Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Историография





ИСТОРИОГРÁФИЯ [от "история" (см.) и греч. γράφω – пишу, букв. – описание истории] – 1) История ист. науки, являющейся одной из важнейших форм самопознания человеческого общества. И. наз. также совокупность исследований, посвященных определенной теме или исторической эпохе (напр., И. чартизма, И. Великой Отечественной войны Советского Союза), или совокупность ист. работ, обладающих внутренним единством в социально-классовом, теоретико-методологич. или нац. отношении (франц. И., нем. бурж.-юнкерская И., марксистская И.). 2) Науч. дисциплина, изучающая историю ист. науки. 3) В наиболее широком (и менее употребляемом в совр. яз.) значении И. называется сама ист. наука (отсюда историограф – то же, что историк) – см. "История".
История исторической науки

Основные этапы развития. В доклас. рабовладельч. и феод. обществах, когда господствующим было религ. мировоззрение, ист. мышление почти не выходило за рамки простого описания ист. фактов, в осн. шло лишь накопление ист. знаний и развитие ист. представлений. Процесс превращения ист. знаний в науку, становления истории как науки занял значительный ист. период. Еще отдельными античными историками, а затем в эпоху Возрождения гуманистической И. были сделаны самые первые шаги в этом направлении (зарождение науч. методов исследования, критич. отношения к источн., элементов рационалистич. объяснения ист. событий). Но важнейшей вехой начала науч. изучения истории является эпоха ранних бурж. революций в Зап. Европе, ознаменованная переворотом в ист. мышлении – понимание истории окончательно освобождается от церк. пут, возникает более или менее развитое представление о законах развития истории, в ист. представления входит идея "историзма", происходит выделение исторических знаний в особую отрасль гуманитарных наук. К сер. 19 в. завершается процесс становления бурж. ист. науки, быстро развивающейся во 2-й пол. 19 в. С конца 19 в. начинается новый ее этап, связанный с переходом капитализма в стадию империализма и характеризующийся началом кризиса бурж. И.; дальнейшая эволюция бурж. И. эпохи империализма связана с процессами, происходящими в бурж. идеологии в период общего кризиса капитализма. Однако эволюция бурж. И. является лишь одной из сторон процесса развития ист. науки. Другой, определяющей, стороной его стало появление и развитие марксистской И. Важнейшими вехами в развитии марксистской ист. науки являются: возникновение марксизма, в результате чего история впервые получила последовательно науч. методологич. основу; дальнейшее развитие марксистской методологии истории и марксистских ист. концепций В. И. Лениным, развитие марксистского направления И. (в условиях, когда господствующим направлением оставалась бурж. ист. наука); превращение марксистской И. после победы Οкт. революции в господствующее направление ист. науки в СССР, а после создания мировой системы социализма – и в др. социалистич. странах, усиление в этих условиях марксистского направления в И. капиталистич. стран. Важным явлением в общемировом процессе развития И. стало развитие И. в странах Востока, освобождающихся и освободившихся от колониального господства (процесс, ставший всеобщим в условиях распада колониальной системы империализма после 2-й мировой войны).

Накопление исторических знаний и развитие исторических представлений в доклассовом, рабовладельческом и феодальном обществах. Еще до появления письменности ист. представления и нек-рые элементы ист. знаний существовали у всех народов в изустно передаваемых сказаниях, преданиях и т. д. Являясь продуктом синтетического мышления и отражая представления человеческого коллектива о самом себе, о крупных ист. событиях, об отношении человека к природе, "эпос" часто в мифологической, художественно-обобщенной форме отражал ист. факты. Сам отбор фактов является показателем того, что представлялось существенным для первых зачатков ист. сознания (трудовые процессы, борьба за овладение силами природы, взаимоотношение человеч. коллективов, изменения в их внутр. структуре и др.). Историко-критич. анализ позволяет обнаружить следы ист. представлений доклас. эпохи в дошедших до нас редакциях древнеинд. эпоса – ""Махабхарата"", ""Рамаяна"", древнекит. "Книге песен" (""Ши цзин""), во мн. древнегреч. мифах и эпосе ""Илиада"", ""Одиссея"", в нек-рых рус. "былинах" и т. д.

Переход от доклас. общества к классовому, возникновение гос-ва расширили потребность в ист. знаниях и в связи с появлением письменности (см. "Письмо") позволили приступить к их накоплению. Об этом свидетельствуют ист. надписи царей Шумера и Аккада, кит. надписи эпохи Шан-Инь, древнейшие погодные записи событий (летописи) раннерабовладельч. гос-в в Египте, а также появление гос., храмовых и частных архивов. Возникают классово целенаправленный отбор и интерпретация ист. фактов (надписи эпохи Древнего и Среднего царства в Египте, прославлявшие завоеват. походы фараонов, надписи о реформе Урукагины в Лагаше, др.-перс. "Бехистунская надпись" и др.). Огромное влияние на описание и истолкование ист. событий оказывали др.-вост. религ. системы; все ист. события объяснялись "волей богов". Ист. книги "Библии" ("Кн. царств" и др.) оказали сильное влияние и на последующую феод.-церк. И. Вместе с тем в рабовладельч. гос-вах Древнего Востока были подготовлены нек-рые условия для развития ист. познания (создание и разработка различных систем летоисчисления – см. "Календарь"), хронологич. систем и т. д. Происходит становление нек-рых форм ист. соч.: анналистики (летописания), биографич. и автобиографич. соч., наблюдается усложнение и смена форм ист. соч. [напр., в Др. Китае – от лаконичных надписей к летописанию в форме сухого перечня событий и дат (1-я кит. летопись "Чуньцю", 8 в. до н. э.), а затем к комментированному летописанию].

Важным этапом в прогрессивном развитии ист. познания были ист. представления, возникшие в античном мире и связанные прежде всего с деятельностью древнегреч. историков "Геродота" и "Фукидида". Хотя у Геродота ист. повествование в собственном смысле слова еще не выделено из рассказа, содержащего сведения по естествознанию, географии, этнографии, лит-ре, однако в центре его внимания находится именно изложение ист. событий, объединенное общим замыслом (дать описание предыстории и истории греко-перс. войн) и содержащее определенную концепцию (она характеризуется освещением ист. событий в духе идеологии афинской рабовладельч. демократии и пониманием истории, основанным на представлении о решающей роли в жизни людей неумолимого рока – Немезиды). В соч. Геродота появляются элементы ист. критики, попытка отделить достоверные факты от вымысла. Внимание к документ. обоснованности повествования, отказ от объяснения истории вмешательством божеств. сил, стремление проникнуть во внутр. причинно-следственную связь событий и на этой основе установить общие черты в истории разных народов сделали труд Фукидида "История Пелопоннесской войны" важным этапом в прогрессе ист. познания. Освещая прежде всего политич. историю, соперничество между греч. гос-вами, но отчасти и клас. борьбу внутри этих гос-в, а также нек-рые элементы истории соц.-экономич. отношений, труд Фукидида во многом явился вершиной ист. мысли древнего мира, оказав большое влияние не только на античную И., но и на историков нового времени. Ист. лит-ра Др. Греции 4–2 вв. до н. э., значительная по объему, по своему исследоват. уровню в целом не пошла дальше Фукидида. Наиболее крупным явлением в ней была "Всеобщая история" "Полибия" (2 в. до н. э.), в к-рой впервые изложена история не одной страны, а всех важнейших стран Средиземноморья, завоеванных Римом, – впервые зарождается понятие "всемирной истории". Существенное значение в античной И. в плане развития форм ист. повествований имели соч. "Саллюстия", "Тацита" и "Плутарха", к-рым было свойственно стремление к объяснению событий психологией участвовавших в них лиц, использование портретных характеристик как средства изображения ист. эпох. Особое место среди историков времен Рим. империи занимает "Аппиан" (2 в.). "Из древних историков, которые описывали борьбу, происходившую в недрах Римской республики, – указывал Ф. Энгельс, – только Аппиан говорит нам ясно и отчетливо, из-за чего она в конечном счете велась: из-за земельной собственности" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 312). Стремление "...докопаться до материальной основы этих гражданских войн" было соединено у Аппиана, как отмечал К. Маркс, с изображением Спартака "...самым великолепным парнем во всей античной истории" (там же, т. 30, с. 126). Значит. ист. соч., созданным в древности, были "Ист. записки" ("Ши цзи") кит. историка "Сыма Цяня" (рубеж 2–1 вв. до н. э.) – первый обобщающий труд по истории Китая.

С возникновением феод. общества и вплоть до появления предпосылок разложения феодализма феод.-религиозная идеология была силой, определяющей ист. мышление, что тормозило развитие ист. познания. Пронизанные идеями укрепления феод. общественных отношений, возвеличивания политич. и религ. деятелей, ист. соч. того времени оценивали ист. события как результат вмешательства небесных сил в жизнь людей, считали, что ход истории предопре- делен божеств. волей ("провиденциализм"). Первоначально наиболее распространенной формой ист. сочинений феод. И. у большинства народов были "анналы", затем гл. значение получили "хроники" (на Руси анналам и хроникам соответствовали "летописи"). Появляются также "истории" (соч. "Иордана", "Григория Турского", "Павла Диакона" и др.), ист. биографии (напр., написанные араб. историком 8 в. Ибн Исхаком, франкскими авторами 8–9 вв. Эйнгардом и Теганом), житийная лит-ра (см. "Жития святых"). Возрождается (но уже на феод.-религ. основе) идея всеобщей, всемирной истории ("История пророков и царей" багдад. историка 9 – 1-й четв. 10 вв. "Табари"), возникает характерная для христианско-феод. И. ср.-век. Европы периодизация истории по "четырем монархиям", лежащая, напр., в основе соч. нем. хрониста 12 в. "Оттока Фрейзингенского". В силу ограниченности религ. мировоззрения авторы хроник и летописей могли, как правило, выделять лишь внеш. связи явлений в виде их хронологич. последовательности; отсюда форма погодной записи событий ("летопись"); у их авторов, как правило, отсутствовало критич. отношение к источнику. Ср.-век. хроники и летописи нередко содержали в переработанном виде произв. фольклора и лит-ры, являясь синтезированными памятниками культуры и обществ.-политич. мысли. Важным культурно-историческим памятником Др. Руси является "Повесть временных лет" (нач. 12 в.), оказавшая большое влияние на всю последующую феод. И. ср.-век. Руси. Одним из характерных видов феод. И. Китая (а также нек-рых др. стран Д. Востока) были (вплоть до 19 в.) т. н. "династийные истории". Усложнение структуры ср.-век. общества, рост городов, обострение клас. борьбы, процесс централизации феод. гос-ва – все это расширило круг ист. явлений, освещавшихся в хрониках (летописях). Увеличивается число хроник, возникают различные их типы, усложняются принципы отбора и истолкования фактич. материала, усиливается политич. тенденциозность описания. Развиваются такие жанры ист. соч., как "мемуары", значит. распространение получают учебники и хрестоматии по истории. Гор. хроники, оставаясь на почве феод. И., носят, однако, в большей степени светский характер (как и вся гор. культура). Нек-рые из гор. хронистов, в отличие от большинства ср.-век. историков, с сочувствием описывали нар. движения. В этом плане повествует о Жакерии парижанин "Жан де Венет"; демократич. настроения проявились в новгородском и псковском летописании. Процесс ликвидации феод. раздробленности приводит к появлению общегос. летописных сводов, обосновывавших необходимость гос. единства и сильной центр. власти. Таковы ""Большие французские хроники"" (13–15 вв.), "Всеобщая испанская хроника" (13–14 вв.), Московские летописи 15–16 вв. и т. д. Эти же идеи находят яркое выражение и в др. формах ист. соч. (напр., "Мемуары" Ф. де "Комина", оказавшие значит. влияние на франц. политич. лит-ру 16–17 вв.).

Обострение социальных противоречий феод. общества находит отражение в различном понимании смысла истории. Если феод.-католич. И. Зап. Европы, руководствовавшаяся идеями "Августина", рассматривала будущее человечества в плане неизбежного конца его земной истории, за к-рым последует "успокоение праведников" в "царстве небесном", то, выражая идеологию масс, борющихся против феод. гнета, "Иоахим Флорский" выдвинул в 12 в. концепцию ист. развития человечества от рабства к свободе (облеченную в мистич. форму). Эта концепция содержала утверждение о неизбежности гибели и католич. церкви, и феод. гос-ва задолго до завершения земной истории человечества. Подобное понимание хода истории характерно для многих идеологов крестьянско-плебейской оппозиции феодализму, выражавшейся в ср.-век. "ересях". Позднее, в условиях резкого обострения антифеодальной борьбы в Чехии 15 в. и Германии 16 в., возникают социально-ист. теории, последовательно враждебные феодализму. Их вершиной явилась концепция Томаса "Мюнцера", выдвинувшего идею о революц. уничтожении клас. неравенства и частной собственности.

Поворотным пунктом развития ист. познания по пути преодоления феод.-религ. концепций и феод. методологич. принципов понимания истории было возникновение гуманистич. И. эпохи Возрождения, связанное с зарождением раннекапиталистич. отношений в Зап. Европе. Созданная итал. философами и историками конца 14–16 вв. гуманистич. И. имела, однако, своих предшественников далеко за пределами Италии. Крупнейший араб. историк 14 в. "Ибн Хальдун" во "Введении" к обширному ист. труду "Книга примеров по истории арабов, персов, берберов и народов, живших с ними на земле" развивал философско-исторические идеи, стоявшие во многом на уровне взглядов передовых представителей гуманистической И. в Италии. Отвергая объяснения истории с позиций религиозной идеологии, Ибн Хальдун рассматривал историю как постоянное изменение быта и нравов людей, как непрерывный процесс возвышения и падения государств. Полагая, что он "проник в изучение частных явлений через врата общих причин", Ибн Хальдун придавал особое значение влиянию географич. среды на историю общества.

Гуманистич. И. в Италии, представленная именами Л. "Бруни", Ф. "Бьондо", Н. "Макиавелли", Ф. "Гвиччардини" и др., решительно порвала с феод.-теологич. трактовкой ист. развития. Она искала объяснение истории в ней самой, поставив вопрос о ее внутр. законах и считая, что они определяются природой человека. Обратившись к человеку, к его интересам и мотивам его деятельности, наиболее выдающиеся представители гуманистич. И. (Макиавелли, Гвиччардини) увидели движущую силу ист. процесса в политич. борьбе партий и социальных групп, сменявших друг друга у руля гос. власти. Хотя историки-гуманисты чрезвычайно преувеличивали роль личности в истории, почти не уделяли внимания действиям масс и ограничивались почти исключительно политич. историей, однако такой светский подход к ист. событиям был огромным прогрессивным шагом в развитии И. Для историков-гуманистов достоверность ист. знаний определялась их доказательностью, а также возможностью рационального объяснения ист. событий. Из этого проистекало большое внимание к вопросам критики ист. источников, к-рая в руках историков-гуманистов была мощным оружием преодоления концепций и представлений, выработанных феод. И. Внимание к доказательности породило возникновение науч. аппарата в соч. ряда историков-гуманистов. Было положено начало филологич. критике (Л. "Валла"), возникают зачатки археологии, ист. топографии (Ф. Бьондо). Огромную роль в развитии гуманистич. И. и И. последующего времени сыграло изобретение (сер. 15 в.) и распространение "книгопечатания". Показав несостоятельность господствовавшей в ср. века идеи о "непрерывности" существования Рим. гос-ва, представители гуманистич. И. доказывали качественное своеобразие античности по сравнению с последующим периодом (господство феодализма), к-рому они противопоставляли совр. им эпоху. Тем самым были заложены основы новой – трехчленной – периодизации истории (древняя, средняя и новая история); эта периодизация получила окончат. признание лишь в 18 в. Новое понимание истории историками-гуманистами было бы невозможным без достижений гуманистич. филос. и политич. мысли, без успехов в области языкознания, без глубокого изучения античной культуры, а главное – без изучения совр. им ист. опыта, впервые обнаружившего в Италии преходящий характер феодализма и порожденных им политич. и идеологич. систем. Гуманистич. И. имела общеевроп. характер. Ее видными представителями вне Италии были У. "Кемден", "Ф. Бэкон" – в Англии, Я. "Вимфелинг", С. "Франк" и др. – в Германии. Франц. политич. мыслитель Ж. "Боден" предпринял попытку вскрыть законы ист. развития и связать их с более общими законами, к-рым подчинен мир; он впервые систематизировал вопрос о влиянии природы на историю (к-рый ставился уже антич. писателями).

Гуманистич. И., подорвав монополию феодальной И., не смогла полностью преодолеть последнюю, т. к. в 16–17 вв. в большинстве стран сохранялась ее социальная база, опираясь на к-рую феод. И. вела ожесточенную борьбу с новым пониманием истории. В этой борьбе представители феод.-абсолютистской И. для нового оснащения фактич. материалом своих взглядов использовали нек-рые методич. принципы, выдвинутые историками-гуманистами. Представители феод.-абсолютистской И. обратили большое внимание на собирание, систематизацию и обработку источников в соответствии со своими ист. представлениями. Это привело к появлению в 17 в. вспомогательных исторических дисциплин, таких, как "дипломатика", "палеография" и др., к созданию обширных публикаций документов (издания, предпринятые "болландистами", "мавристами", "Балюзом" и др.). Эта деятельность ставила реакционные задачи – защиту и прославление католицизма, но она объективно имела определенное научное значение, т. к. способствовала совершенствованию частных методик источниковедческого анализа и сделала доступным для изучения огромную массу средневековых документов.

Становление истории как науки. В длительном процессе становления истории как науки огромная роль принадлежит идейным течениям 17–18 вв., возникшим в эпоху ранних бурж. революций в Европе и связанным с дальнейшим развитием бурж. идеологии. 17 и особенно 18 вв. характеризуются решит. борьбой с феод.-религ. мировоззрением, настойчивыми исканиями в области общих законов развития человеческого общества – попытками науч. подхода к истории. В преодолении феод.-религ. мировоззрения как методологич. основы ист. мышления огромное значение имела просветительская И. Несмотря на то, что в различных странах эта И. имела существенные особенности, ей были присущи определенные общие черты. Она являлась частью широкого идейно-политич. и филос. течения в обществ. мысли эпохи подымающегося капитализма, когда фокусом всей социальной жизни была борьба против феод.-абсолютистского строя во всех его проявлениях, расчистка путей для бурж. развития. В условиях неразвитости противоречий бурж. обществ.-экономич. отношений борьба за освобождение от ср.-векового, феодального по своей сущности, мировоззрения, против феод. обществ. и политич. строя определяла общую идейную основу взглядов историков- просветителей, при всех их нередко весьма существенных теоретико-методологич. расхождениях. Решающее значение для формирования ист. воззрений просветителей имела острейшая социально-политич. борьба эпохи ранних бурж. революций. Теоретич. осмысление просветителями достижений в области совр. им естествознания и техники оплодотворило ист. мышление философскими выводами, сделанными на этой основе. Деятели франц. Просвещения 18 в., являвшегося классич. формой зап. Просвещения в целом, поставили с неизвестной до того времени отчетливостью вопрос о законах в истории. Их предшественниками были голландские и англ. мыслители 17 в. (Г. "Гроций", Т. "Гоббс"), предпринимавшие попытки создать теории обществ. развития на основе т. н. "социальной физики", теории "естественного права" и др. рационалистич. теорий. Итал. мыслитель Дж. "Вико" сделал первую глубокую попытку охватить всю историю человечества как процесс, определяемый строгой закономерностью, и выдвинул идею круговорота в истории. Франц. просветители, подойдя к проблемам истории с позиций рационализма, искали законы истории или в разумной сущности человека, или во взаимодействии человеческого общества с природой, или же механически уподобляли законы истории законам природы. При всей их метафизич. и идеалистич. ограниченности изыскания просветителей в области ист. закономерностей имели огромное значение для становления истории как науки. Просветители выдвинули требование создания всеобщей истории человечества, исходящее из признания единства судеб человеческого рода, и связанный с этим принцип сравнительного изучения истории всех народов ("Вольтер"); теорию "естественного состояния", утверждающую, что в начале ист. развития человек являлся только частью природы ("Руссо"); идею непрерывного прогресса, утверждающую в качестве сущности ист. процесса движение человечества по восходящей линии от низших к высшим формам общественной жизни (нашла наиболее полное воплощение у "Кондорсе"); учение о влиянии на общественное развитие естественно-географич. среды ("Монтескье"). Непосредственно с опытом революций были связаны первые б. или м. определенные попытки дать И. материалистич. основу, в частности появление идеи о зависимости форм гос-ва и его учреждений от распределения собственности в гос-ве (Дж. "Гаррингтон" – на опыте англ. революции, А. "Барнав" – на опыте франц. революции). Отвергнув в качестве единственного объекта изучения политич. историю, представители просветительской И. считали, что основным предметом занятия историков должна являться история культуры, охватывающая все стороны жизни общества и включающая историю науки, просвещения, литературы, хозяйства и т. д. Англ. просветительская И., развивавшаяся уже после англ. бурж. революции и в целом отличавшаяся политич. умеренностью, дала в трудах своих наиболее выдающихся представителей У. "Робертсона" и Э. "Гиббона" обстоятельное освещение с антиклерикальных и антифеод. позиций важных периодов истории средневековья. Виднейший деятель просветительской философии истории в Германии И. Г. "Гердер" развивал идеи единства и закономерности ист. развития, характеризующегося противоречивостью, но идущего к высшему состоянию – гуманности. Идеалистическое в целом понимание истории Гердера включало в себя, однако, нек-рые стихийно-материалистич. моменты. Новые тенденции в развитии И. своеобразно проявлялись в России, продолжавшей в 18 в. оставаться дворянско-крепостнич. страной. Освобождение от религ. взгляда на историю, рационализм, понимание истории как политич. истории государства характерны для В. H. "Татищева", одного из крупнейших представителей рус. дворянской И.; он попытался дать целостную схему рус. истории, служившую у него идеям обоснования прогрессивности рус. самодержавия. Стремление исследовать нац. историю в рамках всемирно-ист. процесса, в к-ром чередуются периоды упадка и расцвета, обнаруживается повторяемость этапов в развитии разных народов; взгляд на историю как на средство воспитания гражданских и патриотич. качеств в рус. народе характерны для ист. взглядов М. В. "Ломоносова". Дальнейшая разработка рус. истории дворянской И. связана с именами М. М. "Щербатова", И. Н. "Болтина" и др., причем Болтиным были выдвинуты идеи сравнительно-ист. метода изучения истории и причинно-следственной связи ист. явлений. В 18 в. в России было положено начало собиранию и публ. ист. источников (Татищев, Н. И. Новиков и др.–см. в ст. "Археография"). Революц.- просветительское понимание истории нашло яркое выражение во взглядах А. Н. "Радищева", подходившего к вопросам истории с точки зрения революц. борьбы против самодержавия и крепостничества. Это позволило ему подойти к истории как к циклически развивающейся борьбе свободы и деспотизма и тем самым обосновать закономерность революц. переворотов в истории. В противовес революц. пониманию истории Радищевым, дворянско-монархич. И. в России (H. M. "Карамзин", М. П. "Погодин" и др.) отстаивала тезис о якобы решающей роли самодержавия в рус. истории. В условиях роста бурж. революц. движений в Зап. Европе и назревания кризиса крепостнич. строя в России рус. дворянская И. развивала идею самобытности рус. истории как якобы исключающей возможность революции в России. С решительной критикой монархич. концепций Карамзина выступили дворянские революционеры – "декабристы".

Тл. противником просветительской И. в Европе в конце 18 – нач. 19 вв. стал реакц. "романтизм", зародившийся и оформившийся как идеология дворянской реакции на франц. бурж. революцию, просветительскую философию и идеологию. В выработке реакционной по своей сущности идейно-политич. основы романтич. И. решающую роль сыграли Э. "Бёрк", Ж. де "Местр", Ф. Шатобриан, Ф. Шлегель, К. Л. Галлер, А. Мюллер. Поставив своей целью реабилитацию средневековья, присущих ему обществ.-политич. строя и идеологии, историки-романтики решительно отвергали идею переворота, революции в истории (эта идея была ими отчетливо поставлена и решена в реакц.-негативном плане). Они отвергали рационалистич. объяснение истории просветителями, отказывались усматривать в естеств. законах человеческой природы законы истории. Выступив против просветит. И. с реакц. политич. позиций, они в то же время справедливо указывали на антиист. отношение просветителей к средним векам и настаивали на наличии внутр. связи во всех ист. эпохах. Они полагали, что совр. состояние каждого народа является продуктом медленного и длит. ист. развития (идея т. н. "органического развития"), в к-ром воплощен "дух народа". В связи с этим романтики выдвигали в качестве первоочередной задачи ист. исследования изучение качественного своеобразия истории различных народов, выяснение индивидуальных особенностей ист. явлений. Наибольшее распространение идеи романтизма получили в Германии, где они оказали влияние на изучение истории гос-ва и права ("историческая школа права" – Савиньи, Эйхгорн и их последователи). Ист. школа права придавала исключит. значение изучению ист. источников и критике их. Огромную роль в разработке критич. методов исследования в ист. науке сыграла также разработка их в филологии (Ф. А. Вольф) и особенно науч. деятельность в области антич. истории А. "Бёка" и прежде всего Б. Г. "Нибура". Это позволило, в частности, приступить к созданию серийных публикаций источников по истории античности (Corpus inscriptionum Graecarum) и средних веков ("Monumenta Germaniae Historica"), являющихся во многом образцовыми. Руководствовавшиеся теоретико-методологич. принципами романтизма братья Я. "Гримм" и В. Гримм проделали огромную работу по изучению истории герм. языков, мифологии, фольклора, обычного права. С романтич. направлением было связано складывание школы Л. "Ранке" в Германии. Ист. концепция Ранке со свойственным ей провиденциализмом в истолковании ист. процесса, представлением о решающей роли идей (прежде всего религиозных) в развитии общества, культом сильного гос-ва, апологией войны, утверждением о примате внеш. политики над внутренней, крайним национализмом оказала существенное влияние на юнкерско-бурж. герм. И.

Если романтич. направление И. при всей реакционности своих политич. идей сделало в первые десятилетия 19 в. определенный шаг вперед в развитии ист. познания, то еще большее значение для создания ист. науки имели философско-ист. концепции утопич. социализма, философия Гегеля и работы представителей бурж.-либеральных ист. школ 1-й пол. 19 в. (особенно во Франции). Основополагающие идеи философии истории утопич. социализма были выдвинуты А. К. "Сен-Симоном". Среди них: необходимость и относительная прогрессивность каждой ист. эпохи и порожденных ею обществ.-политич. институтов, зависящих от отношений собственности; противоречивость и неравномерность ист. процесса, приводящая к закономерной смене всех социальных и гос. форм; признание экономики и клас. борьбы – наряду с человеческим разумом и философией – движущими силами истории; ист. неизбежность перехода к социалистич. организации общества. Идея Сен-Симона о клас. борьбе, возникшая из обобщения им ист. опыта франц. бурж. революции, была воспринята франц. бурж.-либеральными историками эпохи Реставрации – О. "Тьерри", Ф. "Минье", Ф. "Гизо", А. "Тьером". "Со времени великой французской революции европейская история с особой наглядностью вскрывала в ряде стран эту действительную подкладку событий, борьбу классов. И уже эпоха Реставрации во Франции выдвинула ряд историков (Тьерри, Гизо, Минье, Тьер), которые, обобщая происходящее, не могли не признать борьбы классов ключом к пониманию всей французской истории" (Ленин В. И., Соч., т. 21, с. 42). Эти историки еще не могли дать науч. ответа на вопрос о происхождении классов (напр., Тьерри объяснял происхождение классов из завоеваний), отождествляли борьбу классов с борьбой разных народностей. Кроме того, в изображении либерально-бурж. историков закономерной выступала лишь клас. борьба в феод. обществе, борьба "третьего сословия" во главе с зарождающейся буржуазией против феод. аристократии, борьба, находящая свое завершение в переходе политич. власти к буржуазии, а клас. борьбы пролетариата против буржуазии они не замечали или считали ее нарушением нормального, естественного порядка. Однако, несмотря на все это, разработка конкретной истории Франции и Англии как истории клас. борьбы привела к науч. результатам первостепенной важности. Произошло также расширение источниковедч. базы ист. исследований, появились многочисл. публикации по социально-политич. истории.

В рамках идеалистич. философии истории наиболее плодотворная попытка раскрыть внутр. связь беспрерывного движения, изменения и преобразования, присущих истории человечества, была предпринята Ф. В. "Гегелем". В своей картине развития человеческого общества Гегель как бы объединил идею всемирно-ист. прогресса, выдвинутую просветителями, и принцип "органического развития", выдвинутый романтиками. Но главным было то, что Гегель внес в концепцию всемирно-ист. процесса диалектич. принцип развития – ист. развитие предстало как борьба противоположных начал. Это привело к существенному обогащению методологии ист. исследования. Однако у Гегеля принцип диалектич. развития был применен не по отношению к материальному развитию общества, а по отношению к развитию идеи "абсолютного духа"; в силу идеализма своей системы Гегель истолковывал внутреннюю связь ист. событий как неизменное стремление к осуществлению абсолютной идеи. Предложенная Гегелем схема всемирной истории, в основе к-рой лежало представление о ее сущности как прогрессе сознания свободы, оказалась по своему содержанию искажающей подлинный процесс обществ. развития (деление народов на историч. и неисторич., исключение из ист. процесса большей части народов Востока, провозглашение истории герм. народов вершиной истории человечества, апофеоз прус. милитаристского гос-ва и т. д.). Именно эта сторона взглядов Гегеля оказала наибольшее влияние на реакц. направление бурж. И., особенно в Германии. В то же время часть историков восприняла прогрессивные стороны учения Гегеля. "Левогегельянцы" Д. Штраус, Б. "Бауэр" внесли большой вклад в разработку проблем истории "христианства". Однако подлинными наследниками всего революционного в учении Гегеля стали Маркс и Энгельс. Взгляды Гегеля оказали большое влияние на формирование к середине 19 в. либерально-бурж. И. в России, представленной в области всеобщей истории Т. Н. "Грановским", в области отечественной истории С. М. "Соловьевым" и др. Для ист. концепции Соловьева были характерны представления о внутр., "органич." закономерности ист. процесса, обусловленного объективными (преим. географическими) факторами, о надклассовом характере гос-ва, как высшем воплощении истории народа, отрицат. отношение к нар. выступлениям и к революции вообще, понимание борьбы противоположностей в истории как борьбы "родового" и "государственного" начал. Соловьев считал, что с реформ Петра Россия пошла по пути "европеизации". Идеи противоположности ист. закономерностей на Западе, где развитие общества шло "снизу", и в России, где якобы "организатором" общества, сословий и их отношений между собой выступило самодержавное гос-во, были развиты историками "государственной школы" (К. Д. Кавелин, Б. Н. Чичерин и др.) и получили у них теоретич. обоснование.

Домарксистская научно-ист. мысль получила высшее развитие в революц.-демократич. концепции истории. В наиболее последовательной форме она была разработана рус. революционными демократами на основе революц. идеологии борьбы против самодержавно-крепостнич. строя, критики социальных антагонизмов капиталистич. строя в Зап. Европе. В ист. взглядах В. Г. "Белинского", А. И. "Герцена", Н. А. "Добролюбова", Н. Г. "Чернышевского" нашло выражение приближение ист. познания к материалистич. пониманию истории. Освоив достижения домарксистской философской, ист. и социологич. мысли в Зап. Европе, опираясь на прогрессивные традиции рус. философии и науки, революционные демократы увидели ограниченность либерально-бурж. теории клас. борьбы, философии истории Гегеля, отвергли представления о возможности социалистич. преобразований в результате мирной эволюции (свойственные зап.-европ. социалистам- утопистам), подвергли развернутой критике дворянскую и бурж. И. в России ("теорию официальной народности", историческую концепцию "славянофилов", государственную школу). Стержнем революционно- демократическ

Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia