Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Историческая тема в изобразительном искусстве





ИСТОРИ́ЧЕСКАЯ ТÉМА В ИЗОБРАЗИ́ТЕЛЬНОМ ИСКУ́ССТВЕ. В живописи, скульптуре и графике ист. тема издавна занимала одно из ведущих мест. Уже на стадии первобытнообщинного строя – в петроглифах и наскальных росписях Европы, Азии и Африки, в живописи и пиктографич. письме индейцев Сев. и Центр. Америки запечатлены памятные события в жизни племени или народа (походы, сражения, торжество победы и т. д.); однако изображение реальных событий обычно неотделимо здесь от фольклорного вымысла и мифологич. легенд. На ранних этапах развития клас. общества сцены ист. характера, посвященные зачастую реальным событиям и несомненно достоверные во многих деталях, трактуются как легендарно-мифологические события с участием божеств и сверхъестеств. сил, как условный апофеоз власти и силы правителя (рельефы Месопотамии и Египта с 3-го тыс. до н. э.) или доблести героя (скульптурные композиции и росписи Др. Греции). Приближение к достоверному изображению ист. событий можно видеть в ассирийских рельефах 9–7 вв. до н. э., эллинистич. скульптуре и живописи, повествоват. рельефах Др. Рима, росписях доколумбовой Мексики. В феод. эпоху ист. представления воплощались преим. в изображениях религ. (христ. или буддийских) легенд, религ. представления окрашивают и собственно ист. изображения. Таковы, напр., рус. иконы "Чудо от иконы Знамения" (2-я пол. 15 в.) со сценами защиты Новгорода от суздальцев в 1169 и "Церковь воинствующая" (сер. 16 в.) с символич. изображением похода на Казань в 1552: богоматерь и святые выступают здесь как участники события, решающие его исход. В ср. века попытки точного изображения конкретных событий связаны с иллюстрированием летописей, хроник и др. рукописей ист. содержания. В Китае с 7 в. (худ. Янь Ли-бэнь), а в Японии с 11–12 вв. известны также живописные изображения ист. сцен на свитках. Постепенное приближение к реалистич. восприятию ист. событий можно проследить в миниатюрах Ср. Азии, Ирана, Азербайджана, Индии ("Бабурнаме", кон. 16 в.), России ("Лицевой летописный свод", "Житие Сергия Радонежского", 16 в.) и Зап. Европы, где ист. изображения (особенно в период готики, 13–15 вв.) появляются также в скульптурных комплексах, росписях и на шпалерах.

С эпохи Возрождения в трактовке исторических тем сказываются великие реалистические завоевания этого времени, происходит отделение исторической темы от религ. легенд. Таковы, напр., иллюстрации к ист. соч. и хроникам франц. миниатюристов 15 в. Жана Фуке и Симона Мармиона. Характерно, однако, что события любой эпохи переносятся в обстановку Франции того времени. В Италии Андреа Мантенья в картонах "Триумф Цезаря" (1484–92) воспользовался первыми успехами антич. археологии, чтобы воссоздать картину рим. триумфального шествия. Основой ист. образов в иск-ве Возрождения является не античный, а ренессансный идеал человека, к-рого энергия, воля и предприимчивость делают героем и творцом истории. Рафаэль в станцах Ватикана, особенно в фреске "Афинская школа" (1509–11), представил антич. древность как мир воплощенной мечты, идеальной обществ. гармонии, красоты и всестороннего развития человека. Переосмысление антич. идеала дал и Микеланджело в воображаемом "ист." портрете рим. борца за Республику Брута (ок. 1537–38).

В 17–18 вв. в иск-ве барокко сюжеты, почерпнутые у антич. писателей, так же как батальные и историко-аллегорич. композиции, получали парадное декоративно-зрелищное воплощение. Нек-рые крупные мастера сумели внести реалистич. струю в это направление, результатом чего явились офорты лотарингского художника Ж. Калло, полотна фламандца П. П. Рубенса, рельефы и группы француза П. Пюже, картины и фрески венецианца Дж. Б. Тьеполо. Необычным для того времени духом историзма была проникнута картина исп. живописца Диего Веласкеса "Сдача Бреды" (ок. 1634–35), сочетающая широту, изображения ист. события с реалистич. раскрытием его внутр. смысла, глубокой психологич. характеристикой представителей бурж. Голландии и феод. Испании. Столь же новаторский смысл имела композиция голл. живописца Рембрандта "Заговор Юлия Цивилиса" (1661), герои к-рой – борющиеся за свою независимость батавы – одушевлены единым порывом к свободе. В иск-ве франц. классицизма 17 в. подвиги героев антич. эпохи изображались как высший образец гражд. этики, подчинения личности интересам общества и гос-ва: с наибольшей глубиной этот идеал выражен в картинах Н. Пуссена "Смерть Германика" (1628) и "Великодушие Сципиона" (1643). В нач. 18 в. картины и скульптура на ист. темы появляются в России в связи с зарождением светского иск-ва и ист. науки. На первых порах парадные формулы европ. барокко сочетаются здесь с патриотизмом и познават. интересами петровской эпохи: таковы картины "Куликовская битва" и "Полтавская баталия", автором к-рых считают Ивана Никитина, и рельефы неосуществленного "Столпа в память Северной войны"; к ним примыкает большая мозаика "Полтавская баталия" (1762–64), выполненная под рук. М. В. Ломоносова, к-рый в своих "Идеях для живописных картин из Российской истории" дал первую программу и перечень сюжетов для рус. ист. живописи. С эпохой Просвещения возрастает идеологич. воспитат. роль ист. тем: изображение поступков героя воспринимается как урок гражд. морали, призыв к подражанию или осуждению. Одновременно пробуждается (во Франции, Германии, России) интерес к нац. ср.-век. истории, не подкрепленный, однако, достаточным развитием ист. знаний. Просветит. взгляды и понятия переносились как на антич., так и на ср.-век. эпоху, в костюмах и аксессуарах смешивались древность, средневековье и современность. На ист. темах в иск-ве просветит. классицизма лежала, как правило, печать риторики и театральности, хотя требования натуральности и археологич. точности высказывались уже в то время. В России развитие этого направления связано с Академией художеств в Петербурге (осн. в 1757). В картинах А. П. Лосенко ("Владимир и Рогнеда", 1770) и Г. И. Угрюмова ("Испытание силы Яна Усмаря", 1797), в скульптуре М. И. Козловского ("Яков Долгорукий, разрывающий царский указ", 1797) и др. благородство чувств противопоставлялось произволу и деспотизму, прославлялись самоотверженность и верность патриотич. долгу. Большей историчностью и глубиной замысла отмечен созданный французом Э. М. Фальконе памятник Петру I в Петербурге (1766–82), в к-ром идеальное просветит. представление о "созидателе, законодателе, благодетеле своей страны" сочетается с глубоким реалистич. раскрытием драматич. сложности образа Петра. Во Франции в канун бурж. революции с картинами на антич. темы выступил вождь революц. классицизма Ж. Л. Давид. В его картинах "Клятва Горациев" (1784), "Брут" (1789), строгих и мужественно-суровых, героич. предания древности звучат как призыв к революц. действию. Обратившись к прямому изображению эпизодов революции, Давид стремился раскрыть эпохальную ист. значительность совр. событий; в картине "Смерть Марата" (1793) он достиг большой трагич. силы и выразит. простоты, проложив дорогу реализму в ист. живописи. В период империи Наполеона I во Франции восторжествовало офиц. парадное иск-во; зато бурный патриотич. подъем переживало иск-во народов, боровшихся против гнета наполеоновской Франции. Непосредственным драматическим воплощением ист. конфликта явилась картина испанца Ф. Гойи "Расстрел" (1814), в к-рой героем становится поднявшийся на борьбу народ. В рус. иск-ве условные формы классицизма держались прочнее. Но если искренняя патриотич. героика в картинах А. И. Иванова и др. на темы др.-рус. истории во многом терялась в традиц. искусств. схемах, то в памятнике Минину и Пожарскому (1808–18) И. П. Мартоса она звучит в полную силу, будучи выражена в торжеств.-строгих чеканных формах.

Следующий этап в развитии ист. тем связан с романтизмом. Передовые франц. художники- романтики – Э. Делакруа в "Свободе на баррикадах" (1830), Ф. Рюд в рельефе "Марсельеза" (1833–36), О. Домье в картинах на революц. темы – смело порвали с традиц. схемами, насытили изображения ист. событий дыханием революц. борьбы. Нац.-освободит. движения, и особенно революция 1848–49, пробудили в романтич. иск-ве многих стран интерес к нац. прошлому, к борьбе за свободу, проявившийся в картинах и рисунках К. Ф. Лессинга в Германии, Л. Галле в Бельгии, Й. Манеса в Чехии, В. Мадараса в Венгрии, К. Д. Розенталя в Румынии, зачастую не свободных, впрочем, от театральной патетики. С борьбой за независимость связано появление ист. живописи в странах Северной и Латинской Америки. Получили развитие батально-ист. живопись, ист. иллюстрация. Реакц. романтизм, искавший в ср.-век. прошлом свой ист. и эстетич. идеал, не выдвинул принципов, плодотворных для развития ист. живописи. В Германии одиноким явлением остались идеализир. героич. образы раннего средневековья, созданные А. Ретелем. Приспособление к мещанским вкусам характерно для сентимент. картин на ср.-век. темы у мастеров дюссельдорфской школы, а во Франции – для кровавых мелодрам с ложной монархич. тенденцией и внешним правдоподобием ист. фона, к-рыми прославился П. Деларош.

В России, не порывая с традицией классицизма, обновляющую струю романтики внес в ист. живопись К. П. Брюллов; в его "Последнем дне Помпеи" (1830–33) косвенно отразилась атмосфера гнетущей политич. реакции: наделяя своих героев идеальной красотой и моральным благородством, Брюллов подчеркивал трагичность их неотвратимой гибели. Стремление Брюллова к большим эпич. массовым сценам, к ист. достоверности воплотилось и в первонач. замысле нар. эпопеи "Осада Пскова". Большое значение для развития реализма и народности в ист. живописи имело творчество А. А. Иванова, хотя оно и не выходило из круга религ. тем. Внимание Иванова к обществ.-этич. проблемам, к жизни народа, представшего в многообразии глубоко одухотворенных характеров, оказало сильнейшее влияние на передовых рус. мастеров ист. живописи 2-й пол. 19 в. С развитием реализма в Зап. Европе в сер. и 2-й пол. 19 в. на смену романтич. принципу свободы воображения пришло стремление к полной зрит. достоверности, позволяющей зрителю стать как бы очевидцем ист. события или бытовой сцены далекого прошлого (картины француза Э. Мейсонье и др.). Часто встречалось и соединение романтич. традиции, свободно воссозданного "колорита эпохи", с детальным реалистич. воспроизведением бытового окружения – в картинах бельгийца X. Лейса, в творчестве немца Л. Рихтера и австрийца М. Швинда. Все они, однако, отходят от больших ист. проблем, замыкаясь в ист.-бытовой тематике. Крупнейший нем. реалист А. Менцель в картинах и рисунках, посв. Фридриху II, необычайно убедительно и живо сумел воскресить характеры и нравы эпохи, ее художеств. и бытовое своеобразие, но лишь изредка он мог подняться над взглядами офиц. историографии. К тому же реалистич. опыты тонули в море салонных картин, пропагандирующих реакц. устои монархии и католицизма (К. Пилоти в Германии), ослепляющих безвкусной роскошью и театральными эффектами (X. Макарт в Австрии). Значительно бóльшую роль играла ист. тема в странах Вост. Европы, где ее питали как идеи нац. возрождения, так и сильная романтич. традиция. Картины Я. Матейко в Польше, М. Алеша и Я. Чермака в Чехии, Т. Амана в Румынии, М. Мункачи в Венгрии выделялись серьезностью тем, связанных с освободит. борьбой народа, вниманием к сильным, ярко очерченным характерам и переживаниям героев. В России интерес к истории определялся глубокой внутр. потребностью понять характер народа, осмыслить его ист. пути. Рус. иск-во 2-й пол. 19 в. знает и салонные антич. сцены, блестящим мастером к-рых был Г. И. Семирадский, и развлекательные "костюмные" изображения др.-рус. быта К. Е. Маковского, и сентимент. картины К. Д. Флавицкого, не лишенные, правда, гуманистич. сочувствия страдающим героям. Но под мощным воздействием массового демократич. движения, а также побед критич. реализма родился и получил преобладающее значение новый подход к ист. теме, выразившийся в критич. переоценке явлений прошлого, в стремлении решать коренные вопросы современности на ист. почве. Уже в 60-х гг. В. Г. Шварц с большой тонкостью воскрешал в своих картинах и рисунках облик Руси 16–17 вв., ее типы и характеры, бытовой уклад, драматич. коллизии и социальные контрасты. Психологически-бытовая трактовка ист. сюжетов в сочетании с критич. обличит. тенденцией с 70-х гг. утвердилась в ист. живописи передвижников – Н. В. Неврева, Г. Г. Мясоедова, латыш. живописца К. Ф. Гуна. Стремление показать в драматич. внутр. жизни личности отражение сложных ист. конфликтов влекло художников-демократов к образам Петра I (живописец Н. Н. Ге, скульптор M. M. Антокольский), представшего в качестве непримиримого борца с отжившим укладом, и Ивана Грозного, трагедию к-рого Шварц, Антокольский и И. Б. Репин (в картине "Иван Грозный и сын его Иван", 1885) увидели в конфликте сильной воли гос. деятеля и разрушит. силы собств. деспотизма. Репину больше, чем кому-либо из его предшественников, удалось достигнуть ощущения реальности ист. события, эмоц.-психологич. глубины ист. образов, отойти как от романтич. идеализации прошлого, так и от поверхностного бытовизма. Это помогло ему создать в картине "Запорожцы" (1880–91) беспримерный по яркости образ вольнолюбивого народа, галерею мужеств., покоряющих жизнерадостной удалью характеров. Подлинной вершины рус. ист. живопись достигла в творчестве В. И. Сурикова. С проницат. глубиной и ист. объективностью он сумел показать трагич. противоречия ист. процесса, выбирая те кризисные эпохи, в к-рых жестокие испытания воспитывали и закаляли нар. характер. В полотнах Сурикова живет, страдает и борется народная масса, полная бунтарских сил, сплетенная из бесконечного количества характерных типов, наделенных своим душевным складом и своими переживаниями ("Утро стрелецкой казни", 1881, "Боярыня Морозова", 1887, "Покорение Сибири Ермаком", 1895). В образах ист. деятелей ("Меншиков в Березове", 1883, "Переход Суворова через Альпы", 1899, "Степан Разин", 1907) Суриков стремился выявить нар. основу их характеров, окрепших в ист. испытаниях. В области ист.-батального жанра велика новаторская роль В. В. Верещагина, показавшего с бескомпромиссной правдивостью не только жестокую бесчеловечность войн, но и будничный героизм солдата. Поэтич. ощущение эпич. героики Др. Руси, воспринятой через образы нар. поэтич. творчества, составило своеобразие творчества В. М. Васнецова, автора популярной картины "Богатыри" (1881–98).

В последние десятилетия 19 в. в европ. иск-ве обозначился поворот к символич. трактовке ист. темы, приподнятой над конкретной реальностью. Он ощутим уже в группе "Граждане Кале" (1884–88), созданной франц. скульптором О. Роденом. Дух отвлеченной символики и стилизации присущ многим значит. произв. 20 в., посв. темам героич. нац. прошлого (росписи швейцарца Φ. Ходлера, работы хорватского скульптора И. Мештровича). Все большее распространение получали формалистич. течения, решительно отвергшие ист. темы. В рус. иск-ве кон. 19 – нач. 20 вв. реалистич. и гуманистич. традиция была настолько сильна, что она определила осн. пафос не только лирич. сцен быта допетровской Руси А. П. Рябушкина, но и религ.-ист. картин М. В. Нестерова, полных романтико-символич. фантазии картин М. А. Врубеля, и таинств. образов славян древности у Н. К. Рериха. Даже противники передвижничества, такие лидеры "Мира искусства", как А. Н. Бенуа и К. А. Сомов, в своих "ист. пейзажах" и стилизованных сценках придворного быта 17–18 вв. во многом отталкивались от бытового реализма и тонкого ощущения стилистич. своеобразия эпохи. В реалистич. живописи и графике В. А. Серова, С. В. Иванова, Б. М. Кустодиева, Е. Е. Лансере дана заостренная, точная, подчас сатирич. характеристика социальных противоречий старой России. В творчестве Серова, Иванова и др. в период революции 1905–07 рождается ист.-революц. тема.

Οкт. революция 1917 побудила художников к созданию изобразит. летописи революц. событий, осмысленных как результат многовековой борьбы трудящихся за свое освобождение. Работая над ист. темами, сов. художники, руководствующиеся марксистско-ленинской методологией, создают произв., к-рые раскрывают осн. закономерности и движущие силы истории, проникнутые жизненной правдой и ист. оптимизмом. Значение революц. и культурных традиций прошлого было подчеркнуто уже выдвинутым Лениным в 1918 планом "монументальной пропаганды". Возникшие в борьбе с формализмом, сов. ист. картины, посв. революции и гражд. войне, клас. битвам прошлого, носили на первых порах документальный (И. И. Бродский) или, наоборот, отвлеченно-символич. характер (Кустодиев, К. Ф. Юон, К. С. Петров-Водкин). Но уже в 20-х гг. появились проникнутые романтикой боев гражд. войны историко-батальные картины М. Б. Грекова. В 20 – нач. 30-х гг. сов. иск-во обогатилось мн. произв., в к-рых сила реалистич. обобщения, эмоциональность, насыщенность духом революц. борьбы свидетельствовали о рождении метода социалистич. реализма в изображении ист. событий: в скульптуре – "Булыжник – оружие пролетариата" (1927) И. Д. Шадра, серия "Лениниана" (1920–32) Н. А. Андреева, в живописи – "Оборона Петрограда" (1927–28) А. А. Дейнеки, "Ленин на трибуне" (1929–30) А. М. Герасимова, "Приказ о наступлении" (1928) П. М. Шухмина.

В 30-х гг. победы социализма и укрепление реалистич. позиций сов. иск-ва послужили источником для новых достижений в области ист. темы. В картинах Б. В. Иогансона "Допрос коммунистов" (1933) и "На старом уральском заводе" (1937) столкновения клас. сил были раскрыты в точно и сильно обрисованных типич. образах. Ряд значит. произв. живописи и графики появился на выставках, посв. истории КПСС. В это время начали проявляться, однако, и ложные ист. концепции, связанные с культом личности Сталина, выразившиеся в преувеличении роли Сталина в революц. событиях, в идеализации ряда деятелей прошлого (напр., Ивана Грозного) и в др. В годы Вел. Отечеств. войны 1941–45 патриотич. подъем отразился как в произв., посв. героизму сов. народа, так и в картинах, рассказывающих о воинских подвигах далекого прошлого ("Александр Невский", 1942–1943, П. Д. Корина, "Утро на Куликовом поле", 1943–47, A. П. Бубнова, и др.). В послевоен. годы, особенно с преодолением культа личности Сталина и его последствий, обогащается круг ист. тем и образов живописи, скульптуры и графики, в развитии к-рых участвуют художники всех республик СССР. Среди значит. произв. на ист. темы – ист.-сатирич. полотна Кукрыниксов (М. В. Куприянов, П. Н. Крылов, Н. А. Соколов), ист.-революц. графика Д. А. Шмаринова, Е. А. Кибрика, B. И. Касияна, поэтические гравюры и рисунки В. А. Фаворского, посвященные Древней Руси. Поворот от пышных "постановочных" композиций, характерных для периода культа личности, к отражению духовного роста простых людей, их героической борьбы за победу революции явственно обозначился в картинах Вл. А. Серова, Г. М. Коржева, Ю. Н. Тулина, В. А. Чеканюка и др.

В иск-ве зап. стран ист.-революц. темы вновь появились в кон. 19 – нач. 20 вв. в связи с подъемом борьбы пролетариата. Их первым мастером стала нем. художница Кете Кольвиц, создавшая полные революц. страсти графич. циклы "Восстание ткачей" (1897–98) и "Крестьянская война" (1903–08). В условиях политич. преследований и усиливающегося засилья формализма прогрессивные художники повели упорную борьбу за возрождение ист. темы, насыщая ее боевым агитац. содержанием. Это выразилось в монументальной живописи Мексики (Д. Ривера, Д. А. Сикейрос, X. К. Ороско), в картинах Р. Гуттузо в Италии, К. Портинари в Бразилии, А. Фужерона во Франции, посв. истории освободит. движений, протесту против гнета и войн.

Образование социалистич. лагеря укрепило позиции социалистич. реализма в мировом иск-ве. Ист. произв. художников Чехословакии (скульптор К. Покорны), Болгарии (живописец И. Петров), Венгрии (скульптор Ж. Кишфалуди-Штробль), ГДР (скульптор Ф. Кремер, живописец М. Лингнер), Польши (скульптор К. Дуниковский), Румынии (график Ж. Перахим) дают широкую картину пути народов к победе социализма.

Лит.: Рус. ист. живопись. Выставка 1939 г., М., 1939; Бродский В., Сов. батальная живопись, Л.–М., 1950; Кауфман Р. С., Сов. тематич. картина. 1917–1941, М., 1951; Садовень В. В., Рус. художники-баталисты XVIII – XIX вв., М., 1955; Рус. ист. живопись до Октября 1917 года, М., 1962; Alexandre Α., Histoire de la peinture militaire, P., 1889; Lосquin J., La peinture d'histoire en France de 1747 à 1785, P., 1912; Brieger P., Die deutsche Geschichtsmalerei des 19. Jahrhunderts, В., 1930; Colin P., Le romantisme, P.–Brux., 1935.

A. M. Кантор. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia