Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Ислам





ИСЛÁМ (араб. – покорность) – одна из наиболее распространенных религий, иногда наряду с буддизмом и христианством называемая "мировой" религией. Ее последователи – мусульмане (откуда ее др. название – мусульманство) – составляют подавляющее большинство (от 80 до 98%) населения в странах Бл. Востока (Турция, Сирия, Иордания, Ирак, государства Аравийского п-ова, ОАР, Судан, Сомали) и Ср. Востока (Иран, Афганистан, Пакистан), в Сев. Африке (Марокко. Мавритания, Алжир, Тунис, Ливия) и в Юго-Вост. Азии (Индонезия). Кроме того, мусульмане составляют значит. количество населения в Ливане (не менее 50%), Индии (ок. 11%), Эфиопии (включая Эритрею, ок. 30%), Албании (более 50%), Югославии (12%), Болгарии (11%). В СССР И. получил распространение среди населения в Ср. Азии и Казахстане, в Азербайджане, в Дагестане и Чеч.-Ингуш. АССР, на Сев. Кавказе, в Адж. и Абх. АССР, а также в Тат. и Башк. АССР. Точные данные о численности мусульман отсутствуют; всего мусульман ок. 380–400 млн. (1962).

И. возник в Хиджазе, в Зап. Аравии, в нач. 7 в. н.э. Причиной возникновения И. было образование клас. общества и гос-ва у арабов, к-рые в кон. 6 – нач. 7 вв. переходили из стадии первобытнообщинных в стадию рабовладельч. отношений. По мнению нек-рых сов. историков, возникновение И. являлось отражением перехода арабов в стадию феодализма. Многобожие арабов, соответствовавшее первобытно- общинному строю и племенной раздробленности, оказалось изжившим себя при переходе населения в новую обществ.-экономич. формацию. Идеологич. предшественником И. был "ханифизм". "Основателем" И. считается мекканец Мухаммед. Осн. источником начального И. является "Коран". На вероучение И. (его догматику и обрядность) оказали большое влияние сектантское христианство и иудаизм, а отчасти – манихейство и зороастризм. Этим объясняется синкретический характер И.

О политич. событиях мекканского периода И. (до хиджры в 622) мы почти совершенно не имеем достоверных сведений, но вероучение И. хорошо известно по мекканским сурам Корана. В Медине создалась "община верующих" (мусульман), в к-рой члены ее были объединены по признаку религ. принадлежности, вне зависимости от кровнородственных связей. Во главе этой общины стоял Мухаммед, выступавший в роли вероучителя, военачальника и верх. судьи мединских мусульман (мухаджиров и ансаров) и примкнувших к ним бедуинов Хиджаза.

Главный догмат И. – единство бога-аллаха, к-рый, по Корану, "не родил и не рожден и никого не было равного ему" (сура 112). Фантастич. образ аллаха в Коране является точным отображением представителей формировавшегося тогда господств. класса из мекканской родовой аристократии. Коранический аллах наделен свойствами рабовладельца, а люди представлены в виде его рабов. Мусульманин обязан проявлять покорность и терпение. Имуществ. и социальное неравенство, в т. ч. рабство, представлены в Коране как божеств. установления. Зато в фантастич. загробном мире покорным и терпеливым праведникам обещаны райские наслаждения, а нечестивые грешники должны попасть в адское пламя. Аллах-рабовладелец наделен свойствами купца; в этом сказалось влияние торг. обстановки Мекки. Чтобы воспитать у мусульман чувство постоянного преклонения и зависимости от аллаха, Коран предписывает совершать молитву, соблюдать пост, предпринимать паломничество. Мусульманин обязан также платить налог – закат и делать пожертвования – садака. Священная война – джихад в целях распространения И. объявлена религ. подвигом.

И., как и всякая религия в клас. обществе, являясь идеологич. надстройкой, изменялся в соответствии с развитием обществ. отношений. После "арабских завоеваний" в обширном Халифате, где преобладали раннефеод. отношения, появилась "сунна", состоявшая из множества хадисов. Кодифицированная в 9 в., она стала свящ. лит-рой, дополнявшей и разъяснявшей Коран, и явилась одной из основ ("корней") мусульм. права (см. "Шариат").

Антифеод. движения крест., плебейских и бедуинских масс получили свое идеологич. выражение в учениях различных мусульм. сект. Первой сектой в И. были "хариджиты", к-рые вели вооруж. борьбу во имя равенства всех мусульман, но проявляли свирепый фанатизм и крайнюю нетерпимость к ортодоксальным мусульманам.

Распространявшийся в Халифате в 7–8 вв. И. встречал идеологич. сопротивление христианства, иудаизма, зороастризма и манихейства. Борьба с ними вызвала в кон. 8 в. появление "мутазилитов". Знакомые с диалектич. методами древнегреч. и эллинистич. философии, они решительно выступали против правоверных сторонников грубого антропоморфизма и защитников учения о предопределении. Мутазилиты пытались ввести свое учение о наличии свободной воли у человека и о сотворенности Корана в качестве офиц. учения в Халифате, но потерпели поражение в борьбе с поборниками мусульм. правоверия. Но последние в целях сохранения своего влияния на массы были вынуждены воспринять методы мутазилитов. Так создалось мусульм. богословие – калам. Основоположником калама считается "Ашари" (874–935). Уже в 1 в. мусульм. эры (хиджры) в И. произошел раскол: мусульмане разделились на приверженцев двух осн. направлений – "суннизма" и "шиизма". Этот раскол был вызван борьбой за верх. власть в Халифате между двумя группировками господств. класса. Шииты, являвшиеся меньшинством, были сторонниками четвертого "праведного" халифа Али [656–661], двоюродного брата и зятя Мухаммеда; он стал первым шиитским имамом как родственник "посланника аллаха". Большинство же мусульман остались суннитами, к-рые признавали омейядских, а затем аббасидских халифов светскими государями и верховными духовными руководителями "общины верующих", т. е. всех мусульман. С 10 в., в ходе распадения Багдадского халифата, аббасидский халиф, лишившись политич. власти, сохранил функции суннитского верховного имама, считавшегося защитником и охранителем вероучения ортодоксального И.

Коран и сунна стали у суннитов осн. произв. религ. лит-ры – священного писания и священного предания. В дополнение к ним, отражая процесс развития феод. общества, иджма и кыяс были также признаны основами или "корнями" фикха – мусульм. правоведения. Правоведы – факихи – составили своды мусульм. права – шариата. Применение адатов, т. е. обычаев, регулировавших обществ. отношения у нек-рых племен и народностей, обращавшихся в И., было допущено наряду с нормами шариата.

Во 2-й пол. 8 и в 9 вв. была завершена выработка норм мусульм. права, по к-рым было признано деление суннитов на 4 правоверных мазхаба (толка): ханифиты, маликиты, шафииты и ханбалиты. Основатели этих доныне существующих мазхабов – имамы Абу Ханифа (ок. 699–767), Малик ибн Анас (715–795), аш-Шафии (767–819) и Ибн Ханбал (780–855) – считались авторитетными муджтахидами, т. е. правоведами, применявшими иджтихад – самостоят. толкование религ. права. После них у суннитов "двери идж-тихада были закрыты". Муджтахиды утратили право толковать усуль (т. е. осн. положения богословия и права) и ограничивались толкованием только фуру, т. е. второстепенных богословских и правовых вопросов. На практике применение мусульм. права к новым политич. и обществ. явлениям стало допускаться только посредством издания фетв, каждая из к-рых чаще всего являлась выражением совокупного мнения богословов и правоведов того или иного мазхаба.

Сложная мусульм. обрядность, подробно и тщательно разработанная в шариате, доныне воспитывает чувство зависимости верующих от фантастич. аллаха и ставит их под постоянный контроль духовенства. Взрослые мусульмане обоего пола обязаны соблюдать пост в течение всего месяца рамадана. Пост заключается в полном воздержании от еды, питья и всего, что доставляет удовольствие. Но мусульманам предписано поститься только днем, от утренних до вечерних сумерек, а по ночам разрешается питаться и предаваться наслаждениям. По окончании поста, в первые три дня следующего месяца – шавваля, происходит веселый ид аль-фитр – "праздник разговения", или ураза-байрам. "Великим праздником" считается ид аль-адха – праздник заклания, жертвоприношения, или курбан-байрам (10-го числа мусульм. месяца зу-л-хиджжа). Менее популярны праздники мирадж – вознесение, связанный с мифом о ночном путешествии пророка Мухаммеда на небо, и мавлид – в ознаменование дня рождения этого пророка.

В 10–11 вв., когда развернулся процесс закрепощения осн. производителей в феод. обществе Бл. и Ср. Востока, стало развиваться мистико-аскетич. направление в И. – "суфизм".

Носители идей и практики суфизма – "дервиши", не придавая значения установившимся правилам религ. культа и обрядности, стремились к индивидуальному единению с богом и даже к слиянию с ним посредством самоуглубления, внутр. созерцания, сопровождаемых аскетич. упражнениями. Суфии, идеализируя бедность и воздержание, порицали пороки феодалов и духовенства, чем снискали себе популярность в угнетенных нар. массах.

Влияние суфизма на мусульм. верующие массы и растущая популярность суфиев побудили мусульм. ортодоксов в лице "Газали" (1058–1111) включить учение умеренного монотеистич. суфизма в систему правоверного И.

Суфизм получил широкое распространение как среди суннитов, так и среди шиитов. Последние достигли численного преобладания среди мусульман в Иране, Юж. Ираке и Йемене. Из шиитских сект наибольшего влияния достигли "исмаилиты". Идеологи этой секты разработали довольно стройную религ. филос. систему, далеко отошедшую от мусульм. правоверия. Умело применяя социальную демагогию, проповедники исмаилизма использовали антифеод. нар. движения в интересах отд. группировок феодалов. Представители крайнего направления в исмаилизме – "кармати" пытались осуществить свое антифеод. учение на практике в образованном ими гос-ве в Эль-Хасе, в Вост. Аравии.

Духовный гнет И. (как правоверного, так и сектантского) вызывал решит. протест со стороны свободомыслящих рационалистов. В странах распространения И. передовые ср.-век. философы и ученые противопоставляли доводы разума слепой вере и суевериям, боролись за освобождение науч. исследования от контроля поборников мусульм. правоверия. Наиболее выдающимися мыслителями, противо- поставлявшими науку религии, были арабоязычные ученые аль-Кинди (800–879), Фараби (870–950), Ибн Хайсам (ум. 1038), Абу-ль-Ала аль-Маарри (973–1057), "Ибн Сина" (980–1037), "Бируни" (973–1048 или 1050), Ибн Туфейль (ок. 1110–1185) и "Ибн Рошд" (1126–98).

В 12–13 вв. завершился процесс формирования И. как господств. идеологии в феод. обществе Бл. и Ср. Востока. Затем И. находился в состоянии длит. застоя, что отражало застойное состояние позднефеод. вост. общества. В вост. феод. деспотиях (Османская империя, Сефевидский Иран, гос-во Великих Моголов) И. являлся знаменем завоеват. войн, а в период упадка этих держав служил орудием внутр. реакции.

Только в 19 в., когда на ист. сцене в нек-рых странах Востока появилась буржуазия, она стала проявлять стремление использовать И. в своих интересах. Впервые в сер. 19 в. это получило свое выражение в учении "бабизма". Гораздо полнее и последовательнее это стремление нац. буржуазии выразилось в т.н. мусульм. реформации в кон. 19 – нач. 20 вв. Бурж. реформаторы И. (напр., "Джемаль-ад-дин аль-Афгани", М. "Абдо", М. "Икбал") приспособляли феод. мусульм. идеологию к отношениям капиталистич. общества. Считая шариат совершенно устаревшим, они предлагали заменить его нормами бурж. права. В интересах капиталистич. произ-ва они выступали противниками затворничества и неграмотности мусульм. женщин, за их раскрепощение (чтобы они могли работать на предприятиях и в учреждениях), сторонниками моногамии. Они считали желательным упростить обрядность, смягчить строгие предписания о посте, чтобы работники произ-ва не отвлекались от работы и не истощались в результате выполнения религ. обрядов. Учитывая стремление нац. буржуазии к освобождению от засилья зап. монополий и трестов, реформаторы И. были ревностными сторонниками усвоения достижений науки (в т. ч. естествознания) и техники. Свою деятельность реформаторы И. оправдывали посредством произвольного толкования текста Корана.

К колониальному господству европ. держав на Востоке реформаторы И. относились терпимо, шли на сговор с империалистами, считая их господство менее опасным, чем возможные результаты революц. движений. Такой же тактики придерживались и панисламисты (см. "Панисламизм"), к-рые пытались соединить освободит. движение против империализма с защитой интересов вост. феодалов и мусульм. духовенства.

Вел. Οкт. социалистич. революцию идеологи и пропагандисты И., и прежде всего мусульм. духовенство, встретили враждебно. Они пытались также ограничить размах нац.-освободит. движения, развернувшегося в странах Востока под влиянием этой революции. В советской стране в годы гражд. войны представители феод. и бурж. контрреволюции в Ср. Азии и на Кавказе часто выступали под лозунгом "защиты ислама и шариата". Мусульм. духовенство, как идеолог реакции, агитировало против коллективизации, было непримиримым противником раскрепощения женщин и нового сов. законодательства о семье и браке.

Но во время Вел. Отечеств. войны при патриотич. подъеме масс мусульм. духовенство (наряду с духовенством др. религий) в СССР, чтобы не утратить своего влияния на верующих, заняло лояльные позиции. После войны духовенство под влиянием верующих трудящихся включилось в движение сторонников мира. Чтобы задержать отход мусульман от религии, оно проводит политику приспособленчества: проповедует ложное утверждение о тождестве коммунистич. морали и мусульм. учения о нравственности, выдает религ. обряды за нац. традиции и т.п.

На зарубежном Востоке идеологи и пропагандисты И. нередко поднимали вопрос об отношении И. к коммунизму. До революции 1952 в Египте мусульм. правоверы (напр., шейхи аль-Азхара) заявляли, что И. и коммунизм – две непримиримые, взаимно враждебные идеологии и что социалистич. строй неприемлем для мусульман. Но мусульманские идеологи мелкой буржуазии и некоторые буржуазные интеллигенты, учитывая настроения и симпатии мусульманских народных масс и особенно молодежи, начинают пропагандировать представление о тождестве или сходстве И. и коммунизма. Они изображают И. в виде "социалистич. религии", ее возникновение в 7 в. н.э. представляют как социальную революцию.

Зарубежные мусульм. деятели в последнее время проявляют тенденцию покончить с разногласиями между суннитами, шиитами и сектантами. Нац. буржуазия в странах с преобладающим мусульм. населением превратила И. в действенный фактор своего политич. и социального господства. Об изучении И. см. ст. "Исламоведение".

Лит.: К. Маркс и Ф. Энгельс о религии, М., 1955; Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 328, т. 21, с. 294, т. 22, с. 468, т. 28, с. 214 и сл., 222 и сл.; их же, Соч., т. 24, [M.–Л., 1931], с. 452 и сл.; Коран, пер. и комментарии И. Ю. Крачковского, М., 1963; Крымский А. Е., История мусульманства, ч. 1–2, 2 изд., М., 1904; ч. 3, М., 1912; Бартольд В. В., Халиф и султан, "Мир Ислама", 1912, т. 1, № 2; его же, Ислам, П., 1918; его же, Культура мусульманства, П., 1918; его же, Мусейлима, [Л., 1925]; Смирнов Н. Α., Совр. ислам, 2 изд., 1930; его же, Очерки истории изучения ислама в СССР, М., 1954; Происхождение ислама.. Хрестоматия, сост. Е. Беляев, ч.1, М.–Л., 1931; Беляев Ε. Α., Образование араб. гос-ва и возникновение ислама в VII веке. Доклады сов. делегации на XXIII Междунар. конгрессе востоковедов. Секция исламоведения, М., 1954; его же, Мусульм. сектантство, М., 1957; Климович Л. И., Содержание Корана, 2 изд., М., [1930]; его же, Ислам в царской России. Очерки, М., 1936; его же, Ислам. Очерки, М., 1962; Гордон-Полонская Л. Р., Мусульм. течения в обществ. мысли Индии и Пакистана, М., 1963; Гольдциер И., Ислам, пер. с нем., СПБ, 1911; его же, Культ святых в исламе (Мухаммеданские эскизы), пер. с нем., М., 1938; Mассэ Α., Ислам. Очерк истории, пер. с франц., М., 1961; 2 изд., М., 1963; Кrеmеr Α., Geschichte der herrschenden Ideen des Islams, Lpz., 1868; Gо1dziher J., Muhammedanische Studien, Tl 1–2, Halle, 1889–90; его же, Vorlesungen über den Islam, 2 Aufl., Hdlb., 1925 (рус. пер. – Лекции об исламе, СПБ, 1912); Nö1deke Th., Geschichte des Qorans, Tl 1–2, 2 Aufl., Lpz., 1909–19; Niсhо1sοn Β. Α., Studies in islamic mysticism, Camb., 1921; Massignοn L., La passion d'al Hallāj, martyr mystique de l'Islam..., v. 1–2, P., 1922; Becker С. H., Vom Werden und Wesen der islamischen Welt (Islamstudien), Bd 1–2; Lpz., 1924–32; Lammens H., L'Islam, 2 éd., Beyrouth, 1941; Unity and variety in Muslim civilization, ed. by G. Ε. von Grunebaum, [Chi., 1955]; Annuaire du mond musulman, red. par L. Mas-signon, P., 1955; Gaudefroy-Demombynes M., Mahomet, P., 1957; Levy R., The social structure of Islam, 2 ed., Camb., 1957; Classicisme et déclin culturel dans l'histoire de l'Islam. Actes du symposium international d'histoire de la civilisation musulmane (Bordeaux, 25–29 juin, 1956), P., 1957; Sauvaget J., Introduction á l'histoire de l'Orient musulman, P., 1961; L'élaboration de l'Islam. Colloque de Strasbourg, 12–14 Juin 1959, [P., 1961].

E. A. Беляев. Москва.



Еще в энциклопедиях