Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Источниковедение





ИСТОЧНИКОВÉДЕНИЕ – главная из вспомогат. ист. дисциплин, разрабатывает теорию и методику изучения и использования ист. источников (см. "Источники исторические"). Непосредств. предметом изучения И. являются письм. источники, но его общие принципы применимы при анализе и критике всех ист. источников. Извлечение из источников ист. фактов составляет осн. задачу И. Изучение источников, положенных в основу ист. исследования, – это первая и совершенно необходимая стадия в работе историка. В процессе его закладывается тот фундамент из фактов, на к-ром в дальнейшем строится все здание ист. исследования.

Теория и методика И. тесно связаны с общей методологией ист. исследования и определяются ею. Теоретич. базой, на основе к-рой развивается сов. И., является диалектич. и ист. материализм. Природа и сущность ист. источников, закономерности отражения в них ист. действительности – коренные вопросы И., решение к-рых имеет важное гносеологич. значение. Бурж. ист. наука, рассматривая ист. источники как продукт человеч. сознания, отрывает сознание от его материальной основы – обществ. бытия, недооценивает и, как правило, отрицает связь ист. источников с реальными условиями их возникновения. В противоположность этому идеалистич. толкованию сов. И. исходит из того, что обществ. сознание определяется обществ. бытием, что отражение ист. действительности в источниках всегда происходит в зависимости от класс. политич. и др. интересов людей, создавших источник. Поэтому источники могут быть правильно поняты и истолкованы только тогда, когда сами они будут рассматриваться как определ. ист. явления, ист. факты, возникшие в известной обществ. обстановке и несущие печать этой обстановки.

Помимо И., есть и др. вспомогат. ист. дисциплины. Вспомогательными они наз. потому, что их осн. назначение – обслуживать историю как науку, помогать ей в решении гл. ее задачи – изучении закономерностей развития человеч. общества во всем их многообразии и конкретном проявлении. Изучая определ. виды или отд. стороны формы и содержания источников, вспомогат. ист. дисциплины решают частные, ограниченные задачи, и результаты, полученные ими, представляют для историка важный, но вспомогат. материал. Это то общее, что всем им присуще и что их объединяет. В системе вспомогат. ист. дисциплин И. занимает особое место, являясь самой широкой из них, т. к. оно изучает все виды источников и гл. особенности их формы и содержания. Поэтому И. требует комплексного применения знаний, методов и приемов, выработанных др. вспомогат. ист. дисциплинами. Вместе с тем общая методика изучения источников, разработанная И., лежит в основе других, более частных вспомогат. дисциплин, к-рые делятся на две большие группы: дисциплины, изучающие разные виды источников, но каждая с к.-л. одной стороны, решая свои специфич. задачи, и дисциплины, изучающие определ. вид источников, но всесторонне, рассматривая осн. особенности их содержания и формы. К первым относятся "археография", архивоведение, "генеалогия", "метрология", "палеография" (и ее ответвление – "эпиграфика"), "текстология", "хронология"; ко вторым – "геральдика", "дипломатика", "нумизматика", "сфрагистика".

Один из гл. вопросов И. – классификация ист. источников. Она тесно связана с классификацией наук вообще и определяется тем предметом, к-рым занимается данная наука, и той методикой, к-рой пользуется она при анализе изучаемого ею материала. Классификация ист. источников поэтому отражает ту диалектико-материалистич. связь наук, к-рая была открыта Ф. Энгельсом (см. его "Диалектику природы"), и имеет не только учебно-прикладной, но и гносеологич. характер. Ист. источники в широком смысле слова делятся на 6 больших групп (письменные, вещественные, этнографические, устные, или фольклорные, лингвистические и кино-фоно-фотоматериалы).

Историк в своей работе может пользоваться всеми видами ист. источников, но основными для него являются письм. источники. Классификация письм. источников неразрывно связана с задачами и целями ист. исследования. Поэтому не может быть единой классификац. схемы, пригодной для всего многообразия ист. источников всех эпох и народов. Возможны различные системы классификации письм. источников в зависимости от того, какой принцип классификации положен в ее основу. В практике сов. И. утвердились 3 таких принципа: а) по содержанию, б) по происхождению, в) по видам ист. источников (наиболее распространенный). Под видом ист. источника понимается совокупность сходных признаков содержания, происхождения и формы, дающая возможность выработать общие приемы источниковедч. анализа для всех разновидностей источников данного вида. Так, можно говорить о таких видах ист. источников периода феодализма, как летописи и хронографы, актовый материал всех родов, делопроизводств. источники, ист.-лит, и публицистич. памятники, письма, дневники и мемуары, экономико-географич. описания и картографич. источники, статистич. источники, периодич. печать и т. д. Отд. виды источников в разные ист. периоды имеют различную судьбу: одни из них исчезают (напр., хронографы и летописи), другие возникают (напр., прокламации и листовки), третьи из основных становятся второстепенными и т. д. Для периода новой и новейшей истории в качестве особого вида ист. источников выделяются произв. классиков марксизма-ленинизма, док-ты парт. органов КПСС, док-ты массовых орг-ций трудящихся и др.

В процессе работы над источниками решаются следующие осн. вопросы: 1) выявление источников (эвристика); 2) установление текста источника (прочтение текста, установление осн. или первонач. текста и дополнений к нему); 3) установление происхождения источника (автор, время, место, подлинность, обстоятельства и цели составления); 4) источниковедч. анализ источника – герменевтика (установление полноты сведений, достоверности и точности сведений, определение политич. направленности и клас. сущности источника); 5) источниковедч. синтез (выяснение генеалогич. связи источников, сопоставление источников по степени их достоверности и точности, взаимные отношения источников с точки зрения полноты освещения событий, установление всей суммы фактов, относящихся к теме исследования, определение недостающих звеньев в цепи установленных фактов).

Выявление источников (эвристика) по любой теме должно быть по возможности всеобъемлющим. Фундаментом ист. исследования являются факты. "Чтобы это был действительно фундамент, – писал Ленин, – необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без единого исключения, ибо иначе неизбежно возникнет подозрение, и вполне законное подозрение, в том, что факты выбраны или подобраны произвольно, что вместо объективной связи и взаимозависимости исторических явлений в их целом преподносится "субъективная" стряпня для оправдания, может быть, грязного дела" (Соч., т. 23, с. 266–67). Ист. факты отражаются в источниках. Поэтому, чтобы исследователь мог использовать все факты, он должен? иметь в своем распоряжении по возможности и все источники. При их выявлении в архивах, б-ках и музеях используются различного рода описи, картотеки, каталоги, путеводители, обзоры док-тов и т. д. Большую помощь оказывают библиографич. указатели документ. публикаций. Сведения об источниках берутся также из предшествующих исследований.

Установление текста рукописного ист. источника включает в себя прочтение текста, т. е. понимание буквального смысла источника, расшифровку тайнописи и сокращений, если они имеются, изучение языка и стиля, раскрытие обозначений времени, мер, весов, денег, географич. названий, собственных имен и т. д., встречающихся в тексте источника, установление осн. (или первонач.) текста, приписок к нему, вставок ("интерполяций"), записей и пр. При чтении т. н. "темных мест" и дешифровке тайнописи пользуются как данными палеографии, так и общеист. данными и сведениями, помогающими пониманию анализируемого источника. Прочтение текста (т. е. осмысливание всех перечисленных его элементов) может дать дополнит. сведения об авторе источника, времени и месте его создания, подлинности или подложности, однородности или сложном составе источника и т. д. Так, дешифровка тайнописи в рус. переводе "Лаодикийского послания" подтвердила участие дьяка Ф. Курицына в движении "жидовствующих" и т. д. Исходя из содержания источника и сопоставления его с др. источниками, исследователь выделяет основной (или первоначальный) его текста устанавливает его целостность или отрывочность, определяет границы источника (начало и конец). При использовании опубл. источников необходимо предварительно определить, насколько точно и правильно воспроизведен их текст при публикации.

Мн. источники неоднократно перераба- тывались, дополнялись или сокращались, их текст содержит авторские, редакторские и цензурные изменения. Необходимо установить первонач. или окончат. авторский текст и все позднейшие наслоения. В результате переделок источника могут возникнуть его редакции, т. е. различные изменения одного и того же источника, созданные на основе одного протографа, но отличающиеся как по содержанию и форме, так и особенно по идейной направленности. Редакции могут иметь различных авторов, быть созданы в разной социальной среде и относиться к разному времени. Изменения первонач. текста источника бывают следствием и др. причин: опечаток при снятии копии, корректорских ошибок и пр. Все эти различия бывают смыслового или грамматич. характера, случайные или преднамеренные.

При изучении происхождения источника устанавливаются: автор источника, время и место его возникновения, подлинность источника, обстоятельства и цели создания источника. В источниках, в к-рых эти данные отсутствуют, выяснение их совершенно необходимо, т. к. без них источники во многом теряют свое значение. При установлении автора важно выяснить не только фамилию, имя и отчество, но и его служебное положение, клас. принадлежность, политич. взгляды. Необходимо различать личное и коллективное авторство. В коллективном источнике требуется установить его непосредств. составителя. Обязательным является раскрытие псевдонимов, к-рые широко использовались в лит-ре и печати 19–20 вв. Важное значение имеет выяснение времени возникновения источников. Недатированные источники встречаются на протяжении всей истории, однако более всего они характерны для памятников древнего мира и средневековья. Можно добиться разной степени точности в датировке: абсолютной (число, месяц, год), более общей (месяц и год), приблизительной (не ранее, не позднее такой-то даты и т. д.). Примером науч. датировки нелегального издания книги В. И. Ленина "Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов?" являются исследования Б. М. Волина и Е. П. Подъяпольской. Имеющиеся в источниках даты также иногда нуждаются в уточнении и проверке. Необходимо, пользуясь данными хронологии, уметь переводить старые системы летосчисления на совр. систему.

Установление места происхождения источника существенно важно для правильного истолкования как его самого, так и тех ист. событий, о к-рых он содержит сведения. Место происхождения источника не всегда совпадает с местом деятельности его автора и местом описываемых событий. Иногда преднамеренно неверно указывается место создания источника. Так, нелегальная брошюра В. И. Ленина "Объяснение закона о штрафах, взимаемых с рабочих на фабриках и заводах" была издана в 1895 под видом легального издания с вымышленными выходными данными. А. Н. Афанасьев издал в Женеве известный сборник антипоповских сказок ("Русские заветные сказки") с такими выходными данными: "Валаам. Типарским художеством монашествующей братии. Год мракобесия". При изучении подлинности требуется выяснить: 1) является ли источник подлинным (т. е. имел ли он место в действительности как таковой, как ист. факт) или поддельным (когда совершена подделка самого факта существования источника) и 2) является ли источник подлинником (первым экземпляром) или это копия, список (повторное воспроизведение подлинника). При изучении происхождения источника необходимо знать общую ист. обстановку и социальную среду, из к-рой он вышел. Требуется установить конкретные условия, поводы и причины его возникновения, а также цели создания источника. Вопросы происхождения источников решаются на основе критич. изучения их содержания и внешних особенностей. Используются содержащиеся в источнике сведения о событиях, лицах, орг-циях и учреждениях, характер упоминания об этих событиях (с любовью, ненавистью и т. д.) и др., хронологич. и метрологич. сведения, данные языка и стиля, формуляр и структура источника и пр. Много дает изучение внеш. особенностей источника: знаков письменности, писчего материала, иллюстраций и т. п. При этом используются данные, методы и приемы, к-рые разрабатываются как И., так и др. всцомогат. ист. дисциплинами. Привлекаются также данные др. наук (языкознания, ист. географии, химии, физики и др.).

Источниковедч. анализ источника (герменевтика) включает в себя установление полноты сведений, сообщаемых источником, степени точности и достоверности этих сведений, определения клас. сущности и политич. направленности источника. Полнота и точность изображения действительности зависят от вида источника, его целевого назначения, от условий наблюдения ист. действительности автором источника. Неполнота, недостоверность и неточность сообщений могут быть сознательными – в этом случае речь идет о преднамеренном искажении автором источника ист. действительности, объясняемом пристрастностью автора или его личными корыстными целями (напр., приписки и ложные статистич. данные в отчетах и сводках периода культа личности). Причины неполноты и недостоверности сообщений могут быть и объективными, не зависящими от желания автора источника; они объясняются неполным наблюдением события. Иногда наблюдение было полным, но автор неточно передал его, забыв со временем детали и подробности (явление, часто встречающееся в мемуарах), или оказался неспособным и к правильному наблюдению, и к точному истолкованию фактов. Нередки бывают случаи, когда внешнее воздействие на автора источника (пытки, угрозы, лишение свободы и т. д.) приводит к искажению им наблюдаемых фактов, скрытию или замалчиванию, преуменьшению или преувеличению фактов и их значения. Частным, но наиболее часто встречающимся случаем внешнего воздействия является цензура, нередко не дающая возможности говорить автору то, что он хочет сказать. Цензура может быть гос., издательской и автоцензурой, когда автор, предполагая возможность опубликования своего труда, помещает в нем лишь те сведения, к-рые могут быть опубликованы в открытой печати. Главное в критике достоверности – определить, нет ли в анализируемом источнике внутр. противоречий или противоречий с сообщениями др. источников и чем объясняются эти противоречия. При этом следует иметь в виду, что совпадение сообщений различных источников имеет значение для историка лишь в случае независимости их друг от друга, самостоятельности этих источников; если же первоисточник неск. источников был общий, то повторяемость сообщения в них не имеет большого значения.

Критика полноты, достоверности и точности сообщений источника – одно из средств установления ист. факта или явления. Основой для установления полноты и достоверности сообщений источника является всесторонний анализ общественно-социальных отношений и идеологии отд. классов, т. е. понимание условий, в к-рых возник источник. Сам источник и все его сведения должны рассматриваться в неразрывной связи с экономич., политич. и культурной жизнью данной эпохи, сопоставляться с др. источниками и др. фактами.

Изложенные выше общие принципы критики полноты, достоверности и точности источника могут быть дополнены и уточнены для различных видов и разновидностей ист. источников, имеющих свои специфич. методы изучения и критики. Верно прочтенный текст и предварительно установленная степень полноты, достоверности и точности сообщаемых источником сведений предшествуют правильному истолкованию источника, к-рое должно определить, есть ли в источнике скрытое значение, не употребляются ли нек-рые термины или образы источника в переносном смысле. Следует иметь в виду, что аллегорич. и символич. образы допускают различное их понимание. Поэтому неправильное толкование смысла содержания источника может привести к искажению идейного его замысла. После того как раскрыт истинный смысл содержания источника, необходимо определить его назначение, идейную направленность, клас. сущность, политич. тенденцию и то значение, к-рое получил источник после его создания. Одна из задач интерпретации источников – установление существенного в них, вскрытие социально-экономич. причин явления, оценка их с точки зрения клас. интересов, что, в свою очередь, должно содействовать объективному, науч. воспроизведению фактов прошлого. Поэтому при истолковании источников на основе принципов диалектич. и ист. материализма главное должно отделяться от второстепенного, закономерное – от случайного, объективное – от субъективного. Принцип марксизма-ленинизма требует "...рассматривать каждое положение лишь... исторически;...лишь в связи с другими;...лишь в связи с конкретным опытом истории" (Ленин В. И., Соч., т. 35, с. 200). Поэтому в марксистских исследованиях принцип партийности совпадает с макс. объективностью изображения и истолкования фактов и явлений прошлого. Образцом марксистского подхода к истолкованию источника с позиций партийности является ленинский анализ данных бурж. статистики, фабричного законодательства царской России, законодат. актов царского и Врем. пр-в и др. ист. док-тов.

При изучении происхождения и анализе содержания источников они рассматриваются в известной мере изолированно друг от друга. Вслед за этим следует перейти к их синтезу, изучить их во всей совокупности, взаимной связи и взаимозависимости. В процессе синтеза данные, полученные в результате предыдущего изучения источников, обобщаются и при этом точнее определяется место и значение каждого из них в ряду др. источников. Выясняются следующие осн. моменты: генеалогич. связь между источниками, сопоставление источников по степени их достоверности и точности, взаимные отношения источников с точки зрения полноты освещения событий, установление всей суммы фактов, имеющихся в источниках и относящихся к теме исследования, определение недостающих звеньев в цепи установленных фактов. В зависимости от темы исследования и характера источников синтетич. рассмотрению могут быть подвергнуты и др. стороны их содержания и формы.

Источники должны изучаться в их ист. развитии. Ленин указывал, что критика должна состоять в сличении и сопоставлении данного факта с другим, с тем, "...чтобы оба факта были по возможности точно исследованы и чтобы они представляли из себя, один по отношению к другому, различные моменты развития, причем особенно необходимо, чтобы с такой же точностью был исследован весь ряд известных состояний, последовательность их и связь между различными ступенями развития" (там же, т. 1, с. 149–50). Установление генеалогич. родства между источниками важно для выяснения последовательности и развития ист. явлений. Имеется неск. видов генеалогич. связи источников: совокупность док-тов, отражающих ход выработки окончат. текста источника (проекты и мат-лы обсуждения закона, политич. программы и т. д.), сводные, обобщающие док-ты, составленные на основе ряда первичных мат-лов (отчеты, сводки, донесения вышестоящих орг-ций и т. д.), и др.

Источники могут давать разные сведения по одному и тому же вопросу, часто несхожие и даже противоречащие один другому. Требуется выяснить, каковы расхождения между ними, в чем причины их, показания каких источников более достоверны и точны. При анализе источников выявляются лишь единичные факты, чаще всего их отдельные стороны. В стадии синтеза восстанавливается факт в целом или сумма фактов, характеризующих более широкое явление. Поэтому определяется весь комплекс док-тов, наиболее полно отражающих тот или иной ист. факт, явление или событие. При установлении всей суммы фактов, относящихся к теме данного исследования, может оказаться, что в цепи фактов, характеризующих явление, имеются пробелы, что каких-то фактов недостает. В этом случае необходимо попытаться реконструировать недостающие факты, используя метод ист. аналогии и др. науч. гипотез.

Эти общие задачи, методика и приемы И. применимы в осн. ко всем источникам всех периодов. Так, напр., актовый материал может анализироваться и методом, принятым при анализе летописей, анализ публицистич. челобитных И. С. "Пересветова" немыслим без привлечения приемов анализа делопроизводств. материала и т. д. Однако в зависимости от вида источников и времени их происхождения источниковедч. изучение их имеет и свои особенности. Специфич. методов исследования требуют такие виды источников, как статистич., картографич. и др. По-разному решаются вопросы достоверности и клас. сущности для источников антагонистич. клac. формаций (рабовладельч., феод., капиталистич.) и источников социалистич. общества.

И. как наука сформировалась лишь во 2-й пол. 19 в., но зачатки критики источников встречаются уже у историков древнего мира. Сомнение в достоверности нек-рых источников нередко высказывал "Геродот". Элементы критики источников содержатся у "Фукидида". Критич. выбор источников, сопоставление противоречивых источников и проверку показаний источника применяли в своих работах "Полибий", "Ливий", "Тацит", "Иосиф Флавий". В ср. века критика источников практически была забыта; она появляется лишь в эпоху Возрождения. Л. "Валла" был одним из первых, кто занялся науч. критикой древних текстов, он, в частности, доказал подложность т. н. ""Константинова дара"". В 16–17 вв. появляются первые попытки критич. отношения к источникам. Исследования Б. Г. "Нибура", Л. "Ранке", Т. "Моммзена" дали образцы применения на практике отд. методов и приемов источниковедч. критики источников. Как самостоят. наука с собств. предметом исследования и специфич. методами изучения И. сложилось в трудах ученых 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. Г. Дройзена, Э. Бернгейма, Э. Фримена, Ш. В. Ланглуа и Ш. Сеньобоса и др. Теоретич. основы зап. буржуазной И. были и продолжают оставаться идеалистическими.

Критич. отношение к источнику было присуще рус. ист. науке с самого начала ее возникновения. Большое источниковедч. значение имели примечания к "Истории государства Российского" Н. Μ. "Карамзина". Глубокий анализ в области конкретного И. характерен для работ С. М. "Соловьева", Н. И. "Костомарова", В. И. "Семевского" и др. рус. историков 19 в. В кон. 19 в. В. О. "Ключевский" читал первый курс по И. В 20 в. появляются первые обобщающие труды в области теоретич. И., к-рое развивалось параллельно с зап.-европейской и строилось на той же идеалистич., гл. обр. неокантианской, основе ("Методология истории" А. С. "Лаппо-Данилевского"). Осн. достижением рус. бурж. И. было создание крупных работ в области конкретного И. и разработка отд. приемов и способов источниковедч. анализа и критики источников.

Кризис буржуазной исторической мысли в период империализма остро сказался в И. Оно все более занимается голым теоретизированием, фетишизирует источники, уделяя осн. внимание лишь их логич. анализу (работы Мейстера, Бадера, А. Федера, Штольца). Для совр. бурж. И. характерны стремление к абстрактному техницизму в исследовательском методе, попытки с неоидеалистич. позиций толковать сущность ист. процесса, скептицизм, переходящий в агностицизм в познании фактов прошлого. В этом совр. бурж. И. сделало шаг назад по сравнению с И. 19 в. Осн. отличие совр. бурж. И. от советского заключается гл. обр. в ином подходе к принципам отбора источников и особенно в их истолковании, идеалистическом в своей основе. В то же время при всей ложности методологич. предпосылок совр. бурж. И. нельзя не отметить его положит. значения в области методики источниковедч. анализа, широко разветвленной сети уч. и науч. учреждений, занимающихся в той или иной степени разработкой отд. проблем И.

Сов. И., учитывая разработанные рус. бурж. И. приемы и методы источниковедч. анализа, по-новому оценило источники – как явления обществ. жизни, принесло в И. боевой дух партийности в интерпретации источников, ввело в науч. оборот источники по социально- экономич. истории, клас. борьбе и революц. движению, к-рым бурж. И. уделяло явно недостаточное внимание. Теоретич. основы сов. И. и практич. образцы применения на практике методов источниковедч. анализа были разработаны В. И. Лениным. Но в первые годы Сов. власти продолжали еще выходить работы, полностью или частично стоявшие на бурж., идеалистич. позициях. Одной из первых работ, в к-рой по-новому рассматривались вопросы источниковедч. анализа применительно к памятникам сов. периода, была статья Н. Авдеева "О научной разработке источников по истории РКП (б) и Октябрьской революции" ("ПР", 1925, № 1, 2). Вышли в свет первые обобщающие труды по теоретич. И. – А. В. Шестакова, Г. П. Саара и С. Н. Быковского, не лишенные, правда, существенных недостатков методологич. и методич. характера. В 30-е гг. началось издание сб. статей ""Проблемы источниковедения"". Выходит первое уч. пособие "Источниковедение истории СССР" М. Н. "Тихомирова" и С. А. Никитина (т. 1–2, М., 1940). Появляется ряд серьезных исследований в области конкретного И. В годы Вел. Отечеств. войны 1941–45 и в послевоен. годы вопросами И. мало занимались. Культ личности И. В. Сталина тяжело отразился на И., была взята под сомнение науч. ценность источника, архивные мат-лы использовались иллюстративно, терялось уважение к ист. факту, теоретич. И. почти не разрабатывалось.

Лишь после XX съезда КПСС И. заняло соответствующее ему место среди др. ист. наук. Резко увеличилась публикация источников, особенно по сов. периоду; возобновилось прерванное войной издание сб. "Проблемы источниковедения", появились уч. пособия М. Н. Тихомирова и В. И. Стрельского, журналы опубл. ряд важных в методологич. отношении статей. В науч. учреждениях и на страницах печати широко обсуждаются как теоретич. проблемы И. (определение ист. источников, их классификация, предмет и задачи И. и др. вспомогат. ист. дисциплин, в частности ист. географии и др.), так и вопросы преподавания И., в том числе И. истории КПСС и всеобщей истории.

Курс И. преподается в качестве обязат. предмета на ист. ф-тах ун-тов и пед. ин-тов. Ряд вузов имеет спец. кафедры вспомогат. ист. дисциплин, разрабатывающие проблемы И. и готовящие кадры науч. работников (Моск. гос. ист.-архивный институт, МГУ им. М. В. Ломоносова). Вопросами конкретного И. занимаются также рукописные отделы Гос. б-ки СССР им. В. И. Ленина, Гос. публичной б-ки им. M. E. Салтыкова-Щедрина, Гос. Ист. музея и ист. архивы, особенно центр. гос. архивы (см. "Архивы").

Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 3; их же, Разоблачения о Кёльнском процессе коммунистов, там же, т. 8; их же. Альянс социалистич. демократии и Междунар. товарищество рабочих, там же, т. 18; Mapкс К., К критике политич. экономии, там же, т. 13 (см. Предисловие); Энгельс Ф., Диалектика природы, там же, т. 20; его же, Брентано contra Маркс по поводу мнимой фальсификации цитаты. История вопроса и док-ты, т. 22; Ленин В. И., Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов?, Соч., 4 изд., т. 1; его же, Новый фабричный закон, там же, т. 2; его же, Развитие капитализма в России, там же, т. 3; его же, К вопросу о нашей фаб.-зав. статистике, там же, т. 4; его же, Материализм и эмпириокритицизм, там же, т. 14; его же, Статистика и социология, там же, т. 23; Τихомирοв М. Н., Источниковедение истории СССР, 2 изд., М., 1962; Стрельский В. И., Источниковедение истории СССР. Период империализма. Конец XIX в. – 1917 г., М., 1962; его же, Осн. принципы науч. критики источников по истории СССР, К., 1961; Шерман И. Л., Рус. ист. источники X – XVIII вв., X., 1959; Mерзон А. Ц., Осн. задачи критики историч. источников, М., 1958 (гектограф); Люблинская А. Д., Источниковедение истории ср. веков, Л., 1955; Вспомогат. ист. дисциплины. Сб. ст., М.–Л., 1937; Быковский С. Н., Методика ист. исследования, Л., 1931; Саар Г. П., Источники и методы ист. исследования, Баку, 1930; Шестаков А. В., Методика ист. исследования, Воронеж, 1929; Большаков А. М., Вспомогат. ист. дисциплины, 4 изд.; Л., 1924; Πичетa B. И., Введение в рус. историю (источники и историография), М., 1922; Лаппо-Данилевский А. С., Методология истории, в. 1–2, СПБ, 1910–1913; Черепнин Л., А. С. Лаппо-Данилевский – бурж. историк и источниковед, "ВИ", 1949, № 8; Τихомиров M. H., Об охране и изучении письм. богатств нашей страны, "ВИ", 1961, № 4; Сказкин С. Д. и др., За развитие вспомогат. ист. дисциплин в области изучения зап.-европ. и визант. феодализма, "ВИ", 1961, № 4; Mнухина Р. С., О преподавании источниковедения новой истории, "ННИ", 1961, № 4 (обсуждение ст. Р. С. Мнухиной см. "ННИ", 1961, № 5, 6; 1962, № 1, 4, 5); Обсуждение проблем сов. источниковедения, "Вопросы архивоведения", 1961, № 4; Данилов В. П., Якубовская С. И., Источниковедение и изучение истории сов. об-ва, "ВИ", 1961, № 5; Чугаев Д. Α., Задачи источниковедения сов. периода истории СССР в свете решений XXII съезда КПСС, "ИА", 1962, № 1; Каштанов С. М., Курносов Α. Α., Нек-рые вопросы теории источниковедения, "ИА", 1962, № 4; Варшавчик Μ. Α., О нек-рых вопросах источниковедения истории КПСС, "ВИ КПСС", 1962, № 4 (обсуждение статьи М. А. Варшавчика см. "ВИ КПСС", 1962, № 5, 6; 1963, № 1); Смирнов И., Достоверные факты – основа ист. исследования, "Коммунист", 1962, № 3; Πушкарев Л. Н., Вопросы классификации источников в рус. ист. науке XIX – XX вв., "ИСССР", 1963, № 5; Ланглуа Ш. В. и Сеньобос Ш., Введение в изучение истории, пер. с франц., СПБ, 1899; Фриман Э., Методы изучения истории, [пер. с англ.], М., 1893; Веrnheim E., Lehrbuch der historischen Methode und der Geschichtsphilosophie, 5–6 Aufl., Lpz., 1908; Xénορο1 Α. D., La théorie de 1'histoire, 2 éd.. P., 1908; Bauer W., Einführung in das Studium der Geschichte, 2 Aufl., Tübingen, 1928; Feder Α., Lehrbuch der geschichtlichen Methode, 3 Aufl., Regensburg, 1924; Кeyser E., Die Geschichts-Wissenschaft, Aufbau und Aufgaben, Münch.–В., 1931; Kirn P., Einführung in die Geschichtswissenschaft, 3 Aufl., В., 1959; Mohr H., Hühns E., Einführung in die Heimatsgeschichte, В., 1959; L 'histoire et ses méthodes. Publié sous la direction de Charles Samaran, P., 1961.

И. А. Булыгин, Л. H. Пушкарев. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia