Статистика - Статей: 872588, Изданий: 948

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Гунны





ГУ́ННЫ (греч. Οὗννοι, лат. Hunni) – народ, образовавшийся во 2–4 вв. гл. обр. в результате смешения тюркоязычных "хунну", в 155–160 пришедших из Джунгарии (куда они были вытеснены из Центр. Монголии в 1 в.), и угорских племен Приуралья и Поволжья, объединившихся с пришельцами в племенной союз.

Эта точка зрения на происхождение Г. наиболее полно сформулирована К. А. Иностранцевым, к-рый предложил называть гуннами зап. ветвь, а хунну – вост. ветвь единого тюркоязычного народа. Ее разделяют сов. ученые С. В. Киселев, М. И. Артамонов, Л. Р. Кызласов, Н. Я. Мерперт, Л. Н. Гумилев, англ. – Мак-Говерн, чеш. – Е. Прицак; оспаривают: англ. ученый Э. А. Томпсон, амер. – О. Мэнчен-Хелфен, считающие Г. автохтонами Вост. Европы, т. е. уграми, и Ф. Альтхейм (ФРГ), связывающий их с хионитами, эфталитами и ху (частью "тоба"). Сов. ученый А. Н. Бернштам считал, что часть Г. пришла из Азии, часть же возникла автохтонно, а также предполагал существование среднеазиат. Г., опираясь на археол. раскопки Кенкольского могильника (ошибочность гипотезы доказана С. С. Сорокиным).

К 70-м гг. 4 в. относится начало массового продвижения Г. на З. Завоевав "аланов", Г. во главе с вождем Баламбером перешли Дон, сокрушили державу "Эрманариха" (375), подчинив б. ч. "остготов" и заставив "вестготов" в 376 отступить во Фракию (см. "Великое переселение народов"). В 377 Г. вошли в непосредств. соприкосновение с Рим. империей. Стремит. продвижение кочевников-Г., сражавшихся на конях, сокрушавших все на своем пути, производило огромное впечатление на современников. Наиболее подробно оно описано "Аммианом Марцеллином" (4 в.) и "Иорданом" (6 в.) (их соч. – осн. письм. источники для изучения истории и обществ. строя Г. в Европе). 200 лет, проведенные группой Г. в угорской среде, метисация и отрыв от культурных центров обусловили регресс и упрощение быта Г. сравнительно с оригинальной культурой азиатских хунну. Аммиан Марцеллин и Иордан сообщают, что Г. жили охотой и грабежом соседей, не строили зданий, для наконечников стрел употребляли кость вместо железа, не знали наследств. власти вождей. По-видимому, это больше относится к уграм, объединившимся вокруг хуннского ядра; памятники материальной культуры 2–5 вв., к-рые находят на терр., подвластной Г., были также делом рук местного населения (Г., несомненно, принадлежали только котлы, сходные с древнекитайскими). Потребность в охотничьих угодьях и пастбищах послужила гл. причиной вторжения Г. в Европу. Зап. Рим. империя использовала Г. как союзников в борьбе с германцами и нар. движениями (участие Г. в разгроме Алариха при Полленции в 402, Радагайса в Этрурии в 406, бургундов в 434 и др.). В 395–397 Г. опустошили Сирию, Каппадокию и Месопотамию, в 408 вторглись во Фракию, в 415 – в Иллирию, к 420 обосновались в Паннопии. Наибольшего терр. расширения и наибольшей мощи гуннский союз племен достиг под предводительством "Аттилы", племянника царя Ругилы (ум. 434). В 445 Аттила, убив соправителя Бледу, сосредоточил всю власть в своих руках; к 448 был сломлен в вост. обл. сепаратизм акациров (М. И. Артамонов считает их частью гуннского народа). Осн. терр. база Г. и ставка вождя находились в Паннонии. В 447 Г. под предводительством Аттилы совершили опустошит. поход на Вост. Рим. империю, дойдя до окрестностей Константинополя. Визант. посол Приск договорился с Аттилой о мире путем уступки Г. придунайских земель и повышения дани (к-рая уже раньше выплачивалась Византией). В 451 Аттила со всеми подвластными ему племенами вторгся в Галлию, опустошив на своем пути Мец, Страсбург, Вормс, Майнц и др. насел. пункты. Г. осадили Орлеан, но 15 июня 451 на "Каталаунских полях" они были разбиты войсками Зап. Рим. империи и ее союзников; продвижение Г. на З. было остановлено. В 452, вторгшись в Италию, Г. разгромили Аквилею. (Путь движения Г. см. на карте к ст. "Великое переселение народов", СИЭ, т. 3, к стр. 136).

Обществ. строй Г. при Аттиле во многом отличался от строя их предков в Приуралье. Растут имуществ. различия. Приск описывает ставку Аттилы как огромный дерев. дворец, он говорит о широком распространении у Г. рабства (носившего, по-видимому, патриархальный характер). Власть вождей стала наследственной. Но Г. оставались кочевниками и в европ. условиях. Их обществ. строй не вышел из стадии "военной демократии". Покоренные племена Г. облагали данью и обязывали их участвовать в воен. походах. Религия Г. заключалась в почитании небесного духа, к-рого позже (7 в.) называли Тенгри-ханом. У них были идолы (литые из серебра) Человеческих жертвоприношений (как у хунну), по-видимому, не было.

После смерти Аттилы (453) возникшие между его сыновьями споры из-за наследства послужили "гепидам" и др.-герм. племенам, покоренным Г. и входившим в гуннский союз племен, сигналом для восстания. При р. Недао (в Паннонии) Г. были разбиты, союз племен распался. Г. отступили в Причерноморье, откуда, вытесненные угорскими племенами, снова передвинулись на З., вступили в 469 во Фракию, но были разбиты и отброшены Византией. Г. исчезают как народ, хотя имя их иногда употребляется ср.-век. авторами как нарицат. для обозначения мн. кочевых племен. Остатки Г., оттесненные волжскими болгарами на С., участвовали в этногенезе чуваш. народа. В целом нашествие Г. в Европу носило разрушит., регрессивный характер. Оно нарушало хоз. жизнь земледельч. народов, задерживая их обществ. развитие.

По-видимому, особую ветвь Г. представляли дагестанские Г. В 5 в. они сначала поддерживали армян, восставших против Сасанидов, затем были наняты Сасанидами для подавления восстания в Кавк. Албании. Можно предположить, что с ними связано небольшое царство к С. от Дербента со столицей Варачан (в 7 в. стало вассалом хазар).

Лит.: Об отождествлении азиатских хунну с Г.: Иностранцев К. Α., Хунну и гунны, Л., 1926 (дается история вопроса до 1926); интерпретация событий: МсGovern W., The early empires of Central Asia. L., 1939; Гумилев Л. Н., Хунну. Срединная Азия в др. времена, М., 1960; Опровержение: Mаеnсhеn-Нeilen О., Huns and Hsiung-Nu, "Byzantion", American series 3, v. 17, 1944–1945; Thompson Ε. Α., The history of Attila and the huns, Oxford, 1948 (возражение: Гумилев Л. Н., Нек-рые вопросы истории гуннов, "ВДИ", 1960, № 4). О роли Г.: Бернштам А. Н., Очерк истории гуннов, Л., 1951 (опровержение: рец. Удальцовой З. В., "Большевик", 1952, № 11; Ρафикова А. X., "ВИ", 1952, № 5; Кызласова Л. Р. и Мерперта Н. Я., "ВДИ", 1952, № 1; обсуждение: "CA", 1953, 17); Сорокин С. С., О датировке и толковании Кенкольского могильника, КСИИМК, 1956, вып. 64; Сиротенко В. Т., Взаимоотношения гуннов и Рим. империи, "Уч. зап. Пермского гос. ун-та", 1959, т. 12, вып. 4. О Г. Вост. Европы: Артамонов М. И., История хазар, Л., 1962; Иордан, О происхождении и деяниях гетов, М., 1960 (вступ. ст. и примечания Скржинской Е. Ч.). О связях Г. с чувашами: Bartold V. V., 12 Vorlesungen über die Geschichte der Türken Mittelasiens, В., 1935; Серебренников Б. Α., Происхождение чуваш по данным языка, в сб.: О происхождении чувашского народа, Чебоксары, 1957. Постановка вопр. о Г. по-новому (неосновательно): Altheim Г., Geschichte der Hunnen, Bd 1–3, В., 1959–61 (рец. О. Мэнчен-Хелфена в "Journal of the American Oriental Society", 1959, v. 79, № 4; Mандeльштама А. М. в ж.: "Народы Азии и Африки", 1962, № 3, а также ст. Гумилева Л. Н., Эфталиты и их соседи в IV в., "ВДИ", 1959, № 1). О гуннских котлах: Τakáts Ζ., Catalaunischer Hunnenfund und seine Ostasiatischen Verbindungen, Acta Orientalia, 1955, t. 5 (другие вопр. археологии Г. находятся в стадии гипотез – Werner З., Beiträge zur Archäologie des Attila-Reiches, München, 1956). Полная библиогр. по Г.: Moravcsik Gyula, Byzantinoturcica, Berliner Byzantinische Arbeiten, Bd 11, 1958.

Л. Н. Гумилев. Ленинград.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia