Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Исламоведение





ИСЛАМОВÉДЕНИЕ, исламистика, – науч. дисциплина, критически изучающая "ислам" и связанные с ним обществ. и политич. орг-ции и религ.-правовые системы и школы в прошлом и настоящем.

Созданию И. как самостоят. науки предшествовал более чем столетний период изучения истории ислама востоковедами [франц. Сильвестр де Саси (Silvestre de Sacy, Exposé de la religion des Druses, v. 1–2, P., 1838), нем. Г. Вейль (G. Weil, Geschichte der Chalifen, Bd 1–3, Mannheim, 1846–51), А. Шпренгер (A. Sprenger, Das Leben und die Lehre des Mohammads, Bd 1–3, В., 1861–65), англ. У. Мьюр (W. Muir, The Caliphate, L., 1921), нем. Т. Нёльдеке (Th. Nöldeke, Orientalische Skizzen, P., 1892; Geschichte des Qorans, 2 Aufl., bearbeitet von F. Schwally, Bd 1–2, Lpz., 1909–1919), A. Мюллер (Α. Müller, Der Islam im Morgen-und Abendland, Bd 1–2, В., 1885–87; рус. пер. – История ислама, т. 1–4, СПБ, 1895–96) и др.], а ранее, в кон. 18 в., историком христианства Э. "Гиббоном". Они рассматривали ислам не только как религию, а гл. обр. как гос.-политич. орг-цию и как своеобразную культуру, а возникновение ислама связывали с его "основателем" "Мухаммедом". Критич. изучению идеологии ислама они не уделяли спец. внимания.

И. как самостоят. науч. дисциплина оформилось во 2-й пол. 19 в. в Европе. Первые крупные европ. Исламоведы – Р. "Дози" (R. Dozy, Essai sur l'histoire de l'islamisme. Trad. du hollandais, Leyde – P., 1879), A. Кремер (A. Kremer, Geschichte der herrschenden Ideen des Islams, Lpz., 1868), M. Хартман (М. Hartmann, Der islamische Orient. Berichte und Forschungen, Bd 1–5, B. – Lpz., 1899–1902), будучи идеалистами, рассматривали развитие идеологии ислама в отрыве от породивших ее социальных отношений. То же можно сказать об И. Гольдциере (I. Goldziher, Muhammedanische Studien, Tl 1–2, Halle, 1889–90; его же, Vorlesungen über den Islam, 2 Aufl., Hdlb., 1925) и X. Снук-Хюргронье (С. Snouck Hurgronje, Verspreide Geschriften, t. 1–5, Bonn, 1922–25), к-рые (особенно первый) очень много сделали в области критики мусульм. священного предания (хадисов).

Положит. стороной бурж. И. является его солидная филологич. основа, выражающаяся в глубоком знании вост. (преим. арабоязычных) источников. В трудах бурж. исламоведов содержится богатый конкретный познават. материал. Но этот материал подвергнут только предварит. обобщению, из него не сделаны выводы. При отсутствии социологич. анализа возникновение ислама по традиции рассматривается преимущественно как результат деятельности Мухаммеда. Исключением является итал. востоковед Л. Каэтани (L.Caetani, Annali dell'Islam, v. 1–10, Mil., 1905–26; его же, Studi di storia orientale, v. 1, 3, Mil., 1911–14), выступивший в нач. 20 в. с миграционной теорией происхождения ислама, не получившей признания со стороны большинства европ. востоковедов. С позиций вульгарного экономизма рассматривал ислам нем. ученый К. Беккер [С. Н. Becker, Vom Werden und Wesen der islamischen Welt (Islamstudien), Bd 1–2, Lpz., 1924–32]. Проф. бейрутского ун-та А. "Ламменс" (католич. миссионер и чл. ордена иезуитов) оценивал ислам с антимусульм. позиций христ. миссионерства. В его исследованиях проявляется модернизация ист. фактов и социально-экономич. отношений (H. Lammens, L'Islam, 2 éd., Beyrouth, 1941; его же, La Mecque à la veille de l'hégire, Beyrouth, 1924). Бурж. исламоведы (амер. Д. Б. Макдональд, голл. А. Я. Венсинк, англ. Г. А. Р. "Гибб" и др.), идя по пути, проложенному Гольдциером, проделали большую работу по науч. критике "Корана", мусульм. предания – "сунны", мусульм. права – шариата и сиры (биографич. лит-ры о Мухаммеде). Науч. ценность исследований нек-рых исламоведов, напр. Л. Массиньона (L. Massignon, La passion d'al Hallāj..., v. 1–2, P., 1922), снижают общие фидеистич. концепции. В совр. бурж. И. ислам рассматривается не только как религ. идеология, но и как гос-во и особая культура. Методологич. ограниченность, а иногда и колониалистские тенденции сковывают возможности подлинно науч. изучения ислама, его истории, социальной природы и совр. состояния. Совр. состояние бурж. И. отражают: Энциклопедия ислама (1-е и 2-е изд.), спец. журналы: "Der Islam", Stras., вых. с 1910, "Die Welt des Islams", В., с. 1913, "Islamica", Lpz., 1924–38, а также сборники, представляющие результаты конференций зарубежных исламоведов в 1950-х гг.; Unity and variety in Muslim civilization, ed. by Gustave von Grunebaum, [Chi., 1955]; Classicisme et déclin culturel dans l'histoire de l'Islam. Actes du symposium international d'histoire de la civilisation musulmane (Bordeaux, 25–29 juin, 1956), P., 1957; L'élaboration de l'Islam. Colloque de Strasbourg 12–14 juin 1959, [P., 1961]. Науч. статьи по И. публикуются в востоковедных журналах: "Journal Asiatique", P., с 1822; "Zeitschrift der Deutschen Morgenländischen Gesellschaft", Lpz., с 1846; "Arabica", Leiden – Р., с 1954; "Studia islamica", P., с 1954, и др. В России изучение ислама началось в 18 в., когда было изд. неск. переводов Корана. Но первые исламоведческие работы появились только в кон. 19 в., в виде изданий вост. текстов, статей, заметок и рецензий В. Ф. Гиргаса и В. Р. Розена. Спец. вопросами И. занимался А. Э. Шмидт, ученик И. Гольдциера, продолжавший и развивавший его традиции ("Абд-аль-Ваххаб аш-Шарани и его "Книга рассыпанных жемчужин", 1914; его же, Очерки истории ислама, как религии, т. 1–2, 1912). Большое внимание И. уделял А. Е. "Крымский" (История мусульманства, Очерки развития суфизма и др.).

Е. А. Беляев, Н. А. Смирнов. Москва.

В СССР из числа представителей старшего поколения востоковедов большое внимание изучению И. уделял В. В. "Бартольд", написавший ряд исследоват. и научно-популярных работ по истории ислама (Халиф и султан, П., 1912; Ислам, П., 1918; Культура мусульманства, П., 1918, и др.), И. Ю. "Крачковский" (исследования по Корану и пер. Корана). Выдающаяся роль в создании сов. И. принадлежит Е. А. Беляеву (1895–1964). Сов. И., применяющее марксистско-ленинский метод исследования, стремится установить зависимость ислама от развития обществ. отношений, признает, что эта религия, как идеологич. надстройка, отражала развитие социальных противоречий и клас. борьбы в странах Востока. После 2-й мировой войны в СССР наблюдается значит. рост нац. кадров, занимающихся вопросами ислама в связи с борьбой за преодоление пережитков прошлого у народов Ср. Азии, Казахстана, Кавказа, Татарии, Башкирии и др.

Лит. (кроме указ. в ст.): Крачковский И. Ю.; Очерки по истории рус. арабистики; Избр. соч., т. 5, М.–Л., 1958; его же, В. В. Бартольд в истории исламоведения, там же; его же; Памяти Игн. Гольдциэра (1850–1921), там же; его же, Памяти Хр. Снука Хюргронье, почетного члена АН СССР, там же; Беляев Ε. Α., О нек-рых концепциях бурж. исламоведов, в сб.: Против колониализма, М., 1960; Смирнов Н. Α., Очерки истории изучения ислама в СССР, М., 1954.

Н. А. Смирнов. Москва.



Еще в энциклопедиях