Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Испанская революция 1931-39





ИСПАНСКАЯ РЕВОЛЮ́ЦИЯ 1931–39. Особенности И. р. были в значит. мере обусловлены нек-рыми отличит. чертами ист. развития Испании (прежде всего исключит. живучестью феод. пережитков, носители к-рых – помещики – закрепили в годы фаш. режима тесный союз с финанс.-пром. олигархией). С 1808, в непосредств. связи с войной против наполеоновской Франции, за нац. независимость, в Испании начался период бурж. революций. Этот период завершился в последней четв. 19 в. компромиссом буржуазии с феод. аристократией. Политич. система, обеспечивавшая господство аристократии, сохранялась до 1923, когда при диктатуре ген. Примо де Риверы в экономич. и политич. жизни Испании на передний план стала выдвигаться развивавшаяся в годы 1-й мировой войны монополистич. олигархия. Одновременно рос революц. пролетариат.

Установленная в 1923 в Испании воен. диктатура, с помощью к-рой правящие классы страны надеялись задержать подъем рабочего и демократич. движения, получившего особенно бурное развитие после Οкт. социалистич. революции в России, длилась в течение 7 лет. В период диктатуры складывалось мощное движение оппозиции, к-рое, несмотря на разобщенность и различные цели его участников, принадлежавших к разным классам и социальным группам, охватило большинство населения страны.

В нач. 1930 стало уже невозможно закрывать глаза на приближавшуюся бурю, предвестниками к-рой были выступления рабочих и крестьян, студенч. волнения, возмущение диктатурой со стороны выдающихся представителей интеллигенции. В стране распространялись заговоры и восстания. Встревоженный положением король Альфонс XIII был вынужден отказаться от услуг диктатора Примо де Риверы, вышедшего в отставку 28 янв. Король поручил ген. Дамасо Беренгеру сформировать пр-во, к-рое выправило бы курс гос-ва, угрожающе сползавшего в пропасть. Ген. Беренгер, стремясь спасти монархию, пытался как-то исправить методы правления своего предшественника, но было уже поздно.

Экономич. кризис, охвативший Испанию в сер. 1930, обострил до предела противоречия господствовавшей в стране социальной и политич, системы. Осью политич. борьбы, развернувшейся накануне революц. взрыва, было противоречие между блоком землевладельческой аристократии и финансовой олигархии (его господство олицетворяла монархия) и испанским народом в целом. В надвигавшейся бур.-демократич. революции были объективно заинтересованы пролетариат и крестьянство, мелкая гор. буржуазия, прогрессивная интеллигенция, участники нац. движения Каталонии, Басконии и Галисии, а также вся немонополистич. буржуазия. Глубокие революц. преобразования, к-рые были поставлены на очередь дня (ликвидация монархии, агр. реформа, решение нац. вопроса, демократизация экономики и гос. аппарата и др.), могли быть полностью осуществлены только под руководством пролетариата. Но накануне революции большинство рабочего класса еще находилось под влиянием социалистич. и анархо-синдикалистских лидеров, считавших, что в бурж. революции руководящая роль должна принадлежать буржуазии. Эту точку зрения разделяли и социалисты, вошедшие в т. н. Революц. комитет, созданный лидерами бурж.-респ. движения на основе "Сан-Севастьянского пакта 1930". Между тем именно в эти дни выступления исп. пролетариата (особенно мощные политич. забастовки, прокатившиеся по всей стране) еще раз показали, что рабочий класс является самой активной, самой боеспособной революц. силой. Под воздействием этих массовых выступлений Революц. к-т принял решение о воен. перевороте, дата осуществления к-рого неск. раз переносилась. Нерешительность комитета, страшившегося размаха революц. борьбы масс, привела к неудаче героич. восстания гарнизона г. Хака (12 дек. 1930) и попытки переворота, поддержанного всеобщей стачкой, к-рый был намечен на 15 дек. Но, несмотря на неудачу, революционизирующее воздействие этих выступлений было огромно.

Установление республики. Коалиция республиканцев и социалистов у власти (1931–33). Стремясь предотвратить крушение монархии, правительство Беренгера издало декрет о проведении 19 марта выборов в кортесы. Этот маневр не принес успеха его инициаторам, ибо в условиях революционного подъема оппозиционные силы отказались участвовать в выборах и вынудили Беренгера подать в отставку (14 февр. 1931). Король назначил вместо ген. Беренгера адм. Аснара, к-рый, пытаясь, как и его предшественник, прощупать обществ. мнение страны, назначил на 12 апр. выборы в муниципалитеты. Но эти выборы, значение к-рых король и его министры стремились ограничить адм. рамками, вылились в решит. антимонархич. плебисцит. На другой день после выборов президент каталонского авт. пр-ва Масиа провозгласил создание Каталонской республики. Одновременно в ряде исп. городов взвились респ. знамена. 14 апр. 1931 Революц. к-т собрался в здании Мин-ва внутр. дел и сформировал врем. пр-во, к-рое возглавил Алькала Самора (лидер Демократич. либеральной партии). В этот день король отрекся от престола. Королев. семья бежала за границу. Адм. Аснар, уходя с поста председателя последнего пр-ва Альфонса XIII, изрек с философским смирением: "Испания уснула монархической, а проснулась республиканской". В сущности говоря, Испания стала республикой уже 12 апр., когда народ столь решительно высказался против монархии. 27 июля 1931 собрались Учредительные кортесы, к-рые 9 дек. 1931 приняли респ. конституцию (см. "Испанская конституция 1931"). Отстаивая свои демократич. права, массы добились изменения политич. структуры страны. Ни армия, ни т. н. гражданская гвардия, известная своей преданностью монархии, даже не предприняли попытки защитить разложившийся режим.

Эта мирная революция лишила власти блок помещичьей аристократии и крупной буржуазии, к-рый уступил место новому блоку, представлявшему всю буржуазию, за исключением нек-рых групп монополистич. капитала; стремясь обеспечить себе опору в массах, буржуазия привлекла к участию в пр-ве Социалистич. партию. В дек. 1931 давление масс привело к отстранению от власти двух самых правых политич. партий: Консервативной (лидер – M. Mаypa) и Радикальной (лидер – А. "Леррус").

Руководство пр-вом оказалось в руках мелкобурж. республиканцев. В те дни нар. энтузиазма респ. пр-во могло бы относительно легко ослабить экономич. власть реакции, лишить ее позиций в гос. аппарате, в армии и в гос. институтах. Но оно этого не сделало. Ответственность за это упущение, имевшее роковые последствия, лежит на Социалистич. партии, к-рая плелась в хвосте у буржуазии. У руководителей республики (наиболее значит. фигурой среди них был лидер Левореспубликанской партии д-р Мануэль Асанья), цитировавших в своих многочисл. и противоречивых выступлениях Робеспьера, Дантона и Сен-Жюста, не было революц. решимости якобинцев. Они не провели агр. реформы, в к-рой так нуждалась Испания – "страна земли без людей и людей без земли" и к-рую требовали миллионы бедных крестьян и с.-х. рабочих. И при новом, бурж.-демократич., строе сохранялись сеньориальные владения, натур. рента, издольщина, барщина. В Исп. республике герцог Мединасели по-прежнему владел 79 147 га зарегистрированной земли, герцог Пеньяранда – 51 016 га, герцог Вильяэрмоса – 47 203 га, герцог Альба – 34 455 га, маркиз Романа – 29 095 га и маркиз Комильяс – 23 720 га. Т. к. респ. пр-во не провело агр. реформы, наступило неизбежное: началась борьба крестьян за землю, к-рую власти подавляли с исключит. жестокостью. В 1932 в Касас-Вьехас (пров. Кадис) 14 крестьян, оборонявшихся от карателей в одном из домов, были заживо сожжены. Все это дало основание Мартинесу Баррио, одному из видных деятелей республики, сказать о политике первых респ. пр-в (за к-рую он сам нес ответственность), что она была слеплена "из грязи, крови и слез".

Вместо того чтобы с помощью демократич. политики заручиться поддержкой масс, республиканские и социалистич. министры старались не ссориться с группами, оттесненными от власти. Этим они отталкивали массы от республики и подрывали свой престиж. Подобной политикой заигрывания с реакцией и насилий по отношению к рабочему классу и крестьянству они расчистили путь для контрреволюции, к-рая уже с первых шагов нового строя начала готовиться к восстановлению прежних порядков. Так стал возможным воен. мятеж 10 авг. 1932, возглавлявшийся ген. "Санхурхо", подавленный лишь благодаря немедл. ответному выступлению масс (Санхурхо, приговоренный вначале к смертной казни, а затем – к 30 годам тюрьмы, был в 1934 освобожден пр-вом Лерруса).

Наступление реакции и борьба трудящихся под руководством Коммунистич. партии против фашизма, за победу Нар. фронта (1933–36). В сент. 1933 социалисты были выведены из пр-ва. Раскол респ.-соц. блока вызвал политич. кризис в республике. Респ. партии под давлением правых сил раскололись на мелкие группы. Парламент был распущен. Новые выборы (19 нояб. 1933) принесли большинство реакц. и полуфаш. силам. Социалистич. партия потеряла половину своих мест в парламенте.

Одержав в 1933 победу на выборах, реакция получила широкие возможности для захвата власти легальным путем и подрыва республики изнутри. С этой целью силы реакции объединились в Конфедерацию автономных правых (СЭДА) – организацию клерикально-фаш. толка с Хилем Роблесом во главе. В нач. окт. 1934 СЭДА после ряда подготовит. маневров вошла в состав пр-ва. Новый успех реакции был облегчен разложением Радикальной партии, руководимой возглавлявшим серию правительств демагогом и авантюристом А. Леррусом.

Вхождение СЭДА в пр-во было решающим шагом на пути осуществления правыми своих планов. Однако выполнить эти планы оказалось не так легко, как они себе представляли. Правда, разочарование масс в республике было крайне глубоким, но не менее сильной была их ненависть к поднимавшей голову реакции.

Руководителем и организатором масс, объединявшихся в борьбе с силами контрреволюции, становилась Коммунистич. партия. К сожалению, в первые годы республики Коммунистич. партия Испании (КПИ), численно небольшая и пользовавшаяся незначит. влиянием в стране, не могла коренным образом изменить нац. политику. Сразу же после своего возникновения в 1920 партии пришлось уйти в подполье и переносить постоянные преследования. Только в первые годы диктатуры Примо де Риверы один за другим были арестованы 5 составов Центр. к-та КПИ. Это обстоятельство, так же как и неопытность большинства коммунистов, способствовало распространению в ее рядах левацких тенденций, к-рые были особенно заметны в деятельности группы, руководившей партией после свержения монархии.

Несмотря на допущенные ошибки сектантского и догматич. характера, помешавшие вначале коммунистам создать широкую массовую базу (ошибки, исправлявшиеся в ходе борьбы), Коммунистич. партия была единств. партией, ясно представлявшей себе всю совокупность изменений, к-рые нужно было совершить, чтобы демократизировать Испанию.

На первое место партия выдвигала агр. реформу, проведение к-рой было абсолютно необходимо для того, чтобы разорвать феод. путы, сдерживавшие экономич. развитие страны, и удовлетворить чаяния крест. масс. Коммунисты требовали мер, ограничивающих господство крупных нац. и иностр. банков и монополий над экономич. и социальной жизнью страны. Коммунистич. партия считала необходимым провозгласить право на самоопределение Каталонии, Страны басков и Галисии, предоставить полную независимость Марокко и вывести исп. войска из Сев. Африки. По мнению коммунистов, республика должна была осуществить демократич. обновление гос. аппарата и в первую очередь командного состава исп. армии. Элементарной мерой самозащиты республики было бы удаление с руководящих постов наиболее явных ее противников, особенно т. н. "африканцев" – генералов и военачальников, сделавших стремит. карьеру в ходе колониальной войны в Марокко, – заклятых врагов республики и демократии.

Если бы были достигнуты эти демократич. цели, материальная база олигархии, а вместе с тем и ее возможности выступить против народа были бы значительно подорваны, а от Испании была бы отведена угроза гражд. войны, к к-рой готовились реакц. силы.

Коммунистич. партии, как она об этом заявила еще на своем III съезде в 1929, было абсолютно ясно, что для последоват. осуществления демократизации страны необходимо, чтобы рабочий класс выполнил роль руководителя масс. Важнейшим условием успешного выполнения этой роли было объединение всех сил рабочего класса. Поэтому решение проблемы единства рабочего класса компартия сделала осью своей политики. Достижение такого единства требовало энергичных и настойчивых усилий, к-рые в 1933–34 начали приносить свои плоды. Политика единства прокладывала себе дорогу в массах; она находила сочувственный отклик и в рядах Социалистич. партии, к-рая, после того как социалисты были вытеснены из пр-ва, переживала серьезный кризис. Если нек-рых социалистич. лидеров поражение и провал их политики подтолкнули к открытому переходу в стан бурж. либерализма и отказу от клас. позиций, то другая, более близкая пролетариату часть руководства во главе с "Ларго Кабальеро" активно включилась в антифаш. борьбу. Это позволило в течение 1934 добиться первых весьма важных, хотя и непрочных еще успехов на пути установления единства между Коммунистич. и Социалистич. партиями.

Когда клерикально-фаш. партия СЭДА, решив, что обстановка назрела, 4 окт. 1934 вошла в состав пр-ва, массы под руководством Социалистич. и Коммунистич. партий дали немедленный ответ. В Испании была объявлена всеобщая забастовка, к-рая в Астурии, в Стране басков, Каталонии и Мадриде переросла в вооруж. восстание. Особенно широким размахом и наибольшей остротой отличалась борьба в Астурии (см. "Октябрьские бои 1934" в Испании).

Пр-во бросило против трудящихся подразделения иностр. легиона и марокканские части, к-рые с особой жестокостью расправлялись с астурийскими горняками.

Репрессиями против повстанч. движения в окт. 1934 руководил ген. Франко, уже тогда готовивший заговор против республики. Св. 2 тыс. убитых и 30 тыс. арестованных во время октябрьских схваток 1934 – эти цифры свидетельствуют об упорном характере боев и о жестокости правительств. репрессий. Участие марокканских частей в кровавой расправе с повстанцами в окт. 1934 было новым уроком, показавшим, что означала для исп. народа колониалистская политика республики, следовавшей в этом отношении по пути, проложенному монархией. Респ. пр-ва, осуществляя свою "имперскую" политику, отказывались признать право марокканцев на нац. независимость и в своей неразумной слепоте способствовали тому, что на марокканской терр. под команд. контрреволюц. генералов собирались ударные силы ультрареакционеров, приобретавшие в борьбе против марокканского народа боевой опыт и проходившие практич. подготовку для последующей борьбы против исп. народа.

Хотя октябрьское восстание 1934 и потерпело поражение из-за отсутствия организованности и координации действий, все же оно задержало осуществление планов реакции и пробудило во всей стране широкое движение солидарности, ненависть к реакции и подготовило условия для образования Нар. фронта.

Спустя два месяца после окончания борьбы в Астурии, по инициативе компартии, в условиях подполья был создан комитет по связи между руководством Социалистич. и Коммунистич. партий. В мае 1935 КПИ, опираясь на уже действовавший в течение неск. месяцев Антифаш. блок, предложила Социалистич. партии образовать Нар. фронт. Однако Социалистич. партия под предлогом нежелания сотрудничать с бурж. респ. партиями, изгнавшими ее из пр-ва, ответила отказом. Хотя в общенац. масштабе предложение коммунистов не было принято, тем не менее на местах возникли многочисл. к-ты Нар. фронта и к-ты по связи между социалистами и коммунистами, практически осуществлявшие политику единства. Опираясь на решения VII конгресса Коминтерна (выработке к-рых в большой мере помог исп. опыт), Коммунистич. партия развивала достигнутые успехи в деле создания Нар. фронта. В дек. 1935 в результате слияния Всеобщей унитарной конфедерации труда (находившейся под влиянием коммунистов) и Всеобщего союза трудящихся (руководимого социалистами) было осуществлено профсоюзное единство.

В дек. 1935 под давлением масс реакционное пр-во было вынуждено подать в отставку. Было сформировано пр-во во главе с бурж. демократом Портела Вальядаресом, к-рый распустил парламент и назначил новые выборы. Это была победа демократич. сил, ускорившая создание Нар. фронта. 15 янв. 1936 был подписан пакт об образовании Нар. фронта, в к-рый вошли Социалистич. партия, Коммунистич. партия, Леворесп. партия, Респ. союз, Всеобщий союз трудящихся и ряд мелких политич. групп, не имевших серьезного влияния в стране. Вне рядов Нар. фронта оставалась анархистская Нац. конфедерация труда (НКТ), хотя рядовые рабочие-анархисты активно сотрудничали с рабочими др. политич. направлений вопреки сектантской тактике лидеров НКТ.

На состоявшихся 16 февр. выборах демократич. силы одержали блистательную победу. Из 480 мест в парламенте партии Нар. фронта завоевали 268.

Победа Нар. фронта воодушевила прогрессивные силы Испании на борьбу за осуществление глубоких демократич. преобразований. Грандиозные уличные демонстрации, состоявшиеся в Мадриде и др. городах, свидетельствовали о решимости масс упрочить и развить одержанную победу. Народ требовал освобождения политич. заключенных, и это требование было выполнено без промедлений.

Быстро росло влияние Коммунистич. партии, численность к-рой в февр. 1936 составляла 30 тыс., в марте – 50 тыс., в апр. – 60 тыс., в июне – 84 тыс., в июле – 100 т. ч. Еще больше укрепился Нар. фронт, ведущей силой к-рого был рабочий класс. Слияние орг-ций социалистич. и коммунистич. молодежи в Союз объединенной социалистич. молодежи (апр. 1936) подготовило основу для единства молодежного движения. В Каталонии в результате слияния 4 рабочих партий (июль 1936) была создана Объединенная социалистич. партия Каталонии.

Успехи Нар. фронта вновь открыли перед Испанией перспективу развития демократич. революции мирным, парламентским путем. В результате победы Нар. фронта было создано респ. пр-во, без социалистов и коммунистов. КПИ была сторонницей создания пр-ва Нар. фронта, однако против этого возражала Социалистич. партия. И не потому, что социалисты хранили верность данной в сент. 1933 клятве – не сотрудничать с респ. партиями, а потому что надеялись на переход власти в их руки после провала республиканцев, в рядах к-рых не было необходимого единства. Однако события развернулись не так, как ожидали лидеры социалистов. Образовавшиеся после победы Нар. фронта пр-ва Асаньи (19 февр. 1936 – 12 мая 1936) и Касареса Кироги (12 мая 1936 – 18 июля 1936) проводили политику уступок реакции. Не учитывая суровых уроков, полученных в первые годы республики, они не приняли необходимых мер для защиты демократич. строя и оставили на прежних постах в армии большинство генералов, к-рые плели заговор против республики. Чувствовалось, что кто-то в самом пр-ве был кровно заинтересован в развитии заговора, ибо ген. Франко назначили воен. комендантом Канарских о-вов, ген. Мола – комендантом Памплоны [гл. города пров. Наварра – одного из давних центров реакции, в прошлом оплота карлистов (см. "Карлистские войны")], ген. Годеда назначили комендантом Балеарских о-вов. В заговоре против республики участвовали также ген. Кейпо де Льяно, ген. директор карабинеров, полк. Аренда, командующий войсками в Астурии, ген. Кабанельяс из Сарагосы. В Марокко в распоряжении ген. Ягуэ и его сообщников по заговору были марокканские части и иностр. легион.

В тесном контакте с такими реакц. политич. группами, как основанная в 1933 Исп. фаланга и организация "Обновление Испании", во главе к-рой стоял Кальво Сотело, б. соратник диктатора Примо де Риверы, эти генералы завершали последние приготовления к мятежу. За генералами стояла помещичье-финанс. олигархия, стремившаяся установить фаш. диктатуру и тем самым упрочить свои позиции в стране. Подготавливая агрессию против республики, исп. реакция действовала рука об руку с Гитлером и Муссолини. Еще в 1934 в Риме было заключено соглашение с Муссолини, к-рый обещал предоставить вооружение и ден. средства крайне правым исп. силам. В марте 1936, после победы Нар. фронта, ген. Санхурхо и вождь Фаланги Хосе Антонио Примо де Ривера отправились в Берлин, чтобы окончательно уточнить детали участия Германии в борьбе против исп, народа.

Нац.-революц. война исп. народа (1936–1939). В сер. июля 1936 механизм воен.-фаш. мятежа был поставлен на боевой взвод. 16 июля ген. Мола оповестил всех участвовавших в заговоре генералов о том, что мятеж вспыхнет и будет развиваться последовательно 18, 19 и 20 июля. Военные, действовавшие в Марокко, выступили раньше установленного срока. Утром 17 июля 1936 они вывели войска на улицы. Мятеж начался. Первые части, использованные мятежниками, в большинстве состояли из солдат иностр. легиона и марокканских солдат. 18 июля заговорщики, восставшие на п-ове, захватили Кадис и Севилью.

Воен.-фаш. мятеж оставил республику без армии. В тот момент, когда здание республики катастрофически рушилось, оставался единственный спасительный выход: вооружить народ – единственную в ту пору силу, способную оказать сопротивление мятежникам и отстоять республику. Вокруг этого вопроса разгорелась не менее острая и драматическая борьба, чем та, что шла на улицах между фашистами и демократами. В обстановке, к-рая требовала энергичных и безотлагательных действий, виднейшие респ. лидеры обнаружили слабость и нерешительность. Глава пр-ва Касарес Кирога (Леворесп. партия) и президент республики (с мая 1936) Асанья до последнего момента противились передаче оружия в руки народа и пытались добиться соглашения с мятежниками. Но рабочий класс, нар. массы не соглашались на капитуляцию, к-рую им предлагало пр-во. Как только в Мадриде узнали о мятеже в Марокко, все предприятия прекратили работу и народ устремился на улицу, требуя у правительства оружия для защиты республики. Делегация Коммунистической партии явилась к главе правительства и поддержала требование масс. 18 июля комиссия представителей Народного фронта вновь посетила Касареса Кирогу и потребовала вооружить народ.

Грозная нар. волна поднялась, чтобы дать отпор реакц. мятежу. Касарес Кирога, оказавшийся не в состоянии нести ответственность за свои собственные поступки и за все пр-во, подал в отставку. Президент Асанья поручил Диего Мартинесу Баррио (лидеру партии Респ. союз) сформировать пр-во, к-рое должно было достичь соглашения с мятежниками, что на деле означало бы капитуляцию. Однако энергичный протест народа сорвал эту попытку. 19 июля приступило к своим обязанностям новое пр-во, возглавляемое одним из лидеров Леворесп. партии Хосе Хиралем. Но в спорах о том, вооружать или не вооружать народ, было потеряно три дня, и эти три дня колебаний заговорщики использовали, чтобы захватить 23 города. За колебания респ. лидеров народ расплачивался своей кровью.

Генералы-"африканцы", введенные в заблуждение колебаниями и снисходительностью респ. лидеров, допустили ту же ошибку, что и Наполеон в 1808, решив, что перед ними слабый, не проявляющий воли к сопротивлению народ, к-рый легко победить. Они могли убедиться в решимости нар. масс преградить дорогу фашизму. В Барселоне и Мадриде мятеж был быстро подавлен. Во всей Испании рабочие, крестьяне, ремесленники, интеллигенция поднялись на защиту республики, дав легионы безымянных героев – борцов за свободу.

Пытаясь объяснить поражения мятежников в начале выступления, гитлеровский посол телеграфировал 23 июля 1936 своему пр-ву: "Фашизм в Испании не пользуется поддержкой. Испанскому фашизму не хватает программы, не хватает вождя. Он не смог превратиться в национальное движение".

В начале авг. 1936 преимущество еще сохранялось за республикой. В руках республиканцев остались Мадрид, Валенсия, Каталония, Астурия, Страна басков, Эстремадура, Новая Кастилия, Мурсия. Республика сохраняла контроль над гл. пром. и горнорудными центрами, портами (Барселона, Бильбао, Сантандер, Малага, Альмерия, Картахена и др.) и наиболее богатыми с.-х. зонами (см. карту). Мятеж в осн. был подавлен. Народ спас республику от первого фаш. натиска.

Исп. трудящиеся сумели разгромить фаш. мятеж благодаря настойчивой деятельности коммунистов, направленной на достижение единства действий рабочих и всех антифашистов, взаимопонимания и соглашения между Коммунистич. и Социалистич. партиями.

После первых ударов, нанесенных мятежникам, война могла бы кончиться, если бы она велась в нац. рамках. Но на помощь мятежникам пришли Гитлер и Муссолини, к-рые послали в Испанию герм. и итал. войска, оснащенные по последнему слову техники того времени. Это изменило характер войны, развернувшейся в Испании. С точки зрения национальной, она не была уже гражд. войной. В результате иностр. интервенции война для исп. народа превратилась в национально- революционную: национальную – потому что в ней отстаивалась целостность Испании, поставленная реакцией на карту как плата за иностр. помощь; революционную – потому что была войной за свободу и демократию, против фашизма.

Война в Испании затрагивала все страны, все народы, все пр-ва. Здесь шла упорная борьба демократич. сил против сил междунар. реакции. В Испании решалась судьба крупного сражения, от исхода к-рого в немалой степени зависели судьбы мира и безопасности во всем мире. Героич. борьба исп. народа стала серьезной преградой на пути развязывания империалистами 2-й мировой войны.

Для осуществления своих агрессивных планов, направленных против Европы и всего мира, Гитлер нуждался в стратегич. базе, к-рую представлял собой Пиренейский полуостров, чтобы оказаться в тылу у Франции, оседлать пути в Африку и на Восток, использовать близость п-ова от амер. континента. Англ., франц. и амер. пр-ва не только позволили Гитлеру осуществить открытую интервенцию в Испании, испытать здесь свое оружие, но и помогли его агрессивным планам, объявив по отношению к республике и исп. народу преступную политику "невмешательства", к-рая оказала решающее влияние на исход войны в Испании и ускорила развязывание 2-й мировой войны (см. "Комитет по невмешательству в испанские дела").

Итало-герм. интервенция сыграла решающую роль на первом этапе войны в Испании и по мере роста сопротивления республиканцев приобретала все больший размах. Муссолини направил в Испанию 150 000 солдат, в т. ч. неск. дивизий, имевших опыт войны против Эфиопии. Итал. воен.-мор. флот, включавший подводные лодки, оперировал в Средиземном м. Итал. авиация, дислоцировавшаяся в Испании, совершила 86 420 вылетов (во время войны в Эфиопии она совершила 3949 вылетов), 5319 бомбардировок, во время к-рых на исп. насел. пункты было сброшено 11 585 тонн взрывчатых веществ.

Гитлер, со своей стороны, направил Франко значит. количество самолетов, танков, артиллерии, средств связи и тысячи офицеров, к-рые должны были обучить и организовать франкистскую армию. (В частности, он послал легион "Кондор" под командованием ген. Шперле, а позднее – ген. Рихтгофена и Фолькмана). Тот факт, что 26 113 немецких военных были награждены Гитлером за заслуги в войне в Испании, свидетельствует о размахе германской интервенции в пользу Франко.

Однако Италия и Германия не могли поставить исп. мятежникам горючее, без наличия к-рого совр. воен. машина была бы парализована. Но то, чем не могли снабдить Франко его фаш. союзники, дали крупные монополии США (Стандард ойл и др.). По данным X. Фейца (экономич. советника посольства США в Мадриде во время 2-й мировой войны), Франко получил от компаний США в 1936 344 тыс. т, 1937 – 420 тыс. т, 1938 – 478 тыс. т, 1939 – 624 тыс. т горючего. Оно было поставлено в кредит, что означало по существу финансирование франкистского мятежа с помощью многомиллионного амер. займа.

Не меньшее значение для мятежников имели поставки амер. грузовиков. В то время как Франко получил 1200 грузовиков из Италии и 1800 из Германии, из США, от компаний Форд, Студебеккер и Дженерал моторс, он получил 12 000 грузовиков. В то же время США запретили продавать оружие, самолеты и горючее Исп. республике.

Говоря о Соедин. Штатах, Франции и Англии, амер. историк Ф. Дж. Тейлор не без основания отмечает, что "демократические страны были сообщниками "держав оси" в их войне, направленной на уничтожение демократии испанского народа", и тем самым совершили "одно из самых черных преступлений против свободы, к-рые имели место в наше время".

В то время как западные "демократии" стремились удушить республику с помощью политики "невмешательства", СССР, решительно вставший на защиту исп. демократии, снабжал республиканцев оружием, несмотря на всякого рода трудности. Советские добровольцы, гл. обр. танкисты и летчики, участвовали в обороне республики. В поддержку ее борьбы развернулось широкое движение солидарности, высшим выражением к-рого явились "интернациональные бригады", организованные гл. обр. коммунистическими партиями.

Борьба исп. народа и его первые победы служили лучшим доказательством того, что против фашизма можно бороться и что фашизм можно победить. Тем не менее т. н. Социалистич. рабочий интернационал, отклонявший неоднократные предложения Коминтерна об объединении усилий междунар. рабочего движения в помощь исп. народу, по существу поддерживал политику "невмешательства".

32 с половиной месяца, с 17 июля 1936 по 1 апр. 1939, в необычайно трудных условиях исп. народ оказывал сопротивление фаш. агрессии. На первом этапе, до весны 1937, осн. вопросами были борьба за создание нар. армии и оборона столицы, к-рой угрожала армия мятежников и интервентов. 8 авг. 1936 фашисты захватили Бадахос, а 3 сент. Талаверу-де-ла-Рейна, расположенные примерно в 100 километрах от Мадрида.

Для борьбы с возросшей угрозой 4 сент. было сформировано новое респ. пр-во во главе с лидером социалистов Ларго Кабальеро, в к-рое вошли все партии Нар. фронта, в т. ч. Коммунистич. партия. Нек-рое время спустя в пр-во Ларго Кабальеро вошла Баскская националистич. партия. 1 окт. 1936 респ. кортесы одобрили Статут Страны басков, а 7 окт. в Бильбао было создано автономное пр-во во главе с католиком Агирре. В то время как иерархия исп. церкви стояла на стороне Франко и провозглашала войну "крестовым походом", в Стране басков католич. баскские войска вместе со своими полевыми священниками, бок о бок с коммунистич. и социалистич. частями сражались против кровавой фаш. агрессии.

4 нояб. 1936 в пр-во Ларго Кабальеро были включены представители Нац. конфедерации труда, виднейшие лидеры к-рой, захваченные мощным революционным подъемом, должны были в значительной мере отказаться от опровергнутых жизнью анархистских догм. Участие Коммунистич. партии в деятельности нового пр-ва явилось политич. фактором огромного положит. значения. Впервые в истории Испании Коммунистич. партия вошла в коалиц. пр-во вместе с др. политич. силами, частью – рабочими, частью – бурж.-демократическими, чтобы сообща вести борьбу против внутр. реакции и иностр. интервенции. Участие КПИ в пр-ве позволило вопреки сопротивлению и непониманию социалистов, анархистов и республиканцев начать создание нар. армии, способной дать отпор врагу. К 7 нояб. франкистские войска приблизились к предместьям Мадрида. Агентства печати уже возвестили миру о его переходе в руки фашистов. Вожди социалистов и республиканцев считали Мадрид потерянным. Только Коммунистич. партия утверждала, что Мадрид можно отстоять и приняла для этого меры. На весь мир прозвучал ист. лозунг: "Они не пройдут!". Фаш. войска разбились о стальную преграду, воздвигнутую героизмом респ. бойцов, бойцов интернац. бригад и всего населения Мадрида, поднявшихся на защиту каждой улицы и каждого дома. В февр. 1937 попытки фашистов окружить Мадрид потерпели крах в результате битвы под Харамой (см. "Харамская операция 1937"). 8–20 марта 1937 нар. армия одержала славную победу под Гвадалахарой (см. "Гвадалахарская операция 1937"), где было разбито неск. регулярных дивизий армии Муссолини. Франко пришлось отказаться от своего плана взятия Мадрида. Исполняя желание немцев, весьма заинтересованных в баскской жел. руде, он переместил центр тяжести войны на С. Испании.

Героич. оборона Мадрида продемонст- рировала правильность политики КПИ, осуществлявшейся вопреки сопротивлению Ларго Кабальеро. Ларго Кабальеро все более подпадал под влияние анархистов и контрреволюц. профессиональных военных. Его пособничество анархистским авантюристам обусловило переход Малаги 8 февр. 1937 в руки фашистов. Попустительство Ларго Кабальеро позволило анархо-троцкистским группам, в к-рых орудовали агенты врага, поднять в. Барселоне 3 мая 1937 путч против респ. пр-ва, к-рый был подавлен каталонскими трудящимися под руководством Объедин. социалистич. партии Каталонии.

Серьезность положения диктовала настоят. необходимость радикальным образом изменить политику. 17 мая 1937 было создано новое пр-во Нар. фронта во главе с социалистом Негриным.

На 2-м этапе войны (с весны 1937 до весны 1938), несмотря на то, что Всеобщий союз трудящихся, руководимый Ларго Кабальеро и его друзьями, и Нац. конфедерация труда отказались поддержать новое правительство, были достигнуты серьезные успехи в деле создания армии, к-рая смогла предпринять наступат. операции под Брунете (в июле 1937) и Бельчите (в авг.–сент. 1937). Но Ларго Кабальеро оставил после себя тяжелое наследство. Положение на севере было крайне трудным, и не было возможности задержать там наступление фашистов, к-рому благоприятствовала бурж.-националистич. политика пр-ва Страны басков. Это пр-во, учитывая антинац. интересы баскской буржуазии, предпочло отдать фашистам невредимыми предприятия Бильбао и не организовало последоват. сопротивления. 20 июня фашисты вошли в Бильбао, 26 авг. пал Сантандер. Астурия сопротивлялась до кон. окт. 1937.

Чтобы сорвать новое наступление Франко на Мадрид, 15 дек. респ. армия сама перешла в наступление и захватила г. Теруэль. Однако, как и при Гвадалахаре, этот успех не был использован.

Серьезным отрицат. моментом этого этапа войны была деятельность мин. обороны социалиста Индалесио Прието. Одержимый антикоммунизмом и не веривший в парод, он тормозил укрепление нар. армии, стремясь заменить ее армией профессиональной. Факты очень скоро показали, что эта политика вела к поражению.

Укрепив свои силы за счет новой помощи от немцев и итальянцев, враг 9 марта 1938 прорвал Арагонский фронт. 15 апр. фаш. войска вышли к Средиземному м., разрезав надвое терр. республики. Сложилась тяжелейшая воен. обстановка, осложнявшаяся к тому же политикой прямого пособничества фаш. агрессорам, проводившейся зап. странами. Не встречая сопротивления со стороны Англии, США и Франции, Гитлер в марте 1938 захватил Австрию. Чемберлен подписал 16 апр. 1938 соглашение с Муссолини, означавшее молчаливое согласие англичан на участие итал. войск в борьбе на стороне Франко.

Под влиянием такой внутр. и междунар. обстановки в правящих кругах Исп. республики начало выкристаллизовываться капитулянтское течение, в к-ром активную роль играли социалистич. лидеры, вроде Бестейро и Прието, респ. руководители, вроде Асаньи и главари "Федерации анархистов Иберии".

Коммунистич. партия заявила об опасности. Мощный патриотич. подъем охватил исп. народ, к-рый на многолюдных демонстрациях, таких, как демонстрация 16 марта 1938 в Барселоне, потребовал вывести из состава пр-ва министров-капитулянтов.

С образованием 8 апр. второго пр-ва Негрина, в к-ром, кроме прежних партий, приняли участие оба профсоюзных центра (Всеобщий союз трудящихся и Нац. конфедерация труда), война вступила в новый период. КПП выступила за осуществление политики широкого нац. союза, направленной на достижение взаимопонимания между всеми патриотич. силами и разрешение воен. конфликта на основе гарантий нац. независимости, суверенитета и уважения демократич. прав и

Еще в энциклопедиях