Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Исторический жанр





ИСТОРИ́ЧЕСКИЙ ЖАНР в худо- жественной литературе. Писатель, как и историк, может воссоздать события и облик прошлого, хотя это художеств. воссоздание отличается от научного. Опираясь на ист. данные, писатель в то же время всегда идет по пути творческого вымысла, без к-рого невозможно иск-во; он изображает не только то, что было, но и то, что могло бы быть. Однако право на ист. вымысел не исключает того, что вымышленные ситуации должны быть исторически возможны и мотивированы, а изображение подлинно ист. событий, эпохи, ее быта, отдельных деталей – строго базироваться на достижениях ист. науки, данных ист. источников. Отражение истории в художеств. лит-ре, глубина постижения художником ист. процесса теснейшим образом связаны с развитием ист., социологич. и всех обществ. наук, с господствующими концепциями ист. развития. На отражение писателем ист. прошлого оказывают непосредств. влияние и разработанность тех или иных ист. проблем и тем в ист. науке, и достигнутый уровень обработки ист. источников. Подлинно художеств. ист. произведения проникнуты "историзмом", чужды модернизации и субъективизма, к-рые искажают ист. правду. Лучшие образцы ист. художеств. лит-ры представляют не только эстетич., но и историко-познават. ценность. Ист. художеств. лит-ра способна нарисовать ушедшую эпоху в ее цельном облике, раскрывая в живых образах обществ. деятельность, идеологию, быт, психику ее представителей; ист. художеств. лит-ра, обладающая силой большого эмоционального воздействия, воплощающая ист. события в живой, образной форме, способствует приобщению к истории широких слоев народа, молодежи.

Среди лит. произв. на ист. тематику немало произв., к-рые, хотя и ставят задачу изобразить жизнь к.-л. ист. эпохи, в действительности не поднимаются до историзма, искажают и модернизируют историю (а следовательно, не имеют ист.-познават. ценности). Так, нередко справедливо говорится о псевдоисторизме тех или иных ист. романов, пьес, поэм [напр., произв. Ε. Α. Салиас-де Турнемир (1840–1908), Д. Л. Мордовцева (1830–1905) и др.]. Не всякое произв., обращающееся к событиям прошлого, ставит перед собой задачу действительного воссоздания этого прошлого и имеет собственно ист. цели. Иногда писатель ищет в прошлом только материал для острого сюжета, красочных картин, особенного колорита – возвышенного, экзотич. и т. д. Это явственно выступает, напр., во мн. приключенч. романах, вбирающих в себя события прошлого (напр., в романах А. Дюма, к-рые имеют весьма ограниченную ист.-познават. ценность). Широко распространены также (особенно в лит-ре новейшего времени) произв., к-рые можно назвать ист. аллегориями, где ист. сюжет используется писателем только для воплощения той или иной идеи (такова, напр., драма браз. драматурга Г. Фигейреду "Лиса и виноград", в к-рой образ др.-греч. баснописца Эзопа используется автором для утверждения необходимости свободы человека, или драма совр. франц. драматурга Ж. Ануя "Жаворонок", в к-рой автор ставит проблему ответственности личности, утверждения человеческого достоинства, обращаясь к образу Жанны д'Арк). Эти произв. занимают в лит-ре свое место, но они далеко не всегда могут быть отнесены к собственно ист. лит-ре. Вместе с тем ценность ист. художеств. лит-ры далеко не исчерпывается ее ист.-познават. значением. Иногда лит. произв. ист. тематики, даже далекое от ист. точности, но созвучное совр. эпохе, выражающее большие, прогрессивные идеалы, утверждающее нац. самосознание народа, рисующее яркие картины революц. и освободит. борьбы, обладает силой огромного идейного воздействия (напр., "Спартак" Р. Джованьоли, 1874, "Овод" Э. Войнич, 1897). Ист. художеств. лит-ра имеет огромное воспитат. значение.

В иск-ве слова древнейшего периода (народно-героич. "эпос", сказания и т. д.), отразившем (наряду с легендами) определенные ист. события и явления, все обособляющиеся позднее области идеологии и знания, в т. ч. и зачатки ист. науки, выступали еще в синтетическом, нерасчлененном виде. С установлением клас. общества происходит обособление ист. повествования от художеств. лит-ры. Однако лит-ра вплоть до 17–18 вв. сохраняет в осн. свой "ист." характер: зa исключением комич., "низких" жанров почти любое произв. имеет своим предметом, как правило, события и людей более или менее отдаленного прошлого. Эпос и драма Возрождения, барокко, классицизма, а отчасти даже Просвещения и эпохи франц. бурж. революции кон. 18 в. изображают исторические (или легендарные) события древности и средневековья. Таковы основные трагедии Шекспира, поэмы Ариосто и Тассо, трагедии Корнеля и Расина. Для большинства читателей и зрителей они были источником не только художеств. наслаждения, но и непосредственно ист. знаний. В лит-ре господствует принцип т. н. эпич. (или трагич.) дистанции, требующий отнесения действия поэмы и драмы в отдаленное прошлое, предстающее как "высокий", идеализированный мир. Т. о., вплоть до нового времени лит-ра (исключая комич. жанры) широко обращается к истории, к событиям прошлого, но обращение к прошлому здесь еще выступает не столько как художеств. освоение этого прошлого, сколько как необходимый принцип, метод художеств. творчества. Даже гениальные драмы Шекспира, осн. на мат-ле истории античности ("Юлий Цезарь", "Антоний и Клеопатра", "Кориолан" и др.) и средневековья ("Ричард III", "Макбет" и др.), с поразительным размахом и глубиной раскрывают черты и противоречия эпохи Шекспира, но не тех прошедших эпох, к-рые дали ему материал для построения грандиозных ист. сюжетов.

Начало собственно ист. художеств. лит-ры относится к рубежу 18–19 вв., когда как особый лит. жанр складывается ист. роман, к-рый ставит перед собой прямую цель изображения жизни прошедших эпох. Ист. роман (и возникшая позднее собственно ист. драма) качественно отличается от "исторических" по своей тематике произв. предшествующих эпох. Становление собственно ист. художеств. лит-ры совпадает с существенным переломом в самом ист. знании – с процессом становления истории как науки. Быстрый и резкий переворот в обществ. отношениях в эпоху франц. бурж. революции дал возможность окончательно осознать необратимость и качественный характер ист. изменений. В ист. знание входит историзм как таковой; аналогичный процесс происходит и в художеств. лит-ре. Формирование ист. художеств. лит-ры в собств. смысле связано с именем англ. писателя Вальтера Скотта (1771–1832). Для становления этого жанра уже много сделали великие нем. писатели И. В. Гёте (драмы "Гёц фон Берлихинген", 1773, "Эгмонт", 1788) и И. Ф. "Шиллер" (драмы "Валленштейн", 1798–99, "Мария Стюарт", 1801, "Вильгельм Телль", 1804, и др.), однако именно творчество В. Скотта, родоначальника ист. романа, было настоящим рубежом. В. Скотт создал целую серию романов, изображающих эпоху крестовых походов ("Айвенго", "Ричард Львиное Сердце", "Роберт, граф Парижский"), период формирования нац. монархий в Европе ("Квентин Дорвард"), англ. бурж. революцию ("Пуритане", "Вудсток"), крушение клановой системы в Шотландии ("Уеверли", "Роб-Рой") и др. Переход к бурж. образу жизни, совершившийся в Англии, дал писателю возможность остро почувствовать смену эпох, резкое различие социальных отношений, идеологии, психологии и быта средневековья и нового времени. Художник стремится реалистически воссоздать дух и облик канувшего в прошлое уклада жизни. Впервые художеств. воссоздание прошлого основывается на действительном исследовании ист. источника (тогда как ранее художник ограничивался воспроизведением лишь общего хода ист. событий и наиболее характерных черт деятелей прошлого). В своих романах В. Скотт явно противопоставляет бурж. укладу патриарх. жизнь средневековья. Однако его романы зовут не столько к возврату в прошлое, сколько к возрождению прекрасных человеческих качеств в совр. мире. Неслучайно он почти всегда изображает переломные и революц. эпохи, видя в прошлом не идиллич. покой, а героич. борьбу за высокие идеалы, стремится на материале прошлого осмыслить свое переломное время. Творчество В. Скотта оказало непосредств. влияние на последующую ист. художеств. лит-ру. К ист. тематике широко обращаются мн. писатели-романтики, напр. В. Гюго (драма "Кромвель", 1827, романы "Собор Парижской богоматери", 1831, о Париже 15 в., "Человек, который смеется", 1869, из времен царствования Якова II Английского, "93-й год", 1874), А. де Виньи (роман "Сен-Мар", 1826, об эпохе Ришелье), итал. писатель А. Мандзони (роман "Обрученные", 1827, об Италии 17 в.), англ. писатель Э. Дж. Булвер-Литтон (романы "Последние дни Помпеи", 1834, "Риенци, последний из рим. трибунов", 1835, и др.), североамер. романист Ф. Купер (ист. роман из эпохи борьбы США за независимость "Шпион", 1821), рус. романисты М. Загоскин ("Юрий Милославский, или Русские в 1612 году", ч. 1–3, 1829), И. И. Лажечников ("Ледяной дом", 1835, роман из времен "бироновщины" в России). Среди писателей романтич. направления – писатели самых различных, подчас противоположных идейных устремлений – от А. де Виньи, творчество к-рого проникнуто идеями аристократизма, защиты уходящего феодализма, до вождя демократич. крыла франц. романтизма Гюго, произв. к-рого заострены против феод. деспотизма, аристократии и клерикализма, проникнуты глубокой симпатией к народу. Идейная направленность этих ист. художеств. произв. в первую очередь определяла их обществ. звучание. Однако, что касается ист.-познавательной ценности романтич. ист. произведений, то она в целом невелика; в них скорее передано субъективное отношение автора к прошлому, нежели дано объективное и конкретное его освещение. Гораздо более ценны в этом отношении ист. романы и драмы, созданные представителями классич. реализма, – ист. произв. А. С. Пушкина ("Арап Петра Великого", "Борис Годунов", "Капитанская дочка" и др.; подробнее см. в ст. А. С. "Пушкин") и Н. В. Гоголя ("Тарас Бульба"), положившие начало реалистич. направлению в рус. ист. художеств. лит-ре, ист. произв. франц. писателей-реалистов О. Бальзака (роман "Шуаны", 1829), П. Мериме ("Хроника времен Карла IX", 1829, "Жакерия", 1828), Г. Флобера ("Саламбо" – из истории Карфагена 3 в. до н. э., 1863), бельг. писателя Ш. де Костера ("Легенда об Уленшпигеле", 1868) и в особенности "Война и мир" (1865–69) Л. Н. "Толстого". Историзм лучших произв. реалистич. ист. художеств. лит-ры проявляется и в масштабном осознании самого хода ист. процесса в ту или иную эпоху, и в точной передаче социальных, бытовых, идеологич., психологич. и языковых особенностей времени.

В целом после достижений реалистич. ист. лит-ры сер. 19 в., наиболее выдающиеся произв. к-рой поднимали на ист. материале важнейшие вопросы нар. жизни и ист. судеб нации, стремились разрешить проблемы связи личности с народом и т. д., при этом давая высокие образцы историзма, в развитии ист. художеств. лит-ры наблюдается регресс. Это связано в первую очередь с общими процессами усиления реакционности бурж. идеологии кон. 19 – нач. 20 вв., со все большим отходом бурж. обществ. мысли от историзма. Антиисторизм проникает и в лит. произв. на ист. тематику, мн. авторы ист. романов модернизируют историю. Сознательная модернизация весьма характерна для мн. авторов т. н. романизированных биографий (для более позднего времени, напр., романы А. Моруа). В художеств. лит-ру проникают реакц. концепции ист. развития. Так, напр., даже такой выдающийся художник-реалист, как А. Франс, в романе из времени Вел. франц. революции "Боги жаждут" (1912) проводит идею о том, что человечество как бы топчется на месте в своем развитии. Широкое распространение получает особый вид "символич." ист. лит-ры, к-рая, претендуя подчас на глубокое осознание ист. процесса, на самом деле создает чисто субъективистские построения мистич. характера ("Покрывало Беатрисы", 1901, А. Шницлера, "ист." трилогия Д. Мережковского – "Павел I", 1908, "Александр I", 1911–12, "14 декабря", 1918). Напротив, в ряде стран Вост. Европы ист. тематика приобретает в кон. 19 – нач. 20 вв. большое значение и обществ. звучание, что связано с нац. подъемом в этих странах. Ведущее место в тематике ист. лит. произв. этого периода заняла история нац.-освободит. борьбы. В ряде случаев ист. художеств. лит-ра носит романтич. характер. Таковы, напр., ист. произв. польск. романиста Г. Сенкевича ("Огнем и мечом", 1884, "Потоп", 1886, "Пан Володыевский", 1887–88, из жизни Польши 17 в., "Камо грядеши", 1894–96, из эпохи раннего христианства, "Крестоносцы", 1897, о Польше 14–15 вв.). Мн. произв. написаны в реалистич. манере: чеш. писатель и историк А. Ирасек создает серию романов и драм, изображающих эпоху гуситских войн (ист. романы "Между течениями", 1887–90, "Братство", 1899–1908, и др., ист. драмы "Ян Жижка", 1903, "Ян Гус", 1911), болг. писатель И. Вазов – ист. драмы на сюжеты из жизни ср.-век. Болгарии ("Борислав", 1909, "К пропасти", 1908, "Ивайло", 1911).

Нац.-освободит. движение, пробуждение нац. самосознания явились основой возникновения и становления жанра ист. романа во мн. странах Востока. В Индии создателем ист. романа в бенгальской лит-ре был выдающийся писатель Бонкимчондро Чоттопаддхай ["Дочь коменданта крепости", 1865, "Мриналини", 1869, "Анондомотх" ("Обитель радости"), 1882, и др.], в лит-ре маратхи – Хари Нараян Апте ("Взяли крепость – потеряли льва", 1903, посв. борьбе нац. героя Шиваджи за независимость маратхского гос-ва, "Тигр Майсура", 1890–91, "Царевна Рупнагара", 1900–02, "Чандрагупта", 1902–04, и др.), в лит-ре хинди – В. Варма ("Крепость Кундар", 1928, о борьбе между раджпутскими племенами в 13 в.; "Рани Джханси – Лакшми Баи", 1946, посв. индийскому нар. восстанию 1857–59, и мн. др.). Ист. роман был первым жанром новоарабской художеств. прозы [ист. романы Джирджи Зейдана (1861–1914): "Гассанидка", "Египтянка Арманосса" и др., Фараха Антуна (1873–1923) "Новый Иерусалим, или Взятие Иерусалима арабами" и др.]. В 20-х гг. первые ист. романы стали появляться в Иране ("Повесть о художнике Мани" и "Расставители тенет, или Мстители за Маздака" Санати-заде Кермани, "Любовь и власть" Ага-шейха Мусы Хамадани и др.). Большинство произв. молодой ист. художеств. лит-ры стран Востока написано еще в романтич. манере, мн. из них играли значит. роль в нац.-освободит. борьбе.

В странах Зап. Европы новый подъем в развитии реалистич. ист. романа начинается после Великой Οкт. социалистич. революции. Этот всемирно-ист. переворот, давший обостренное чувство необратимого хода истории, позволил большим реалистам Запада создать ряд выдающихся образцов ист. художеств. лит-ры. При этом обращение к ист. тематике передовых писателей Запада было связано с защитой ими культурного наследия и прогрессивных традиций прошлого, с антифаш. выступлениями писателей-гуманистов. Таковы, напр., ист. произв.Г. Манна (роман "Юность короля Генриха IV", 1935) и Т. Манна (повесть "Лотта в Веймаре", 1939, о Гёте), драма "Флоренция" (об эпохе Медичи), многочисл. ист. романы Л. Фейхтвангера ("Безобразная герцогиня", 1923, "Еврей Зюсс", 1925, трилогия "Иудейская война", 1932, "Сыновья", 1935, "Настанет день", 1942, роман "Лже-Нерон", 1936, "Лисы в винограднике", 1948, о предреволюц. Франции 18 в., "Мудрость чудака", 1952, о Руссо, "Гойя", 1951, и др.). Тесно связанные с современностью, отличающиеся гуманистич., демократич. направленностью, они в то же время характеризуются тщательной работой писателя над ист. источниками. Однако и на эти лучшие произведения ист. зап. лит-ры накладывают отпечаток общие концепции ист. процесса, характерные для бурж. ист. науки. Так, в ист. романах Фейхтвангера (особенно в довоенных) подчас выражено представление об историческом прогрессе как о борьбе разума и косности, редко кончающейся победой разума, недооценивается роль народа в истории.

Новый этап в развитии ист. художеств. лит-ры связан с лит-рой социалистич. реализма. Стоящая на позициях материалистич. понимания истории, утверждающая ист. бытие как творчество нар. масс, эта лит-ра имеет все объективные условия для успешного развития на принципах подлинного историзма и добилась крупных результатов на этом пути. М. Горький, оценивая первые опыты создания сов. ист. романа, писал в 1930 (имея в виду, в частности, произв. А. Н. Толстого о Петре I и Ю. Н. Тынянова о пушкинской эпохе): "...создан исторический роман, какого не было в литературе дореволюционной..." (М. Горький о литературе, 1955, с. 413). Важнейшими темами сов. ист. лит-ры стали изображение революц. и патриотич. традиций рус. народа, проблема роли народа в истории, изображение переломных, значит. эпох, для них характерно стремление к эпичности, большим художеств. обобщениям. Так, роман А. Н. Толстого "Петр I" (1-я кн. 1929–30, 2-я 1933–34, 3-я, неоконченная, 1944–45), рисующий образ Петра I, является в то же время эпопеей о судьбах рус. народа в один из переломных моментов его развития. Глубокое осмысление эпохи Петра дано в повести А. Платонова "Епифанские шлюзы" (1927). Широкое освещение в сов. ист. лит-ре нашла тема революц. крест. движений прошлого (напр., романы А. П. Чапыгина "Разин Степан", 1926–27, и "Гулящие люди", 1935–37, в к-ром воссоздается нар. движение в период раскола в 17 в.; "Пугачевщина" К. А. Тренева, 1924; "Емельян Пугачев" В. Я. Шишкова, 1938–45). Важной темой сов. лит-ры явилась освободит. борьба, против царизма, судьбы передовой рус. культуры в царской России (романы О. Д. Форт: "Одеты камнем", 1925, об эпохе народничества, о трагич. судьбе узника Петропавловской крепости; трилогия о Радищеве – "Якобинский заквас", 1934, "Казанская помещица", 1936, "Пагубная книга", 1939, и др.; романы Ю. Н. Тынянова: "Смерть Вазир-Мухтара", 1927–28, о последних годах жизни и трагич. гибели Грибоедова; "Кюхля", 1925, "Пушкин", 1936–43, раскрывающие столкновения свободолюбивых стремлений с "жестким веком", и др.). Особое значение имеют произв. об эпохе подготовки революции и о самой революции и гражд. войне. Так, в значит. мере к ист. лит-ре принадлежат и "Жизнь Клима Самгина" М. Горького (хотя сам Горький ни это произв., ни "Дело Артамоновых" не относил к жанру собственно ист. романа), и "Тихий Дон" М. А. Шолохова, и "Хождение по мукам" А. Н. Толстого, и "Первые радости" и "Необыкновенное лето" К. А. Федина. Успешно развивается ист. лит-ра народов СССР (романы казах. писателя М. О. Ауэзова "Абай", узб. писателя Айбека "Навои", укр. писателя Н. С. Рыбака "Переяславская рада" и др.). В сов. ист. лит-ре широко разрабатывается военно-ист. тема, получившая особое значение в годы Великой Отечеств. войны и в непосредственно ей предшествовавшие ("Севастопольская страда" С. Н. Сергеева-Ценского, 1937–40, "Цусима" А. С. Новикова-Прибоя, 1932–35, и др.). В трилогии В. Яна ("Чингиз-хан", 1939, "Батый", 1942, "К последнему морю", 1956) изображено нашествие монголов на гос-ва Азии и Русь и показана борьба рус. народа против монг.-тат. ига; теме борьбы с монг.-тат. игом и возвышению Москвы посвящен также роман С. П. Бородина "Дмитрий Донской" (1941). Однако в ист. художеств. лит-ре тех лет наблюдается идеализация прошлого, соскальзывание на внеклассовую, псевдопатриотич. точку зрения. На сов. ист. лит-ре пагубно сказался культ личности Сталина, в условиях к-рого в лит. произв. на ист. тему часто сглаживались социальные противоречия в прошлом, умалялись трудности революц. борьбы, преувеличивалась и идеализировалась роль личности в истории, история народа подменялась изображением выдающейся личности. Особое внимание было привлечено к Ивану IV, к-рому давалась идеализированная трактовка. В ист.-революц. художеств. произв. незаслуженно большое место отводилось роли Сталина. Все это вносило в ист. художеств. лит-ру (как и в ист. науку) черты антиисторизма, субъективизма, модернизации прошлого. Решения XX съезда КПСС, разоблачение культа личности Сталина и борьба с его последствиями создают благоприятные условия для развития сов. ист. художественной литературы на путях подлинного историзма.

Лит.: К. Маркс и Ф. Энгельс об искусстве, т. 1–2, М., 1957; В. И. Ленин о лит-ре и искусстве, М., 1957; Белинский В. Г., Разделение поэзии на роды и виды, Полн. собр. соч., т. 5, М., 1954; Добролюбов Н. Α., О рус. ист. романе, Полн. собр. соч., т. 1, М., 1934; Кареев Н., Франц. революция в ист. романе, П., 1923; Нусинов И. М., Проблема ист. романа. В. Гюго и А. Франс, М.–Л., 1927; Социалистич. реализм и ист. роман. [Дискуссия], "Октябрь", 1934, № 7, с. 195–241; Тимофеев Л., Об историзме в худ. лит-ре, "Кн. и пролет. революция", 1933, № 8; Серебрянский М. Н., Сов. ист. роман, М., 1936; Mессер Р., Сов. ист. проза, Л., 1955; Петров С. М., Сов. ист. роман, М., 1958; его же, Ист. роман в рус. лит-ре, М., 1961; Ленобль Г., История и лит-ра. Сб. ст., М., 1960; Оснос Ю., Сов. ист. драматургия, М., 1947; Головашенко Ю., Героика гражд. войны в сов. драматургии, Л., 1957; Андреев Ю. Α., Рус. сов. ист. роман. 20–30-е гг., М.–Л., 1962 (критич. рец., "Новый мир", 1963, № 11); Белинков Α., Юрий Тынянов, М., 1960; Алпатов А. В., Алексей Толстой – мастер ист. романа, М., 1958; Сирοтюк М., Украïнський радянський iсторичний роман, К., 1962; Горский И. К., Польский ист. роман и проблема историзма, М., 1963; Πашуто В. Т., Средневековая Русь в сов. худ. лит-ре, "История СССР", 1963. № 1; Верещагина Т. Д., Особенности худ. отражения ист. действительности, "Вестник ЛГУ", 1963, № 11, серия эк., филос. и права, в. 2; Ρеизов Б. Г., Французский исторический роман в эпоху романтизма, Л., 1958; Орлов С. Α., Ист. роман Вальтера Скотта, Горький, 1960; Сучков В., Современность и история (Заметки о творчестве Л. Фейхтвангера), "Ин. лит-ра", 1956. № 2; его же, Реальность и реализм, "Знамя", 1960, № 10; его же, История и реализм, там же, 1962, № 2–5; Πаевская В. В., Обществ.-политич. взгляды Бонкима Чондро Чоттопаддхайя, "Сов. востоковедение", 1957, № 2; Гольдман Д. М., Отражение нар. восстания 1857–1859 гг. в творчестве В. Вармы, в сб.: Совр. инд. проза, М., 1962; Крачковский И. Ю., Ист. роман в совр. араб. лит-ре, Избр. соч., т. 3, М.–Л., 1956; Безтельс Е. Э., Перс. ист. роман 20 в., в кн.: Проблемы лит-ры Востока, кн. 1, Л., 1932; Всеобщая история. Аннотированный указатель худ. лит-ры, М., 1958; Художеств.-ист. лит-ра. Рекомендат. указатель в помощь изучающим историю СССР, в. 1, М., 1955; Залесский М., Новгородов Α., Новикова Α., Художеств. лит-ра в помощь изучающим историю КПСС, М. 1962.

В. Валерианов. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia