать без дополнит. приработков. Аналогичный по своему характеру процесс дифференциации происходил и в сфере гор. цехового ремесла, в к-ром наряду с немногочисл. разбогатевшими мастерами, превратившимися в купцов-предпринимателей, образовалась масса обедневших мастеров, по существу домашних рабочих. Мелкое обособленное произ-во, становившееся крайне неустойчивым под ударами стихии рынка, утратило свою важнейшую опору – былую общинную солидарность (солидарность общины-марки в деревне и ремесленного цеха – в городе).

Мелкое обособленное произ-во, в особенности в пром-сти, пришло в противоречие с новыми производит. силами, требовавшими перехода к произ-ву крупному, обобществленному. Хотя ручной труд все еще оставался основой произ-ва, численность и разнообразие применяемых орудий труда возросли. Водяное колесо и механич. приводы позволили перейти к крупному произ-ву в горнодобывающей пром-сти, металлургии, текст. пром-сти и в ряде др. отраслей. Увеличение произ-ва железа и жел. орудий содействовало технич. прогрессу (в т. ч. и прогрессу в земледелии), что обусловило возникновение новых форм массового произ-ва товаров. Такое произ-во требовало и больших партий сырья и приложения труда большого числа рабочих, одновременно занятых на одном и том же предприятии. Для организации крупного произ-ва (в горной пром-сти, металлургии и в др. новых, неизвестных средневековью отраслях пром-сти) были необходимы значит. накопления ден. средств в руках предпринимателей. Накопление крупных капиталов происходило в сфере ср.-век. торговли и кредита еще до возникновения капиталистич. произ-ва. Но само по себе оно не могло привести к возникновению капиталистич. способа произ-ва.

Пока непосредств. производитель обладает средствами произ-ва, так или иначе ему принадлежащими, его рабочая сила не является товаром и не может быть куплена за деньги. Последнее становится возможным только с появлением свободных рабочих рук. Рабочий должен быть свободным в двояком смысле: лично свободным от уз крепостничества и "свободным" от средств производства. Поэтому характерной чертой т.н. "первоначального накопления" явился массовый и, как правило, насильственный отрыв непосредственных производителей от средств произ-ва и превращение их в продавцов своей рабочей силы, в армию наемных рабочих. Основой этого процесса была экспроприация крестьянства, осуществлявшаяся в разных странах различными методами: в Англии – в виде т.н. огораживаний, во Франции – в виде системы разорит. гос. налогов и пошлин.

Первой формой капиталистич. пром-сти была простая кооперация, в к-рой капитал организовал и подчинил себе совместный труд мн. рабочих на одном предприятии. С ростом товарного произ-ва и развитием рынка возникла "мануфактура". Хотя мануфактура оставалась произ-вом ручным, она обеспечила огромное увеличение производительности труда по сравнению с цеховым ремеслом, достигавшееся благодаря разделению труда между рабочими, занятыми в одном и том же произ-ве. "Великие географические открытия" и их экономич. последствия, в частности ограбление "открытых" стран, революция цен, небывалое расширение рынков сбыта дали мощный толчок дальнейшему развитию мануфактурного произ-ва. Однако на пути распространения мануфактуры стояли корпоративные привилегии и цеховые регламенты, все еще регулировавшие ремесл. произ-во и торговлю в городах. Вот почему рассадником капиталистич. мануфактуры стала прежде всего сельская округа городов, где наличие массы малоземельных и безземельных крестьян обеспечивало мануфактуру дешевой рабочей силой.

Издававшиеся во мн. странах в 16–17 вв. "Законы о рабочих", справедливо названные Марксом "кровавым законодательством", создавали для массы бывших крестьян и ремесленников, ограбленных и изгнанных из насиженных мест, режим принудит. и дарового труда на нанимателей. Ту же цель – укрепление буржуазии – преследовала осуществлявшаяся абсолютизмом система протекционизма, торговая и колониальная экспансия. "Открытие золотых и серебряных приисков в Америке, искоренение, порабощение и погребение заживо туземного населения в рудниках, первые шаги по завоеванию и разграблению Ост-Индии, превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих – такова была утренняя заря капиталистической эры производства" (там же, с. 760). Испанию и Португалию – зачинательниц европ. колониализма – в нач. 17 в. обогнала Голландия, совершившая в 16 в. свою бурж. революцию и ставшая, по выражению Маркса, образцовой бурж. страной 17 в. "Английская буржуазная революция 17 века", первая бурж. революция европ. масштаба, уничтожила феод. преграды на пути капиталистич. развития Англии. К концу же 17 в. Голландия в результате ожесточенных торговых войн была оттеснена на задний план Англией, ставшей после английской буржуазной революции 17 в. ведущей капиталистич. страной мира. Революция отменила феод. строй зем. собственности. Исчезновение англ. йоменри в столетие, последовавшее за революцией, и торжество системы "лендлордизма" были прямым результатом агр. законодательства революции. После "Славной революции" (1688–89) в действие были приведены новые рычаги первонач. накопления: система косвенных налогов, гос. долг, покровительств. пошлины, расхищение коронных земель и тому подобные, по саркастич. выражению К. Маркса, "идиллические методы" первонач. накопления капитала.

Процессы, протекавшие в 16 – сер. 18 вв. в агр. строе стран Азии и Африки до их захвата колонизаторами, за редким исключением, еще не приводили к разложению феод. землевладения, а сводились к смене его низших форм более развитыми. Во мн. странах Африки поземельные отношения оставались на дофеод. стадии. Для большинства стран Азии было характерно широкое распространение или даже преобладание зем. собственности феод. гос-ва, хотя к сер. 18 в. в Китае, Индии, Османской империи и особенно в Японии наметилось заметное укрепление владельческих прав крупных феодалов, а также (напр., в Индии) феодализировавшихся верхов сельской общины, что, однако, не сопровождалось ни укреплением собств. х-ва феодалов, ни серьезным расширением мелкотоварного х-ва крестьян.

В Индии, Индонезии и нек-рых др. странах в осн. сохранилась экономич. замкнутость деревенской общины, исключавшая обществ. разделение труда в масштабе страны. Изымавшийся у крестьян в качестве ренты продукт превращался в товар гл. обр. в руках феодалов, поэтому купеческий капитал был особенно тесно связан с системой феод. эксплуатации и в большой степени зависел от класса феодалов. Вместе с тем развитие произ-ва и обществ. разделения труда в 16–18 вв. расширяло самостоят. связи купца как с внешним, так и с внутр. рынком.

Накоплению купеческого капитала и возникновению более высоких производит. форм капитала препятствовали произвол и самовластие феодалов, их междоусобицы и разорит. нашествия внеш. врагов. "...Восточное господство, – указывал Энгельс, – несовместимо с капиталистическим обществом; нажитая прибавочная стоимость ничем не гарантирована от хищных рук сатрапов и пашей; отсутствует первое основное условие буржуазной предпринимательской деятельности – безопасность личности купца и его собственности" (там же, т. 22, с. 33).

Органы гор. управления в странах Азии и Африки обычно составляли часть феод. аппарата (кроме отдельных городов в Японии). Объединения купцов и ремесленников, выполняя функции гильдий и цехов по регламентации торговли и ремесла, совершенно недостаточно ограждали своих членов от произвола феодалов. Ввиду этого капиталистич. тенденции, присущие мелкотоварному произ-ву, не могли получить достаточного развития. В Японии, Индии, Китае на базе мелкотоварного произ-ва возникли зачатки раннекапиталистич. произ-ва, но к сер. 18 в. ни одна страна Азии и Африки, исключая, может быть, Японию, еще не достигла мануфактурной стадии развития К.

Колониальная экспансия европ. держав с самого начала стала подрывать наметившиеся в нек-рых странах Азии и Африки прогрессивные тенденции их экономич. развития. В частности, перехват европ. торговцами части мор. торговли существенно препятствовал накоплению местного купеческого капитала. Переход колонизаторов в 16–18 вв. к терр. захватам (прежде всего на Цейлоне, в Индонезии, Индии), к-рые сопровождались воен. и налоговым ограблением населения, принудит. контрактацией труда крестьян и ремесленников, оттеснением местных купцов, приводил к разрушению производит. сил.

Со времени выхода в свет 1-го тома "Капитала", в к-ром К. Марксом была раскрыта подлинная история раннего К., бурж. историография тщетно пытается противопоставить марксистской концепции различные "опровергающие" построения. Еще т.н. ист. школа вульгарной политич. экономии (В. Г. Рошер, Б. Гильдебранд, Г. Шмоллер и др. – см. "Историческая школа в политической экономии") стремилась перевести всю историю раннего К. на рельсы истории "чистой" экономики, т. е. якобы имевшей место постепенной эволюции ср.-век. хозяйственных начал.

В первые десятилетия 20 в. в бурж. историографии господствовали теории генезиса капитализма, созданные В. "Зомбартом" и М. "Вебером" – бурж. историками и социологами, внешне воспринявшими в известной мере марксистскую терминологию. Это были концепции насквозь идеалистические, поскольку К. объявлялся порождением "духа рационализма", протестантизма и т.п.

В период между двумя мировыми войнами и особенно после 2-й мировой войны в бурж. историографии распространились концепции (политэконома австр. школы Й. Шумпетера и социолога Ф. Хайека, амер. историков, экономистов и социологов Н. Граса, Дж. Нефа, У. Ростоу и др.), к-рые отличаются от предшествовавших еще более откровенной апологетикой бурж. строя, антиисторизмом и реакционностью. Несмотря на видимые расхождения в частностях, все эти "учения" игнорируют роль социальных предпосылок К. и не замечают переворота в производств. отношениях и формах собственности, обусловленного его становлением. Отсюда присущее всем им стремление объяснить генезис К. с позиций психологии, технологии или "чистой" экономики. Так, напр., Шумпетер усматривает движущую пружину хозяйств. структуры К. в личности "антрепренера-новатора". "Духу инициативы" последнего, его "психологии новаторства" К. якобы обязан своим возникновением. Неудивительно, что под пером Шумпетера и его последователей генезис К. превращается в повествование о подвигах его зачинателей, к-рым якобы неведомы корыстные цели, эгоистич. интересы, так как "новаторство", а не капитал обеспечивает им руководящее положение в новой системе х-ва. Эту доктрину еще более откровенно сформулировал амер. историк бизнеса Н. Грас, взгляды к-рого сводятся к следующему: лидерами экономики явились отдельные индвидуумы, к-рым человечество и обязано прогрессом бизнеса и культуры; гл. вознаграждением лидера является не прибыль, а удовлетворение, к-рое он испытывает от сознания хорошо выполненной задачи. Так, в новейших бурж. концепциях истории раннего К. прибыль уже не рассматривается в качестве движущей пружины капиталистич. х-ва, как она рассматривалась Зомбартом и Вебером. Явный антиисторизм "новейших теорий" по существу преследует цель – снять вообще проблему генезиса К., к-рый объявляется извечным обществ. строем (Грас, Неф). История человечества с этой точки зрения – всего лишь смена одной стадии К. другой. То, что отличает совр. "промышленную цивилизацию" от предшествовавшего ей общества, – это якобы вовсе не способ произ-ва, а "промышленная технология". Капитал объявляется извечным. Новизна же 17–18 вв. заключается будто бы лишь в том, что это время принесло с собой технологию массового произ-ва. Но даже в тех случаях, когда генезис К. приурочивается к определенной ист. эпохе (Хайек), связанные с ним социальные процессы рисуются совр. бурж. историками и социологами в качестве "спасительного" приобщения неимущих к благам цивилизации, уготованной для них талантом лидеров бизнеса. Три школы подвизаются наиболее активно в новейшей историографии раннего К.: институционализм (амер. историк О. Кокс и др.), неолиберализм (Хайек и др.) и школа экономич. роста (У. Ростоу и др.). Восходя к историко-экономич. воззрениям Шмоллера, современный институционализм связывает генезис К. с возникновением определенных обществ. институтов (прежде всего политических, юридических, идеологических и др.), к-рые будто бы и составляют "структуру" капиталистич. общества. Ту же цель маскировки существа капиталистич. способа произ-ва историки-"неолибералы" пытаются достигнуть др. способом: путем выдвижения на первый план товарного обращения, к двум "типам" к-рого ("регулируемое хозяйство" и "рыночное хозяйство") сводится вся история человечества. Для школы "экономич. роста" характерен тот же отрыв периодизации истории от смены способа произ-ва, к-рый подменяется чисто логич. категориями хозяйств. стадий. Антиисторизм этой концепции подтверждается и тем, что она включает все развитие человечества вплоть до 18 в. в рамки одной единственной стадии – "традиционного х-ва".

Домонополистический К. Мануфактура представляла собой большой шаг вперед в развитии капиталистич. отношений. Однако дальнейшее развитие К. тормозилось узостью технич. базы. Во 2-й пол. 18 в. в Англии начался "промышленный переворот", в результате к-рого утвердилась фабричная система пром-сти и были открыты возможности для быстрого подъема производит. сил. В дальнейшем пром. переворот произошел и в др. странах, охватив в первую очередь те из них, где почва для быстрого развития К. была подготовлена бурж. революциями – "войной за независимость в Северной Америке 1775–83", "французской буржуазной революцией конца 18 века" и др. Сравнительно позднее пром. переворот произошел в Германии и Италии (здесь развитие К. тормозилось раздробленностью этих стран), в многонац. монархии Габсбургов, в ряде стран Вост. и Юж. Европы, где нац. гнет умножал силу феод. пережитков, и в России, где до 1861 господствовали крепостнич. отношения (см. ниже – К. в России).

С 1820 по 1850 мировое пром. произ-во увеличилось примерно в 5 раз. К. обнаружил огромные возможности для расширения крупного произ-ва, постоянно открывая все новые области его применения и все новые ресурсы, необходимые для дальнейшего развития производит. сил. К. развивался как К. свободной конкуренции, большую роль в ряде стран при этом играла политика фритредерства. Развитие К. сопровождалось ростом городов – пром. центров, процессом "индустриализации". Но с самого начала эти успехи достигались путем хищнич. расточения ценнейшей производит. силы общества, непосредственных производителей – рабочих, к-рые влачили нищенское существование. Создав пропасть между физич. и умств. трудом, К. сделал для огромного большинства рабочих практически невозможным переход в ряды работников умств. труда.

Придав произ-ву обществ. характер, К. уничтожил феод. замкнутость и раздробленность. Необходимым следствием этого явилась политич. централизация. "Независимые, связанные почти только союзными отношениями области с различными интересами, законами, правительствами и таможенными пошлинами, оказались сплоченными в одну нацию, с одним правительством, с одним законодательством, с одним национальным классовым интересом, с одной таможенной границей" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 4, с. 428). К. создал, т. о., необходимые предпосылки для завершения образования нац. рынков и превращения народностей в нации. В Европе сложились многочисл. нац. гос-ва, хотя в ряде случаев в их составе продолжали оставаться территории, населенные др. национальностями, подвергавшимися жестокому угнетению. В странах Азии и Африки создание нац. гос-в, как правило, значительно задерживалось в результате превращения этих стран в колонии и полуколонии.

К. была свойственна и тенденция к расширению межгосударственных связей, развитию междунар. торговли и транспорта, разделению труда между странами, что привело к образованию мирового капиталистич. рынка. Но втягивание народов Азии, Африки, Лат. Америки в орбиту капиталистич. развития происходило в мучительной для этих народов форме насильственного захвата, порабощения и эксплуатации, превращения их в агр.-сырьевые придатки горстки крупнейших капиталистич. держав. При К. развитие одних стран неминуемо происходило за счет ограбления других – большинства населения земли.

Безусловный закон К. – неравномерность экономич. и политич. развития. Одной из ее наиболее характерных черт является отставание с. х-ва от пром-сти. В ряде стран (Германия, Россия) развитие К. в с. х-ве развивалось по т.н. прусскому пути, при к-ром неизбежны замедленное развитие капиталистич. отношений в с. х-ве, длит. консервация феод. пережитков и отсталости. Но и там, где К. в с. х-ве развивался по т.н. амер. пути, при к-ром докапиталистич. формы эксплуатации сводятся к минимуму, нередко имеет место застой и даже упадок нек-рых с.-х. областей (напр., в Юж. Италии, в Юж. штатах США). К. присущи и кричащие диспропорции в развитии отдельных отраслей пром-сти, их географич. размещении и т.п.

Пролетариат при К. обречен на тяжелый подневольный труд. Пром. переворот резко усилил эксплуатацию рабочих. Капиталисты заставляли пролетариев трудиться по 14–16 и более часов в сутки; намного расширилось применение женского и детского труда. Со 2-й пол. 19 в. растущее сопротивление рабочих вынуждало капиталистов идти на уступки в отношении продолжительности рабочего дня и ряда др. условий труда. Тем не менее с развитием К. в соответствии со всеобщим законом капиталистич. накопления происходит относительное, а иногда и абсолютное обнищание пролетариата, углубляется социальная пропасть между трудом и капиталом.

Особенно велики бедствия трудящихся при К. во время экономич. кризисов перепроизводства, периодически поражающих капиталистич. страны. Первоначально они захватывали лишь Англию – страну наибольшего развития К., обладавшую в течение большей части 19 в. мировой промышленной монополией. Позднее кризисы перепроиз-ва приобрели мировые масштабы. Они наглядно обнаружили несостоятельность капиталистич. способа произ-ва с его бесплановостью, неорганизованностью, противоположностью между организацией произ-ва на отдельных фабриках и анархией во всем обществе (см. Ф. Энгельс, там же, т. 20, с. 285). К. стал тормозом на пути использования производит. сил на благо человечества.

С утверждением господства капиталистич. способа произ-ва в развитых странах сложились осн. антагонистич. классы капиталистич. общества – "буржуазия" и пролетариат (см. "Рабочий класс"). В большинстве стран сохранялись также класс помещиков и крестьянство, мелкая буржуазия города, интеллигенция. Клас. структура капиталистич. общества все более поляризовалась за счет размывания средних слоев, разорявшихся крупным капиталом и пополнявших собой ряды пролетариата. Но, как правило, эти классы и прослойки не исчезают.

Социальное выражение осн. противоречия К. – борьба между буржуазией и пролетариатом, к-рая начинается с самого их зарождения и обостряется по мере развития К. Рабочий класс "...обучается, объединяется и организуется механизмом самого процесса капиталистического производства" (Maркс К., Капитал, т. 1, 1955, с. 766). Борьба пролетариата, наиболее последоват. противника К., против буржуазии проходит ряд этапов. Во времена пром. переворота в Англии в нач. 19 в. рабочие выступали, напр., против внедрения машин (движение "луддитов"). Одной из самых распространенных форм борьбы стала защита экономич. требований, в ходе к-рой рабочий класс начал прибегать к забастовкам. В Англии (уже в 18 в.), а затем и в др. странах возникают профессиональные союзы; в 1-й пол. 19 в. появляются и другие формы объединения пролетариата – кооперативы, кассы взаимопомощи. Растущее возмущение пролетариата капиталистич. угнетением привело в 30–40-х гг. 19 в. к стихийным вооруж. выступлениям – восстаниям рабочих Лиона (Франция) в 1834 и нем. ткачей в Силезии в 1844. В июне 1848 в Париже произошло восстание рабочих – первая великая битва между двумя классами, на к-рые распадается совр. общество (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 7, с. 29). В Англии с сер. 30-х гг. 19 в. развернулось чартистское движение, одной из основных целей к-рого было завоевание всеобщего избират. права. Это были первые крупные политич. выступления пролетариата, направл. против класса капиталистов в целом. В дальнейшем появились и др. формы политич. борьбы, в т. ч. массовые демонстрации и политич. стачки. Начиная с 40-х гг. 1–9 в. в нек-рых капиталистич. странах стали возникать политич. партии рабочего класса.

В своей борьбе против рабочего класса капиталисты с самого начала пользовались помощью гос-ва. Правда, по сравнению с феод. абсолютной монархией конституц. монархия и особенно бурж.-демократич. республика представляли большой шаг вперед. Но и самая демократич. форма бурж. гос-ва не могла обеспечить нар. массам действит. равенства и действит. свободы.

Эксплуататорскую сущность капиталистич. строя стремится замаскировать бурж. идеология. Если в период становления К. она отстаивала идеалы разума и просвещения, то после победы капиталистич. отношений характер бурж. идеологии коренным образом изменился. Ее гл. задачи сводятся к освящению частной собственности на средства произ-ва, приукрашиванию и восхвалению К. Характерной чертой идеологии, господствующей в эпоху развитого К., являются националистич., шовинистич. расистские идеи, при помощи к-рых буржуазия старается затемнить клас. сознание широких масс и удержать их под своим влиянием. В противовес этому возникает революц. марксистская идеология, составляющая мировоззрение пролетариата и вооружающая трудящихся идеями социализма и коммунизма, интернационализма, мира между народами.

До 70-х гг. 19 в. К. развивался по восходящей линии. Быстрому развитию К. способствовали такие события, как объединение Италии и объединение Германии, отмена крепостного права в России, бурж. революция Мэйдзи в Японии и др. В ряде стран, относительно поздно вступивших на путь К., большое значение имело непосредств. гос. вмешательство в экономику с целью стимулирования ее развития (см. "Государственный капитализм"). В сферу складывавшегося мирового капиталистич. х-ва вовлекались страны, расположенные на всех континентах, что создавало огромные потребности в расширении транспорта и связи, в новом крутом подъеме уровня производит. сил. В 70–90-х гг. произошли крупные технич. сдвиги (в т. ч. применение электрич. энергии в пром-сти, изобретение двигателя внутр. сгорания, открытие новых совершенных способов выплавки стали и др.). С 1870 по 1900 объем мирового пром. произ-ва вырос более чем втрое, при этом значительно усилилась неравномерность развития К., что выражалось, в частности, в резком изменении доли крупных гос-в в мировом произ-ве, быстром опережении "старых" капиталистич. стран – Англии и Франции – более "молодыми" – Соединенными Штатами Америки и Германией. К кон. 19 в. США прочно заняли место первой пром. державы; в нач. 20 в. на 2-е место, оттеснив Англию, вышла Германия. Значительно ускорилось пром. развитие России, но абсолютный уровень, достигнутый ею, был сравнительно невысок. В ряды экономически развитых стран стали выдвигаться Бельгия и Япония. Вместо одной державы-гегемона – Англии к кон. 19 в. на мировой арене выступала целая группа индустриальных стран (см. табл.).

В последней четверти 19 в. развернулась ожесточенная борьба за овладение огромными колониальными терр. в Африке и Азии, в результате чего на земном шаре практически не осталось земель, не поделенных между капиталистич. державами.

Капиталистич. державы усилили эксплуатацию стран Азии, Африки й Лат. Америки в качестве рынка сбыта фабричных товаров и источника сырья и продовольствия. Насильств. включение этих стран в мировой капиталистич. рынок разоряло х-во крестьян и ремесленников. Накопления же местных помещиков и купцов, особенно "компрадоров", в осн. оставались в сфере торговли и ростовщичества или оседали в виде сокровищ. Лишь в отдельных крупных городах (Бомбей, Шанхай и др.) иностр. и местные капиталисты и купцы приступили к строительству фабрик. Эти очаги крупного произ-ва наряду с низшими видами капиталистич. произ-ва образовали к кон. 19 в. капиталистич. уклад в Индии, Китае, Египте и нек-рых др. колониальных и полуколониальных странах.

Монополистический К. Вместе с быстрым развитием производит. сил происходили важные изменения в экономич. базисе К., следствием к-рых явилось вступление К. в его высшую, последнюю стадию – империализм. Происходил быстрый рост концентрации произ-ва. Усилилась централизация капитала. Быстро шел рост крупных и крупнейших предприятий и увеличение их доли в общем выпуске продукции; с др. стороны, значительно ускорились упадок мелких предприятий и их поглощение крупными. 60–70-е гг. 19 в. были высшей точкой развития свободной конкуренции. В дальнейшем концентрация произ-ва с неизбежностью привела к появлению монополий, к-рые, однако, полностью не устранили свободной конкуренции, "... а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов" (Ленин В. И., Соч., т. 22, с. 253). Не прекращается борьба между монополиями и многочисл. немонополистич. предприятиями, между самими монополиями и внутри них.

Наряду с концентрацией произ-ва происходила концентрация и централизация банковского капитала, к-рый, сливаясь с промышленным, образовал финанс. капитал. Кучка крупнейших магнатов составила финанс. олигархию, захватившую господство над экономикой. Одним из отличительных свойств К. на его империалистич. стадии является вывоз капитала в широких масштабах в целях получения более высокой, чем внутри данной страны, прибыли путем усиленной эксплуатации населения др. стран, в первую очередь слаборазвитых. Конкурентная борьба между монополиями за господство на мировом рынке приводит к экономич. разделу мира между союзами капиталистов. Но ввиду того, что соотношение сил участников подобных соглашений все время меняется, междунар. монополии непрочны. Наконец, для высшей стадии К. характерна невиданная прежде острота борьбы за господство в колониях. Это было вызвано тем, что к кон. 19 – нач. 20 вв. терр. раздел мира между несколькими крупнейшими державами был завершен. Начались империалистич. войны за его передел. В результате испано-амер. войны 1898 США захватили у Испании Филиппины; Англия в 1902 аннексировала Юж. Африку, на территории к-рой были расположены независимые бурские республики.

Неравномерность развития К. в эпоху империализма необычайно обострилась. Неотъемлемым свойством империализма является рост милитаризма и воен. расходов, поглощающих все большую долю бюджетов капиталистич. гос-в. Войны – одно из неизбежных до создания мировой системы социализма проявлений К. Помимо ряда империалистич. войн локального характера, человечество пережило в 20 в. две мировые войны, еще невиданные в истории по своим масштабам, числу человеческих жертв и размерам материального ущерба.

Империализм – это паразитический и загнивающий К. Монополии, к-рая является самой глубокой основой империализма, свойственна тенденция к застою. Если в условиях домонополистич. К. задержка развития производит. сил сказывалась лишь эпизодически, то в эпоху империализма у капиталистов появилась экономич. возможность искусственно задерживать технич. прогресс. В борьбе двух тенденций – к технич. прогрессу и к технич. застою – верх берет то одна, то другая из них. Быстрый рост произ-ва в нек-рых отраслях пром-сти, в отдельных странах в те или иные периоды сопровождается усилением неравномерности развития и загниванием К. В целом развитие производит. сил при монополистич. К. все более отстает от возможностей, предоставляемых наукой и техникой. Паразитизм К. на последней стадии его развития нашел выражение в таких явлениях, как рост слоя рантье – лиц, живущих исключительно на доходы от ценных бумаг, как превращение целых стран в государства-рантье, живущие эксплуатацией др. стран. Монопольно высокие прибыли позволили капиталистам подкупать немногочисл. часть рабочих, т.н. рабочую аристократию, способствуя тем самым насаждению оппортунизма в рабочем движении. Наконец, загнивание выразилось в повороте к политич. реакции по всей линии, порожденной стремлением монополий к неограниченному политич. господству, к ликвидации демократич. завоеваний масс.

Эксплуатация колоний превращает горстку крупных империалистич. держав "...в паразита на теле сотен миллионов нецивилизованных народов" (Ленин В. И., Соч., т. 23, с. 95).

В эпоху империализма существенно изменилось положение колоний и полуколоний. При домонополистич. К. они, как указывал Ленин, втягивались только в обмен товаров, но еще не в само капиталистич. произ-во. При империализме же, в результате вывоза капитала в колониальные и полуколониальные страны, они превратились в часть мирового капиталистич. х-ва. Такое "пересаживание" К. путем вывоза капитала вело в ряде стран Азии и Африки к образованию сектора капиталистич. отношений лишь в весьма узкой сфере фаб.-зав. пром-сти, плантац. х-ва и транспорта. Но вместе с тем создавались возможности для разрушения натуральных связей и образования мелкотоварного уклада – основы развития нац. К.

Империалистич. эксплуатация и сопутствующий ей процесс экспроприации крестьянства, давая известный толчок развитию К., одновременно закрепляли феод. пережитки в деревне, т.к. крестьянин, лишившись земли, вынужден был арендовать ее на кабальных условиях. И все же расширение товарно-ден. отношений углубляло разрыв натуральных связей между земледелием и ремеслом, к-рое страдало от разорительной конкуренции со стороны фабричного произ-ва (гл. обр. иностранного). Выстоять могло лишь такое мелкое произ-во, в к-ром система эксплуатации производителя до конца использовала гл. "резерв" ремесла – сверхдешевую рабочую силу. Поэтому преобладающей формой К. в мелких промыслах большинства стран Азии и Африки становилась рассеянная мануфактура с закабалением ремесленника скупщиками-ростовщиками. В целом этот процесс развития К. в условиях колониального угнетения характеризовался необычайно большим разрывом между экспроприацией мелких производителей и их капиталистич. ис

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia