Статистика - Статей: 872577, Изданий: 946

Искать в "Советская историческая энциклопедия..."

Государственные крестьяне





ГОСУДÁРСТВЕННЫЕ КРЕСТЬЯ́НЕ – особое сословие крепостной России, оформленное указами Петра I из остатков незакрепощенного земледельч. населения "черносошных крестьян" и "половников" Сев. Поморья, сибирских пашенных крестьян, "однодворцев", нерус. народностей Поволжья и Приуралья). В отличие от помещичьих и дворцовых "подданных", Г. к. жили на казенных землях и, пользуясь отведенными наделами, платили казне феод. ренту, подчинялись управлению гос. органов и считались лично свободными. По данным 1-й ревизии (1724), их насчитывалось в Европ. России и Сибири 1 049 287 душ муж. пола, т. е. 19% всего земледельч. населения страны, по 10-й ревизии (1858) –9 345 342 души муж. пола, т. е. 45,2% земледельч. населения Европ. России. Сословие Г. к. увеличивалось за счет крестьян секуляризованных церк. владений и вновь присоединенных терр. (Прибалтики, Правобережной Украини, Белоруссии, Крыма, Закавказья), укр. казаков, б. крепостных конфискованных польск. имений и т. д.

Г. к. имели право пользоваться наделом в размере 8 дес. на душу в малозем. губерниях и 15 дес. – в многоземельных. Фактически наделы были значительно меньше: к кон. 30-х гг. 19 в. – до 5 дес. на душу в 30 губ. и от 1 до 3 дес– в 13 губ.; в нач. 40-х гг. 325 тыс. душ муж. пола не имели надела. Осн. масса Г. к. вносила в казну ден. оброк; на терр. Прибалтики и губерний, присоединенных от Польши, казенные имения сдавались в аренду частным владельцам и Г. к. отбывали преим. барщину; пашенные крестьяне Сибири сначала обрабатывали казенную пашню, затем вносили продуктовый оброк, а позже – ден. ренту. В 1-й пол. 19 в. оброк Г. к. колебался от 7 р. 50 к. до 10 р. с души в год. По мере усиления эксплуатации удельных и помещичьих крестьян ден. рента Г. к. становилась относительно меньше, чем повинности др. категорий крестьян. Кроме того, Г. к. обязаны были вносить деньги на земские нужды и на мирские расходы; наряду с др. категориями крестьян платили подушную подать и отбывали натуральные повинности (дорожную, подводную, постойную и пр.). За исправное несение феод. ренты отвечали круговой порукой. Фактич. эксплуатация Г. к. была значительно выше установленных норм, т. к. осложнялась произвольными поборами чиновников и переложением большей части натуральных повинностей на гос. деревню.

Развитие торговли и пром-сти в 18 и 1-й пол. 19 вв. повлекло за собой расширение прав Г. к.: им было разрешено вести розничную и оптовую торговлю, открывать фабрики и заводы, владеть "ненаселенными" землями (т. е. без крепостных крестьян) и пр. Но одновременно, в связи с ростом помещичьего предпринимательства, дворянство систематически присваивало гос. земли и стремилось обратить свободных Г. к. в собств. крепостных (см. "Генеральное межевание"). Во 2-й пол. 18 в. пр-во роздало дворянству миллионы десятин казенной земли и сотни тысяч Г. к.; в 1-й пол. 19 в. практиковалась массовая продажа гос. имений и передача их в удельное ведомство. Не удовлетворяясь легальными пожалованиями, мн. дворяне требовали ликвидировать самое сословие Г. к., передав казенные земли с их населением в частные руки. Помимо материальных мотивов, здесь проявлялось опасение со стороны дворянства, как бы система "гос. феодализма" не поколебала устои феодализма помещичьего: крепостные крестьяне, протестуя против усиливающейся эксплуатации, непрерывно требовали уравнять их с Г. к., т. е. предоставить им личную свободу.

В результате роста малоземелья и повышения феод. повинностей в нач. 19 в. обнаружились прогрессирующее обеднение и недоимочность Г. к. Все чаще повторялись массовые волнения гос. деревни, направленные против сокращения наделов, тяжести оброков, произвола арендаторов и чиновников. Вопрос об изменении управления Г. к. вызвал многочисл. проекты как крепостнические, так и прогрессивно-буржуазные. Дворянское пр-во долгое время занимало в этом вопросе колеблющуюся позицию. Обостряющийся кризис феод.-крепостнич. строя заставил пр-во Николая I приступить к реформе управления гос. деревней с определенной целью: не только поддержать гос. финансы, подняв производит. силы гос. деревни, но и приблизить помещичьих крепостных к положению "свободных сельских обывателей". В течение 1837–41 под рук. ген. П. Д. "Киселева" было учреждено спец. мин-во гос. имуществ, со сложной иерархией бюрократич. органов (губ. пала тами, окружными начальниками и пр.). На созданную администрацию было возложено "попечительство" над Г. к. через посредство традиционной сел. общины, замкнутой в рамки волостей и сел. обществ и опекаемой правительств, чиновниками. В программу нового мин-ва входило равномерное наделение крестьян землей, преобразование подушного оброка в форму поземельно-промысловой подати, осн. на точном учете крест. доходов, постепенная ликвидация арендной системы в зап. имениях и перевод их крестьян на систему ден. оброка, упорядочение продовольств. дела, распространение агротехнич. мероприятий, создание школьной сети, организация лечебных и ветеринарных пунктов, укрепление личных прав крестьян и т. д. Одновременно в 1839–42 предполагалось регламентировать наделы и повинности помещичьих крепостных и частично подчинить их управлению Министерства государственных имуществ. Однако попытка "инвентаризировать" помещичьи имения вызвала резкий протест со стороны дворянства и закончилась полной неудачей.

Программа хоз. подъема гос. деревни также не могла быть осуществлена. Относительно прогрессивное значение имели такие меры, как ликвидация барщинных повинностей Г. к. в Литве, Белоруссии и па Правобереж. Украине, прекращение сдачи гос. имений в аренду частным владельцам и замена душевого оброка более равномерным зем.-промысловым сбором. Однако эти паллиативы не могли внести коренного изменения в положение Г. к. Малоземелье не было ликвидировано. Количество недоимок не уменьшилось, а выросло еще более; агротехнич. меры оказались недоступными для крест. массы; преподавание в деревенских школах, осуществляемое силами духовенства, было неудовлетворительно; врачебная и ветеринарная помощь оказывалась в ничтожных размерах, а главное – вся система управления на началах феод. опеки сопровождалась чудовищными насилиями и поборами. Феод. управление гос. деревней находилось в резком противоречии с экономич. процессами 40–50-х гг. 19 в., препятствовало росту крест. торговли и пром-сти, мешало развитию с. х-ва и сковывало стихийный рост производит. сил крестьянства. Результатом реформы был небывалый взрыв крест. движения, к-рое приняло особенно бурные формы в р-нах Сев. Поморья, При-уралья и Поволжья, где Г. к. жили крупными компактными массами. Непрерывные протесты против системы управления крепостнич. гос-ва наблюдались также в центр. и зап. р-нах (см. ""Картофельные бунты"", ""Холерные бунты"" и др.). После окончания Крымской войны 1853–56 обнаружилась явная тенденция к слиянию борьбы Г. к. с движением удельных и помещичьих крепостных. В свою очередь, дворянство, встревоженное планами пр-ва, с одной стороны, и нарастающим крест. движением – с другой, негодовало против реформы Киселева и требовало ликвидации системы "попечительства". В 1857 Александр II, назначив новым министром реакционера M. H. Муравьева, одобрил проект контрреформы – приближения Г. к. к положению "удельных крестьян".

Революц. ситуация 1859–61 заставила пр-во отменить крепостное право. При этом на б. помещичьих и удельных крестьян были распространены личные права Г. к. и формы их "самоуправления", установленные законами 1838–41. Г. к. в 1866 были подчинены общей системе сел. управления и признаны "крестьянами-собственниками", хотя продолжали платить оброчную подать. Права полной, собственности на землю Г. к. получили по закону 1886 об обязат. выкупе зем. наделов, причем размеры наделов Г. к. оказались больше, а выкупные платежи меньше, чем у помещичьих крестьян. Г. к. Сибири и Закавказья остались в прежнем положении держателей казенной земли, поскольку на них не были распространены законы 1866 и 1886.

Лит.: Дружинин H. M., Гос. крестьяне и реформа П. Д. Киселева, т. 1–2, М.–Л., 1946–58; Семевский В. И., Крестьяне в царствование Екатерины II, т. 1–2, СПБ, 1881–1901; Ходский Л. В., Земля и земледелец. Экономич. и статистич. исследование, т. 2, СПБ, 1891.

Н. М. Дружинин. Москва.



Еще в энциклопедиях


В интернет-магазине DirectMedia