Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Гуситское революционное движение





ГУСИ́ТСКОЕ РЕВОЛЮЦИÓННОЕ ДВИЖÉНИЕ – многолетняя борьба нар. масс Чехии в 1-й пол. 15 в. против феод. эксплуатации, католич. церкви и иноземной агрессии. Начавшись с выступлений чеш. патриота и реформатора Я. "Гуса", она вылилась в гуситские войны, охарактеризованные Ф. Энгельсом как "...национально-чешская крестьянская война против немецкого дворянства и верховной власти германского императора, носившая религиозную окраску" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 6, с. 180).

Экономич. подъем в Чехии в кон. 14–15 вв., предшествовавший началу Г. р. д., был достигнут ценой значит. усиления эксплуатации нар. масс. Особенно тяжелым стало положение феод.-зависимых крестьян. Наряду с ростом ден. платежей, наблюдавшимся повсеместно, в отд. р-нах значительно возрастали барщинные повинности. Важным следствием проникновения товарно-ден. отношений в деревню явилось углубление дифференциации феод.-зависимых крестьян. Наряду с увеличением числа безземельных и малоземельных – пахолков, подсоседков – и ухудшением положения осн. массы крестьянства – седлаков – в чеш. деревне выделилась зажиточная верхушка, к-рая также эксплуатировала своих бедных односельчан. Антагонизм между феод.-зависимым крестьянством и феодалами сочетался с жестокой борьбой в городах между объединенными в цехи ремесленниками и патрициатом. Эта борьба приобретала остроту в связи с выступлениями гор. бедноты (плебса).

Особенностью назревавшего конфликта была его антикатолич. окраска. Католич. церковь являлась крупнейшим феодалом и владела одной третью всех земель. Архиепископству пражскому принадлежало, напр., 900 сел, много городов. Десятками сел владели крупнейшие монастыри. Не случайно нар. ненависть направлялась прежде всего против католич. церковников.

Клас. борьба сливалась с серьезными нац. противоречиями. В результате многолетней герм. агрессии, принимавшей то явные формы – вооруж. вторжений, то скрытые – т. н. нем. колонизации (см. "Чехия", Ист. очерк), немцы и др. иноземцы заняли видное место среди крупных светских и особенно духовных феодалов, а гор. патрициат стал почти сплошь немецким. Обострялись также противоречия между крупными и мелкими феодалами. Постоянные ожесточенные столкновения шли между враждующими кликами феод. магнатов. Все эти противоречия, соединяясь и переплетаясь между собой, усиливали общую напряженность и приближали революц. взрыв. К нач. 15 в. в Чехии были налицо объективные условия, облегчавшие развязывание вооруж. борьбы народа против эксплуататоров. В этих условиях почетная роль подготовки и мобилизации нар. масс на борьбу выпала на долю ранней чеш. реформации, представителями к-рой были Ян Гус и нар. проповедники, подхватившие и углубившие революц. элементы его учения. В деятельности Гуса и его сподвижников, явившейся начальным периодом Г. р. д., нашла свое отражение вся сложная обстановка Чехии 15 в. Г. выступал в защиту прав чеш. народа, подверг уничтожающей критике всю церк. католич. организацию, поставил под сомнение законность феод. эксплуатации.

Весть о казни Гуса (6 июля 1415) всколыхнула все слои чеш. народа и вызвала ряд антицерк. выступлений нар. масс. Десятки нар. проповедников, развивая идеи реформации в крест.-плебейском духе, прямо призывали народ к борьбе против феодалов и попов. Крестьяне и гор. ремесленники громили церкви и монастыри, расправляясь с наиболее ненавистными попами и монахами. В то же время паны стали захватывать церк. земли. Происходило размежевание сил, к-рым предстояло вступить в вооруж. столкновение. Под знаменем реакции объединились духовенство, часть крупных феодалов и нем. патрициат. Подавляющая часть народа с гордостью называла себя гуситами. Формой мобилизации масс и подготовкой их к решит. вооруж. борьбе явились в 1415–19 т. н. "хождения на горы", когда сотни и тысячи крестьян и гор. бедняков собирались, чтобы послушать проповедников, многие из к-рых призывали навсегда покончить со всякой эксплуатацией. Среди руководителей масс и нар. проповедников наиболее известны были Микулаш из Гуси, Вацлав Коранда, Ян Чапек и др. Эти "хождения" особенно усилились весной и летом 1419.

В такой обстановке 30 июля 1419 началось восстание в Праге. Возмущенный народ, руководимый вождем пражского плебса Яном "Желивским", выбросил из окна ратуши членов гор. магистрата; власть в городе перешла в руки восставших. Таким образом, Г. р. д. вступило в новый период – началась вооруж. борьба. Волна нар. гнева охватывала все новые и новые р-ны. Наряду с Прагой, одним из важных центров Г. р. д. стал город Пльзень, где действовал нар. проповедник Вацлав Коранда. Однако феодалы прилагали все усилия, чтобы подавить разгоравшееся восстание. Вынужденные отступить из Пльзеня, повстанцы двинулись на Ю., отбив по пути нападение феодалов у Судомержа. В Юж. Чехии на р. Лужнице у Сезимово-Усти они усилили только что созданный укрепленный центр восставшего народа – "Табор".

В ходе первых месяцев открытой вооруж. борьбы завершилось размежевание социальных сил внутри гуситов. Гор. плебс и крестьянство выделились в революц. крыло, к-рое по имени своего гл. центра Табора получило назв. "таборитов". Большинство примкнувших к движению земанов (мелкие дворяне) и бюргеров образовали лагерь т. н. "чашников". Если табориты вдохновлялись идеалами общества, где нет эксплуатации и гнета, а отношения между людьми строятся на основе свободы и братства, то для чашников на первое место выдвигались задачи церк. реформации и создания дешевой церкви. Различный социальный состав этих лагерей делал неизбежным обострение противоречий между ними. Но в 1420 противоречия между таборитами и чашниками не могли еще дойти до полного разрыва, т. к. над Чехией нависла грозная внеш. опасность. В апр. 1420 папа римский Мартин V и герм. имп. Сигизмунд объявили крестовый поход против Чехии. Крестоносцы осадили Прагу, гл. удар они направляли на ключевую позицию вблизи города – Виткову гору. 14 июля 1420 гуситами под рук. Яна "Жижки" здесь была одержана решит. победа. Виткова гора в честь нар. полководца носит назв. – Жижков.

В 1419–21 с особой силой проявился нар. характер Г. р. д. Взгляды радикальных нар. проповедников, отвергавших собственность, требовавших социального и имуществ. равенства, отрицавших церк. иерархию и королев. власть, разделялись в это время большинством участников движения. Более того, табориты даже пытались претворить эти идеи в жизнь. Историки ЧССР назвали этот период временем "гегемонии бедноты". Однако по мере развития событий интересы шляхетско-бюргерских элементов все больше расходились с интересами нар. масс. Это нашло свое выражение и в размежевании внутри самих таборитов. 1421 явился переломной датой в истории всего Г. р. д. Умеренные табориты расправились с вождями пикартов – Быдлинским, Петром Канишем, Мартином Гуской и др. Тяжелым ударом для Г. р. д. было также убийство 9 марта 1422 Яна Желивского.

Европ. феод.-католич. реакция после поражения у Витковой горы 1-го крестового похода организовала еще неск. крестовых походов, но все они окончились провалом. 2-й крестовый поход был разгромлен под рук. Жижки (10 янв. 1422 под Немецки-Бродом), 3-й завершился позорным бегством крестоносцев из-под Тахова (осень 1422). В дальнейшем войско императора было разбито Прокопом Великим (Большим) при Усти над Лабой (16 июня 1426); потерпели поражение также 4-й и 5-й крестовые походы (4 авг. 1427 у Тахова и 14 авг. 1431 при "Домажлице"). Войско таборитов и "сирот" (так называли себя после смерти Жижки отряды, до того находившиеся под его непосредств. командованием) не только успешно отражало вторжения крестоносцев, но и громило врага на его земле. Наиболее крупными были походы таборитов в 1427–28, 1429–30. В 1433 гуситские войска вышли к берегам Балтийского м. Эти походы ды имели не только воен. значение. Они пробуждали революц. активность соседних народов.

Несмотря на воен. успехи, силы восставшей Чехии таяли. Многолетние войны, постоянные вторжения врагов и связанные с этим опустошения разрушали производит. силы. Значит. часть рядовых участников стала отходить от Г. р. д., а рыцарские и бюргерские элементы завершили предательство, на путь к-рого они вступили уже с 1421. Чашники открыто соединились с силами феод.-католич. лагеря и 30 мая 1434 в бою под Липанами нанесли поражение войску Прокопа Великого (Большого). Однако отряды таборитов под команд. гетмана Яна "Рогача" из Дубы продолжали оказывать сопротивление до 1437, но и они были уничтожены. Поражение Г. р. д. явилось тяжелым ударом для чеш. народа и означало победу феод. реакции, в первую очередь панов.

Г. р. д. – важнейший этап в истории чеш. народа в эпоху феодализма. В ходе его была предпринята решит. попытка свергнуть феод. строй. Восставший народ нанес сокрушит. удар крупнейшему феодалу Чехии – католич. церкви, задержал вторичное закрепощение. Революц. выступление чеш. народа явилось прологом к началу всемирно-ист. борьбы зарождавшейся буржуазии против феодализма – к реформации 16 в.

Лит-ра о Г. р. д. огромна. В оценке гуситских войн выявились клас. позиции разл. историков. "Скажи мне, как ты судишь о гусизме, и я скажу тебе, кто ты", – писал З. "Неедлы". Ф. "Палацкий" в 3-м т. своей "Истории Чехии" ("Dĕjiny národu českého v Čechach a v Moravĕ", 1-е изд. – на нем. яз., начало выходить в 1836) называл время гуситских войн славной эпохой, когда "чеш. народ стоял во главе всемирной истории". По широте охвата, целостности изображения, по количеству привлеченных источников работа Палацкого оказалась непревзойденной в чеш. бурж. историографии. Однако Ф. Палацкий рассматривал Г. р. д. как исключительно религ. и нац. движение. Палацкий считал, что гуситские войны "велись не за материальные, а исключительно только за духовные блага, за идеи"; причину этих войн он видел в казни Гуса и Иеронима Пражского. Палацкого пугал размах нар. борьбы; он всячески подчеркивал разрушения и опустошения гуситских войн. Взгляды Палацкого – идеолога чеш. буржуазии – в дальнейшем претерпели эволюцию, и выводы его последующих работ делались все более консервативными. Бурж. историк-позитивист В. "Томек" стремился выхолостить революц. содержание гуситского движения, представить его как чисто нац. борьбу. В изображении Томека Жижка становился "блюстителем порядка" и "защитником королев. власти" ("Dĕjepis mĕsta Prahy", de 4, Praha, 1879; "Jan Žižka", Praha, 1879 – есть рус. пер. работы). Й. "Пекарж" (и его последователи), фальсифицируя прошлое чеш. народа, пытался изобразить Г. р. д. как разбойничье движение, принесшее стране несчастья и бедствия. Пекарж называл Г. р. д. явлением чужеземным по своему происхождению, органически чуждым чеш. духу. Поражение чеш. народа у местечка Липаны Пекарж, так же как идеологи католич. реакции средневековья, рассматривал как счастливейшее событие в истории чеш. гос-ва (J. Pekař, Žižka a jého doba, dl 1–4, Praha, 1927–33).

Рус. бурж. историки-славянофилы Е. П. Новиков, А. Ф. Гильфердинг, В. А. Бильбасов, А. С. Клеванов и др. сводили характер движения к чисто религ. моментам. Они стремились доказать, что все гуситское движение в конечном счете являлось борьбой элементов православия, сохранившихся в Чехии со времени Кирилла и Мефодия и усилившихся благодаря выступлению Гуса против католич. церкви (Е. Новиков, Гус и Лютер, М., 1859; его же, Православие у чехов, М., 1848; А. Ф. Гильфердинг, Гус, его отношение к православной церкви, 1871; В. А. Бильбасов, Чех Ян Гус из Гусинца, СПБ, 1869; А. С. Клеванов, Очерк истории чеш. вероисповедного движения, т. 1, М., 1876). Эти же взгляды разделял историк-богослов акад. И. С. Пальмов ("Вопрос о чаше в гуситском движении", СПБ, 1881; "К вопросу о сношениях чехов-гуситов с вост. церковью в половине XV в.", СПБ, 1889; "Нравств. личность Иоанна Гуса", П., 1916).

В обширной бурж. лит-ре по гуситским войнам почти не было работ по социально-экономич. истории Чехии. Исключением явились труды крупного рус. бурж. историка-слависта А. Н. Ясинского ("Падение земского строя в чеш. гос-ве", Киев, 1895; "Очерки и исследования по социальной и экономич. истории в ср. века", т. 1, Юрьев, 1901; "Осн. черты развития права в Чехии", Юрьев, 1902). Хотя ист. взгляды Ясинского противоречивы, ему удалось правильно показать нек-рые тенденции агр. развития Чехии накануне гуситских войн. В частности, Ясинский показал самостоят. развитие Чехии, нанес удар концепциям "заимствования" у Запада.

Особое место в разработке истории Г. р. д. принадлежит З. Неедлы, к-рый в своих работах ("Dĕjiny předhusitského zpĕvu v čechách", Praha, 1904, "Dĕjiny husitského zpĕvu", Praha, 1913, и мн. др.) подчеркивал нар. характер движения. Марксистская концепция Г. р. д. и аргументированная критика идеалистич. построений бурж. историографии дана И. Мацеком ("Гуситское революц. движение", рус. пер. 1954, "Табор в гуситском революц. движении", т. 1–2, рус. пер. 1956–59). Мацек справедливо усматривает, что табориты являлись не только создателями революц. идеологии, но и предприняли попытку осуществить свои идеалы на практике. Мацек показал роль нар. масс и их идеологов в Г. р. д. Особое внимание Мацек уделил выяснению деятельности нар. проповедников-хилиастов, роль к-рых была искажена и фальсифицирована бурж. наукой. Именно поэтому Мацек тщательно изучил время 1420–21, когда, по его мнению, гегемония в Таборе принадлежала бедноте. Чеш. марксистская историография Г. р. д. представлена также трудами Ф. Грауса (F. Graus, Dĕjiny venkovského lídu v Čechách v dobĕ předhusltské, dl 1–2, Praha, 1953–57), И. Дурдика (J. Durdik, Husitské vojenství, Praha, 1953), M. Маховеца (M. Machovec, Husovo učení a význam v tradici české ho národa, Praha, 1953), P. Каливоды (R. Kalivoda, Husitská ideologie, Praha, 1961).

В сов. ист. лит-ре Г. р. д. посвящено большое количество статей, глав в учебниках, спец. глава "Гуситское революц. движение" в 3-томном труде "История Чехословакии" (А. И. Озолин, П. И. Резонов, Б. М. Руколь, Г. Э. Санчук). В 1955 вышла работа Б. Т. Рубцова "Гуситские войны", в 1958 – "Ян Гус".

Источн.: Лаврентий из Бржезовой, Гуситская хроника, пер. с чеш., М., 1962.

Лит.: Мацек Й., Гуситское революц. движение, пер. с чеш., М., 1954; его же, Табор в гуситском революц. движении, пер. с чеш., т. 1–2. М., 1956–59; Рубцов Б. Т., Гуситские войны, М., 1955; его же, Ян Гус, М., 1958; его же, Эволюция феод. ренты в Чехии (XIV – нач. XV вв.), М., 1958; его же, Подвиги таборитов, М., 1961; Graus F., Dějiny venkovského lidu v Čechách v době předhusitské, dl 1–2, Praha, 1953–1957; его же, Chudina mĕstská v době předhusitské, Praha, 1949; Durdik J., Husitské vojenství, Praha, 1953; Kalivoda R., Husitská ideologie, Praha, 1961; Macek J., Ktož jsú boži bojovníci, Čtĕni о Táboře v husitském revolučním hnutí, Praha, 1951; его же, Prokop Veliký, Praha, 1953; его же, Husité na Baltu a ve Velkopolsku, Praha, 1952.

Б. Т. Рубцов. Москва.



Еще в энциклопедиях