Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Древний Восток





ДРÉВНИЙ ВОСТÓК – совокупность ряда стран Юж. и Вост. Азии, Сев. и Сев.-Вост. Африки в период возникновения и существования рабовладельч. формации (с сер. 4-го тыс. до н. э. – для Шумера, с кон. 4-го тыс. до н. э. – для Египта, со 2-го тыс. до н. э –для Индии и Китая) до становления феодализма в первых веках н. э. Важнейшие из культур Д. В. сложились в долинах рек, где для развития земледелия необходимо было создание сети ирригац. сооружений. В бурж. ист. науке к странам Д. В. относят лишь древние культуры Бл. Востока, исключая Китай и Индию, цивилизация к-рых оказала меньшее влияние на Запад и поэтому не считалась классической.

В ср. века Д. В. (так же, как и антич. мир) систематически не изучался. Др.-вост. языки (кроме др.-евр., санскрита и китайского) и мн. системы письменности (егип. и хеттские иероглифы, клинопись и др.) были забыты. Источниками сведений о Д. В. были "Библия" и древние авторы. Однако изучение Библии находилось в руках богословов (христианских и иудейских), а отрывочные и неточные сведения "Геродота" и др. древних авторов принимались без всякой критики. Попытки объяснения немногих известных тогда др.-егип. надписей [П. Ланглуа (16 в.), А. Кирхер (17 в.)] сводились к произвольным догадкам. Случайные сведения о древних памятниках Востока доставляли путешественники: венецианец "Марко Поло" (13 в.), фриулец Одорико (14 в.), испанцы А. Говеа и Г. Сильва да Фигероа (17 в.), впервые обратившие внимание на клинописные тексты, и др. В кон. 16 в. португ. автор Мендоса впервые познакомил Европу с кит. ист. традицией, а в 17 в. дат. миссионер А. Роджер – с инд. лит-рой.

Первые попытки науч. исследования проблем Д. В. в зарубежных странах были сделаны европ. бурж. учеными – Б. Спиноза (17 в.) и франц. врач Ж. Астрюк (18 в.) применили критич. метод к изучению Ветхого завета. В 18 в. были переведены на англ. язык др.-инд. законы Ману. В 1799 во время экспедиции в Египет Наполеона Бонапарта были обнаружены мн. памятники иск-ва и письменности этой страны (в т. ч. знаменитый "Розеттский камень"). В 1802 нем. филолог Г. Ф. "Гротефенд" нашел ключ к чтению перс. клинописи. В 1822 франц. ученый Ж. Ф. "Шампольон" дешифровал егип. иероглифику, в эти же годы англ. ученый Г. Роулинсон завершил дешифровку перс. клинописи. Он же вместе с другими учеными дешифровал в сер. 19 в. и. вавилонскую клинопись. В 1915–16 чеш. исследователь Б. "Грозный" интерпретировал хеттские клинописные тексты. В кон. 19 – нач. 20 вв. в пров. Хэнань были обнаружены надписи на костях животных и панцирях черепах, дешифровкой к-рых занимались Ло Чжэнь-юй, Ван Го-вэй и др. В течение 19–20 вв. раскопаны многочисленные города, храмы, гробницы в различных странах Азии и Сев. Африки. Обнаружены архивы 3-го – 1-го тыс. до н. э. и начала н. э., прочтены десятки тысяч надписей на др.-вост. языках. Объектом изучения стало прошлое малоизвестных народов (хеттов, урартов) и совершенно забытых (шумеров, митаннийцев). В связи с начавшимся превращением стран Востока в объект колониальной экспансии европ. держав складывается антинауч. теория превосходства европейцев над вост. народами [франц. ученые Р. дю Ман (17 в.), Ф. Вольней (18 в.), Ж. А. Кондорсе (18 в.)]. Классич. оформление этой теории придал Г. В. Гегель в своей "Философии истории". Он объявил китайцев и индийцев неспособными к ист. развитию. Персы, финикияне, иудеи и египтяне, стоящие ближе к Европе, ставились им на ступень выше, но по сравнению с европ. народами считались менее одаренными. Изучение Д. В. в 19 в. сводилось к перечислению царей, описанию войн и придворных интриг и характеристике религ. систем. Нар. массы Востока изображались покорными и инертными. Культура каждой страны трактовалась как неизменная. Типичный представитель этого направления – нем. египтолог Г. Бругш. Значит. сдвиги наблюдались в трудах франц. востоковеда Г. Масперо ("Древняя история народов Востока", 2 изд., М., 1911), к-рый признал политич. и культурную эволюцию др.-вост. народов, впервые отмечал роль рабского труда и говорил даже о восстаниях рабов. Различные этапы в экономике, быте и культуре были установлены для Египта нем. ученым А. Эрманом (A. Erman, Aegypten und aegyptisches Leben im Alterthum, Tübingen, 1885), для Вавилонии и Ассирии – нем. ученым Б. Мейснером (В. Meissner, Babylonien und Assyrien, Bd 1–2, Hdlb., 1920–25), для Израиля – нем. ученым Ю. Вельхаузеном в 1878 ("Введение в историю Израиля", пер. с нем., СПБ, 1909). Однако эти работы носили эмпирич. характер. Причины ист. сдвигов либо оставались без объяснения, либо сводились к психологич. мотивам или к биологич. закономерности.

Наиболее типичным и последоват. идеалистич. течением был панвавилонизм, распространившийся в первые два десятилетия 20 в. (гл. представители – нем. ассириологи Г. "Винклер" и Ф. Делич). Это реакц. расистское течение выделяло среди восточных народов вавилонский народ, создавший якобы на заре своего развития высокую культуру, основанную на наблюдении небесных светил и развивавшуюся в зависимости от перемен в звездном небе. Культура других древних народов представлялась как механическое заимствование вавилонских образцов. Так же как в историографии Греции и Рима (см. "Античность"), нек-рые бурж. историки Д. В. проявляли "гиперкритицизм", доходящий до полного агностицизма. Франц. египтолог Р. "Вейль" [R. Weill, Les Hyksôs et la restauration nationale... (опубл. в "Journal asiatique" за 1910–1913 гг.) и др. работы] объявлял вымыслом сообщения первоисточников о восстаниях трудящихся масс Египта, о вторжениях азиатов и т. д. Типичной для бурж. востоковедения являлась также идеализация вост. деспотии. Даже такой крупный амер. египтолог, как Дж. X. Брэстед ("История Египта с древнейших времен до персидского завоевания", пер. с англ., т. 1–2, М., 1915), считал справедливой захватнич. политику егип. фараонов, ассириолог А. Олмстед (А. Olmstead, History of Assyria, N. Y. – L., 1923) прославлял ассирийских царей-завоевателей и т. д.

Наряду с этими направлениями, акцентирующими внимание на политич. и культурной истории и сознательно обходящими социальные проблемы, в кон. 19 в. и особенно в 20 в. в востоковедении (так же как в изучении Греции и Рима) наблюдается реакц. течение, сторонники к-рого делают упор на изучение экономики и социальных отношений, пытаясь доказать повторяемость в ходе ист. развития одних и тех же типов производств. отношений (по циклу, т. е. кругу); гл. представитель "цикличности теории" – нем. историк Э. "Мейер" (Е. Meyer, Geschichte des Alterthums, Bd 1–5, Stuttg., 1884–1902). Интерес бурж. науки к смене обществ. форм отражает новые условия, сложившиеся в капиталистич. мире, переходящем в стадию империализма. В обстановке обострившейся класс. борьбы наиболее воинственно настроенные идеологи буржуазии стремятся противопоставить марксистской концепции развития общества по восходящей линии (при наличии временных отступлений) откровенную модернизацию древности, связанную с реакц. теорией цикличности. В странах Д. В. циклисты упорно искали барщину, оброк, ленную систему, вассальную зависимость и др. явления, свойственные феодализму, а в Греции и Риме – капиталистич. отношения. Роль рабского труда всячески снижалась и ему приписывалось второстепенное значение по сравнению с крепостным и наемным трудом.

В последние десятилетия было сделано много археол. открытий (раскопки Ура и Мари в Двуречье, гробницы Тутанхамона в Египте, Мохенджо-Даро в Индии и т. д.; общий обзор последних раскопок дал англ. ученый Г. Чайлд), филологич. и литературоведч. изысканий, важнейшие из к-рых сделаны англ. египтологом Α. "Гардинером", амер. шумерологом С. Н. "Крамером", а также нем. шумерологами А. Деймелем, А. "Пёбелем" и франц. шумерологом Ф. Тюро-Данженом. Однако разрешить осн. вопросы и вскрыть специфику др.-вост. общества новейшая бурж. историография оказывается не в силах. Достижения марксистско-ленинской ист. науки вызывают различный отклик у востоковедов капиталистич. стран. Наиболее передовые из них стремятся пойти навстречу требованиям времени и в какой-то мере принять участие в разрешении социально-экономич. проблем истории Д. В. Появляются спец. работы, посвящ. рабовладению на В. (I. Mendelsohn, Slavery in the ancient Near East, N. Y., 1949; Abd el – Mohsen Bakir, Slavery in pharaonic Egypt, Le Caire, 1952), отмечаются также пережитки первобытнообщинного строя ("примитивная демократия" в работах амер. ассириолога Т. "Якобсена").

Однако мн. представители бурж. науки продолжают развивать реакц. направление циклизма и игнорировать рабовладение на В. Путем различных натяжек они пытаются обнаружить на Д. В. не только феодализм, но также капитализм (бельгиец Ж. "Пиренн" о буржуазии в Египте, амер. ассириолог Э. А. Спайзер о частной инициативе в Месопотамии и др.) и даже "гос. социализм" (A. Moret, Histoire de l'Orient, t. 1–2, P., 1936). Другим направлением, враждебным передовой науке, является воинств. идеализм, сказывающийся в отрицании роли экономики, классов и клас. борьбы. Так, напр., зап.-герм. египтолог В. Хельк объясняет возникновение гос-ва развитием религ.-магич. верований. Мн. бурж. востоковеды вообще отказываются от постановки широких проблем и ограничиваются изложением фактов и обсуждением частных вопросов (см. "Кембриджскую древнюю историю" – The Cambridge ancient history, v. 1–12, Camb., 1923–39).

В результате крушения колониализма и освобождения ряда стран Азии и Африки изучение Д. В. все более перестает быть монополией европ. науки. Появился ряд специалистов в араб. странах и Индии. Егип. археолог М. З. Гонейм открыл неизвестную пирамиду III династии (1956), иракские ассириологи Ф. Сафар и Т. Бакир произвели ценные изыскания в Тель-Хармале (1939–48) и Эриду (1946–49). Историей культуры Финикии и Палестины занимаются сирийский исследователь X. Худдад и ливанский историк М. Шехаб. Инд. историки Бимала Лоу, X. Райчхаудхури и мн. др. посвятили ряд исследований далекому прошлому своей страны. Однако этим работам свойственна идеализация древних царей (особенно Ашоки) и недооценка рабовладения и клас. борьбы. Марксистско-ленинскую трактовку истории Индии с древнейших времен дал Ш. Данге (S. A. Dange, India from primitive communisme to slavery, Bombay, 1949).

Очень рано интерес к странам и народам Востока проявился в России. Путешествия в Индию (А. "Никитин" в 15 в.), Китай (Н. Г. "Спафарий" и др. в 17 в.), в Египет и Переднюю Азию (А. "Суханов" в 17 в., В. Г. Григорович-Барский в 18 в. и др.) сопровождались изучением памятников древности. Значит. достижения рус. востоковедения относятся к 19 – нач. 20 вв. В 1908–15 М. В. "Никольский" издает ценнейшие шумерские и аккадские документы хоз. отчетности (этот труд сохранил свое значение до настоящего времени), а также клинописные тексты Закавказья; В. С. "Голенищев" знакомит ученый мир с уникальными памятниками др.-егип. лит-ры. Обобщающие труды по Др. Египту и странам Передней Азии дал акад. Б. А. "Тураев". Его заслугой является признание ист. роли Востока и борьба с европоцентризмом. Б. А. Тураев создал школу рус. египтологов и ассириологов, мн. из к-рых продолжают работать в наст. время (В. В. "Струве", Н. Д. Флиттнер, В. К. "Шилейко" и др.). Однако его концепция носила идеалистич. характер. Осн. ист. фактором объявлялась религия, и Д. В., в отличие от средневекового, рассматривался как дохристианский. Большую роль сыграли труды выдающегося рус. китаиста Н. "Бичурина" и рус. индологов К. А. Коссовича, И. П. Минаева и др.

В первые годы после Вел. Окт. революции востоковеды начали уделять большее внимание экономике гос-в Д. В., положению нар. масс и их борьбе. Однако многие старые представления (о феод. характере др.-вост. общества, об особом, отличном от Европы, пути развития Д. В. и др.) продолжали сохраняться. Только в 30-е гг. советское востоковедение, опираясь на марксистскую методологию, стало на путь решит. борьбы как с циклизмом, так и с теорией абсолютной обособленности вост. народов. В ходе дискуссий о социально-экономич. проблемах истории Д. В. (напр., дискуссии об ""Азиатском способе производства""), проходивших на протяжении 1929–35, создавалась сов. школа изучения Д. В. В мае 1933 в ГАИМК с докладом "Проблема зарождения, развития и упадка рабовладельч. общества Др. В." выступил В. В. Струве. Основываясь на положениях К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина о социально-экономич. формациях, опираясь на широкий круг источников, он выдвинул концепцию о рабовладельч. характере др.-вост. общества. Положения В. В. Струве нашли поддержку у Ю. П. "Францева", А. Б. "Рановича", В. И. Авдиева, А. В. Мишулина и др. Против выступили А. И. "Тюменев", Н. Μ. Никольский, И. М. Лурье и др., но в дальнейшем и они отказались от понимания др.-вост. общества как феодального, и тезисы В. В. Струве с нек-рыми уточнениями были приняты сов. ист. наукой. В наст. время точка зрения сов. историков на др.-вост. общество как рабовладельческое прочно аргументирована и получает новые подтверждения. Наряду с решением осн. проблемы истории др.-вост. общества о характере и местных особенностях способа произ-ва у древних народов Востока сов. наука по-новому осветила ряд др. вопросов (напр., специфику раннерабовладельч. общества на В.). Сов. ассириологи вскрыли характерные особенности землевладения в Др. Двуречье (в первую очередь труды В. В. Струве, а также И. М. Дьяконова и др.), изучили семейную общину в странах Передней Азии (Л. А. Липин, Н. Б. Янковская), гос. строй Шумера и Вавилона (В. В. Струве, И. М. Дьяконов, А. И. Тюменев и др.), а также ряд новых памятников (публикации А. П. Рифтина). Социально-экономич. отношениям Др. Египта посвящены исследования Ю. Я. Перепелкина, Н. С. Петровского, Т. Н. Савельевой, О. Д. Берлева. Формирование гос. аппарата в Египте изучено Н. Μ. Постовской, военная история – В. И. Авдиевым; сложные вопросы егип. филологии и грамматики – М. А. Коростовцевым и Н. С. Петровским.

Видное место в науке занимают сов. исследования по хеттологии (В. В. Иванов, И. М. Дунаевская, Э. А. Менабде, Г. А. Капанцян) и по Др. Ирану (В. В. Струве, И. М. Дьяконов и И. Г. Алиев, М. А. Дандамаев, В. И. Абаев, Э. А. Грантовский). По-новому подошли сов. исследователи к истории Др. Палестины, где выявляются элементы рабовладения и исследуется положение земледельцев- общинников, к-рых прежде принимали за крепостных (работы В. В. Струве, А. Б. Рановича и в новейшее время И. Д. Амусина, к-рому принадлежат и исследования по кумрановедению – см. "Кумранские находки"). Своеобразные условия рабовладельческого общества Сирии и Финикии изучаются сов. семитологами М. Л. Гельцером, И. Н. Винниковым, И. Л. Шифманом. Труды сов. специалистов по Др. Индии (Г. Ф. Ильина, Г. М. Бонгарда-Левина и др.) проливают свет на сложные вопросы варн и каст, гос. строя и т. д. Сов. китаисты Л. И. Думан, Л. В. Симоновская, Т. В. Степугина, В. А. Рубин и др. создали работы, в к-рых прослеживается специфика др.-кит. рабовладения. Характерной особенностью сов. историографии является усиленное внимание к малоизученной периферии др.-вост. мира. Сюда относится изучение Урарту (И. И. Мещанинов), Др. Нубии (И. С. Кацнельсон), юж. Аравии (Н. В. Пигулевская, А. Г. Лундин) и особенно древней истории Закавказья и Ср. Азии. Археол. открытия Б. Б. Пиотровского в Армении, Б. А. Куфтина в Грузии и С. П. Толстова в Хорезме, Μ. Ε. Масона в Нисе, лингвистич. изыскания Г. А. Меликишвили, Г. А. Капанцяна и др. по урартологии, начавшееся изучение спорных надписей Нисы (парфянский период) открывают широкие перспективы изучения памятников Д. В. на терр. нашей страны.

Большое внимание уделяется вопросам идеологии. К прежним работам по истории религии Египта и Палестины И. Г. Франк-Каменецкого прибавились исследования Ю. П. Францева, А. Б. Рановича, вскрывающие класс. сущность др.-егип. и др.-евр. верований. Егип. мифологии посвящены работы М. Э. Матье. Роль др.-вост. науки, предвосхитившей во многом достижения античности, показана В. В. Струве (по егип. математике), А. А. Вайманом (по вавилонской математике) и М. А. Коростовцевым (о письме и писцах Др. Египта). Ист. роль др.-кит. культуры изучена в трудах А. А. Петрова и Л. Д. Позднеевой. В зарубежных социалистич. странах изучение Д. В. заметно оживилось. Особенно следует отметить труды чехослов. египтологов Ф. Лексы и З. Жабы по истории лит-ры, науки и религии Др. Египта, чехословацкого ассириолога Я. Клима по соц.-экономич. истории Двуречья, польского египтолога Т. Анджеевского по лит-ре и истории религии Др. Египта. Вместе с сов. учеными кит. историки подчеркивают рабовладельч. характер др.-кит. общества. Часть кит. историков, однако, расходится в вопросе о времени возникновения и разложения рабовладельч. формации в Др. Китае. Нек-рые из них ограничивают рабовладельч. строй 2-м тыс. до н. э. (Цзянь Бо-цзань), другие датируют переход к феодализму 7–5 вв. до н. э. (Го Мо-жо и Ли Я-нун).

Науч. учреждения и органы ист. периодики по Д. В. см. в ст. "Античность", "Арабистика", "Ассириология", "Африканистика", "Византиноведение", "Востоковедение", "Египтология", "Индология", "Иранистика", "Семитология", "Синология", "Тюркология", "Японоведение".

Лит.: Бузескул В. П., Открытия XIX и нач. XX вв. в обл. истории древнего мира, ч. 1, Восток, П., 1923; Тураев Б. Α., Рус. наука о Древнем Востоке до 1917 г., Л., 1927; Струве В. В., Проблемы истории древнего Востока в сов. историографии, "ВДИ", 1947, № 3; Постовская Н. Μ., Изучение древней истории Ближнего Востока в Сов. Союзе (1917–1959 гг.), М., 1961; Библиография, в кн.: Авдиев В. И., История древнего Востока, [М.], 1953, с. 684–735; Уч. зап. Ин-та востоковедения АН СССР, т. 25, М., 1960.

Д. Г. Редер. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia